Горбунов А. «Город мой, город на Ангаре». Стихи иркутских поэтов // «Иркутск. Бег времени»

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Горбунов Анатолий Константинович (род. в 1942 г. в д. Мутина Киренского райо­на). Член Союза писателей России. Автор книг стихов и прозы «Чудница» (1975), «Звон­ница» (1985), «Перекаты» (1988), «Сторона речная» (2004), «Рыбаки-охотники» (2008) и др.

 

На Иркуте

Олегу Быкову

Плитняк шелковником пропах.

На паутинке солнце виснет.

Уж падал снег, а на буграх

Еще цветет тысячелистник.

 

Кому охота в листопад

Перебирать пустые сети?

Шалим, как пара медвежат,

Хотя давно уже не дети.

 

Плес очарованно притих.

Склонившись к робкому заледку,

Тальник – рыбешек золотых

С насмешкой бросил

в нашу лодку!

 

Предлетье

Переломило холода.

Играют свадьбы дятлы пылко.

В глухом распадке глыбы льда

Уже похожи на обмылки.

Лес, покрываясь зеленцой,

Ликуя, празднует победу,

И под оттаявшей корой

Проснулись дружно короеды.

 

Их в берестуху наберу –

Трухлявым пням добра не жалко!

Я сплю и вижу Ангару

И хайрюзовую рыбалку.

 

Иволга

Валентину Распутину

Сядь на вербу и ночь озари,

Чтобы смог я кругом оглядеться,

Г олосистая спутница детства,

Расскажи, где твои косари.

 

Ты открой свою птичью печаль,

Тайну звуков и солнечной боли.

Отзовись, моя иволга, что ли,

Озари сенокосную даль.

 

Озари, чтобы стало светло

Среди тьмы и увядших растений.

На ладони горит лист осенний,

Как твое золотое перо.

 

Ангел-хранитель

Серп луны. Купола набекрень.

Спят на привязи колокола.

От мохнатого облака тень

На иконы зловеще легла.

 

Мирно спит православный народ,

Уповая на правду Христа.

Ангару озеркалил восход –

Взмоет к солнышку

ангел с креста

 

Художник

Владимиру Кузьмину

Мир чародея прозрачен и зыбок,

Каждый росток изнутри!

Нет на полотнах широких улыбок:

Речки текут да поют глухари.

С детства влюбленный в природу родную,

Музыку жизни ночами творит.

Ветер надломит рябину сырую –

Вздрогнет художник, душа заболит.

 

Скорбь

Памяти Александра Вампилова

Здесь и спирт не поможет,

И трава-горицвет,

Стали сердцу дороже

Те, кого больше нет.

 

Отошли до заката.

Имена, имена.

Вот и снова утрата —

Одолела волна.

 

Что ты сделал, кипучий,

Крутонравый Байкал?

До рассвета над кручей

Ветер смерти искал.

 

На обрыве рябина

С горя – в пламень, дотла.

Родила земля сына,

Уберечь не смогла.

 

Утиная охота

Первому директору и режиссеру

Иркутского Театра народной драмы

Владимиру Дрожжину, поставившему пьесу

А. Вампилова «Утиная охота» в самые

запретные годы

Встрепенулась хмельная ватага.

Необъятное вёдро творя,

По заветным холмам и оврагам

Расплескалась до донца заря.

 

Камыши содрогнулись от грома,

Застонали во сне города,

Утки, ойкая, падали в омут,

От испуга дрожала вода.

 

Желтолицым стрелкам на потеху

Птицам крылья ломала картечь,

Повторяло насмешливо эхо

Поднебесья убитую речь.

 

А река навсегда уносила

Вниз по родине мертвых лысух.

И в кипящих воронках крутила

Леденисто мерцающий пух.

 

Отрок

Анатолию Костовскому

Желтые избы на ветреном взвозе,

Желтые прясла оград.

Отрок, спиной притулившись к березе,

Смотрит на желтый закат.

 

Шуба в заплатах. Снежок на ушанке.

Взор по сугробам скользит.

В дерзкой улыбке, в нескладной осанке

Вольное что-то сквозит.

 

Огненный отрок, о чем он мечтает?

Сколько простора в глазах!

Что ему этот закат предвещает

В этих дремучих лесах?

 

Кашкара

Василию Трушкину

Отцвела кашкара на гольцах –

Поздний гость чернотропья:

Изумленно сверкают на мхах

Золотистые хлопья.

 

Излучают загадочный свет

Искры лунных соцветий,

Это – эхо сгоревших планет,

Промелькнувших столетий.

 

Это – в новую плоть облачась,

Первозданное пламя

Обнажило незримую связь

Между прошлым и нами.

 

Черемшатники

Посвящается писателям-иркутянам

Валерию Выборову, Петру Ополеву,

Михаилу Трофимову

Нет не божии угодники,

И совсем не медвежатники —

Через топи и колодники

Пробирались черемшатники.

 

Шли и шаркали обутками

С пересвистом, с потасовкою,

С перебранкой, с прибаутками –

Кто с кулем, кто с матрасовкою.

 

В голове артели – Выборов,

Позади – Трофимов, Ополев.

На уклон взбирались – хлыбали,

Под уклон спускались – топали.

 

Из ключей водицу солую

Пили долго и старательно.

Забрели в тайгу веселую –

Заблудились окончательно.

 

Крякнул Выборов, нахмурился,

Расчесал клешнею бороду,

Сел на пень и пригорюнился:

«Перемрем как мухи, с голоду».

 

Мудро рек Трофимов братии:

«Рано нам трясти коленями.

У тайги, у нашей матери,

Кладовы полны кореньями».

 

«Не спасут и булки ситные, –

Молвил Ополев артельникам, –

Тут сверчки энцефалитные

Квартируют по метельникам.»

 

Развели костры сигнальные.

С горя выпили по малости.

Под кокорину, печальные,

Повалились от усталости.

 

Снились им хребты приленские,

Черемша – по грудь высокая.

А коровы деревенские

Рядом хрумкали осокою.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Произведение | Автор(ы): Горбунов Анатолий Константинович | Источник(и): Иркутск. Бег времени, Иркутск, 2011 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Иркутск. Бег времени | Иркутск | Библиотека по теме "Искусство"
Загрузка...