Исследования Байкала. Чехи и шведы в истории Прибайкалья // Карнышев А. Д. «Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий» 3-е

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Чехи и шведы

Чехословаки в иркутской деревне.
Чехословаки в иркутской деревне.
Похороны чехословацких легионеров погибших в боях на озере Байкал.
Похороны чехословацких легионеров погибших в боях на озере Байкал.
Седьмой Полк на празднике святого Вацлава - покровителя Чехии, Иркутск, 28 сентября 1918.
Седьмой Полк на празднике святого Вацлава - покровителя Чехии, Иркутск, 28 сентября 1918.
Источник: humus.livejournal.com
Фритьоф Нансен.
Фритьоф Нансен.

Мы попытались раскрыть особенности в восприятии, освоении и понимании Природы и Байкала со стороны людей разных национальностей. Приведенные сведения — это опять-таки лишь верхушка айзберга. Подтверждая это приведем еще некоторые факты.

Значение чехов в истории Прибайкалья

Одной из национальностей, которой «повезло» в создании раз­личных историй и мифов негативного плана среди байкальских жителей были чехи. Во-первых, некоторые эпизоды, когда «бело­чехи» шествовали по Сибири во время Гражданской войны, по­рой совершая насилия над местным населением, были известными практически по всем учебникам истории. В народном фольклоре сохранилась даже песня с колоритными словами: «на нас напали злые чехи». Для местных жителей немало значимыми были и фак­ты о том, что белочехи на железнодорожных станциях от Култука до Посольска в 1918 году участвовали в расстрелах местного насе­ления, а на станции Мысовая даже нанесли смертельные ранения ледоколу «Байкал». Значительно меньше люди знают о том, что те же чехи воевали и в рядах большевиков на стороне советской власти, поддерживая в то время идеи о мировой революции и интернационалистском братстве. Факты об этой их деятельности, о вкладе таких людей как Я.Гашек в жизнь региона (о чем мы уже говорили в разделе о военнопленных) держали в памяти лишь не­многие.

Вторым мифом о чехах на Байкале стали муссируемые в 60-х годах 20 века слухи о том, что они «нещадно вылавливают рыбу на Байкале» и отправляют ее тоннами в свою страну. Эта байка воз­никла, естественно, не на пустом месте, но была непомерно преуве­личена. Причины были следующими. Во-первых, рыбаки Байкала одними из первых в Сибири установили дружественные контакты с чехами. Уже в 1958 году представители общества чехословатской со­ветской дружбы побывали у тружеников колхоза «Коминтерн», что в Култуке. После того, как в колхозе в 1959 году образовалось отде­ление общества советско-чехословатской дружбы, контакты усили­лись, и на байкальской земле в 60-х годах побывало много чехов, в том числе известные путешественники Иржи Ганзелка и Мирослав Зигмунд. Во-вторых, следуя традициям дружбы, байкальские ры­баки из Култука назвали несколько суден именами чехословатских городов: «Прага», «Братислава», «Влтава», и они бороздили по озеру, порождая слухи о своем иностранном происхождении. Есте­ственно и то, что побратимы (как сейчас говорят) обменивались по­дарками, среди которых были с чешской стороны изысканные сорта пива, а с байкальской — соленый омуль. Эти моменты не могли не быть превратно истолкованы. В-третьих, в 1968 году произошли нежелательные для Советского Союза события в Чехословакии и их активными участниками, на стороне восставших стали те, кто, так или иначе, был причастен к дружеским контактам на Байкале. В этой ситуации идеологам был нужен миф о «плохих чехах», леген­да о том, что даже в запретный период они «вылавливают омуль» очень соответствовала этим запросам. Таким образом, Байкал при­общился к практикуемым социально-психологическим механизмам создания мифов.

Вклад шведов в развитие Сибири

В Швеции многие конкретные сведения о земле Сибирской и ее жителях стали широко известны из писем и воспоминаний во­еннопленных этой страны, отправленных после победы Петра I под Полтавой в эти суровые земли. Много военнопленных нахо­дилось в Тобольске и других городах Западной Сибири. Как уже говорилось, шведы были включены в экспедицию Мессершмита, они с позволения властей самостоятельно занимались различными изысканиями в разных сибирских регионах. Некто Бентинк издал в 1726 г. в Лейдене перевод одной из исторических хроник, вклю­чив в нее примечания под названием «Описание Великой Татарии, составленное на основании подлинных мемуаров шведских плен­ных в Сибири во время войны Швеции с Россией». В этой книге, в частности, приводятся и некоторые сведения о Байкале: «Озеро Байкал в Сибири имеет примерно 30 немецких миль в длину с вос­тока на запад и 15 миль — его наибольшая ширина с юга на север. Так как оно окружено очень высокими горами, и там дует всегда противный ветер, то это очень затрудняет передвижение. Его вода пресна, прозрачна и богата рыбой. Там можно видеть большое ко­личество морских тюленей, совершенно черных и без шерсти, как на Белом море, что довольно необычно на озере с пресной водой, но они встречаются также на Ладоге и Онеге, к северу от Санкт-Петербурга».

Интересно, что возле Иркутска существовало место, которое отличалось таинственностью и было связано с жителями рассматривае­мой страны. Старожилы рассказывали, что так называемое Шведово Зимовье получило свое название оттого, что в старину жил там, в зимовье старик швед, вероятно из пленных, направленных в Сибирь Петром Великим. Предание говорило, что там было много кладов. По прошествии времени, когда уже не стало ни старика шведа, ни зимовья, люди все же видели в данной местности загадочные огонь­ки, а кто-то даже утверждал, что сам швед выходил со свечой в руке и гасил ее, перевернув пламя. Но кто решался искать клады, тот непременно начинал блуждать по лесу, и не мог даже найти место Шведова Зимовья.

Вполне возможно у этого несколько мистического героя есть свой реальный прототип. Из истории известно, что участник второй камчатской экспедиции В. Беринга швед Якоб Линденау, полюбил сибирскую землю и её природу и остался жить здесь, купив малень­кую хижину недалеко от Иркутска в деревне Осы. Считается, что он погиб при пожаре своего дома в 1795 году в весьма солидном возрасте - 95 лет, оставив после себя многочисленных потомков, многие из которых носят или фамилию Линденау или её обрусев­ший вариант — Ленденёвы. В декабре 2007 года в Иркутск съезжа­лись потомки знаменитого исследователя Сибири, чтобы установить степень родства и выяснить подробности жизни своего прославлен­ного предка. Если Я. Линденау легендарный хозяин Шведова Зимовья, то снимается одна из загадок прибайкальских мест. Вме­сте с тем, как уже говорилось, в юго-восточной части Байкала есть мыс Швед, происхождение названия которого для нас пока неиз­вестно. Но вполне возможно на мысе во время своего путешествия по Байкалу в 1745 году побывал тот же легендарный Я. Линденау, и этот факт сохранили предания.

Если говорить о современных случаях пребывания шведов на Байкале, то надо обязательно упомянуть Даниэля Лекмана, который со своими спутниками А.Копыловым (Новосибирск) и Л.Шубиным (Листвянка) с седьмой (!) попытки в 2003 году впервые преодолели Байкал от Листвянки до Северо-Байкальска на буерах. Трудность пути состояла не только в том, что нередко буера «накрывали» путе­шественников и машины приходилось ремонтировать. На некоторых участках пути снеговой покров глубиной до 30 см. закрывал лед, и буера приходилось тащить на буксире. Переход на буерах по слож­ности и расстоянию в 600 км можно считать мировым рекордом. Путешественники не только справились с трудностями, но и по два часа в день тратили на съемки фильма о зимнем Байкале для нацио­нального телевидения Швеции.

Рассказывая о случаях пребывания шведов на Байкале, можно вспомнить и о поездках вдоль озера известнейшего нарвежца, поляр­ного исследователя Ф. Нансена. В свое время он путешествовал по Сибири и Дальнему Востоку России и написал замечательную книгу «В страну будущего». В ней немало места отведено естественным, ге­ографическим, геологическим особенностям «большого горного озе­ра, самого глубокого внутреннего моря в мире». И в его работе прослеживаются интересные и массе не известные факты. В частности, он пишет: «Разнообразные обитатели озера были исследо­ваны русской экспедицией, результаты трудов которой были описаны норвежским профессором Сарсом».

Если «порыться» в литературе и в архивах, особенно зарубежных, в периодических изданиях, в деловой переписке разных властных структур, предприятий и общественных организаций по их связям с иностранцами, то можно найти огромнейшее количест­во интересных данных о сотрудничестве и взаимодействии прибайкальцев с представителями большинства стран мира. Эти материалы еще ждут своих исследователей. Их обобщение поможет нам лучше понять уникальность, величавость и одухотворенность Священного моря как одного из высших творений природы по взглядам «со стороны». Отражая особенность разных точек зрения, легче будет понимать представителей других народов и использовать их знания и опыт на благо Байкала.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016