Коряки // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

КОРЯКИ (единого самоназвания нет; групповые самоназвания: чавчыв, чавчу — «оленевод», «богатый оленями»; нымылгын — «местный житель», «поселянин»; нымылгаремку, рэмку чавчыв — «кочующий житель» и другие). Проживают в Корякском автономном округе Камчатской области, а также в Чукотском автономном округе и Северо-Эвенкийском районе Магаданской области. Численность в Камчатской и Магадан­ской областях (тыс. человек): 1939 - 7,3; 1959 - 6,0; 1970 -7,2, 1979 - 7,1; 1989 - 8,2; 2002 - 8,2. 

Коряки, как и другие палеоазиатские народы Северо-Восточной Сиби­ри, относятся к материковой группе популяций арктической расы монголоидов.

Корякский язык

Корякский язык входит в чукотско-камчатскую группу палеоазиатских языков, наиболее близок чукотскому языку, что объясняется общностью языкового субстрата, из которого в различное время обособлялись языки современных народов Северо-Восточной Сибири. Вначале это был ительменский язык, длитель­ное время развивавшийся автономно, а затем чукотский и корякский языки, которые сосуществовали в условиях достаточ­но активных контактов между этими народами. Культурно-хозяйственное разнообразие коряков отразилось в диалектах, названия которых со­ответствуют выделяемым группировкам: чавчувенский, каменский, апукинский, паренский, итканский, олюторский, карагинский, паланский, керекский. В связи с мнением о возможности наделения алюторцев и кереков статусом самостоятельной этнической общности их диалекты также получают статус самостоятельных языков.

Хозяйство

В культурно-хозяйственном отношении коряки делятся на 2 группы. Оленеводы (чавчувены), монолитные в культурном плане, представлены несколькими территориальными группами, которые кочева­ли в материковых тундрах от Камчатского перешейка, до верховьев левых притоков Колымы. Береговые коряки (нымыланы), более разнообразные в культурно-хозяйственном отношении, иногда обозначаются как этнотерриториальные группы: каменцы, паренцы, иткинцы (побережье Пенжинской губы Охотского моря), апукинцы (Берингоморское побережье Камчатки, на север от бассейна реки Пахачи). Далее к северу — кереки (в настоящее время учитываются как самостоятельный на­род численностью около 100 человек). На юге, по восточному побережью Камчатки, живут карагинцы, а параллельно им, на западном побережье, расселяются паланцы. Сложнее определя­ется культурно-хозяйственный статус алюторцев, которые расселены на восточном побережье от залива Корфа к югу и имеют поселения на Охотском побережье. В их хозяйстве сочетаются олене­водство, рыболовство и охота. Сейчас алюторцев выделяют в самостоятельный народ. Различия между перечисленными группами фиксируются в языке на уровне диалектов, а в культуре — в соотношении основных видов хозяйственной деятельности (например, у паданцев преобладает рыболовство, а у каменцев — охота на морского зверя).

История

История коряков связывается с автохтонной основой фор­мирования их культуры. В бассейне Охотского моря архе­ологами выявлены памятники так называемой охотской культуры (I тыс. н. э., культура морских зверобоев, рыболовов и охотников на дикого оленя), в которой прослеживаются черты корякские культурные традиции, в относительной хронологической непрерывности сохранившейся вплоть до древнекорякских поселений XVI—XVII вв. Основу охотской культуры составили внутриконтинентальные неолитные традиции (Прибай­калье) и юго-восточные компоненты (Приамурье). Наиболее тесно коряки взаимодействовали с ительменами, что фикси­руется практически во всех сферах культуры. С XVII в. наиболее значимым фактором, определяющим облик корякской культуры, становятся корякско-русские связи. Непосредственные контакты с русскими изменили их хозяйство и быт, прежде всего береговых коряков. Оленные коряки в большей степени сохранили особенности своей культуры. Таким образом, на облик этнической культуры коряков оказали влияние как общерегиональные факторы формирования палеоазиатских народов, так и этнокультурные связи с соседями.

Ко времени знакомства с русскими у коряков отсутствова­ла родовая организация. Поселения оседлых коряков уже в XVII в. формировались как территориально-общинные объединения, не об­ладавшие экзогамными признаками. В конце XIX в. в области производства и распределения сохранялись черты первобытного коллективизма. У паренцев, итканцев, каменцев существовали особые коллективы — «байдарные объединения», где на время морского зверобойного промыс­ла объединялись орудия труда и рабочая сила. «Байдарные объединения» организовывались на основе родственного прин­ципа. Они не только выполняли производственные функ­ции, но представляли собой устойчивые социальные структуры, внутренняя жизнь которых регламентировалась нормами обыч­ного права, традициями и обрядами. При распределении добычи промысла не существовало единых правил. На­иболее ярко выраженная форма уравнительного распределения имела место при охоте на кита. Добытый кит становился достоянием всех жителей поселка. В летнее время груп­пы родственников объединялись для совместного лова ры­бы. Добычу делили поровну. Производственная и общественная жизнь оленных коряков сосредоточивалась в стойбище, где вокруг хозяйства крупного оленевода обычно группировалось несколько более мелких. Обитатели стойбища были связаны отношениями родства и свойства. Население стойбища достигало иногда 50—70 человек. Главой, т. е. распоряди­телем хозяйственной жизни стойбища считался владелец большей части стада. Несколько стойбищ, кочующих на определенной тер­ритории, объединялись в группы, связанные кровными, брачными узами или экономическими отношениями и возглавляе­мые старостами. Формы собственности — общинная на пастбища и частная на оленьи стада. Оленеводческое хозяйство чавчувенов до его изменения в советский период оставалось патриархально-натуральным с заметными чертами первобытно-общинных отношений.

Мировоззрение

Традиционное мировоззрение связано с анимизмом. Коряки одушевляли весь окружающий мир: горы, камни, растения, море, небесные светила. Вселенная представлялась в виде 5 миров: земли, населенной людьми, 2 миров над ней и 2 подземных. Верхний мир — обиталище Верховного су­щества, которое отождествлялось с солнцем, рассветом, природой, вселенной. Верхний из подземных миров пред­ставлялся населенными злыми духами, а нижний — обите­лью теней мертвых. Миры, составляющие вселенную, взаимопроницаемы. Существовал профессиональный и семейный шаманизм. Специальные шаманские одежды у коряков не было. Распространено поклонение священным местам — аппапелям (сопкам, мысам, утесам). Практикуются жертво­приношения собак и оленей. Бытуют культовые пред­меты — аняпели (особые камни для гадания, священ­ные доски в виде антропоморфических фигурок для добывания огня трением, амулеты, символизирующие тотемистических предков, и прочее).

Семья

Основной экономической единицей всех групп коряков в XIX — начале XX в. была большая патриархальная семья. Известно мно­гоженство, хотя в конце XIX в. оно не имело широкого распространения. Браки заключались внутри одной локальной группы. Брачная система коряков исключала кузенов, в случае патрилокального брака практиковалась отработ­ка за жену. Соблюдались обычаи левирата и сорората. Существовало строгое половое разделение труда.

Культура коряков

Этническая культура коряков представлена 2 хозяйственно-культурными типами. Основу экономики коряков-чавчувенов составляет оленеводство, которое дополняется охотой и рыболовст­вом. Оседлые коряки занимались рыболовством, морской и сухопутной охотой, но для различных территориальных групп оседлых коряков значимость данных видов хозяйства была неодинакова. У алюторцев оленеводство сочетается с дополнительным промысловым комплексом. Оленеводство коряков-чавчувенов является крупностадным и по организации и продуктивной направ­ленности соответствует самодийскому. Региональные отличия состоят в менее протяженных маршрутах сезонных пере­кочевок, летнем выпасе в горах и разделении стойби­ща, отсутствии пастушеской собаки. Для алюторцев характерны меньшее количество оленей в хозяйстве и коопера­ция малооленных хозяйств, больший удельный вес промыслов. У коряков-оленеводов существовал высокоспециализированный олений транспорт. Основу хозяйства оседлых коряков составляли рыбо­ловство (карагинцы, алюторцы, паланцы), морской зверо­бойный промысел (пенжинцы, апукинцы). В начале XX в. охотой на морских животных занимались 63% хозяйств коряков. Пушная охота до прихода русских большого значения не имела, коряки охотились на медведя, горного барана, ди­кого оленя. Особенностями культуры оседлых коряков были упряжное собаководство и более разнообразные средс­тва передвижения по воде, имеющие много общего с чукотскими и эскимосскими.

Промысел

Специфика промысла определяла характер расселения. Единственным типом поселения у оленеводов было стойбище, состоящее из нескольких жилищ-яранг. Яранга представляла собой каркасный остов из жердей, который обтягивался по­крышкой, сшитой из оленьих шкур со стриженым мехом мездрой внутрь. В диаметре яранга имела около 10 м, в высоту — 4 м. Внутри яранги к стенам крепили меховые спальные по­логи, каждый на одну семью. В отдельных пологах жили взрос­лые неженатые мужчины и незамужние женщины. Количество обитателей одной яранги в конце XIX — начале XX в. достигало 25 человек. Хозяйственных построек у чавчувенов не было. У оседлых коряков преобладающей формой жилища была полуземлянка с оригинальным воронкообразным сооружением на крыше. Стены делались из деревянных плах. В центре жилища находился очаг. Входили в землянку зимой че­рез дымовое отверстие, летом — через специальный пристраи­ваемый коридор с плоской крышей. Спали оседлые коряки, как и оленеводы, в меховых пологах. Большинство селе­ний оседлых коряков размещалось в устьях рек, на берегу моря, в них жили зимой и летом. У паланцев имелись зимние поселки вдали от мест промысла, летом они пе­реселялись на побережье в летние жилища. Поселения различались по числу жителей: поселки паланцев на­считывали 200 человек и более. Большинство поселков апукинцев состояло из 1 полуземлянки. Своеобразный вид поселкам оседлых коряков придавали хозяйственные постройки — ба­лаганы, крытые сухой травой. Под влиянием русских у отдельных групп коряков уже в середине XVIII в. стали появляться срубные жилища.

Одежда

Традиционная зимняя одежда состояла из меховой рубахи-кух­лянки, штанов и капора. Зимняя одежда двойная: нижняя — мехом к телу, верхняя — мехом наружу. Большинство кухлянок с капюшоном, штаны в длину достигали щи­колоток. Мужская зимняя обувь с длинным и коротким голенищем шилась из оленьих камусов мехом наружу. Подошвы обычно делали из лахтачьей шкуры. Внутрь обуви вкладывали меховые чулки-чижи. В дорогу поверх кухлянки надевали камлейку — широкую рубаху из ровдуги или материи. Женская зимняя обувь отличалась высокими голенищами. В комплект женской зимней одеж­ды входили также комбинезон (керкер), меховая рубаха (гагагля), капюшон которой заменял головной убор. Детской одеждой служил комбинезон. Летняя одежда коряков име­ла тот же покрой, что и зимняя, но изготовлялась из более легких материалов — ровдуги, оленьих шкур со стриженым мехом, собачьих шкур, покупных тканей и всегда была одинарной. Особой промысловой одежды у коряков не существовало, для нее лишь предпочитали собачьи шкуры или ровдугу. Отличительными особенностями ритуальной одежды (погребальной и танцевальной) были богатый и характерный орнамент, а также цвет меха.

Традиционная корякская одежда украшалась орнаментом и подвесками. Украшениями служили браслеты, серьги, подвески, которые делались из старых медных и серебряных вещей. Многие украшения играли роль амулетов. Магическое значение имели прически и женская татуировка. Мужчины состригали волосы, оставляя лишь кружок на макушке или узкий ободок вокруг головы. Женщины расчесы­вали волосы на прямой пробор и заплетали в 2 тугие косы, которые украшали ниткой бисера.

Пища коряков

Основная пища оленеводов — оленье мясо, в основном в варе­ном виде. Сырыми съедались почки, мозг, хрящи. Из крови и содержимого желудка варили похлебку. Вяле­ное мясо шло на приготовление ритуальные блюда — толкуши (мясо растирали пестиком, добавляя коренья, жир и ягоды). Замороженным мясом питались в дороге. Копыта квасили в крови, молодые отростки рогов ели варены­ми. В качестве подспорья к мясной пище заготавливали юколу, летом разнообразили рацион свежей рыбой. Ры­ба, мясо и жир морских животных составляли основную пищу оседлых коряков. Большая часть рыбы потреблялась в виде юколы из лососевых.

Мясо морских животных варили или замораживали. Ценился жир морских животных, его ели сырым или топ­леным с мясом либо юколой. Повсеместно употребля­лись продукты собирательства: съедобные растения, ягоды, орехи. В качестве возбуждающего и опьяняющего средст­ва использовался мухомор. С конца XIX в. все большее распространение стали получать покупные продукты: мука, крупы, чай, сахар, табак.

Декоративно-прикладное искусство коряков

Народное декоративно-прикладное искусство коряков представлено художественной обработкой мягких материалов (женское занятие) и изготовлением изделий из камня, кости, дерева и ме­талла (муж.). Корякские мастерицы — виртуозы северной меховой мозаики, искусно подбирающие сочетания светлых и темных тонов меха. Меховые мозаичные полосы нашиваются на подолы кухлянок в виде широкой каймы (опуван). Орнамент преимущественно геометрический, реже — растительный. Часто вышиваются реалистичные фигурки зверей, сцен­ки из их жизни. В вышивке преобладает техника глади. Особенно богато орнаментировались спинки гагаглей. Особая область женского искусства коряков — художественное оформление меховых ковров. Техника исполнения их декора — стачи­вание кусочков светлого и темного меха, применялась также вышивка цветными нитками по меху.

В резьбе по дереву мужчины-резчики использова­ли орнамент сложной формы, характерный также для древних палеоазиатов: завитки, парные спирали на ножке («рога барана»). Из моржового клыка и рога вырезались миниатюрные фигурки людей и животных, изготавлива­лись костяные серьги, ожерелья, табакерки, курительные трубки, украшенные гравированным орнаментом и рисунками. Большим искусством изготовления изделий из металла отличались паренские кузнецы.

[caption id="attachment_18921" align="aligncenter" width="188"] Корякские доспехи[/caption]

Праздники

Традиционные праздники коряков сезонные. У оленеводов вес­ной, когда после отела стадо подгоняют к стойбищу, отмечался праздник рогов (кильвей), осенью — праз­дник забоя оленей. У приморских охотников перед нача­лом весеннего морского промысла устраивали праздник спуска байдары, по окончании осеннего сезона (в ноябре) — празд­ник нерпы — хололо (оло-ло). Существовали праздни­ки «первой рыбы», «первой нерпы». И у береговых, и у оленных коряков устраивались особые религиозные церемонии по случаю добычи на охоте медведя, барана и прочих. В семьях, где рождались близнецы, устраивался особый «волчий праздник», т. к. близнецы считались родствен­никами волков. На праздниках исполнялись обрядовые пляски, представляющие натуралистичное подражание движениям животных и птиц: тюленей, медведей, оле­ней, воронов. Традиционный танец млавытын сопровождался характерным гортанным хриплым пением. На праздниках устраивались игры и соревнования (борьба, состязания в беге, гонки на оленях или на собаках, подбрасывание на шкуре лахтака). Из музыкальных инструментов наряду с узкоободным бубном распространен варган (так называемый зубной бубен в виде костяной или железной пластинки). В последние де­сятилетия успешно развивается профессиональная культура, главным образом в области хореографии (национальный танцевальный ансамбль «Мэнго») и изобразительного искусства. В Корякском автономном округе созда­ны объединения художников-любителей и литераторов. Особой известностью пользуются художник Кирилл Кильпалин и писатель Коянто (В.В. Косыгин).

Лит.: Народы Сибири, М.; Л., 1956; Антропова В.В. Куль­тура и быт коряков. Л., 1971; Она же. История и культура ко­ряков. СПб., 1993; Леонтьев В.В. Этнография и фольклор кереков. М., 1983.

Численность коряков в населённых пунктах (2002 г.)

Камчатский край:

пгт Палана 1212

село Тымлат 706

село Манилы 565

село Седанка 446

село Лесная 384

село Вывенка 362

пгт Оссора 351

село Тиличики 329

село Карага 289

село Слаутное 254

село Таловка 254

город Петропавловск-Камчатский 245

село Тигиль 203

село Хаилино 201

село Воямполка 163

село Ивашка 162

село Хайрюзово 102

Магаданская область:

село Верхний Парень 262

пгт Эвенск 234

село Тополовка 160

Читайте также:

АЛЮТОРСКИЙ ЯЗЫК

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ КРАЙ

КАМЧАТСКАЯ ОБЛАСТЬ 

КАМЧАТСКИЙ ОКРУГ

НАЦИОНАЛЬНЫЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ

ПРАВОСЛАВНЫЕ МИССИИ В СИБИРИ И МИССИОНЕРСТВО 

ПРИСОЕДИНЕНИЕ СИБИРИ К РОССИИ

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 января 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири