Эрн, Николай Каспарович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

ЭРН Николай Каспарович (1814 – 19 октября 1875), действитель­ный статский советник, председатель Иркутского губернского правления (08.02.1865-27.02.1875), член Совета ГУВС

Родился в семье штаб-офицера, по вероисповеданию православный. Отец – немец из Выборга, мать – русская, урожденная Жилина. Примерно в 1827 г. отец умер в г. Таре Тобольской губернии, где он был окружным началь­ником, и семья переехала в Тобольск. Мать держала пансионеров из числа молодых чи­новников. В доме бывали политические ссыльные. Из пяти братьев в Сибири остались двое – Гавриил (он некоторое время служил в Твери, затем в Вятке, где познакомился с Герценом, и снова в Сибири) и Нико­лай. Николай Каспарович по окончании Тобольской губернской гимна­зии в 1829 г. уехал в Красноярск учителем уездного училища. «С тех пор, - вспоминала его родная сестра М.К. Рейхель, - ни мать моя, ни я не виделись с ним, и пи­сал он к матери редко, но отзывы об нем всегда были хорошие».

С 1838 г. – он в различных присутственных местах Енисейской губернии. В 1840 г. он был назначен енисейским казенных дел стряпчим, в 1844 г. удостоился «признательности» сенатора-ревизора И.Н. Толсто­го, а в 1846 г. получил место енисейского губернского прокурора. В 1854 г. Н.Н.Муравьев перевел его на аналогичную должность в Ир­кутск, тогда же Эрн стал статским советником. Через три года он был назначен исполняющим обязанности председателя Енисейского губернского суда и в том же году утвержден в этой должности.

Губернатор В.К. Падалка характеризовал Н.К. Эрна вполне поло­жительно, называя среди тех чиновников, которые «заслуживают осо­бенной похвалы и внимания правительства... по опытности в делах, дея­тельности, беспристрастию и отличной честности». В высшей степени комплиментарно отзывался о нем и губернский жандарм: «Одаренный замечательными качествами ума и сердца, при совершенно ровном ха­рактере, он приобрел во всей губернии всеобщую любовь и уважение. Основательное знание практической стороны юристики превыше озна­ченных качеств делает его весьма замечательным и достойным чиновни­ком». Судя по успешно развивавшейся карьере, Н.Н. Муравьев отно­сился к Эрну неплохо. Однако в 1860 г. М.С. Корсаков в письме к гене­рал-губернатору сообщил, что получил «грустные отзывы» об Эрне «от людей, которых можно считать более всех беспристрастными», и сам начал склоняться к мысли, что он «отъявленный плут». Подобному мне­нию противоречила прежняя репутация Эрна, который, как напоминал Корсаков его обвинителям, считался честным и беспристрастным. Но противники Эрна утверждали, что «это было, а теперь же есть много вероятия, что он сильно пользуется своим положением».

Новый енисейский губернатор П.Н. Замятнин выдвинул в адрес Эрна ряд обвинений. Он указывал, что губернский суд - одно из самых запущенных присутственных мест в губернии, что холодность и равно­душие к делу председателя суда - главная причина неподвижности и застоя в решении дел, а его уверения о невозможности исправить поло­жение при нынешнем составе суда - пустая отговорка. Косвенным свидетельством справедливости этого обвинения может служить более позднее донесение губернского жандарма, отмечавшего, что преемник Эрна «в самое короткое время преимущественно личным трудом... при­вел в порядок и окончил огромную массу запущенных дел». Через не­сколько месяцев Замятнин прямо потребовал от генерал-губернатора «убрать Эрна», который, по его словам, находится в «в самых близких и коротких связях и отношениях с сутягой Сидоровым» и решает дела в его пользу. Обвинение в корыстных отношениях с золотопромышлен­ником, исходившее от губернатора, да еще и приходившегося родным братом министру юстиции, было весьма опасно. Уточним, что упомяну­тый Замятниным Сидоров - это М.К. Сидоров, известный меценат и исследователь Севера, возглавлявший тогда оппозицию губернатору. Поэтому обвинения Замятнина, возможно, продиктованы не реальными прегрешениями Н.К. Эрна, а занятой тем позицией в конфликте местно­го общества и губернатора. Заметим к тому же, что несколькими годами ранее Г.К. Эрн был служащим у золотопромышленника Занадворова и принял его сторону во время конфликта с властями.

Однако карьера Н.К. Эрна не пострадала - в 1863 г. он переходит председателем суда в Иркутскую губернию, получает чин действитель­ного статского советника и вскоре становится здесь же председателем губернского правления. Находясь в этой должности, Эрн постоянно за­мещал губернатора, который отвлекался на председательствование в Совете ГУВСа. Поэтому ему пришлось сыграть довольно активную роль во время подавления восстания польских ссыльных на Кругобайкальском тракте в 1866 г.

Эрн был цензором первых номеров газеты «Сибирь» под новой редакцией, которая обязана ему глубокой благодарностью за то, что своей просвещенной снисходительностью он дал газете возможность подняться на ноги в первое, самое трудное для нее время.

По воспоминаниям знавшего его в последние годы В.И. Вагина, Н.К. Эрн порой высказывал в частных беседах и даже и во время засе­даний комиссии по введению нового городового положения довольно либеральные идеи, но в своей административной практике придержи­вался вполне традиционных бюрократических правил. «Человек весьма дельный, благоразумный, - доносил о нем иркутский жандарм, - он привык постоянно во всех своих распоряжениях по губернии быть чрез­вычайно медленным», что приводило порой к тяжелым последствиям. Жандарм привел и конкретный пример подобной нераспорядительности - промедление с распоряжением о выдаче семенного хлеба из запасных магазинов крестьянам Оекской волости, пострадавшим от неурожая.

Вскоре Н.К. Эрн стал членом Совета ГУВСа, эта должность оказалась в его карьере последней.

В.И. Вагин писал об Эрне: «Николай Касперович вел очень скромную жизнь. Жалованье членов совета и председателей было тогда не велико (с чем-нибудь по 2 т[ысячи] р[ублей]). Он обыкновенно занимал такие квартиры, которыми в настоящее время [одно слово не сохранилось вследствие повреждения листа] бы даже какой-нибудь статский советник, особенно жалующийся на недостаток. По смерти его не осталось никакого состояния, кроме кое-каких вещей и порядочной библиотеки; все это было распродано».

Источники

  1. Матханова Н.П. Высшая администрация Восточной Сибири в середине XIX века. Новосибирск, 2002. С. 160-162.
  2. Матханова Н. Воспоминания В.И. Вагина об иркутском чиновнике Н.К. Эрне // Земля Иркутская. 20008. № 1 (34). С. 96-98.
  3. Эрн Николай Касперович // http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/49087/%D0%AD%D1%80%D0%BD

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 25 августа 2015