Буряты, родоплеменные и этнотерриториальные группы в XVII-XIX вв.

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

К началу XVII в. этническая карта региона выглядела примерно следующим образом. В долине Ангары и ее притоков, также в верховьях Лены проживали хонгодоры, булагаты, эхириты и отдельные родовые группы западномонгольского происхождения – икинаты, сэгэнуты, зунгары и т.д. В Забайкалье кочева­ли хоринцы и многочисленные группы собственно монгольского происхожде­ния. В верховьях Оки обитала небольшая часть сойотов тюркоязычного наро­да, близкородственного тувинцам–тоджинцам и тофаларам, впоследствии почти полностью ассимилированных бурятами. Кроме того, на р. Витим и в районе Еравнинских озер проживали дауры. О том, что они говорили на одном из диа­лектов монгольского языка, свидетельствует тот факт, что их язык "с якутским и тунгусским не сходится" (Сборник документов... 1960. С. 38). Однако в источ­никах последующего времени дауры уже не упоминаются как этническое целое.

Говоря о булагатах, да и вообще о западных бурятах в целом, прежде всего необходимо отметить значительную роль тюркских элементов в их формирова­нии. Весь облик их материальной культуры (жилище, одежда, пища и т.д.), осо­бенности языка служат ярким тому подтверждением. В генеалогических леген­дах, мифах, шаманских призываниях содержатся достаточно четкие указания на существование у них в прошлом тотемного культа быка.

Тотем быка (огуз), как известно, считается характерным для тюркских на­родов. Бык, в частности, считался тотемным предком одного из самых знатных родов хунну – Хуянь (Бернштам. 1951. С. 224).

Имя Будан, несомненно, восходит к древнетюркскому слову bodun – "народ, население" (Древнетюркский словарь. 1969. С. 108). Иначе говоря, имя Будан–хатан можно трактовать как "госпожа из тюркского племени".

Устная традиция булагатов возводит их родословную к легендарному первопредку Булагату или Буха–нойону. В целом содержание родословной ветви бу­лагатов довольно сильно варьирует по разным территориально–родовым груп­пам, что можно рассматривать как лишнее свидетельство о весьма сложном ха­рактере формирования этой этнической общности.

Согласно большинству версий родословных таблиц, Булагат имел двух сыно­вей: Булган хара и Бузган хара. В данном факте исследователи склонны усматри­вать пережитки существования у булагатов в прошлом дуальной организации (Цыдендамбаев. 1972. С. 285). Правда, дальнейшая родословная линия ведется в основном от Булган хара. В качестве его сына обычно называется Тоглог (Тугалак). Семантика этого имени остается не до конца выясненной. По некоторым данным Тугалак – "популярнейший герой – родоначальник некоторых тюрко–язычных этнических групп и народов" (Дугаров. 1993. С. 211), согласно другим версиям его имя восходит к тюркскому tugluy – "имеющий знамя, бунчук".

Тугалак имел семерых сыновей, от которых, якобы, и произошло многочис­ленное племя булагатов. Про них говорят: Тоглогой долоое тооложо барахабэйт, Тогоониин архиие уужа барахабэйт! "Не счесть потомков всех сыновей Тоглока, не выпить до дна их молочной водки". Необходимо подчеркнуть, что в разных вариантах родословных преданий по–разному передаются не только по­рядковые номера, но и имена семерых сыновей.

В сравниваемых нами 5–6 вариантах родословных везде фигурирует, причем неизменно в качестве старшего сына, Алагуй. Его почетное место в иерархиче­ской системе булагатских родов получило отражение в соответствующих эпите­тах: Аха ехэ Алагуй (то есть "старший и почтенный"), Ама сагаан Алагуй (букв, "белоротый"). Поэтому есть основание рассматривать алагуев род как один из основных или коренных в составе булагатов. В основе имени, можно предполо­жить, лежит тюркское или тюрко–монгольское ала(г) – "пестрый, пегий". Воз­можно, имеет место табуированное название какого–либо тотемного животно­го. В качестве исконного места обитания алагуевцев в преданиях постоянно упо­минается долина р. Куды.

Следуя логике родословных преданий, род хурхут также можно отнести к числу древнейших булагатских родов. Это имя, как и Алагуй, встречается во всех рассмотренных нами вариантах родословных. Очевидно они же, как хурхаты, упоминаются среди аларских бурят. Хурхуты встречаются также в Тунке. Согласно преданиям последних, первоначальная их родина располагалась по до­лине Ангары. Хурхут (хурхат), вполне сопоставим с этнонимом курыкан. Тот факт, что какая–то часть курыкан после распада их объединения приняла уча­стие в формировании западных бурят, хорошо согласуется с исконным положе­нием хурхутов среди булагатских родов.

Безусловно, одним из старейших в составе булагатов является род готол. Ду­мается, что такому заключению не должны препятствовать некоторые имею­щиеся различия в текстах преданий: Готол считается сыном то Тугалака, то –Алагуя. Представители данного рода весьма многочисленны и делились в про­шлом на 4 части; в их составе выделялось около двух десятков подродов или уруков. Неясной остается этимология имени. Его необычная для монгольских этно­нимов внешняя форма предполагает, скорее, тюркское или тунгусское прошлое основного ядра носителей данного имени.

В качестве потомка Тоглока также неоднократно фигурирует Сагаан, хотя под этим именем у булагатов не существует конкретной родовой группы.

Вместе с тем у хонгодорского рода тайбжан имеется второе название — Са­гаан. У хоринцев есть также родовое подразделение с аналогичным названием. И те, и другие, по мнению исследователей, восходят к древним урасутам (уруснутам). Названный этноним, в свою очередь, сопоставим с древнетюркским urtin – "белый, светлый" (Дугаров. 1993. С. 213–215). Следовательно имя Сагаан является своеобразным свидетельством о характере былых этнических связей между булагатами, хоринцами и хонгодорами. В этой связи можно также вспом­нить, что среди основных персонажей родословных таблиц эхиритов присутст­вует имя hуудаг Сагаан.

Практически во всех вариантах родословных преданий в качестве седьмого сына Тугалака упоминается Ашабагат. Про них еще говорят: Ашаанда ерэрэн Аша–абгад "В обозе пришедший Ашабагат". На основании этого факта можно предположить, что последние появились в составе булагатов относительно позд­но. В отличие от названий большинства других основных булагатских родов, этимология рассматриваемого имени довольно прозрачна и легко объяснима средствами монгольских языков — букв, "внуки–дяди". Возможно, именно с появ­лением ашабагатов следует связывать начало процесса монголизации исконно­го этнического ядра булагатов.

К началу XVII в. ашабагаты располагались в Предбайкалье тремя основны­ми группами: одна по Оке и Уде, вторая – в верховьях Куды, третья – в устье р. Голоустной (северо–западное побережье Байкала).

Большинство остальных родовых подразделений, если судить по содержа­нию тех же родословных ветвей возникло, по–видимому, в результате последую­щих ответвлений или появилось в составе булагатов позднее. Генеалогия значи­тельной части булагатов восходит, например, к так называемой "Батлаевской семерке" (Батлайн долоон). Их предок Батлай в большинстве случаев связыва­ется своим происхождением с Алагуем. По одному из вариантов, названная "се­мерка" выглядит следующим образом: 1) Эдыга, 2) Мунхэлэй (Харанууд), 3) Балдай, 4) Шаралдай, 5) Бубай, 6) Нуламзан, 7) Бозой.

От Бубая распространились так называемые Бубайн найман "Бубаевская восьмерка". Многочисленные потомки Шаралдая, разделившиеся впоследствии на два рода – Первый и Второй шаралдаев – расселены в основном на территории современных Шаралдаевского и Укырского сельсоветов Боханского района.

Неоднозначно решался вопрос о происхождении харанутов. В Предбайкалье они в прошлом обитали в двух местах: по Оке и Ангаре, другие – по Куде и Мурину. Высказывалось мнение о тунгусском происхождении харанутов (Токарев. 1939. С. 115; Долгих. I960. С. 216; Цыдендамбаев. 1972. С. 251–252). Поскольку харануты являются одним из известных родов у халха–монголов, встречаются среди ойратов, их генеалогия, судя по всему, не должна выйти за пределы мон­гольского этнического мира. По Рашид–ад–дину, их происхождение может быть связано с хунгиратской племенной конфедерацией (Рашид–ад–дин. 1952. С. 161).

Многочисленная ветвь булагатов (преимущественно осинские, молькинские буряты) ведет свое происхождение от некоего Обогона. Согласно большинству версий, Обогон происходит от дочери Тугалака Голохан, которая забеременела, проглотив цветок–подснежник. Вполне возможно существование в прошлом са­мостоятельного племени, лишь относительно поздно примкнувшего к булагатам (Румянцев. 1969. С. 82).

У Обогона, по преданию, было три сына – Хогой, Онгой и Онхотой. Дру­гих особых подробностей относительно генеалогий этих родов не имеется. Есть, например, сведение о том, что жена Онгоя происходила из племени барагут (Румянцев. 1969. С. 83). Далее можно указать, что имя онхотой близко со­звучно с этнонимом онход. О том, что территория вокруг Байкала населена "бурятами, монголами и онкотами", сообщал Избрант Идее (Идее, Бранд. 1967. С. 140). Под "онкотами" очевидно имеются в виду этнические группы тунгусского происхождения.

Далее обращаясь к генеалогическим легендам и преданиям булагатов, нель­зя не заметить, что в них одновременно угадываются пережитки более древних представлений, восходящих, возможно, к эпохе матриархата. Речь прежде всего идет об образе шаманки Асуйхан (Асухан), которая выступает в роли приемной матери Булагата (и нередко одновременно Эхирита). Как выясняется, имя ша­манки Асуйхан объяснимо на основе эвенкийского языка – в вилюйском говоре слово асикакан означает "красавица" (Цыдендамбаев. 1972. С. 525).

Ничего удивительного в этом нет. Имеющиеся источники свидетельствуют о существовании в прошлом весьма тесных и разнообразных контактов между предками бурят и эвенков. Во–первых, имеется множество фактов о регулярных взаимобрачных связях между их отдельными группами. Во–вторых, в результа­те тесного взаимодействия многие эвенкийские роды оказались обуряченными.

Достаточно полное представление об эвенкийско–бурятских взаимоотноше­ниях в прошлом дают материалы по языку. Правда пока трудно сказать что–либо определенное о количестве эвенкизмов в лексике бурятского языка. Ясно лишь, что оно варьирует по разным территориально–диалектным группам. Осо­бенно рапространены эвенкизмы в говорах западных бурят. Причем большинст­во эвенкийских заимствований составляют слова, обозначавшие предметы и по­нятия, связанные с условиями жизни в тайге.

Эвенкийское влияние сказалось и на фонетическом строе бурятского языка. По мнению ряда исследователей, такие существенные признаки, как наличие фарингального h, особенности произношения (более монотонный, замедленный темп речи по сравнению с другими монгольскими языками) и т.д., могли возник­нуть в результате взаимодействия с эвенкийским языком (Рассадин. 1982; Бураев. 1987. С. 65–72). Тунгусский этнический пласт, безусловно, древнейший в со­ставе бурят.

Родословная эхиритского племени начинается обычно с Эхирита. Этноним эхирит (икирес, икирас), как известно, неоднократно упоминается в "Сокровен­ном сказании", "Сборнике летописей". Это слово по своему "морфемному соста­ву может быть признано тюркизмом", так как производящая основа состоит из тюркского ики "два" или икиз "близнец" (Санжеев. 1983. С. 49–50).

Икиресы, как явствует из источников, были "одного корня с Кунгиратами", входили в состав коалиции Джамухи (Сокровенное сказание. § 116; Рашид–ад–дин. С. 165). Поэтому возможно, что какая–то часть эхиритов после их разгрома решила "бежать в труднодоступные места обитания лесных племен" (Цыден­дамбаев. 1972. С. 288).

Эхирит, согласно родословным преданиям, имел одного сына — Зонхи, кото­рого можно рассматривать как своеобразного прототипа Тугалака. У Зонхи бы­ло четверо сыновей (иногда называется и пятый — Малза) — пуудаг Сагаан, Шоно, Абзай, Ьэнгэлдэр (порядок их расположения также варьирует).

Согласно следуемой нами логике родословных преданий, основными или ко­ренными среди эхиритов можно считать роды шоно, Ьэнгэлдэр, абзай.

Наиболее многочисленное ответвление исходит от пэнгэлдэра, который еще нередко называется сыном Ьэрхэлдээ и, следовательно, внуком Зонхи. Суф­фикс –дэр, очевидно, сигнализирует о былых связях носителей данного имени с тюркским этническим миром. В отношении количества и конкретных имен сы­новей пэнгэлдэра данные сильно расходятся. По некоторым версиям у него бы­ло трое сыновей – Хэрхэгтэ, Халюхай и Хазуухай, а у последнего два сына – Ха­даалай и Хоргопон. У Хадаалай было 7 сыновей, среди которых наиболее часто упоминается Буура, Хура, Ьойбо, Хамнагадай. Широко распространены преда­ния о Хамнагадай, седьмом сыне Хадаалай, рожденном от женщины из хамни–ганского (тунгусского) рода, ставшего впоследствии метким стрелком, отлич­ным охотником.

Род шоно (шоно ураг, что в русских документах нередко искажалось как "Чернорудский") делился на следующие кости: хамнай, бурлай, богол, борсой, нетун, басай, оторши.

Согласно одним версиям, у пуудаг Сагаана было 3 сына: Тогто, Сэхир (Сэн–хир) и Сахир; от второго произошел ользонов род, от последнего – баяндай.

Абзай, по некоторым версиям, был не сыном Зонхи, а женой его сына Хэр–хэн (hэрхэгтэ), который якобы умер молодым. Род абзай делится на 3 подрода или кости: онгой, балтуга, боохолдой.

В целом можно согласиться с мнением о бывшем тюркском этническом об­лике родов Ьэнгэлдэр и абзай (Цыдендамбаев. 1972. С. 261). В то же время не вызывает сомнений исконно монгольское происхождение рода шоно. Родовые группы с аналогичным названием известны среди халха–монголов, калмыков.

По некоторым сведениям, чину аймак имелся у сяньби (Сухбаатар. 1971. С. 50–52). Скорее всего, именно чоносцы стали "катализатором монголоязычья" эхиритов в целом (Нанзатов. 2002. С. 84).

Далее, говоря о булагатах и эхиритах в целом, нельзя не отметить существо­вание между ними длительных и разнообразных связей, в результате чего про­изошло тесное переплетение их исторических судеб, что порой бывает не про­сто определить булагатскую или эхиритскую принадлежность отдельных родо­вых групп. Данное обстоятельство нашло соответствующее отражение в леген­дах и преданиях западных бурят, в которых эхириты и булагаты нередко изобра­жены как родные братья.

У хонгодоров, в отличие, например, от эхиритов, булагатов и хоринцев не имеется относительно четкой племенной структуры и развитой системы родо­словных преданий, что является признаком еще окончательно не завершивше­гося процесса объединения разных родоплеменных групп в одно самостоятель­ное целое. Сложным остается вопрос о происхождении хонгодоров. Основной тезис: являются они автохтоннами на территории Прибайкалья или они относи­тельно поздние выходцы из пределов Северо–Западной Монголии. Более пред­почтительной представляется автохтонная теория.

Часть хонгодоров, по–видимому, была вынуждена переселиться из Предбайкалья в районы Северо–Западной Монголии, Саяно–Алтая во время бурных событий первой половины XIII в. Затем они отдельными группами начали воз­вращаться на "породные" земли. Причем начало процесса реэмиграции оче­видно можно отнести не только к XVII в. Нестабильная политическая обста­новка, установившаяся в Монголии после распада единой империи, вполне спо­собствовала перманентному оттоку населения в окраинные земли. В состав возвращенцев, естественно, периодически включались этнические группы и иного происхождения.

Не до конца решенным остается вопрос об этническом составе хонгодоров. Весьма непростым делом представляется выявление даже тех родовых групп, составивших коренное ядро данной этнической общности. С наибольшим осно­ванием на данную роль, по–видимому, может претендовать род тайбжан, у кото­рого, как отмечалось, имелось еще другое название – сагаан, что в свою очередь, сопоставимо с этнонимом урасут, носители которых упоминаются в перечне "лесных" народов в начале XIII в. "Хонгодоры, – писал, в частности, Б.О. Дол­гих, – назывались также роснутами, руснутами (уруснутами), урусурнатами и иногда хабариутами... Название хонгодоры употреблялось главным образом в Иркутском уезде, а название роснуты — в Енисейском (в Балаганске)" (Долгих. 1960. С. 300).

СП. Балдаев, например, приводит следующий список хонгодорских родов: 1) Ашата, 2) Гуран, 3) Ашхай, 4) Улаазай, 5) Тайбажан, 6) Хагта, 7) Найдар, 8) Шуранхан, 9) Боолдой, 10) Буруутхан, 11) Боролзой, 12) Дуртэн (Балдаев. 1960. С. 322–323).

Существование среди хонгодоров такой родовой группы, как Найдар, не подтверждается данными других имеющихся у нас источников. Думается переч­нем остальных названных здесь "оттоков" с добавлением, возможно, таких имен, как бадархан, хабарнут, шуртху, моотонго, можно наметить список наибо­лее крупных хонгодорских и примкнувших к ним родов.

Кроме того, в пределах территории расселения хонгодоров проживают представители отдельных этнических групп, которых нельзя определенно отне­сти ни к хонгодорам, ни к другим известным объединениям племенного уровня. Это прежде всего такие роды, как шаранут, тэртэ, шошоолог, hойхо.

Основываясь на документах XVII в., обособленное положение двух последних родовых групп подчеркивал Б.О. Долгих. Однако его предположение о возможном тун­гусском происхождении "Цысоликов" (Долгих. 1960. С. 300–301), не может быть принято. Судя по данным родословных преданий, например, наличие тотема ле­бедя, аларо–тункинские шошоолоки – это бывшие тюрки, по всей вероятности, довольно рано оказавшиеся в протобурятской среде. Сеок шакшалык имеется в составе северных алтайцев (Галданова. 1992. С. 12–14).

Особняком стоит такая этническая группа как икинаты и некоторые родо­вые группы западномонгольского происхождения, как например цэгэнуты, зунгары.

Хоринцы после того, как их основная часть оказалась в ведении ойратов, стали кочевать в пределах Хангайского нагорья. Очевидно, на этом перипетии их сложной исторической судьбы не завершились. Как выясняется из летописей самих хоринцев, они непосредственно перед появлением на территории Забайка­лья проживали во Внутренней Монголии, в подчинении туметского Алтан–хана. Оттуда в результате притеснений со стороны местных правителей где–то на ру­беже XVI–XVII вв. начали выходить на территории их современного расселения, распространяясь постепенно на север и запад вплоть до северного побережья оз. Байкал, где они впервые встретились в русскими (Токарев. 1939. С. 118–123; Залкинд. 1958. С. 134–135; Долгих. 1960. С. 327–334; Румянцев. 1962. С. 183–187; Цыдендамбаев. 1972. С. 51, 53, 58, 63–65).

Согласно их устным преданиям, хоринцы считаются потомками Арбан нэгэн эсэгэ (букв, "одиннадцати отцов"), которые являлись в свою очередь сыновьями легендарного Хоридой мэргэна. Широко известна легенда о женитьбе Хоридой мэргэна на небесной деве–лебедице, от брака с которой и появились на свет одиннадцать сыновей, ставшие прародителями всех хоринских родов. До недав­него времени у хоринцев сохранялся обычай, когда пролетали над юртами лебе­ди, хозяйки выбегали на улицу и совершали обряд жертвоприношения, брызгая им молоком или молочным чаем.

Племенная структура с делением хоринцев строго на 11 родов установилась, видимо, позднее, после выхода их основной массы из Монголии. Нынешние из­вестные 11 родов делятся на две группы – галзутскую и хараганаевскую. В со­став первой входят следующие 5 родов (табан шара галзуудтан): галзут, шарайт, гучит, хуасай, хубдут; во вторую – остальные 6: харгана, худай, хальбин, бодонгут, батнай, саганут.

Вплоть до установления русско–монгольской границы в 1727 г. хоринцы, как и все остальное кочевое население Забайкалья, довольно свободно перемеща­лись до пределов Халхи и обратно, в зависимости от обстоятельств подчиняясь то русской администрации, то монгольским правителям.

Кроме хоринцев, в начале XVII в. в Забайкалье проживали также другие монголоязычные территориально–родовые группы. Среди местных правителей самым известным и крупным являлся, согласно русским документам, Турухай–Табунан. Компонент Табунан связан с монгольским титулом табунанг "княже­ский зять". Турухай был зятем одного из могущественных феодалов Северной Монголии – Цэцэн–хана.

Количество его подданных определялось в "двадцать тысяч человек, опроче кыштымов". Казаками отмечено и богатое убранство его юрт: "пущены бар­хатом лазоревым, подзоры камка на золоте" (Сборник документов... 1960. С. 110–112). С именем Турухая–Табунана непосредственно связан этноним табангут. Табангуты в то время представляли, по мнению большинства ученых, объединение скорее политического характера, нежели этнического.

Итак, что из себя представляло в начале XVII в. монголоязычное население Прибайкалья? Во–первых, можно говорить о том, что к этому времени в основ­ном сформировалось этническое ядро каждого из четырех основных подразде­лений бурят – хоринцев, эхиритов, булагатов, хонгодоров. Во–вторых, предбайкальские племена, то есть эхириты, булагаты и, по крайней мере, часть хонго­доров, очевидно, уже находились на определенной стадии этнической консоли­дации. Это было обусловлено целым рядом факторов – единство территории, периферийное положение к остальному монгольскому этническому миру, сход­ство природно–географических условий, следовательно, хозяйственно–культур­ных типов, общность исторических судеб населения – в его формировании за­метную роль сыграли этнические компоненты тунгусского, тюркского и также ойратского происхождения, что во многом определило своеобразие этнокуль­турного облика западных бурят.

Население Забайкалья, то есть хори, которые в основной массе относитель­но недавно вышли из пределов Восточной Монголии, и "мунгальские люди" в то время практически не были вовлечены в общий интеграционный процесс.

В XIX в. в период существования степных дум у бурят сформировались но­вые общности – этнотерриториальные группы, которые разнятся между собой, помимо территориальных, различиями культурными и языковыми.

Самой западной этнотерриториальной группой бурят являются нижнеудинские буряты. В составе нижнеудинских бурят исследователями от­мечались следующие этнические единицы: тумэшэ, шарад, кулмэнгэ, малъжираг, туряалаг, кхоршон, кара коршон, саган коршон, янта коршон, котоб, барунгар, якта, бэбри, кхотомуд, кхурдуд, кара–дархан, саган тинса, кара тинса, бакан, бурхан шубун, ашибагат (Сыденова. 2000. С. 101; Хангалов. 1959. С. 15^47; Санжеев. 1930. С. 10; Дарбеева. 1960. С. 119). Нижнеудинские буряты расселены в среднем течении реки Уды, правого притока Ангары. Как видно из приведенного списка, часть представляет осколки малых племен, известных сре­ди остальных групп бурят, такие, как шарад, хулмэнгэ, хурдуд, ашибагад. Боль­шая часть распространена только среди нижнеудинских бурят.

В состав этнотерриториальной группы балаганских или у н г и н с к и х бурят в XIX в. входили такие малые племена, как букод, зунгар, ноёд, олзой, муруй, хулмэнгэ, хогой, онгой, онхотой, икинад, барай, холтубай, шарад, боролдой, харануд, хангин, ашибагад, тэртэ, тагна, занги, янгут, соленгуд, готол, шарануд, ехэнуд, боронуд, зод (НАРБ. Ф. 3. Оп. 1. Д. 862. Л. 5–9; Балдаев. 1970). Балаганские буряты расселены в долинах Унги и ее притоков, в среднем течении Оки, а также по западному берегу Ангары. Около половины племен входило в состав большого племени булагатов. В северной части расселены племена, входившие в XVII в. в икинатский племенной союз. Племена позднего монгольского происхождения дисперсно расселены и в основном массиве.

В состав этнотерриториальной группы аларских бурят входили та­кие малые племена, как хонгодор, тайбажан, ашита, харганай, хагта, хабар–нуд, шоно бурутхан, дуртэн, болдой, хотогой, сартул, шошолог, боронут, хурдут, шарануд, холтубай, шакуй, янгуд, хурхуд, туралаг, хогой, ноёд, шоно бурутхан, бадархан (Басаева, Зимин. 1988. С. 58). Близкой аларским бурятам яв­ляется небольшая этнотерриториальная группа китойских бурят, среди кото­рых известны такие племена, как сайгут, houho, шошолог, хурхуд, хатагин, тайшуд, урянхай, расселенные в долине р. Китой. Аларские буряты расселены в долине р. Белая и ее притока р. Аларь. Большинство племен принадлежит большому племени хонгодор (Румянцев. 1961. С. 115–126). К числу близких хонгодорам относятся буряты племени бадархан. В составе также есть осколки малых племен булагатов и небольшие группы выходцев из Монголии, не вошед­ших в большое племя хонгодоров.

В состав этнотерриториальной группы идинских бурят входили такие малые племена, как готол, янгуд, ирхидэй, олзой, муруй, хулмэнгэ, ноёд, хогой, онгой, онхотой, холтубай, барай, булуд, шаралдай, зомод, хурдуд, обогон, хулдад, буин, обондой, манхолюд, аргакан, парад, тогто (Румянцев. 1969. С. 76–104; Балдаев. 1970; НАРБ. Личный фонд М. Маласагаева). Идинские бу­ряты расселены в долинах рек Иды, Осы и их притоков, а также верховий Уды, впадающей в Ангару с востока. Основную массу идинских бурят составляют бу–лагатские племена. Единственным эхиритским является племя тогто. Осталь­ные племена являются осколками одноименных монгольских племен, по боль­шей части ойратских.

В состав этнотерриториальной группы кудинских бурят входили такие малые племена, как алагуй, абаганад, ашибагад, харануд, бубай, бабай, бу­ин, хурумша, олой, отонхой, хухурдой, мунхэлэй, саган, далхай, дурлай, хухэнуд, ехэнуд, дархад, хан–хиргис, галзуд, нохойуруг, хуасап, гушид, худай, хонгодор, тажагар (Балдаев. 1970; НАРБ, Л.Ф.М. Маласагаева). Кудинские буряты рассе­лены в долинах рек Куды, Мурина, Китоя, впадающих в Ангару, к ним относят­ся также буряты долины реки Голоустной, впадающей в оз. Байкал с юго–запада. В общем, большинство кудинских бурят составляют малые племена булагатов. Несколько малых племен, издавна расселенных в Кудинской долине, не входят в состав большого племени булагатов. Присутствуют также осколки племен – вы­ходцы из Монголии, прибывшие в позднем средневековье и в новое время.

В состав этнотерриториальной группы верхоленских бурят вхо­дили такие малые племена, как шоно, хэнгэлдэр, абазай, олзон, баяндай, худаг–саган, хадалай, бура, хамнагадай, бахай, хойбо, нэхэлэй, содо, хэрмэ, булуй, балтагай, басай, харятай, хурай, эмхэнуд, алагуй, хухурдой, миндалхай, хурхуд, ха­рануд, саган, хоридой, нагатай, галзуд, нохойуруг, хуацай, шарайд, сэгэнуд, тугуд, хайтал, торгоуд, боронуд, зунги, булга уруг, булгадай, минган, алаг, богол, нетун, согол, оторши, эрен дэглэй, лавхай, сазагай, дарбай (Румянцев. 1951. С. 78–108; Балдаев. 1970). Верхоленские буряты расселены в долинах верховий Лены и ее притоков, а также в долинах верховий Куды и Мурина. Большинство принадлежит к большому племени эхиритов. Присутствуют булагатские племе­на. Встречаются племена, по традиции относимые к хори, но по собственным преданиям некоторые из них вышли из Джунгарии. Отмечаются также осколки племен ойратского и монгольского происхождения.

В состав этнотерриториальной группы ольхонских бурят входи­ли такие малые племена, как шоно, абазай, хамнай, хэнгэлдэр, алагуй, сойод, галзуд, сэгэнуд, хайтал, буян, дурлай, харбяд, нохой, баяндай, булагад (Жамбалова. 2000. С. 17; Бабуев. 1989. С. 13–15). Ольхонские буряты расселены на ост­рове Ольхон и в средней части западного побережья озера Байкал. Большинст­во составляли выходцы из долины верхней Лены – племена эхиритов, а также сопутствующие им осколки сэгэнудов, галзудов и других малых племен бурят верховий Лены и долины Куды.

В состав этнотерриториальной группы тункинских бурят входи­ли такие малые племена, как хонгодор, хурхуд, шошолог, тэртэ, houho, бадар­хан, челдар, урянхай, сойот, иркит, онход, таха, мандай, булагат, зунгар, хор–шон, залха, енгуд, чахар (НАРБ. Ф. 171. Оп. 1. Д. 137. Л. 48; Абашеев. 1965. С. 4). Тункинские буряты расселены в долинах реки Иркут и ее притоков, берущих на­чало в горном массиве Восточного Саяна. Наиболее многочисленной общно­стью являются хонгодоры. Основную часть составляют малые племена, неприсоединившиеся к большим бурятским племенам. Среди них прежде тюркоязычные сойоты, иркиты, а также прежде тунгусоязычные залха.

В состав этнотерриториальной группы закаменских бурят вхо­дили такие малые племена, как хонгодор, тэртэ, хурхуд, houho, булбэ, хоршод, салжууд, атаган, бурэнгуд, алагуй, сартул, уляаба, долоонгуд, дурбэнгуд, боол–дой, соохэр, ангад, зунгар, барунгар, галзуд, шоно, тангуд, сойот, заяктай и сэнтигэн (Галданова. 1992. С. 23–30; Бабуев. 1993). Закаменские буряты рассе­лены в западной части горного хребта Хамар–Дабан в верховьях реки Джиды и ее притоков. Основу составляют малые племена, неприсоединившиеся к боль­шим племенам. Представлены в небольшом количестве хонгодорские племена, также группы булагатов и эхиритов. Племена сартул и атаган являются ча­стью племен, расселявшихся в XVII в. в устье Селенги. Присутствуют сойоты и тунгусские племена: заяктай и сэнтигэн, которые в течение XIX в. были асси­милированы бурятами.

В состав этнотерриториальной группы окинских бурят входили та­кие родовые группы, как боолдой, шуртху, шуранхан, моотонго, тэртэ, далан–ча, шоошхой, нойод, долоонгууд, донгод, houho, хоршод, саган, булга, муртэн, шонорог, махарог, уляаба, сойот, иркит, хаасут, онхот (Дугаров. 1983. С. 90–100; Павлинская. 2002. С. 35–40). Окинские буряты расселены в верховьях Оки, в долине ограниченной с северо–востока хребтом Восточным Саяном, с юго–запада хребтом Большой Саян. Основу окинских бурят составляют малые племена – осколки тункинско–закаменских племен, не входящих в состав большо­го племени хонгодоров. Хонгодорские племена боолдой, шуртху, шуранхан, мо­отонго являются этнической общностью среди окинских бурят. Особняком сто­ят племена, которые еще в XIX в. были билингвами и наряду с бурятским поль­зовались родным тюркским языком – сойоты, иркиты, хаасуты и онхоты.

В состав этнотерриториальной группы баргузинских бурят вхо­дили такие родовые группы, как абазай, баяндай, шоно, хэнгэлдэр, булагад, гал­зуд, сэгэнуд, эмхэнуд, бура, уули, басай, оторши, шарад, хурумша, онгой, хадалай, содой, богол, согол (Румянцев. 1949. С. 48–51). Баргузинские буряты расселены в долине реки Баргузин, впадающей в оз. Байкал с северо–востока. Все племена баргузинских бурят являются выходцами с верховий Лены и долины верховий Куды и ее притока Мурина. Большинство из них принадлежат большому племени эхирит. Такие племена, как сэгэнуд, эмхэнуд, хурумша являются неприсоединив­шимися к большим племенам. Племена галзуд и шарад, чьи этнонимы совпадают с хоринскими, также являются выходцами с западной стороны Байкала.

