Чукчи // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ЧУКЧИ (самоназванные лыгъо равэтлъан - «настоящие люди»). Основная масса чукчей живет в Чукотском автономном округе, на севере Камчатского края и на востоке Республики  Саха (Якутия). Численность чукчей (тыс. человек): 1959 - 11,7, 1970 - 13,5, 1979 - 13,9, 1989 - 15,1, 2002 - 15,8.

Чукчи, наряду с эскимосами, коряками и ительменами, включаются в материковую группу популяций арктической расы, генетически связанную с тихоокеанскими монголоида­ми. В то же время специфический теплорегуляционный комплекс чукчей и эскимосов свидетельствует о длительности их проживания в экстремальных условиях северо-востока Сибири.

Письменность создана в 1930 на основе единого северного алфавита. В 1932 В.Г. Богоразом составлен первый  чукотский букварь. С этого времени распространением письмен­ности на Чукотке руководил специальный окружной комитет. Успешному распространению грамотности способство­вало относительное единство чукотского языка.

Исторически чукчи представлены 2 этнографическими группами: оленные (чавчу, чукчи-оленеводы) расселяются в кон­тинентальной части Чукотки, береговые (анкалын, от ан - море, кальн - приморский) - в прибрежной, это охот­ники на морского зверя.

Согласно современным этногенетическим представлениям чукчи  считаются аборигенами континентальной Чукотки. Их предки сформировались здесь на рубеже IV-III тыс. до н. э. Основанная на охоте на диких оленей культура этого населения в достаточно стабильных природно-климатических условиях просуществовала здесь до конца ХVII - начала ХVIII в. В то же время современное хозяйственно-культурное разнообра­зие этноса отражает активные контакты чукчей с соседними народами. Для формирования береговых чукчей, охотни­ков на морского зверя, решающее значение начиная с середины I тыс. н. э., имели их контакты с эскимосами. Это было взаимодействие 2 охотничьих традиций, в начальный период, в связи с отличиями практически во всех аспектах куль­туры, происходившее в форме обмена. Впоследствии часть чукчей - континентальных охотников на оленя перешла к оседлому образу жизни и занятию морским зверобойным промыслом. При коренной трансформации экономики и культуры они не утратили своей этнической специфики в силу демографической ситуации (чукчи было больше) и характера освоения территории (подселение в эскимосские поселки, но образование в них собственных общин, создание чукотских поселений). Чукотские и эскимосские культуры сосуществовали в условиях взаимовлияния. Сохранению этнической куль­туры береговыми чукчами способствовали и их достаточно интенсивные контакты с чукчами-оленеводами.

История формирования оленных чукчей не столь оче­видна. Согласно одной из точек зрения, оленеводство на Чукотке возникает конвергентно по отношению к другим сибирским центрам доместикации, на основании культуры охотников на дикого оленя, другая же предполагает заимствование чукчами оленеводства от тунгусов. Становление крупностад­ного оленеводства на Чукотке датируется ХVIII в., в течение которого резко увеличивается поголовье домашних оле­ней, что к середине XIX в. позволяет рассматривать его в качестве экономической основы общества чукчей-оленеводов. Исторически сложились 2 области расселения оленных чукчей: южная, в бассейне реки Анадырь, и северная, от Анадырского хребта к по­бережью Северного Ледовитого океана. Внутри этих областей выделяются более мелкие группы оленных чукчей, назва­ния которых восходят к названию территории, на которой они расселяются. Кочевое оленеводство определяет образ жизни и атрибутику культуры оленных чукчей. Увеличение во второй половине XIX в. внешнего спроса на продукцию чукотского оленеводства, сохранявшего натуральный характер, способство­вало вовлечению чукчей в товарные отношения (поставка на рынок мяса, шкур, кож, продукции ремесленного производства). В конце XIX — начале XX в. оленеводство определяет и социальное расслоение чукотского общества.

Для общественного строя чукчей к началу контактов с русскими были характерны перерастание патриархальной общи­ны в соседскую и развитие имущественной дифференциа­ции. Олени, собаки, жилища и байдары находились в частной собственности, пастбища и промысловые угодья — в общинной. Основной социальной единицей тундровых чукчей  было стойбище из 3—4 родственных семей; у бедняков стойбища могли объединять семьи, не связанные родством, в стойбищах крупных оленеводов жили их работники с семьями. Группы по 15—20 стойбищ были связаны от­ношениями взаимопомощи. Приморские чукчи объединялись по несколько семей в байдарную общину (этвэт йырын), возглавлявшуюся хозяином байдары. У оленных чукчей существовали патрилинейные родственные группы (варат), связанные общими обычаями (кровная месть, переда­ча ритуального огня, одинаковые знаки на лице во время жертвоприношений и др.). До XVIII в. было известно патриархальное рабство.

У чукчей была распространена вера в духов. Болезни и бедствия приписывались действию злых духов (келет), охотящихся за человеческими душами и телами и пожирающих их. Среди животных особенно почитались белый мед­ведь, кит, морж. Каждая семья имела набор священных предметов: связку амулетов, бубен, прибор для добы­вания огня в виде доски грубой антропоморфические формы с углублениями, в которых вращалось лучковое сверло; огонь, добытый таким способом, считался священным, мог передаваться только среди родственников по мужской линии. Умерших сжигали на костре или оставляли в тундре, одев перед этим в погребальную одежду, обычно из белых шкур. Стариками, а также в случаях тяжелой болезни, горя, обиды и т. д. часто предпочиталась добровольную смерть от руки родственника; считалось, что она обеспечивает лучшую посмертную участь. Был развит шаманизм. Шаманы имитировали голоса животных, сопровождали свои действия игрой на бубне, пением или речитативом, плясками. Особенно почитались шама­ны-мужчины, уподоблявшиеся женщинам, и наоборот. Особого костюма шаманы не имели.

Процесс христианизации, начавшийся в конце ХVII в. и продолжавшийся до начала ХХ в., привел к распро­странению среди чукчей некоторых элементов православия, сопровождавшего внедрение русской культуры. Миссионерская деятельность значительно усилилась после того, как во главе православной церкви северо-востока Сибири встал Иннокентий (Вениаминов), считавший, что приобщение аборигенов к вере возможно через повышение их культуры в целом. Церковь достаточно активно боролась с шаманизмом, в то же время терпимо воспринимая синкретич. с хрис­тианством формы его выражения. В советский период, когда атеистическая пропаганда была направлена в основном против христианства, имело место возрождение традиционных веро­ваний, несколько видоизмененных.

Семья, в прошлом большая патриархальная, к концу XIX в. превратилась в малую патрилокальную. Соглас­но традиционному свадебному обряду, невеста в сопровождении родственников приезжала к жениху на своих оленях. У яранги забивали оленя и его кровью невесте, жениху и их родственникам наносили на лицо родовые знаки жениха. Существовали элементы группового брака («переменный брак»), отработки за невесту, у богатых — многоженство. Много проблем у оленных чукчей  возникало с диспропорцией в половой структуре (женщин было меньше, чем мужчин). Имя ребенку давали обычно через 2— 3 недели после рождения.

Основное занятие тундровых чукчей — кочевое оленеводство, имевшее ярко выраженное мясное направление. Второе направление — получение шкур. Использовали также ездовых оленей в упряжке. Стада отличались сравнительно крупными размерами, олени были слабо одомашнены, вы­пасались без помощи собак. Зимой стада держали в укрытых от ветра местах, перекочевывая по несколько раз за зиму, летом мужчины уходили со стадом в тундру, женщины, старики и дети жили в стойбищах по берегам рек или моря. Оленей не доили, иногда пастухи выса­сывали молоко. Для приманивания оленя пользовались мочой. Кастрировались олени путем перекусывания семенных каналов.

Основное занятие береговых чукчей — охота на морского зверя: зимой и весной — на нерпу и тюленя, летом и осенью — на моржа и кита. На тюленей охотились в одиночку, подползая к ним, маскировались и подражали движе­ниям животного. На моржа охотились группами по несколько байдар. Традиционное охотничье оружие — гарпун с поплавком, копье, ременная сеть, со второй половины XIX в. распространилось огнестрельное оружие, методы охоты упростились. Иногда стреляли тюленей на большой скорости с нарт. Рыболовство, кроме бассейна Анадыря, Колымы и Чауна, было развито слабо. Промыслом рыбы занимались мужчины. Рыбу ловили сачком, удой, сетями, летом — с байдар, зимой — в проруби. Лосося заготавливали впрок. До появления огнестрельного оружия охотились на дикого оленя и горного барана, впоследствии почти полностью истребленных; под влиянием торговли с русскими распространился пушной промысел. До настоящего времени сохранилась охота на птиц с помощью «бола» (метательные орудия из нескольких веревок с грузами, которые опутывали летящую птицу). Раньше при охоте на птиц пользовались также дротиками с метательной дощечкой, петлями-ловушками; гаг били в воде палками. Женщины и дети занимались также сбором съедобных растений. Корни выкапывали орудием с наконечником из рога, позднее — из железа.

Традиционные ремесла — выделка меха, плетение сумок из волокон кипрея и дикой ржи у женщин, обработка кости у мужчин. Развиты художественная резьба и гравировка по кости и моржовому клыку, аппликация из меха и тюленьей кожи, вышивка оленьим волосом. Для чукотского орнамента характерен мелкий геометрический узор. В XIX в. на восточном побережье возникли кустарные объединения по производству резных предметов из моржовой кости на продажу. В XX в. развилась сюжетная гравировка по кости и моржовому клыку (работы Вуквола, Вуквутагина, Гемауге, Хальмо, Ичеля, Еттуги и др.). Центром косторезного искусства стала мас­терская в селе Уэлен (создана в 1931). Во второй  половине XIX в. многие чукчи стали наниматься на китобойные шхуны и золотые прииски. Большинство современных чукчей занимается традиционными ви­дами деятельности в рамках оленеводческих и промысловых хозяйств. Часть занята в животноводстве, звероводстве, тепличном овощеводстве, сферах обслуживания, образования и здравоохранения. Семьи оленеводов живут в постоянных поселках; ук­рупнены поселения приморских чукчей.

В зависимости от вида хозяйственной деятельности поселения чукчей делились на кочевые оленеводческие, которые состояли из переносных жилищ (яранг), и стационарные/сезонные поселения из постоянных наземных и полуподземных жилищ. Основное жилище оленных чукчей - яранга - представляло собой каркасную постройку с жердевой основой: низ которой цилиндрический, а верх конический. Стены образованы вертикальными шестами, расположенными по окружности. Вверху они соединены горизонтальными шестами. На эту конструкцию опираются шесты крыши, поставленные конусом. Каркас покрывается покрышками из оленьих или моржовых шкур и дополнительно обвязывается рем­нями. Жилая часть яранги состоит из пологов (ящик прямоугольной формы, сшитый из оленьих шкур), число которых зависит от количества брачных пар, живущих в яранге. Полог отапливается и освещается жировыми лампами. Жилище оседлых чукчей более капитальное. Это наземная или углубленная в грунт постройка, основу которой составляет каркас из китовых челюстей и ребер. Сверху каркас перекрывался дерном и землей. Внутри по периметру стен шли нары, на которых, как и в яранге, располагались пологи. В жилище были 2 входа: летний через крышу и зимний в одной из боковых стен. Каркас таких построек мог выполняться и из бревен.

Основными материалами, из которых изготавливалась традиционная одежда как оленных, так и приморских чукчей, были оленьи и в незначительной степени тюленьи шкуры. Последние ис­пользовались в основном для обуви и отдельных деталей одежды. Состав костюма чукчей отличался по полу, а также по при­надлежности к той или иной хозяйственной группе. Так, нательной одеждой мужчин у приморских чукчей были натазники и двойные штаны из камуса и оленьей шкуры, оленные чукчи натазников не носили. Плечевая одежда у обеих групп чукчей летом состояла из глухой рубахи, сшитой мехом вовнутрь, зимний костюм дополнялся еще одной глухой рубахой, скроенной аналогично нижней, но мехом наружу. Одежда подпоясывалась с напуском, в который помещали мелкие предметы - емкость с табаком, трубку, спички и т. п. Русские называли такую одежду «кукашка» или «кухлянка». Для защиты меховой одежды от влаги поверх нее надевалась «камлея» - тунико­образная глухая одежда с капюшоном. Летом носили либо старую зимнюю одежду, либо аналогичную по крою, но сшитую из ровдуги. Приморские чукчи изготавливали непро­мокаемые камлейки из кишок морских млекопитающих. Зимняя обувь двойная (меховой чулок мехом вовнутрь и наружная камусная обувь мехом наружу), заправляет­ся под штаны. Летняя делалась из «дымовины» — оленьей шкуры из покрышки яранги. В зимний комплект входили одинарные камусные рукавицы и двойные капорообразные шапки. Женская одежда по категориям костюма совпадала с мужской. Нательная у приморских чукчей пояс-повязка с натазниками. Нижняя плечевая одежда — широко скроенный комбинезон с короткими штанинами - шилась мехом вовнутрь. Концы рукавов и штанин имели вздержки. Зимний костюм дополнялся верхним комбинезоном (керкер), сшитым мехом наружу. При длительных переездах и холодной погоде поверх двойного комбинезона надевалась глухая одежда мехом вовнутрь с капюшоном — камлейка. Летняя женская одежда состояла из старого зимнего комбинезона и камлейки из хлопчато-бумажной ткани. И женщины, и мужчины в сырую погоду носили камлейки из кишок. Женская обувь по сравнению с мужской имеет более длинные голенища, которые на ноге закрепляются завязками. Обувь заправлялась в штанины комбинезона, которые затягивались вздержкой. Женские рукавицы и головные уборы по конструкции и спо­собам ношения не отличаются от мужских.

Рацион питания характеризуется преобладанием мясной пищи. У оленных чукчей это оленье мясо, у морских охотников — мясо морских животных. При слабом развитии рыболовства рыба в питании чукчей значительной роли не играла. Растительная пища, за исключением ягод, которые впрок не заготавлива­лись, использовалась в качестве добавок к мясным и рыбным блюдам. Это «моховая каша» (полупереваренный мох, который добывался из оленьих желудков), листья ряда растений (например карликовой березы), коренья, внутренняя часть древесной коры и корней березы. Растительная пища за­готавливалась на зиму, как правило, в сквашенном виде. У чукчей, как и у большинства народов Сибири, широко распространено сыроедение. Основная технология приготов­ления пищи - варка. Состав блюд не отличается разно­образием. Это похлебки на основе крови животных, варе­ного мяса с добавлением субпродуктов и дикоросов. Для консервации мясо проваривалось в небольшом количестве воды с добавлением кореньев. Из полученного фарша скатывались большие шары, которые зимой проморажи­вались. К традиционным напиткам относится чай.

Праздники были связаны с хозяйственными циклами: у оленных чукчей - с осенним и зимним забоем оленей, отелом, откочевкой стада на летовку и возвращением оттуда. Праздники приморских чукчей  близки к эскимосским: весной праздник байдары по случаю первого выхода в море, ле­том - праздник голов по случаю окончания охоты на тюленей, осенью - жертвоприношение морю, поздней осенью — праздник Кэрэткуна, хозяина морских зверей, изображаемого в виде деревянной фигуры, которую сжигали по окончании праздника. Праздники сопровождались танцами под бубен, пантомимой, жертвоприношениями оленей, мяса, фигурок из оленьего жира, снега, дерева у оленных чукчей, собак — у приморских.

Фольклор чукчей включает космогонические мифы, мифологические и исторические предания, сказки о духах, животных, похожде­ниях шаманов, былички и др. Мифология имеет общие черты с мифами коряков, ительменов, эскимосов и североамериканских индейцев (сюжет о Вороне - трикстере и демиурге и др.).

Традиционные музыкальные инструменты — варган (хомус), бубен (ярар) и др. — делались из дерева, кости, китового уса. Кроме ритуальных танцев, были распространены также импровизированные развлекательные танцы-пантомимы. Характерен танец пичьэйнен (букв. «горлом петь»), сопровождав­шийся горловым пением и выкриками танцующих. Традиционные танцы чукчей сохраняются в исполнении профессиональных коллективов (первый профессиональный ансамбль «Эргырон» создан в 1968, и др.).

Лит.: Богораз В.Г. Отчет об исследовании чукчей Колымского края // Отд. оттиск из «Известий Восточно-Сибирского Отд. Им­ператорского Русского Географического Общества» за 1899. Т. 30, вып. 1; Он же. Очерк материального быта оленных чукчей // Сборник Музея Антропологии и Этнографии. СПб., 1901. Вып. 2; Народы Сибири. М.; Л., 1956; Вдовин И.С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.; Л., 1965; Гурвич И.С. Этническая исто­рия северо-востока Сибири. М., 1966; Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней. Новосибирск, 1974.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири