История. Охрана объектов историко-культурного наследия Приангарья // «Современная история Иркутской области: 1992-2012» Т. 2 (2012)

Вы здесь

Байкальский регион издавна был местом формирования и развития межнациональных и межгосударственных миграцион­ных, экономических и культурных связей. Древнейшее прошлое края представлено крупнейшими палеолитическими стоянками Мальта, Буреть, неолитическими захоронениями глазковской и китойской культуры, наскальными рисунками в Качугском рай­оне (Шишкинские писаницы). Так, Глазковский некрополь, от­крытый в Иркутске еще в 1887 г., является одним из древнейших и обширных по занимаемой площади могильников на территории Северной Азии.

На самобытность и уникальность культурного наследия Ир­кутска наложила отпечаток его роль форпоста на востоке России. Этот город с самого своего основания был истинно российским, хотя близость к Китаю и монгольским степям всегда придавала ему своеобразие и особый колорит. Со временем Иркутск превра­тился в крупнейший административный, экономический и духов­но-культурный центр обширной территории от Енисея до берегов Тихого океана. Более того, он стал основной базой продвижения россиян к территориям Русской Америки.

Многообразие историко-культурных памятников региона, близость его к всемирно известному озеру Байкал делают Ир­кутск заметным центром туризма, в том числе международного. «Паломничество на Байкал со всего света, - отмечал В. Г. Распу­тин, - паломничество, то ослабевающее во дни российских не­урядиц, то снова усиливающееся, идет через Иркутск. Он неволь­но является предуготовителем главного события накануне встре­чи с Байкалом, роли которого должен соответствовать, и он же принимает остывающие впечатления, которых нельзя испортить. Красота и дух Байкала должны достойно перетечь в красоту и дух Иркутска» [4, с. 543].

Иркутская область, и прежде всего г. Иркутск, обладают уникальным историко-культурным наследием, имеющим не только региональное и всероссийское, но и мировое значение. Наследие это включает в себя памятники археологии, истории и архитектуры, исторически сложившуюся планировочную струк­туру поселений, историко-культурные ландшафты. Сохранив­шаяся овеществленная память является основой для возрождения исторических традиций, патриотизма и духовности в регионе, особенно среди молодежи. Актуальность сохранения и ком­плексной реконструкции историко-культурного наследия особен­но возросла в настоящее время, когда этот ресурс приобрел эко­номический интерес.

Всего на территории региона насчитывается более 8 тыс. памятников. Среди них 3 924 объекта археологии и 4 496 объек­тов архитектуры и истории. Девять поселений области отнесены к категории исторических городов и мест Российской Федерации, в том числе города Иркутск, Нижнеудинск, Киренск, Усолье-Сибирское, села Александровское, Бельск, Верхоленск, Урик и Усть-Куда [6, с. 64].

По данным ГИВЦ Минкультуры РФ, по количеству объек­тов культурного наследия Иркутская область занимает одно из первых мест по Сибири и Дальнему Востоку. В ней насчитывает­ся около 37 % от всех памятников Восточной Сибири, или 2,2 % всего наследия России [2, с. 1 10-126]. Обобщенные данные о ко­личестве объектов культурного наследия (памятников архитекту­ры и истории) на 2010 г. приведены в табл. 2.

Таблица 2

Объекты культурного наследия Иркутской области

Наименова­ние

Объекты культурного насле­дия, состоящие под государ­ственной охраной

Выявленные объекты культурного наследия

Общее количе­ство объектов культурного наследия

г. Иркутск

500

(из них 64 - федераль­ного значения)

627

1 127

Районы    об­ласти

86

(из них 17 - федераль­ного значения)

3 283

3 369

Всего по области

586

(из них 81 — федераль­ного значения)

3 910

4 496

 

Не менее значительно археологическое наследие региона, представленное крупными стоянками, могильными комплексами, писаницами, культурным слоем исторических поселений (см. табл. 3).

Таблица 3

Объекты археологического наследия Иркутской области

Объекты культурного наследия, состоящие под государственной охраной федерального значения

Объекты культурного наследия, состоящие под государственной охраной регионально­го значения

Выявленные объ­екты культурного наследия

Общее количе­ство объектов культурного наследия

118

354

3 452

3 924

 

В соответствии с Законом РСФСР «Об охране и использова­нии памятников истории и культуры» 1978 г. на территории ре­гиона началась работа по выявлению и составлению максимально полного реестра памятников истории и культуры. Для выполне­ния этой задачи при управлении культуры Иркутского облиспол­кома была создана производственная группа по охране и рестав­рации памятников истории и культуры в составе трех человек. Спустя десятилетие на ее базе был учрежден Центр по сохране­нию историко-культурного наследия (ЦСН). Это было первое в России учреждение подобного типа. В 1990 г., используя иркут­ский опыт, Министерство культуры разработало типовое «Поло­жение о научно-производственных центрах», согласно которому была проведена реорганизация органов охраны памятников исто­рии и культуры. Основной задачей ЦСН в это время стало осуществление государственного управления и контроля в области со­хранения, реставрации и использования памятников истории и культуры Иркутской области путем осуществления координаци­онных, научных, проектно-производственных и других меро­приятий [1, с. 543].

Появление этих структур позволило скоординировать работу по выявлению и учету памятников и их паспортизации на всей территории области. Для проведения масштабной работы по под­готовке Свода памятников Иркутской области были организова­ны на хоздоговорной основе группы и лаборатории по паспорти­зации памятников архитектуры, истории и археологии, в составе которых принимали участие специалисты из политехнического института и государственного университета, активисты регио­нального отделения ВООПИК. До начала 1990-х гг. проводились экспедиционные работы во всех районах области. В результате были подготовлены каталоги и списки памятников, составлены схематические опорные планы и карты.

В 1988 г. по итогам многолетней работы по паспортизации историко-культурного наследия был составлен «Сводный список памятников истории и культуры г. Иркутска», включивший 976 позиций (1 358 объектов). В 1992-1994 гг. в области была прове­дена инвентаризация памятников истории и культуры в рамках правительственной программы. В результате был сформирован «Список вновь выявленных памятников истории и культуры г. Иркутска, 1994 г.», включивший 1 175 позиций. Как видим, основную часть списков составили выявленные объекты. На их долю приходится до 60 % всех памятников г. Иркутска. Еще бо­лее сложная ситуация в области. Здесь только 2 % памятников находятся на государственной охране.

В соответствии с законодательством все выявленные объек­ты должны были пройти государственную экспертизу, чтобы окончательно решить, какие из них следует перевести на госу­дарственную охрану. Однако все 1990-е гг. проводилась работа только по расширению списка. На уточнение и научное изучение памятников, как правило, не хватало средств и административ­ных ресурсов. В результате до сих пор в отношении большинства выявленных объектов архитектуры и истории не решены вопросы разграничения по собственности, не определены земельные уча­стки и охранные зоны, да и поскольку мониторинг практически не велся, неизвестно, сколько их вообще сохранилось в регионе.

Единственный раз, в 1999 г., по распоряжению губернатора Иркутской области в связи с разграничением собственности была проведена инвентаризация недвижимых памятников истории и культуры в Иркутске. В ходе инвентаризации были уточнены ад­реса, в отдельных случаях- состав и наименования объектов, устранены некоторые несоответствия и повторы, имеющиеся в предыдущих списках. По итогам инвентаризации были сформированы: «Сводный список вновь выявленных объектов г. Иркут­ска, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность - 2000 г.» (далее СВВО-2000) и «Список памятников истории и культуры г. Иркутска, подлежа­щих государственной охране - 2000 г.» (далее СГО-2000). Список СВВО-2000 включил 830 позиций; список СГО-2000 - 501 пози­цию, и только 20 объектов культурного наследия регионального значения были рекомендованы к исключению из числа памятни­ков. Эти списки явились основой всей работы по сохранению ре­гионального историко-культурного наследия.

В дальнейшем работа по определению историко-культурной ценности выявленных объектов проводилась только по заявлени­ям собственников исторической недвижимости. Так, за период с 2000 по 2008 г. из списка «СВВО-2000» было исключено всего 232 объекта культурного наследия. В основном это касалось уже несуществующих построек либо ошибочно внесенных в список (были и такие), а также входящих в усадебные комплексы средовых сооружений (амбаров, флигелей, хозяйственных построек), утративших историческую и культурную ценность.

Как видно из приведенных выше таблиц, третья часть всего историко-культурного наследия региона находится в областном центре. Если же говорить о памятниках, стоящих на государст­венной охране, то здесь их будет уже подавляющее большинство (85 %). Данные об объектах культурного наследия Иркутска на начало 2010 г. приведены в табл. 4.

Таблица 4

Объекты культурного наследия г. Иркутска

Объекты культурного насле­дия, состоящие под государ­ственной охраной

Выявленные объекты культурного наследия

Общее кол-во объектов культурного наследия

500

(в том числе 65 объек­тов федерального значе­ния)

628

1 128

 
 

Иркутск отличается самобытностью своей архитектуры, сре­ди которой преобладает деревянное зодчество. Неслучайно еще в 1970 г. он был признан историческим городом, имеющим ценные градостроительные ансамбли и комплексы, природные ландшаф­ты и древний культурный слой. Статус Иркутска как исторического города неоднократно подтверждался в дальнейшем [3, с. 16].

В центральной части города сохранились старинные улицы, площади и кварталы деревянной застройки. Историческая часть города занимает около 5 % от площади застроенной городской территории и является единственной в Сибири сохранившей в полном объеме свою планировочную структуру. По степени на­сыщенности усадебной застройки еще в 1970-х гг. в городе были определены как заповедные две зоны («Декабристы в Иркутске» и «Желябовский комплекс») и пять улиц с каменной и деревян­ной застройкой (К. Маркса, Ленина, Урицкого, Грязнова, Б. Хмельницкого). На них сосредоточено 198 объектов культур­ного наследия, в том числе до трети всех памятников федераль­ного значения, столько же регионального значения и всего 8 % вновь выявленных памятников. Эти заповедные улицы и зоны располагают уникальными и разнообразными памятниками, что делает их весьма перспективными в деле развития туризма.

Уникальна не имеющая аналогов по количеству, составу, конструктивным и стилистическим характеристикам деревянная застройка, определившая облик и своеобразие исторического Ир­кутска. В городе более 600 памятников деревянной архитектуры. Еще около 100 построек относятся к смешанному типу (дерево - камень). «Дерево, - по словам В. Г. Распутина, - недолговечно, но оно имеет редкую способность продлевать нашу память до таких глубин и событий, свидетелями которых мы не могли быть. Лучше сказать: это способность передавать нам память предков. Камень более недвижен и холоден, дерево податливо и ответно чувству» [4, с. 240].

Массовое деревянное строительство Иркутска во второй по­ловине XIX в. вызвало к жизни целый ряд планировочных и де­коративных приемов жилого дома, разнообразие которых было обусловлено различным материальным уровнем, вкусом и обще­ственным положением заказчиков. Особое внимание уделялось уличным фасадам, призванным быть воплощением приличия и достатка. Декоративное убранство строений выражалось прежде всего в оформлении оконных проемов. Разнообразием декора на­личников Иркутск выделялся из всех сибирских городов. Особую славу деревянному декору города создавали барочные наличники с волютами, превращавшие плавные и простые формы прорезки в сложный и прихотливый узор растительного орнамента. В дере­вянных кружевах города чувствуются душа мастера, его мастер­ство и эстетический идеал. Кружева эти созданы, по словам В. Г. Распутина, «на радость людям, до сих пор, несмотря на пол­ный век свой, они эту радость и приносят» [4, с. 234]. Иркутская деревянная жилая застройка, исключительно многообразная и самобытная, представляет собой большую историко­-архитектурную ценность. Основные ее приемы и элементы вос­ходят к северорусским традициям деревянного зодчества, но в деревянном декоре Иркутска сквозит и причудливый восточный колорит, привнесенный близостью Китая и монгольских степей.

Казалось бы, уникальность наследия должна была стать ос­новой для наиболее полного сохранения культурного потенциала в условиях дальнейшего развития города. Этого, к сожалению, не произошло. Исторический центр Иркутска, чудом сохранивший­ся в годы активных социалистических реконструкций, к концу XX в. начал стремительно деградировать и ветшать. Сегодня большая часть жилого и нежилого фонда исторической застройки находится в неудовлетворительном состоянии. На состояние де­ревянной исторической недвижимости влияют физический износ материалов, связанный с «возрастом» памятников и неправиль­ной их эксплуатацией, загрязнение земли и атмосферы, вибрация, подтопление, несоответствующее функциональное использова­ние, слабая адаптированность к современным условиям эксплуа­тации. Природно-климатические условия эксплуатации и просто неправильная эксплуатация вызывают преждевременное старение материалов, утрату их несущей способности и архитектурного облика, разрушение основных конструкций. Причинами неудовлетворительного состояния большинства памятников деревянно­го зодчества в Иркутске стало не только их большое количество и техническое состояние, но и бездействие властей всех уровней в 1990-х гг. Например, именно в эти годы власти Томской области и города определили список памятников муниципального значе­ния, учредили управляющую компанию «Томск исторический», разработали программу сохранения деревянного зодчества и смогли произвести комплексную реставрацию нескольких исто­рических улиц города.

В Иркутске, к сожалению, подобного взаимодействия регио­нальных и городских властей в деле сохранения памятников не произошло, хотя и были для этого возможности и серьезные ос­нования. Еще в 1997 г. исторический центр Иркутска привлек внимание специалистов и экспертов ЮНЕСКО. Он был включен в «Список 100 объектов, находящихся в наибольшей опасности», и с целью привлечения внимания российской и мировой общественности был рекомендован в «Предварительный список всемир­ного наследия по Российской Федерации» как уникальный градо­строительный комплекс памятников археологии, истории, архи­тектуры деревянного и каменного зодчества. Составление подоб­ного «Списка» являлось частью программы «Всемирное наблю­дение за памятниками». Наследие города характеризовалось в документе следующим образом: «Живописные деревянные дома Иркутска сильно выделяются на фоне зачастую серого сибирско­го пейзажа. Большинство из до сих пор сохранившихся строе­ний - это двухэтажные дома с замысловатыми фасадами и время от времени встречающимися балкончиками... Деревянный центр испытывает все воздействия центрального города и является ми­шенью для развития недвижимости, и постепенно деревянные дома сносятся, и на их смену встают простые бетонные сооруже­ния. В городе еще остались искусные ремесленники, и несколько домов уже было отреставрировано...». К этому же времени отно­сится рекомендация НИИ наследия им. Д. С. Лихачева превра­тить центральную часть города в историко-культурный заповед­ник. В 2001 г. Иркутск и область вступили в состав членов Рос­сийского союза исторических городов и регионов [3, с. 16-17]. Тогда же в соответствии с контрактом между московским бюро ЮНЕСКО и специально созданной научно-производственной компанией «Три века» были разработаны предложения к страте­гии сохранения и развития исторического центра Иркутска. Вре­менный творческий коллектив, созданный для разработки проек­та, включал известных архитекторов, искусствоведов, транспорт­ных инженеров, экономистов из администрации города, ЦСН, Иркутского технического университета и ряда проектных инсти­тутов. Итоговый отчет был подготовлен к 340-легию Иркутска и получил высокую оценку европейских специалистов из штаб-квартиры ЮНЕСКО в Париже. В 1998 г. было принято решение о создании муниципального учреждения «Дом Европы», целью ко­торого было содействие установлению, развитию и укреплению международных связей между г. Иркутском и странами Европы, в первую очередь в деле сохранения и приведения в порядок ис­торического наследия. Это было единственное подобное учреж­дение за Уралом. По инициативе французской ассоциации сохра­нения мировых памятников для размещения «Дома Европы» был предложен один из ярчайших памятников деревянного зодчест­ва – Дом купцов Шастиных, более известный под названием «Кружевной дом». Со временем вокруг него был создан целый комплекс из нескольких отреставрированных деревянных особ­няков. К сожалению, уже в начале 2000-х гг. из-за экономических сложностей и отсутствия поддержки городской власти диалог с европейскими фондами и специалистами постепенно прекратил­ся. Вхождение в список ЮНЕСКО требовало значительных га­рантий и усилий от администрации города, к чему ни она, ни об­ластные власти оказались совершенно не готовы. Дальнейшая проработка вопросов сохранения наследия в начале 2000 г. почти остановилась, а комплекс «Дома Европы» со временем превра­тился в банальный центр приемов зарубежных делегаций с залом заседаний, гостиницей и кафе. Лишь в последние годы в него включили после реставрации два деревянных особняка, в кото­рых разместились филиалы Музея истории г. Иркутска: Музей городского быта и Музей чая.

Деградация деревянного центра впрямую отражается на внешнем виде города, качестве и условиях его жизнедеятельно­сти, потере имиджа и утрате традиций столичного центра среди других городов Сибири. Все это Иркутск уже в полной мере ощу­тил. Восстановление исторического наследия должно стать од­ним из приоритетов стратегии развития областного центра. Но никакой бюджет не в состоянии восстановить в обозримое время такое количество памятников архитектуры. Разработчики Проек­та охранных зон г. Иркутска подсчитали, что на то количество, которое они рекомендуют оставить в реестре (ок. 800 объектов), необходимо не менее 20 млрд руб. Это в ценах 2006 г. без учета стоимости расселения и подключения к сетям. То есть реальная цифра раза в два больше.

Реставрационно-ремонтные мероприятия с приспособлением зданий для современного использования ведутся только по отно­шению к единичным объектам, представляющим значительную историко-культурную ценность. Основная масса объектов дере­вянного зодчества еще только ждет проведения ремонтных и противоаварийных работ в целях улучшения их внешнего облика и предотвращения разрушения. В неудовлетворительном состоя­нии в 2009 г. в Иркутске находилось 224 объекта, в том числе 89 – в аварийном и руинированном, утрачено и демонтировано 28, в стадии реставрации – 18, еще 15 объектов демонтировано для переноса и восстановления на новом месте.

Проблема сохранения деревянного наследия впрямую связа­на с несовершенством правовой базы. В соответствии со ст. 48 ФЗ № 73 ответственность за содержание и техническое состояние памятника возложена на собственника или пользователя. Почти 70 % всей исторической деревянной застройки Иркутска прихо­дится на жилые дома, находящиеся в муниципальной и частной собственности. При этом количество собственников таких объек­тов постоянно растет за счет приватизации. Поэтому наиболее проблемными являются деревянные жилые дома-памятники, массовая приватизация квартир в которых не привела к обрете­нию ими «хозяина». Владельцы квартир в таких домах не в со­стоянии их привести в порядок, тем более отреставрировать. Взыскание неустоек с частных лиц за невыполнение мероприятий по сохранению памятника охранными обязательствами не предусматривается. Возможно только предъявление исков в судебном порядке за нанесение ущерба объектам культурного наследия. Но пока успешно завершился только один процесс по поводу изъя­тия у собственников одного из старейших объектов деревянного зодчества в Иркутске - Дома Шубина.

Во всем мире объекты культурного наследия, расположен­ные в историческом центре, являются престижным видом недви­жимости. У нас же до этого далеко. Дело в том, что мнение о не­рентабельности вложения средств в ветхие и старые здания скла­дывалось десятилетиями. Долгие годы сохранение наследия ле­жало только на плечах государства. Но ни одна, даже самая бога­тая страна не в состоянии за счет бюджетных средств содержать все памятники. В других странах это бремя совместно несут го­сударство, общественные организации, фонды, трастовые компа­нии, частные лица. В России же цивилизованный рынок истори­ческой недвижимости только начинает складываться. Необходи­мо сконцентрировать инвестиции в самых привлекательных тер­риториях, сбалансировать расходы бюджета на развитие инфра­структуры за счет эффективных проектов, создать на выбранных площадках качественно новую среду, которая в свою очередь инициирует развитие окружающей территории. Таким образом, задачей реконструкции исторического квартала является не толь­ко сохранение физического бытия памятника, но и активное во­влечение его в современную жизнь, определение его места в систе­ме функций живого, развивающегося ядра исторического центра Иркутска. А это возможно только с принятием государственной и муниципальной программ сохранения историко-культурного насле­дия и созданием механизмов привлечения инвесторов, стимулиро­вания частных собственников путем установления льгот и компен­саций вложенных в реставрацию средств.

В середине нулевых годов наметились серьезные сдвиги в деле сохранения наследия в Иркутской области. Связаны они бы­ли с введением в действие в 2002 г. ФЗ № 73 «Об объектах куль­турного наследия (памятниках истории и культуры) народов Рос­сийской Федерации». Новый закон ввел целый ряд важных новых понятий и норм, предопределяющих регламентацию охраны, со­хранения и использования объектов культурного наследия. Одна­ко его полноценное практическое использование требовало раз­работки и утверждения нескольких подзаконных актов, в частно­сти положений о едином государственном реестре, государствен­ной историко-культурной экспертизе и др. К сожалению, все эти акты были подготовлены и введены в действие только в 2009- 2010-х гг.

В соответствии с новым законом в 2005 г. функции по госу­дарственной охране объектов культурного наследия были пере­даны вновь созданному Комитету по охране объектов культурно­го наследия Иркутской области. Он же стал учредителем ЦСН, который превратился в областное учреждение, выполняющее ус­луги населению в сфере согласования документов по сохранению объектов культурного наследия и сделок по земле, а также выступающее заказчиком по реставрации памятников архитектуры, принадлежащих области [1, с. 544]. В развитие федерального за­конодательства был принят новый вариант регионального Закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и куль­туры) народов Российской Федерации в Иркутской области» и Закон «Об административной ответственности за нарушение тре­бований сохранения, использования и охраны объектов культур­ного наследия регионального значения, местного (муниципально­го) значения, их территорий и зон охраны в Иркутской области».

В 2006 г. распоряжением губернатора области «О монито­ринге и инвентаризации объектов культурного наследия» были начаты работы по инвентаризации памятников Иркутской облас­ти. В первую очередь отрабатывался список вновь выявленных объектов областного центра. В районах области инвентаризация затронула только Иркутский, Шелеховский, Усть-Илимский, Слюдянский районы. Для координации работы по сохранению памятников был создан Совет по наследию при губернаторе.

Даже администрация Иркутска не осталась в стороне от это­го движения. В городе была разработана и утверждена программа возрождения и сохранения объектов культурного наследия, нахо­дящихся в муниципальной собственности, на 2009-2013 гг. На­стоящим событием стало разработка нового генерального плана развития Иркутска и проекта охранных зон в его составе. После утверждения этих документов в 2008 г. началась работа над про­ектами детальной планировки городских округов. Более того, в рамках территориального планирования области во всех районах в генеральные планы поселений должны были быть включены данные о памятниках и о связанных с ними ограничениях. Прав­да, следует отметить, что работа по территориальному планиро­ванию в регионе была пущена на самотек и до настоящего време­ни далека от завершения.

Конечно, причиной активизации работы с памятниками был приближающийся 350-летний юбилей областного центра. Пыта­ясь придать работе в данном направлении более эффективный характер, областные власти стали активнее привлекать специали­стов и экспертное сообщество. Совместно с московским Нацио­нальным центром опеки наследия были подготовлены предложе­ния по комплексной реконструкции исторической части Иркут­ска. В апреле 2009 г. между центром и правительством области был заключен договор о сотрудничестве, речь шла даже о созда­нии филиала Центра в Иркутске. Эти наработки и предложения специалистов позволили подготовить Концепцию проекта про­граммы сохранения и развития исторической части г. Иркутска и Комплексный план мероприятий правительства Иркутской об­ласти по сохранению объектов деревянного зодчества.

К сожалению, очередная смена губернатора Иркутской об­ласти привела сначала к остановке всех работ, а затем к измене­нию самого подхода. Вместо системной и долговременной рабо­ты по реализации комплексного плана новая администрация взя­ла курс на масштабные и популистские проекты. Примером по­добного подхода стал проект комплексной регенерации 130-го квартала в границах улиц 3 Июля, Седова, Кожова, получивший название «Иркутская слобода». Ранее это была неблагоустроен­ная деревянная застройка с участками хозяйственного назначения и огородами. Сам квартал расположен в стороне от исторической части Иркутска. Здесь насчитывалось всего семь объектов, нахо­дящихся под государственной охраной, что также облегчало рабо­ту по его воссозданию. Согласно проекту новый «исторический» квартал должен был взять на себя функции культурно-досугового центра, стилизованного под дореволюционную застройку.

Стоит отметить, что этот проект, безусловно, стал очень значимым как для Иркутска, так и для всей страны в целом. Так, по версии мирового портала недвижимости, иркутский 130-й квартал занял второе место в рейтинге самых значимых архитек­турных проектов России в 2012 г. Согласно проекту, в квартале по периметру должны были быть отреставрированы деревянные дома, имеющие историческую ценность. Кроме того, в новоделе были восстановлены 16 утраченных зданий и несколько перене­сены из других районов города. По задумке проектировщиков, в них должны были расположиться кузнечные и гончарные мастер­ские, музеи, сувенирные лавки, кафе, рестораны. По всей терри­тории квартала создана пешеходная улица, разбиты скверики и аллеи. К сожалению, уже при строительстве квартала были до­пущены значительные отклонения от проекта. В итоге то, что было создано, во-первых, не соответствует внешнему виду исто­рического Иркутска, а во-вторых, объекты восстановлены в виде новоделов, зачастую плохого качества, несмотря на вложение огромных средств. Распространенная в последние годы практика «иркутской реставрации» с использованием железобетона и строительства новых срубов из квадратного бруса, конечно, не имеет ничего общего с воссозданием исторического облика Ир­кутска. Это так называемая реконструкция, когда объекты куль­турного наследия уничтожаются, а на их месте возводятся муля­жи, внешне копирующие облик здания-предшественника, но обо­рудованные по современным технологиям и не имеющие никакой исторической ценности. Польза от них такая же, как от время от времени появляющихся сомнительных предложений перенести деревянную застройку исторической части города в архитектур­но-этнографический музей «Тальцы» и, тем самым, освободить центр для новых архитектурных «шедевров». Диссонансом в квартале выглядит мост от Музыкального театра, по другую сто­рону которого возведен огромный торговый комплекс.

Таким образом, ни юбилей Иркутска, ни утвержденный ПОЗ города, ни проект корректировки Генплана не дали четкого ре­шения вопроса сохранения деревянной застройки Иркутска. Нельзя таковым считать и реконструкцию 130-го квартала, кото­рая никоим образом не решила задачу сохранения деревянного зодчества Иркутска, более того, отодвинула ее на неопределенное время. Очередная смена губернаторов вообще привела к замет­ному спаду активности в этой сфере. Новая власть сразу и резко отмежевалась от проекта «Иркутская слобода», справедливо счи­тая, что он стал чисто коммерческим и не вписывается в истори­ческий облик города [5]. К сожалению, никаких новых проектов и предложений по оптимизации и улучшению работы с историче­ским наследием города предложено не было. Вместо этого была спровоцирована затяжная борьба с активом регионального отде­ления ВООПИК за ледокол «Ангара», еще в 1980-е гг. им спасен­ный и отреставрированный. Затяжные судебные заседания по вы­селению с ледокола единственной общественной организации, занимающейся контролем в сфере сохранения наследия, дискре­дитация ее деятельности в средствах массовой информации окончательно отвлекли внимание городского сообщества от про­блем сохранения исторического наследия области.

У руководства Службой и ЦСН в последние годы оказались не профессионалы, а так называемые эффективные менеджеры, превратившие госорган в обычную контору по оказанию услуг населению. В результате прекратил свою деятельность не только Совет при губернаторе, но и научно-реставрационный совеща­тельный орган самого госоргана. Была свернута работа по инвен­таризации памятников области и научного определения их со­стояния и ценности. Службу покинули многие специалисты. Полностью сошло на нет направление, связанное с популяриза­цией наследия. В прежние годы издательская деятельность ЦСН считалась одной из наиболее эффективных в Сибири. Заслужен­ной популярностью пользовались такие издания, как «Иркутск на почтовых открытках», «Земля Иркутская, деревянная...», «Ир­кутск: события, люди, памятники» и др. Особенно жаль журнал «Земля Иркутская», учрежденный ЦСН еще в 1994 г. и за годы своего существования ставший одним из ведущих краеведческих изданий Сибири. Он становился лауреатом премии губернатора (2002 г.), а в 2010 г. получил почетный диплом «Победитель рос­сийского конкурса краеведческих периодических изданий». Но самое главное - он превратился в настольную книгу для тысяч любителей местной истории по всей области.

Справедливости ради следует отметить, что подобный бю­рократический подход сложился в последние годы и на феде­ральном уровне. Примером может послужить судьба Федераль­ной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультура), созданной в 2004 г. Однако самостоятель­ный федеральный орган контроля за состоянием памятников ока­зался не нужным власти и уже в 2011 г. был упразднен. Функции ведомства вновь были переданы Министерству культуры. Экс­перты в сфере охраны памятников скептически высказались по поводу ликвидации ведомства, указывая на то, что у Минкульта и так широкий круг задач, а значит, вопросы защиты и охраны культурного наследия так или иначе не будут для него основны­ми. С учетом того, в каком плачевном состоянии уже сегодня пребывают десятки, если не сотни тысяч, памятников по всей стране, ситуация в регионе не вызывает особого оптимизма.

Подлинное отношение государства и бизнеса к собственно­му наследию ярко проявилось на последней стадии строительства Богучанской ГЭС. Вопреки действующему законодательству и многочисленным ходатайствам ученых и общественности мас­штабные работы по спасению археологических объектов в зоне затопления проведены не были. Только в иркутской зоне затоп­ления из 62 выявленных объектов археологического наследия (могильники, стояночные комплексы) под воду уйдут 56.

Масштабные задачи восстановления наследия региона сдер­живаются очень слабым состоянием реставрационного дела. За последние десятилетия мы потеряли многое из того, чем раньше гордились. Отсюда низкое качество реставрационных работ в це­лом. Особенно болезненной явилась ликвидация ремонтно­-реставрационной базы в лице Специализированной научно­-реставрационной производственной мастерской (СНРПМ), сила­ми которой было восстановлено несколько десятков объектов культуры в 1980-90-х гг. Несмотря на то что лицензию на работы с объектами культурного наследия имеют более десятка иркут­ских строительных фирм, реально участвуют в конкурсах и аук­ционах всего несколько подрядчиков. Ощущается дефицит про­ектировщиков и конструкторов, катастрофически не хватает специалистов-реставраторов среднего и низшего звена, что приводит к использованию на сложных реставрационных объектах, таких как храмы и памятники деревянного зодчества, рабочих из ближ­него и дальнего зарубежья. Сохранение историко-культурного наследия неразрывно связано с возрождением реставрационного дела, созданием специальных учебных заведений для подготовки мастеров, подготовки и переподготовки кадров реставраторов. К сожалению, все попытки привлечения мастеров и экспертов из-за рубежа пока закончились неудачно. Так, не удалось реализовать интересный проект создания международной летней реставраци­онной школы в Иркутске с участием французских и немецких специалистов.

В последние время, правда, наметилось некоторое улучше­ние работы по сохранению памятников деревянного зодчества в Иркутске. Положительные наработки, связанные с реализацией проекта «Иркутская слобода» в части сотрудничества власти и бизнеса, были взяты на вооружение ОАО «Агентство развития памятников Иркутска», учрежденного администрацией г. Иркут­ска в 2012 г. Фактически Агентство уполномочено выполнять функции заказчика-застройщика на объекты культурного насле­дия, находящиеся в собственности города. После расселения жи­телей здания-памятники передаются Агентству, которое осуще­ствляет поиск инвесторов и меценатов для восстановления и при­способления исторических зданий к современному эффективно­му использованию. Только после реставрации инвестор сможет получить эту историческую недвижимость и земельный участок в полную собственность. Пока началась реставрация нескольких объектов в центральной части города, но в планах Агентства рес­таврация более 40 зданий.

Одной из действенных мер комплексного сохранения объек­тов культурного наследия могла бы стать их музеефикация в ис­торической среде и в рамках сохранившегося историко-культурного ландшафта. К сожалению, подобных музеев- заповедников в России вместе с мемориальными усадьбами всего 144, а в Сибири вообще единицы [6, с. 63]. Практически провали­лась, не успев начаться, программа Министерства культуры по созданию системы заповедных мест во всех субъектах Россий­ской Федерации. В Иркутской области нет ни одного подобного музея-заповедника. С конца 1940-х гг. обсуждался вопрос о музеефикации уникального комплекса «Шишкинские писаницы» на Верхней Лене. Несмотря на их разрушение и варварское отноше­ние «диких» туристов, ничего сделано не было. Не одно десяти­летие ведутся разговоры о необходимости создания музея-заповедника на базе всемирно известного могильного комплекса «Глазковский некрополь», датируемого VII тысячелетием. Ука­зом Президента РФ № 176 от 20 февраля 1995 г. он был отнесен к объектам федерального значения, на территории которых запре­щены любые строительные работы кроме музеефикации.

Еще в 1991 г. предполагалось включить вопрос о создании консервационно-музейных сооружений на базе Глазковского некрополя в культурную программу взаимоотношений России и Японии. Были получены положительные заключения Министер­ства культуры РСФСР и Министерства иностранных дел РСФСР. Однако по ряду причин программа Россия - Япония не была под­писана. В дальнейшем иркутские археологи и общественность неоднократно обращались к региональным властям с предложе­ниями по музеефикации памятника и принятию мер по предот­вращению его разрушения. Был даже разработан эскизный про­ект генплана парка и музейного комплекса, который представлял­ся на III Байкальском экономическом форуме в г. Иркутске и на стенде Иркутской области на международной выставке в Каннах.

Еще одним уникальным комплексным объектом историче­ского и природного наследия является Кругобайкальский участок Транссибирской железнодорожной магистрали (КБЖД). По сте­пени насыщенности инженерными и архитектурными сооруже­ниями этот участок стоит в одном ряду с уникальными железны­ми дорогами мира. Этот комплексный объект федерального зна­чения насчитывает около 800 памятников. Но и здесь камнем преткновения являются вопросы собственности. На территории КБЖД находятся земли РЖД, Прибайкальского национального парка и муниципальных образований Слюдянского района. Раз­граничения между ними отсутствуют, что заводит в тупик все предложения по созданию здесь музея-заповедника. А ведь уни­кальные по красоте ландшафты и живая природа южного побе­режья Байкала в сочетании с инженерными решениями и соору­жениями являются бесценным рекреационным ресурсом для раз­вития культурно-познавательного туризма. Буквально в послед­ние годы областные власти, наконец, определились с местом раз­мещения особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на юге Байкала, в связи с чем, возможно, последуют пози­тивные изменения в судьбе «золотой пряжки Транссиба».

Анализ состояния работы по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области в последние десятиле­тия показывает, что эти сложные и многогранные задачи возмож­но решить только объединив усилия региональной и муници­пальной власти с творческим потенциалом специалистов вузов и проектных организаций, широких кругов общественности. Необ­ходимы совместные инициативы и предложения при решении таких безотлагательных проблем, как утверждение концепции и программы сохранения исторического центра города и развития на этой основе туристического потенциала, оптимизация реестра памятников, в котором должны остаться объекты, действительно имеющие историко-культурную и научную ценность, популяри­зация наследия и формирование общественного мнения в под­держку его сохранения, эффективная работа по привлечению застройщиков и инвесторов к реставрации объектов культурного наследия, разработка механизмов реализации программ сохране­ния исторической части Иркутска, совершенствование реставра­ционного дела в регионе.

Литература

1.   Иркутск: историко-краеведческий словарь. - Иркутск : Сиб. кн., 2011. - 596 с.

2.   Культурное наследие России и туризм. - М.: [б. и.], 2005. - 172 с.

3.   Литвинов Б. Проект ЮНЕСКО в Иркутске // Земля Иркутская. - 2002. - № 1 (18).

4.   Распутин В. Г. Сибирь, Сибирь... / В. Г. Распутин. - Иркутск : Издатель Сапронов, 2006. - 576 с.

5.   Рютина К. Перезревшие вопросы // СМ Номер один. - 2012. - № 48. - 6 дек.

6.  Шахеров В.П. Сохранение историко-культурного пространства Иркут­ской области как фактор социально-экономического развития региона// На­следство и современность : информ. сб. -М., 2007. -Вып. 14. -С. 63-75.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Шахеров В.П. | Источник(и): Современная история Иркутской области: 1992-2012 годы : в 2 т. - Иркутск : Изд-во ИГУ, 2012 | Том 2. Часть 2. Глава 3. Параграф 2. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2016 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.