Годовальщики

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Годовальщики находящиеся на царской службе люди из одного уезда, временно направлявшиеся в другой уезд, а иногда в рамках одного уезда из города в острог. В Сибири в XVII веке годовальщиками были основатель Иркутского острога Яков Похабов, а также участник двух экспедиций на Байкал, инициатор постройки Осинского и Култукского острогов Иван Похабов и байкальский первопроходец Курбат Иванов.

Годовальщик: словарное определение

Слово «годовальщик» упоминается еще у Даля, означая в его время человека, уходившего из дома работать на целый год.

Можно предположить, что первоначально это слово имело, главным образом, военное значение и употреблялось именно в смысле направленного на временную службу в чужой город служилого человека.[1]

Особенности «годовой службы»

«Отъезжие службы» были наиболее обременительными и опасными. Само возникновение служилого сословия в Сибири было связано с этим видом отъезжей службы.[2]

История «годовой службы»

Большие пространства государства, малое население и соседство с кочевниками заставляли правителей переводить военные силы с одного места на другое.

Начиная с Г.Ф. Миллера, историки Сибири отмечали наличие подобной категории служилых людей в разное время и в разных местах, однако отдельно история этой группы не изучалась.[1]

Наиболее ранние упоминания «годовой службы» относятся ко времени образования Русского государства. После образования из великорусских княжеств Московского государства великие князья Иван III и Василий III использовали разнообразные пути утверждения своей власти на новых территориях от включения бывшего княжеского двора в формирующуюся военно-административную систему Русского государства до полного вывода знати из старых территорий и формирования там новой служилой корпорации.[1]

Первые гарнизоны за Уралом составили ратные люди из экспедиционных корпусов, посланных ставить в Сибири города — опорные пункты русской колонизации, явившиеся в свою очередь базой для строительства новых городов. Казаки, таким образом, основали практически все города Сибири XVII века — Тюмень, Тобольск, Пелым, Тару, Сургут, Березов, Кузнецк, Енисейск, Красноярск, Якутск и другие, множество мелких острогов, зимовий.[2]

Однако специальные экспедиции для сооружения новых опорных пунктов были распространены лишь на начальном этапе колонизации того или иного региона. В уже отстроенные города и остроги казачьи отряды из других гарнизонов посылались на временную, так называемую «годовую службу». «Годовальщики» пополняли малочисленные, а «по опасным вестям» и значительные гарнизоны, или вообще заменяли гарнизон там, где «своих» служилых людей не было. Причем на «годовой» казаки могли находиться до «перемены» и по году, и по многу лет.[2]

В жизни некоторых гарнизонов большое место занимала служба на «заставах» — и таможенных, и перекрывавших «заказные» (запретные) пути. Сибирским казакам часто приходилось сопровождать казенные грузы, партии ссыльных, конные — охраняли русские посольства, шедшие к сопредельным правителям, в том числе в Китай. Да и сами они нередко несли «посольскую службу», проводя годы среди кочевий калмыков, казахов или в городах Средней Азии, их постоянно использовали и как гонцов.[2]

Главная функция годовальщиков

Важнейшей функцией сибирского войска в XVII веке был сбор ясака — пушной подати с аборигенов, особенно в северных, контролировавших таежную зону, гарнизонах. Разновидностью такой службы можно считать и экспедиции, организованные для «прииску новых неясачных землиц». Однако значение таких «ясачных» походов выходило далеко за рамки чисто административных функций и имело своим следствием не только колоссальное расширение границ Российского государства на востоке, но и серию географических открытий в Северной Азии.[2]

В тесном взаимодействии с неслужилыми слоями населения казаки защищали южные границы Сибири от набегов всякого рода «воинских людей» — киргизских, калмыцких, казахских кочевников, опустошавших подвластные Русскому государству земли за Уралом, и в первую очередь, ясачные волости. Лишь благодаря непрерывной самоотверженной борьбе казачества с враждебными России «ордами» оказалась возможной земледельческая колонизация Сибири в районах, наиболее подходящих по почвенно-климатическим условиям для развития сельского хозяйства. Создание к концу XVII века на территории Северной Азии прочной продовольственной базы для русских переселенцев позволило в свою очередь прочно закрепить за Россией и непригодные для хлебопашества земли.

В XVII веке борьба с вражеской степью в Сибири не была завершена. Угроза вторжений с юга оставалась реальной за Уралом и в XVIII, и даже в XIX веках и явилась главной причиной образования на восточных рубежах России новых казачьих войск, и прежде всего сибирского линейного. Но предпосылки для окончательной победы были заложены все же в XVII веке.

Упразднение системы «годовой службы»

К XIX веке в связи с глубокими переменами в организации военного дела Российской империи старое значение слова забывается, и оно приобрело мирный характер.[1]

Читайте в Иркипедии:

  1. История Иркутской области. Русская колонизация. Остроги. Казаки

Примечания

  1. Пузанов В.Д. Годовальщики в Сибири в XVII в. // Вопросы истории : журнал. — февраль 2009. — № 2. — С. 132-142.
  2. Никитин Н.И. Первый век казачества Сибири // Военно-исторический журнал. — 1994. — № 1.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Иркипедия | Русская колонизация | Имперский период (1721-1917)