Иркутский винокуренный погром

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

«Иркутский винокуренный погром» (также известен как «Иркутский погром», «Крыловский погром») — эпизод истории Иркутска 1758-59-х годов, связанный с деятельностью следователя Правительствующего Сената Петра Никифоровича Крылова. Н.П. Крылов прибыл в Иркутск в связи с отказом иркутских купцов сдать свои винокурни на откуп обер-прокурору Сената А.И. Глебову. В результате устроенной Н.П. Крыловым «ревизии» были арестованы и закованы в цепи 74 купца, опечатано и конфисковано имущество многих из них. «Иркутский погром», обошедшийся местному купечеству в 300 тыс. руб., нанес значительный материальный и моральный ущерб многим иркутским предпринимателям, а некоторых (как самого богатого в то время в городе купца И. Бечевина) привел к разорению.

Винный откуп: историческая справка

Откуп — система сбора с населения налогов и других государственных доходов, при которой государство за определённую плату передаёт право их сбора частным лицам (откупщикам). В руках откупщиков часто накапливались огромные богатства, так как собранные ими налоги и сборы с населения в 2—3 раза превышали средства, вносимые в казну.

В России откупы были введены в конце XV века — начале XVI века. Особенно большое развитие получили таможенные, соляные, винные откупы. Винные откупы были введены в XVI веке и наибольшее значение приобрели в XVIII веке — XIX веке. Доход казны от питейного налога составлял свыше 40% суммы всех налогов госбюджета.

При Екатерине II была учреждена комиссия для рассмотрения винных и соляных сборов, высказавшаяся исключительно в пользу откупа, что и было объявлено манифестом 1 августа 1765 года. С 1767 года откупа введены повсеместно (кроме Сибири) с отдачею их с торгов на 4 года. Вино (то есть водку, которая называлась «хлебным вином») откупщики частью получали от казны, частью могли иметь свое. Кабаки велено было называть «питейными домами» и поставить на них государственные гербы, «яко на домах под нашим защищением находящихся». Служба откупщиков признана государственной (они — «коронные поверенные служители»). С учреждением казённых палат в 1775 году местное заведование питейным делом поручено им. По «уставу о вине» 1781 года вино для откупщиков заготовляла казённая палата с казённых или частных заводов, смотря по тому, что выгоднее.

Вино поступало в казённые магазины, откуда оно отпускалось в питейные дома. Доход казны после издания устава 1781 года дошёл до 10 млн рублей, но вскоре вследствие злоупотреблений откупщиков он стал понижаться. Злоупотребления обусловливались самим законом: откупщики обязывались продавать вино по той же цене, по какой они получили его от казны, платя, сверх того, откупную сумму; очевидно, что выгоды откупной операции могли образоваться только путём корчемства и ухудшения качества вина. С 1799 года заготовление вина предоставлено было самим откупщикам, с правом хранить вино, где им угодно. Откупа отдавались уездами и губерниями; платя помесячно откупную сумму, откупщик пользовался всей выручкой от продажи питей и закусок; торги производились каждые 4 года.

Иркутский погром

На момент установления дворянской монополии на винокурение в Сибири действовало 15 казенных и 16 частных купеческих винокуренных заводов. После выхода указа, поставившего под запрет купеческое винокурение, купцы были вынуждены продать свои винокурни дворянам. Так, самый крупный винный подрядчик Западной Сибири верхотурский купец М. Походяшин продал три свои винокуренных завода (два в Верхотурье и один в Ялуторовском округе) графу П.И. Шувалову за 10 тыс. руб., когда последний в 1757 г. получил в Сенате подряд на 10-летнюю поставку вина в Сибирь (за исключением Иркутской провинции). В города, слободы и остроги Иркутского ведомства подрядился ставить вино в течение 10 лет другой представитель дворянской аристократии — обер-прокурор Правительствующего Сената А.И. Глебов.

Почти одновременно с монополизацией винокурения и поставок вина дворянство начало прибирать к рукам и винные откупа. В 1759 г. А.И. Глебов, использовав предоставленное указом Сената от 19 сентября 1755 г. право брать на откуп местности, куда поставлялось подрядное вино, взял в откупное содержание продажу вина в Иркутской провинции на 7 лет за откупную плату в 58 тыс. руб. в год. Этим же правом не замедлил воспользоваться и граф Шувалов, ставший откупщиком-монополистом в Западной Сибири. При этом вытеснение дворянской аристократией сибирских купцов из подрядно-откупных операций осуществлялось с применением насильственных административных мер. Широкую известность получила история, связанная с деятельностью в Иркутске следователя Сената Крылова, который был послан в Иркутск Глебовым после того, как иркутское купечество отказалось продать или сдать ему в аренду свои винокуренные заводы. Крылов обвинил иркутских купцов в злоупотреблениях по прежде находившимся в их содержании винным откупам, постановив взыскать с них в пользу казны 112278 руб. Он арестовал и заковал в цепи 74 купца, опечатав и конфисковав имущество многих из них. Иркутский «погром», обошедшийся местному купечеству, по свидетельству современника купца А. Сибирякова, в 300 тыс. руб., нанес значительный материальный и моральный ущерб многим иркутским предпринимателям, а некоторых (как самого богатого в то время в городе купца И. Бечевина), привел к разорению.

Разгон В.Н. Сибирское купечество в XVIII - первой половине XIX в.

Ревизия П.Н. Крылова в Иркутске

В 1758 году в Иркутск прибыл следователь по винокуренным делам, поверенный откупщика Глебова коллежский асессор Петр Никифорович Крылов. Везя с собой указ Сената о назначении его следователем по винокуренным делам, Крылов еще с дороги писал в магистрат Иркутска, чтобы он приготовил для него несколько стоп бумаги и ведро чернил. Магистрат отвечал, что «бумага приготовлена, а чернильного мастера в Иркутске не имеется, а приготовлено несколько черепков китайской туши».

Проведя некоторое время по приезде своем в Иркутск в бездействии и собрав нужную информацию, кто богат, кто беден, «Крылов, — говорит иркутский летописец, — вдруг переменился в характере, вдался в разные дерзости, жестокости, особенно к купечеству, занимавшемуся содержанием винокуренных заведений». Забрав к себе из магистрата и губернской канцелярии все дела с 1729-го по 1758 год, касавшиеся питейных сборов, он арестовал и заковал в кандалы членов магистрата, а также наиболее богатых купцов. Дома и имущество пленников подлежало конфискации.

Вслед за пытками и истязаниями он вынудил бургомистра Бречалова показать, что вино, стоившее в выкурке от 50 до 60 копеек, иркутские купцы продавали за рубль, а излишки денег делили между собой. Опираясь на это признание, он отобрал у них более 150 000 рублей, не считая того, что при этом погроме захватил себе лично вещами и всяким имуществом.

Более всех пострадал купец Иван Бечевин, считавшийся в то время первым в городе богачом. Дом его стоял у Тихвинской церкви, где впоследствии находился музей Географического общества, уничтоженный пожаром 1879 года. О богатстве Бечевина сохранилось предание, что у него золотые и серебряные деньги в бочонках, а медные — в бочках, прикованных к стенам его кладовых. Замученный пытками, он умер 13 декабря 1759 года и похоронен в отстроенной им Тихвинской церкви, на стене которой до разрушения церкви находилась надгробная надпись.

Наводил Крылов страх не на одних купцов, но и на все городское население своей развратной и не знавшей удержу разгульной жизнью. Женщины боялись ему на глаза попадаться, детей им пугали, и еще долго иркутяне, по словам летописца, вспоминали о "гибельных крыловских временах". Начальство бездействовало. Самого вице-губернатора Вульфа Крылов умудрился некоторое время продержать под арестом, а жителей тем временем заставил подписать челобитную о назначении на место Вульфа его Крылова.

Но тут за город вступился преосвященный Софроний. Написав донесение императрице и письмо петербургскому митрополиту, он тайно отправил их в Петербург со своим посланце, сержантом Конюховым, успевшим благодаря употребленной им хитрости обогнать курьера, посланного Крыловым. Ходатайство преосвященного увенчалось успехом. На донесение его последовало доставленное тем же Конюховым распоряжение арестовать Крылова и скованным отправить в Москву, что и было исполнено 20 ноября 1761 года.

Дальнейшая судьба Крылова неизвестна: по одним источникам, он был наказан кнутом и сослан на каторгу, а по другим — избег всякого наказания благодаря покровительству обер-прокурора Глебова, и ездившие в Петербург иркутские купцы встречали его будто бы там мирно разгуливавшим по улицам. Существует также рассказ, что деньги, отобранные Крыловым, были многим возвращены, но осталось еще 15 тысяч рублей, которые хранились более двадцати лет, и их наконец решено было отдать на сооружение в Иркутске каменной Благовещенской церкви.

Сергей Марков. Иркипедия, 2005

Читайте в Иркипедии:

  1. Крыловский погром

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.