Хренов, Петр Михайлович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF
Источник: Частное собрание
Источник: Фото из музея истории ИрГТУ
Источник: Фото из музея истории ИрГТУ
Источник: Восточно-Сибирская правда. – 2010. – 23 декабря.
Источник: Частное собрание
Источник: Фото из музея истории ИрГТУ

Петр Михайлович Хренов (15 декабря 1920) – доктор геолого-минералогических наук, профессор, директор Восточно-Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья, профессор ИГУ и ИрГТУ, член-корреспондент Российской экологической академии, заслуженный геолог России, заслуженный работник Республики Бурятия, кавалер ордена Трудового Красного Знамени.

Биография П.М. Хренова

Родился в д. Растовка Тагаевского района Ульяновской области.

«Я родился 14 декабря 1920 года, но отец, когда проводил регистрацию, поставил 15 декабря. Так я стал на один день моложе. Родом я из крестьян, отец мой был управляющим в помещичьем хозяйстве в окрестностях деревни Растовка Тагаевской волости Симбирской (теперь Ульяновской) губернии. Это я знал со слов моей матери Екатерины Сергеевны, урожденной Малиновской, дочери священника Старо-Никулинской церкви. До десяти лет я не знал горя: рос в нормальной деревенской семье хуторянина Михаила Петровича Хренова. Хутор свой он получил, как говорила моя мать, в наследство от своего отца…

… Моя мама до замужества была сельской учительницей младших классов. Затем она стала домохозяйкой».

С отличием окончил 1-ю Ленинскую среднюю школу в Ульяновске. В 1938 Хренов покинул родину и отправился в Иркутск, где уже жил его старший брат.

«Брат… Борис уехал в Сибирь, где поступил в мединститут успешно и, окончив его, стал врачом-психиатром.

А судьба меня ждала в стенах Иркутского горно-металлургического института. В июне 1938 года я сел в поезд Ульяновск – Уфа, взяв билет до Иркутска, где мой брат Борис работал зав. отделением городской психиатрической больницы. В Иркутске жил и дядя Ваня – профессор Иван Сергеевич Малиновский».

«Общение с братом, его семьей, дядей Ваней, передача документов в Иркутский горно-металлургический институт на геологическую специальность, знакомство с городом заняло все мое летнее время 1938 года. Меня многое поражало в Иркутске, а так как дом № 4, где жил брат, находился на набережной Ангары, что рядом с горбольницей, то большую часть времени я проводил у реки. У брата была лодка, и я часто заплывал на ангарские острова и наблюдал, как с лодок ловили удивительную рыбу - белоснежного хариуса и темно-коричневого ленка. Поражал меня и иркутский базар, где продавалась всякая снедь. Особенно выразительным был рыбный ряд с изобилием омуля разных видов: жареного, копченого и, особенно, соленого, да еще и с “душком”».

В 1944 Петр Михайлович с отличием окончил горный факультет Иркутского горно-металлургического ин­ститута по специальности «Геология и разведка полезных ископаемых».

Работал в системе ком­бината «ВостСиболово», занимая должности главного геолога, технического руководителя и начальника поисковых и разведочных партий и экспедиций, проводил разведку и поиски стратегического сырья для фронта – оловянного камня – касситерита.

Вот как известный исследователь Монголии Н.А. Маринов отметил исследования молодого ученого того периода: «П.М. Хренов (1945 г.) проводил поисково-разведочные работы на северном склоне Хаирханского массива, в верховьях Онона. В рыхлых отложениях ключа Иннокентьевского, левого притока речки Большая Зеленда, открыта и разведана россыпь касситерита, подтверждено промышленное содержание касситерита в долинных отложениях ручьев Талычи, Малая Зеленда, ключа Орехового; высказано предположение о наличии россыпи касситерита в аллювии р. Онон, а в верховьях последней – коренных месторождений олова».

В 1946 году был назначен начальником Хинганской экспедиции, которая обнаружила Хинганского месторождения оловянного камня. Позднее Хренов вел научно-исследовательскую работу в Иркутском институте редких металлов (1948–1949). В 1949 был переведен на постоянную работу в Институт геологии ВСФ АН СССР в качестве младшего научного сотрудника. В 1952–1953 – временно исполняющий обязанности ученого секретаря. В 1955–1959 – ученый секретарь института.

В 1957 защитил кандидатскую диссертацию на тему «Основные черты геологии и редкометалльного оруденения центральной части Икатского хребта (Западное За­байкалье)». В 1959 был утвержден в ученом звании старшего научного сотрудника и избран по конкурсу заведующим лабораторией рудных формаций и металлогении Института геологии ВСФ АН СССР.

С 1972 по 1989 – директор Восточно-Сибирского научно-исследовательского института геологии, геофизики и минерального сырья (ВостСибНИИГГиМС) Министерства геологии СССР. В то время институт развернул исследования по глубокому бурению и прогнозу нефтегазоносности Сибирской платформы, в частности, было открыто знаменитое Ковыктинское газовое месторождение. Были открыты также крупнейшие месторождения редких металлов – лития, бериллия, тантала, ниобия, а также алмазы и золото, крупное месторождение меди в Читинской области. Под руководством П.М. Хренова и при его непосредственном участии было открыто знаменитое на весь мир золотое месторождение «Сухой Лог».

В 1978 защитил докторскую диссерта­цию на тему «Вулканоплутонические пояса областей тектонической активизации Восточной Сибири».

С 1989 разрабатывает проблемы геологической экологии, экологии минеральных ресурсов, воздействия техногенеза на природную и геологическую среду. Под его руководством выполнена комплексная геолого-экономическая оценка минеральных ресурсов Восточной Сибири. Составлена и опубликована серия карт территории Восточной Сибири и Северной Монголии.

Изучая геологию и полезные ископаемые Восточной Сибири, Забайкалья, Дальнего Востока и Средней Азии, разработал новые научные направления в геологии. Является основателем научной школы тектоники и магматизма. Из школы П.М. Хренова вышли такие талантливые ученые, как член-корреспондент РАН, председатель президиума Бурятского научного центра СО РАН И.В. Гордиенко, доктора геолого-минералогических наук, профессора Ю.А. Комаров, А.А. Бухаров, С.И. Шерман, Р.М. Лобацкая, В.А. Буряк и др.

Принимал активное участие в работах VI, X международных ассоциаций по изучению глу­бинных зон земной коры (АЗОПРО), проходивших в Швейцарии, Франции, Чехословакии, Норвегии, Югославии; вместе с М.М. Одинцовым был организатором XII сессии АЗОПРО на Байкале (1967).

С 1980 – профессор кафедры полезных ископаемых Иркутского госуниверситета, с 1994 –профессор кафедры ОПИ и ИЗ ИрГТУ. Читал лекции по металлогении, экологической геологии, экологии природных ресурсов, экологической экспертизе и ОВОС.

Член-корреспондент Российской экологической академии (1998). Почетный член Всероссийского общества охраны природы (1994, 1999) и почетный эколог России (2000).

Автор более 200 научных статей, отчетов и монографий. Научные труды П.М. Хренова посвящены изучению стратиграфии, тектоники и металлоге­нии докембрийских осадочно-метаморфических пород комплексов Саяно-Байкальской горной области.

Награды и почетные звания П.М. Хренова

Имеет почетные звания «Заслуженный геолог России» (1980), «Отличник разведки недр» (1980), «Заслуженный работник Республики Бурятия» (2000), «Заслуженный ветеран СО АН СССР», «Ветеран труда» (1985).

Награжден орденом Трудового Красного Знамени (1981), медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1945), «За доблестный труд. В озна­менование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» (1970), медалью Жукова (1997), нагрудным знаком «Отличник Министерства цветной металлургии СССР», знаком «За заслуги перед Иркутской областью» (2000), почетным знаком СО РАН «Серебряная сигма» (2007).

Сочинения П.М. Хренова

  1. Металлогения областей тектоно-магматической активизации. – Иркутск, 1989.
  2. Негеосинклинальные вулкано-плутонические пояса континентального массива Восточной Сибири. – М.: Недра, 1981.
  3. Проблемы экологии минеральных ресурсов // Геология рудных месторождений. – 1992. – № 2.
  4. Судьба геолога: воспоминания. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2008.

Источники и литература

  1. Иркутский государственный университет: ректоры, профессора, деканы (1918–1998 гг.) / сост. С.И. Кузнецов. Иркутск, 1998.
  2. Киселева Г. Из славной плеяды российских геологов // Наука в Сибири. – 2010. – 9 декабря.
  3. Киселева Г. Классик геологии // Восточно-Сибирская правда. – 2010. – 23 декабря.
  4. Медведев А. Судьба геолога // Российская газета.
  5. Скляров Е.В., Дорофеева Р.П. Институт земной коры: люди, события, даты. 1949–2009. – Иркутск, 2009.
  6. Хренов Петр Михайлович // Советская геология.
  7.  Маринов Н.А. Роль русских и советских геологов в изучении геологии и полезных ископаемых Монголии. − М.: Недра, 1981.

Ссылки

  1. Золото Урала.
  2. Сайт ИрГТУ.

Из книги П.М. Хренова "Судьба геолога: воспоминания"

II. Студенческая жизнь

Первого сентября 1938 года я переступил порог Иркутского горно-металлургического института (ИГМИ)1, куда меня приняли без экзаменов как отличника. Институт тогда находился на площади им. С.М. Кирова, где сейчас располагается биолого-почвенный факультет Иркутского государственного университета. В то время ИГМИ занимал три корпуса, два на площади им. С.М. Кирова (здание бывшего энерготехникума и снесенное здание бывшего горного училища (теперь там находится гостиница "Ангара") и корпус по ул. Ленина, 3 (теперь там геологический и социологический факультеты ИГУ). Первый дом, где размещалась дирекция института, поразил меня чистотой, опрятностью, светлыми просторными аудиториями, огромным залом со сценой, где проходили знаменитые на весь город студенческие смотры самодеятельности. Холл второго этажа служил местом «смотра» и знакомств шумной студенческой братии…

Новый учебный год, как мы узнали позже, начался несколько в нервозной обстановке. Часть преподавателей была репрессирована, а преподаватели - геологи еще не вернулись с полевых работ. Мне повезло, я попал в группу под номером 13 (чертова дюжина). Это число преследует меня всю жизнь в самом лучшем виде, оно оказалось счастливым в моей судьбе: 13 февраля 1942 года меня демобилизовали из армии; 13 числа окончил с отличием институт; 13 февраля 1957 года защитил кандидатскую диссертацию с 13 членами ученого совета. И еще много было счастливых 13 чисел, которых я уже сейчас и не упомню…

Рутинные занятия по общеобразовательным предметам где-то в октябре 1939 г. сменились появлением доцента Михаила Михайловича Одинцова2, о котором старшекурсники рассказывали легенды. Никогда не забуду его первого появления перед нами, второкурсниками. Все мы задолго до звонка смиренно сидели в аудитории, лишь я стоял в дверях "на стреме". Со словами: "Идет!" - я побежал и уселся на последнем ряду. Дверь отворилась, и мы увидели крепко сложенного человека в каком-то темном пиджаке и … огромных оленьих камусах на всю длину ног! А он, как ни в чем ни бывало, начал рассказывать, что только вернулся с Верхней Тунгусски, где геологи вели съемку и искали исландский шпат и алмазы. Я, даже не предполагал, что меня с этим человеком будет связывать долгая и крепкая дружба, а также совместная работа, о чем я писал в очерке "Михаил Михайлович Одинцов - человек, ученый, организатор науки" в книге "М.М. Одинцов" (Новосибирск, СО РАН, 2001 г.).

Мое знакомство с Байкалом произошло летом 1939 года в первую геологическую практику, когда нас, всю 13-ю группу, погрузили в нижний трюм теплохода «Баргузин». Мы должны были высадиться в Большой Голоустной, где имеются прекрасные обнажения докембрийских пород, описанные геологами В.А. Обручевыми М.М. Тетяевым4.

Студенты кучками сидели и попивали, что бы вы думали? – тройной одеколон (водка была на вес золота). Помню, мне Сережка Плешанов и Толя Глебов предложили глотнуть его. Я попробовал и чуть не задохнулся: выплюнул всю эту гадость. Я в то время даже запах водки не переносил…

Приехали на место утром, высадились, и наш путь с группой разошелся. Меня В.Н. Даниловичвзял к себе изучать Котовский надвиг. Но для этого нужны были две лошади, которых я должен был получить в Голоустном. Пошел искать председателя колхоза (в то время это был настоящий бурятский улус). Захожу в одну юрту, спрашиваю, отвечают: «В соседней посмотри». Иду туда – сцена повторяется, пока я не сделал почти полный круг по селу, придя в первую юрту, где и сидел дарга6. Про себя я, конечно, сказал ему пару подходящих слов, но надо было получить коней. Было удивительно, почему на мне остановил выбор Всеволод Николаевич Данилович? И вот здесь-то понял: я – крестьянский сын и в отличие от городских умел обращаться с лошадьми. На двух лошадях я двинулся по тропе вдоль Байкала. На первой ехал сам, вторая была привязана к хвосту первой (этот способ перенял от бурят и пользовался им всегда, когда имел в партиях лошадей).

Красоты байкальских берегов, прозрачно-голубая вода, скалы, шум прибоя очаровывали. Тропа привела меня к Чертову мосту – это обрывистые скалы, уходящие прямо в воду, с расщелиной высотой до 20-30 метров, поперек которой переброшены два круглых деревянных ствола диаметром не более 15-20 см. Я уже вошел в это страшное место. Слез с коня, но он отказывался идти дальше, как ни старался я его тянуть за узду. Что делать? Хода нет ни вперед, ни назад. Я, вероятно, бессознательно рискнул встать около головы лошади, закрыв собой ей глаза, взял под уздцы и…пошел рядом, смотря только вперед. Лошадь шла спокойно рядом, а вторая уже за ней. Выйдя из этой щели, я сел на землю и долго приходил в себя. Кажется, после этого приключения у меня на висках появились первые седые волосы…Благополучно прибыв в Б. Коты, я включился в полевые маршруты с Всеволодом Николаевичем. Это была для меня настоящая школа геокартирования. Я к этому времени уже купил «Фотокор» и снимал все интересные места и горжусь тем, что ряд моих фотографий были помещены в работах В.Н. Даниловича, в том числе в его докторской диссертации.

Классическое обнажение горных пород, Котовский надвиг докембрия на юру стали с моей немалой помощью, «Меккой» для всех серьезных экспедиций геологов на Байкал. Я лично показывал и рассказывал, а затем и писал об этом геологическом феномене. Со строением надвига мне удалось ознакомить многих западноевропейских геологов, включая немцев, которых на Байкал привозил академик А.Л. Яншин7, участников сессии AZOPROи находившихся среди них наших ученых: академика Д.С. Коржинского9, чл.-корр. В.П. Солоненко10, профессора А.А. Богданова11, сотрудников Института докембрия АН СССР и ВСЕГЕИ12. Во время металлогенического совещания по «зонам активизации земной коры» я демонстрировал Котовский надвиг13, как одну из типовых структур этого процесса. Прекрасные коренные выходы измененных горных пород показал я тогда академикам В.И. Смирнову14 и А.Д. Щеглову15, чл.-корр. Е.А. Радкевич16 и многим другим. К сожалению, этот уникальный геологический объект, памятник природы в настоящее время посещается весьма редко, такого потока геологов, как раньше, теперь не стало.

После второго курса, когда студенты уже разбирались в геологических проблемах, мы с Женей Смолянским17 поехали на практику в Слюдянку. Там, под руководством доцента Николая Тимофеевича Чулкова18, работала комплексная геологоразведочная экспедиция: слюда, мрамор (как цемсырье), лазурит и другие минеральные комплексы (диопсид, волластанит и др.). Нам с Женей досталась разведка «Динамитного» участка, что в районе второго–четвертого рудников. Орава студентов ИГМИ была большой, не менее 15 человек, начиная со 2-го до выпускного курсов, в частности, был дипломник И.М. Могилев, с которым мы в дальнейшем много раз встречались. Что запомнилось из этой практики – это проходка магистральных канав с частым применением взрывных работ. Один из таких моментов привел к отказу взрыва, и мы с Женей после долгого колебания пошли на ликвидацию заряда, узнать, что случилось. Это был первый в моей практике случай встречи со смертельной опасностью. Мы осторожно разобрали засыпку и достали взрывное устройство, вложили другой взрыватель и подожгли шнур. Произошло два взрыва. Слава Богу, обошлось без жертв.

Второй аналогичный случай произошел у меня уже зимой 1945 г., когда я разведывал Ашингинскую оловоносную россыпь. В шурфе19 отказал взрыватель. Лезть в шурф в этих условиях было откровенно страшно. Прошел час. И я все же полез туда, захватив с собой килограмм аммонита и взрывной капсюль, положил горку аммонита над скважиной и зажег шнур – раздался один, а затем второй взрыв. Вздохнул с облегчением. После этого случая я больше никогда не занимался взрывными работами в подобных условиях.

Студенты геологи разных курсов собирались обычно вечером в школьном здании, где была наша база. Начинался культ насыщения желудков. Мы целый день жили впроголодь и лишь вечером вдоволь наедались какой-нибудь кашей (пшенкой, овсянкой, горохом, редко гречкой) или густой похлебкой с тушенкой. Наш преподаватель Н.Т. Чулков часто говаривал: «Ребята, я изобрел бы для вас «жратометр» (!), смотрите, как бы не было заворота кишок!»

Вечерами часто сыпались анекдоты, байки, звучали песни; старшекурсники рассказывали о своих похождениях по женской линии. Я сдружился в это время с Иннокентием Могилевым, и эту дружбу мы пронесли по жизни.

Несколько слов о моей светской жизни, связанной с семьей дяди Вани. Иван Сергеевич Малиновский был профессором медицинского института, заведовал кафедрой анатомии. Пользовался известностью, так же, как и его старший брат, Михаил Сергеевич20, профессор гинекологии. Оба они имели отношение к созданию в Иркутске медицинского факультета ИГУ21. Малиновские жили на ул. Марата в доме специалистов, на третьем этаже в трехкомнатной квартире. Это была в полной мере консервативная семья. Все в ней крутилось вокруг тети Клавдии, почтенной особы с аристократическими манерами и весьма жестким, я бы сказал, довольно вздорным характером. Полной противоположностью был дядя Ваня. С ним было приятно поговорить, он всегда интересовался, как у меня идут дела в институте, нет ли каких проблем, в том числе с покупкой необходимых книг или какого-то житейского скарба. Сейчас кажется невероятным, но в Иркутск я прибыл в единственной куртке-толстовке, в которой ходил на занятия в течение всего первого курса. У Малиновских был установлен приемный день, кажется, воскресенье, когда после 16 часов можно было приходить в гости. Мне довелось несколько раз присутствовать на таких приемах. Обычно собирались сослуживцы дяди Вани, знакомые. Среди них были геологи Н.А. Флоренсов22 и Б.В. Иванов23, с которыми судьба более тесно свела меня гораздо позже. Делились новостями, играли в карты и домино. Их дочь Наташа, или кто-либо из гостей играли на пианино. Тетя частенько рассказывала о былом, поила чаем с домашним печеньем. Тетя Клава, видимо, не одобряла женитьбу моего брата Бориса, поэтому они редко встречались. Борис при мне никогда не бывал у Малиновских, хотя всегда ценил помощь дяди Вани в получении медицинского образования. Где-то в 1940 году семья дяди Вани переехала в Москву, и с ними я общался уже там, хотя, признаться, большой теплоты в наших отношениях так и не получилось.

Между тем я должен сказать и о другом дяде – Малиновском Михаиле Сергеевиче, который жил в Москве. Он был крупным ученым, профессором, академиком Медицинской академии СССР, ее вице-президентом. Во время моих поездок в Москву я всегда находил время посетить его. Он жил на Большой Грузинской, имел прекрасную квартиру, но не имел детей. Добрый, милый человек, он всегда интересовался моими делами, давал советы, как вести себя в "московских коридорах власти". От него у нас остался набор серебряных чайных сосудов и пресс-папье с фигурой бронзового льва, которое стоит на моем рабочем столе.

Примечания

1. С 1993 г. Иркутский государственный технический университет.

2. Одинцов Михаил Михайлович  (1911-1980). Доктор геол.-минерал. наук, член-корр. АН СССР. Известный ученый в области геологии и прогнозов алмазоносности Сибирской платформы. Под его руководством открыты первые россыпи алмазов на р. Нижней Тунгуске. Преподавал учебные геологические дисциплины в ИГУ, ИГПУ и ИГМИ. С 1954 по 1976 гг. был директором Института геологии, позднее преобразованного в Восточно-Сибирский геологический институт, а затем в Институт земной коры  СО АН СССР (теперь ИЗК РАН). В 1960-69 гг. зам. председателя и председатель Президиума Восточно-Сибирского филиала СО АН СССР. Возглавлял инженерно-геологические исследования ангарского каскада гидроэлектростанций, был инициатором геолого-геофизических исследований трассы БАМ. Им открыты месторождения алмазов, слюды-мусковита, корунда, графита. Имел правительственные награды.

П.М. Хренов будучи студентом слушал лекции М.М. Одинцева по дисциплинам геологического цикла в Иркутском горно-металлургическом  институте (ИГМИ) М.М. Одинцева и П.М. Хренова связывают долгие годы совместной работы в Геологическом институте ВСФ АН СССР (ИЗК СО РАН). У них имеются совместные научные публикации, посвященные вопросам эволюции основных геодинамических структур Земной коры, развитии исследований по проблемам тектоно-магматической активизации Земной коры и ее поясов.

3. Обручев Владимир Афанасьевич  (1863-1956). Геолог и географ, академик АН СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат государственной премии СССР (1941, 1950) и премии имени В.И Ленина (1926). Крупнейший исследователь геологии и географии Сибири Центральной и Средней Азии. Автор многочисленных публикаций по проблемам геологического строения Сибири и научно-популярных книг «Плутония», «Земля Санникова».

4. Тетяев Михаил Михайлович  (1882-1956), геолог-тектонист, профессор Санкт-Петербургского горного института. Автор первого руководства по геотектонике, проводил региональные геологические исследования в Прибайкалье, на Байкале, в Забайкалье и др. регионах Сибири. Развивал представление о покровных структурах земной коры, составил одну из первых схем геотектонического районирования нашей СССР. Во время Великой Отечественной войны (1941-1945) вместе с коллективом ленинградского горного института был эвакуирован в Восточную Сибирь (г. Черемхово). И в дальнейшем поддерживал научные, производственные и педагогические связи с Иркутским горно-металлургическим институтом, в частности участвовал в научно-технической конференции геологов и горняков, на которой выступал с докладом, будучи студентом, П.М. Хренов.

5. Данилович Всеволод Николаевич (1904-1962) доктор геолого-минералогических наук, профессор. Один из основателей российской школы в области структурной геологии, геотектоники и тектонофизики. В 1937 г. был направлен геологическим управлением для преподавания в Иркутский горно-металлургический институт. В ИГМИ преподавал, участвовал в работе ученого совета, рецензировал отчеты, монографии и статьи. Имя В.Н. Даниловича присвоено музею геологии на факультете геологии, геофизики и геоэкологии ИрГТУ. Имеет правительственные награды. В.Н. Данилович являлся руководителем учебной производственной практики, руководителем геологического научно-исследовательского студенческого кружка в годы учебы в ИГМИ П.М. Хренова.

6. Дарга (монг.) – начальник, уважаемый человек.

7. Яншин Александр Леонидович (1911-1999). Крупный ученый и общественный деятель. Почетный академик РАЕН, академик АН СССР, Вице-президент АН СССР (1958), академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы, президент Российской экологической академии (1993). Директор Института литосферы АН СССР. Исследователь Северного Приаралья, Южного Урала, Средней Азии и Сибири. Один из создателей тектонических карт СССР и Евразии. Награжден знаком РАЕН I степени «За заслуги» (1996). Герой Социалистического Труда (1981), Государственные премии (1969, 1978). Проявил большой интерес к исследованиям П.М. Хренова об эволюции структур тектоно-магматической активизации земной коры и способствовал защите его докторской диссертации.

8. AZOPRO – Международная геологическая ассоциация ученых по исследованию глубинных зон земной коры. П. М Хренов принимал активное участие в шести сессиях ассоциации.

9. Коржинский Дмитрий Сергеевич (1899-1985). Академик АН СССР. Ученый с мировым именем. Один из основоположников физико-химической петрологии и минералогии. Он был одним из немногих ученых-теоретиков, определивших новые направления геологической науки на десятилетия вперед. Широко известен по классическим работам при изучении архейских образований Алдана, Южного Прибайкалья и Байкала. Основатель и директор Института экспериментальной минералогии АН СССР (1969-1978). Педагог, прошел путь от ассистента до профессора в Ленинградском горном институте. Являлся Почетным членом ряда российских и зарубежных академий наук. Герой Социалистического труда (1969). Лауреат Государственной (1975), Сталинской и Ленинской премий (1946, 1958). В честь акад. Д.С. Коржинского назван минерал из класса боратов «Коржинскит». В 1993 г. за лучшие работы в области физико-химической петрологии была учреждена премия им. Д.С. Коржинского.

10. Солоненко Виктор Прокопьевич (1916-1988), доктор геологических наук, профессор. Член.-корр. АН СССР. Работал в Восточно-Сибирском геологическом управлении, в тресте «Востсиболово», Жигулевской экспедиции НКВД на изысканиях Куйбышевской ГЭС на Волге. С 1943 г. Преподавал в ИГУ пройдя путь до профессора, заведующего кафедрой, декана геологического факультета. Одновременно работал в Геологическом институте ВСФ АН СССР в лаборатории сейсмологии, позднее стал заместителем директора по науке. Крупнейший специалист по инженерной геологии, один из создателей палеосейсмогеологического метода изучения земной коры, определения места и силы древних землетрясений, основатель сибирской школы сейсмографов. Долгие годы работал с П.М. Хреновым в ИЗК, постоянный участник охотничьих поездок.

11. Богданов Алексей Алексеевич (1907-1971). Д.г.-м.н., проф., специалист в области общей и региональной тектоники. Работал в Геологическом институте АН СССР, МГРИ, МГУ. Редактор геологической серии «Вестника Московского университета». Был генеральным секретарем Международной подкомиссии по составлению тектонических карт Европы и мира (с 1956). Член-корр. Немецкой академии наук (ГДР). Почетный доктор Парижского университета. Почетный член геологических обществ Бельгии, Франции, Чехословакии, Швеции. Награжден золотой медалью им. Л. фон Буха Геологического общества ФРГ. 

12. ВСЕГЕИ – Всесоюзный геологический институт. Основной научно-исследовательский институт Министерства Геологии СССР, осуществляющий научное руководство территориальными министерскими институтами, в том числе ВостСибНИИГГиМС.

13. Надвиг – одна из форм разрывного нарушения и залегания горных пород, при котором одни массы горных пород надвинуты на другие по наклонной поверхности разлома.

14. Смирнов Владимир Иванович (1910-1988), крупный ученый-геолог, государственный деятель, академик АН СССР. Исследователь геологии и генезиса эндогенных рудных месторождений, геологических основ и методов поиска, разведки и оценки месторождений полезных ископаемых, проблем металлогении. Был председателем Всесоюзной комиссии по запасам полезных ископаемых (1946-1949), заместителем министра геологии СССР (1946-1951), председателем научного совета по рудообразованию АН СССР (1964), главным редактором журнала «Геология рудных месторождений» (1968), академиком-секретарем Отделения геологии, геофизики и геохимии и членом Президиума АН СССР (1969-1975), вице-президентом Международной ассоциации по генезису рудных месторождений (1964-1072) и Международного союза геологических наук (1968-1976). Лауреат Государственной (1986) и Ленинской (1972) премий. Награжден золотой медалью имени А.П. Карпинского (1976). Член Сербской академии науки и искусства, Почетный член и член геологического и минералогического обществ Болгарии, Венгрии, Индии, США, Франции, Югославии. Герой Социалистического труда (1980). В его память издается литературно-научный альманах («Смирновский») и создан общественный фонд им. В.И. Смирнова. П.М. Хренова и В.И. Смирнова связывала многолетняя дружба и творческое содружество. В 1991 г. в книге «В.И. Смирнов- ученый и человек» опубликованы воспоминания П.М. Хренова.

15. Щеглов Алексей Дмитриевич (1926 – 1998), Д. г.-м. н., проф., акад. РАЕН (1990), член.-корр. АН СССР (1979), акад. РАН (1992). Академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы (1997). Зам.директора и директор ВСЕГЕИ (1969-1970, 1987-1998). Заместитель министра геологии СССР (1970-1979). Директор Геологического института и заместитель председателя Дальневосточного научного центра АН СССР (1979-1986). Гл. ученый секретарь ленинградского научного центра АН СССР(1986-1987). Вице-президент, Президент Международной ассоциации по генезису рудных месторождений (1976-1974). Внес значительный вклад в изучение вольфрамовых и флюоритовых месторождений, исследовал металлогению активизированных древних платформ и складчатых областей. Один из основателей металлогении областей тектоно-магматической активизации и срединных массивов. Редактор журналов «Разведка и охрана недр», «Региональная геология и металлогения». Почетный разведчик недр. Заслуженный деятель науки РФ (1997). Лауреат фонда им. В.И. Смирнова, был награжден Международной премией им. А.П. Карпинского (ФРГ), Государственной премией за цикл работ по металлогении (1973).

16. Радкевич Екатерина Александровна (1908-1994). Член-корр. АН СССР. Известный геолог-исследователь проявлений в области геологии рудных месторождений и металлогении Забайкалья и Дальнего Востока, Монголии. Герой Социалистического Труда. Являлась одним из официальных оппонентов докторской диссертации П.М. Хренова.

17. Смолянский Евгений Николаевич (1913). Горный инженер-геолог. Окончил Иркутский горно-металлургический институт (1949). К. г.-м.н. (1955), доц. каф. общей геологии ИПИ (1946-1988). Участник Великой Отечественной войны (1941-1945). Ученик проф. В.Н. Даниловича. Специалист в области динамической геологии и месторождений рудных полезных ископаемых. Один из авторов XXXV т. Геологии СССР (Бурятская АССР, 1964), посвященной памяти В.А. Обручева, где часть статей написана совместно с П.М.Хреновым. Сокурсник П.М. Хренова.

18. Чулков Николай Тимофеевич (?-?) петрограф, к. г.-м.н., доцент кафедры нерудных полезных ископаемых Иркутского горно-металлургического института. Руководитель студенческих геологических практик. Старейший преподаватель кафедры минералогии, петрографии и полезных ископаемых, был заведующим кафедрой (1945-1954). Закладывал основы методики учебного и научного потенциала современного ИрГТУ. Руководитель студенческих геологических практик, проходивших в основном в Слюдянке, которые успешно проходили П.М. Хренов, Е.Н. Смолянский, С.П. Плешанов и др.

19. Шурф (от нем. Schurf ) – вертикальная или наклонная горная выработка, имеющая выход на поверхность, небольшое сечение и глубину (обычно до 25 м). Служит для разведки полезных ископаемых и взрывных работ.

20. Малиновский Михаил Сергеевич (1880-1976), доктор медицинских наук, профессор. В 1920 г. Принимал активное участие в создании медицинского факультета ИГУ, кафедры акушерства и гинекологии. С 1923 г. жил и работал в Москве. Основоположник физиологического направления в акушерстве и гинекологии. Один из организаторов Всесоюзного института экспериментальной медицины. Был председателем Всесоюзного и Московского научных обществ акушеров-гинекологов. Являлся ответственным редактором отдела акушерства и гинекологии Большой и Малой медицинских энциклопедий, журнала «Акушерство и гинекология». Герой Социалистического Труда, Вице-президент АМН СССР, имеет правительственные награды. Дядя П.М. Хренова.

21. Медицинский факультет Иркутского госуниверситета (Иргосуна) был создан в 1919 г. по инициативе д.м.н., проф., ректора ИГУ Н.Д. Бушмакина. В становлении факультета принимали участие видные ученые казанского и томского университетов, в том числе и братья Малиновские.

22. Флоренсов Николай Александрович (1909-1986). Д. г.-м. н., проф., член.-корр. АН СССР (1960). Заслуженный деятель науки и техники Бурятской АССР. Ученый широкого профиля и разносторонних научных интересов. Выпускник первого выпуска геологов ИГУ. Работал ассистентом, доцентом, профессором, заведующим кафедрой динамической геологии ИГУ. В 1949-53 г. был первым директором Института геологии Восточно-Сибирского филиала АН СССР. Возглавлял отдел региональной геологии, лабораторию тектоники и структурной геологии в институте Земной Коры. Работал в Лимнологическом институте СО АН СССР. Обосновал рифтовую природу системы впадин байкальского типа на юго-востоке Сибири и на севере Монголии. Совместно с проф. А.А. Тресковым и П.М. Хреновым обследовал площадь Мондинского землятресения (1950), положив начало сейсмогеологическому научному направлению. Предложил палеосейсмологический подход к оценке современного уровня сейсмической активности. Разработал новые понятия в геоморфологии (структура, формация, возраст рельефа и др.). Государственная премия (1978).

23. Иванов Борис Владимирович (1935). Д.г.-м- н., акад. РАЕН. Директор и зав. отделом современного вулканизма Института вулканической геологии и геохимии Дальневосточного отделения РАН. Член Исполкома Международной ассоциации вулканологии и химии недр Земли.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 01 сентября 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Работники образования и культуры | Ученые и преподаватели | Персоналии по теме "Месторождения полезных ископаемых и минералы" | Персоналии по теме "Наука. Техника. Технологии" | Иркипедия | Персоналии по теме "Геология" | Персоналии по теме "Образование" | Иркутск | Родились: 15 декабря, 1920 | Руководили: Восточно-Сибирский научно-исследовательский институт геологии, геофизики и минерального сырья | Награждены: Доктора геолого-минералогических наук, Заслуженные геологи России, Звание «Ветеран труда», Звание «Заслуженный ветеран Сибирского отделения Академии наук» (Российской, СССР), Звание «Отличник разведки недр», Знак «За заслуги перед Иркутской областью», Кавалеры ордена Трудового Красного Знамени, Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Медаль «За добросовестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», Медаль Жукова, Обладатели почётных нагрудных знаков, Профессора Иркутского государственного университета, Профессора Иркутского национального исследовательского технического университета, Члены-корреспонденты Российской экологической академии