В состав этнотерриториальной группы кударинских бурят (байкало–кударинских) входили такие родовые группы, как абазай, шоно, олзон, хэн­гэлдэр, алагуй, ашибагат, хурумша, сэгэнуд, хайтал, дурлай, галзуд, торгоуд, монгол, хамниган, отонхой, баяндай, бура, зунгар, балтай (Махатов. 1964. С. 4; Балдаев. 1958. С. 152–177). Кударинские буряты расселены в одноименной сте­пи, находящейся в устье Селенги на восточном берегу озера Байкал. Также как и баргузинские буряты, они являются выходцами из долин рек Лена, Куда и Мурин. Большинство племен относятся к эхиритам. Сопутствующими им являются верхоленские сэгэнуды, хайталы, дурлаевцы, торгоуды, галзуды,

 

 

шарады, зунгары и муринские хурумши, не входившие в большие племена бурят. Булагатами являются буряты племен алагуй, ашибагад, отонхой.

В состав этнотерриториальной группы селенгинских бурят вхо­дили такие родовые группы, как ашибагад, харануд, цонгол, атаган, хатагин, сартул, узон, хурумша, олзон, бумал, табангуд, алагуй, готол, бабай, боян, урянхай, шоно, абазай, галзуд, хонгодор, хасама, хамниган, бошин, шошолог, цоргил, алцутха, тэлэгун, хэнцэх, выбылк, бухари, тайши, шири, байдан, чонад, боготул, солон, гозум, бэбэлэг, боленгуд, найман, цохор, батод, хотогойд, юмшой, номход, илджигид, урлуд, арабтан, арбанад, харчид, шаралдай, абагануд, шаван, джарай, дурбэд, хачинуд, зургин, хайтал, богол, булгад, янгуд, муруй, хангин, хогой, хухуйд, джунджэн, хэнгэлдэр, хотогту, хирчид, дамарин, бани, алатай, халчин, хорчид, салджуд, хуйд, хулмэд, хорлид, онход, хэрдэг, бунгуд, хурхуд, хатнол, дзэрид–азарбатан, хариан, арбагатан, монгол, дабши, согол, борсой, бухуд, хангин, онгод, холдумуй, суламанги, бардам, аргасун, шарайд, батанай, гучид, хирид, урлюд, абгад, сунуд, халбин, дайтхад (Румянцев. 1965. С. 90—117). Селенгинские буряты расселены в среднем и нижнем течении р. Се­ленги, в среднем и нижнем течении р. Джиды. Большое количество племен в со­ставе этнотерриториальной группы селенгинских бурят объясняется тем, что в этом регионе скопилось большое количество осколков племен западных бурят, бежавших на восточное побережье Байкала в середине XVII в. Также некоторые племена западных бурят были переселены в долину Селенги и введены в казачье сословие, после вхождения этой территории в Российское государство для охра­ны границ. Здесь сохранились также предшествующие западнобурятским мон­гольские племена табангуд, атаган, хатагин, сартул, цонгол и др. Также в те­чении XVII—XVIII вв. в этот район постоянно прибывали беженцы из этнической Монголии от Чахара и Ордоса на юго–востоке до Джунгарии на западе. Бегство в пределы Российского государства было обусловлено внутренними распрями между халха–монголами и джунгарами, а также завоеваниями маньчжуров. В си­лу исторических обстоятельств в этом регионе этнической Бурятии сложилась наиболее пестрая этническая картина, состоящая из осколков племен, пришед­ших из монгольских степей, и выходцев с западного берега озера Байкал.

В состав этнотерриториальной группы хоринских бурят входили такие племена, как галзуд, хуацай, хубдуд, шарайд, гучид, харгана, худай, бодон–гуд, халбин, батанай, саган, шоно, хэнгэлдэр. Хоринские буряты расселены на обширной территории, ограниченной с востока Яблоновым хребтом. Основная часть населения расселена в долине р. Уды, притока Селенги, в долине р. Хилок и его притоков к востоку от Селенги. Основную массу этнотерриториальная группы хоринских бурят составляют представители большого племени хори, со­стоящего из одиннадцати малых племен (Румянцев. 1962). В небольшом количе­стве в этом регионе представлены выходцы из Баргузинской долины.

В состав этнотерриториальной группы агинских бурят входили та­кие племена, как галзууд, харгана, хуасай, хубдууд, шарайд, бодонгууд, худай, сагаан, халбин, сахалтуй (Бадмаев. 1997. С. 6). Агинские буряты расселены в низовьях р. Онон, в долине р. Ага и в среднем течении р. Ингода. В основном агинские буряты представлены хоринскими племенами, остальные группы явля­ются меньшинством, которое не составляло административных единиц.

В состав этнотерриториальной группы ононских хамниган вхо­дили такие племена, как сартул, урянхан, тугчин, хачин, узон, гунуй, мекерчин, хатакин, горлут, даганхан, модоргон, багшинар, улдэгэн, бичикантан, пуца–гат, луникер, дулигад, чимчигид (Дамдинов. 1992. С. 54). Ононские хамниганы расселены в узкой приграничной с Монголией полосе, в долине р. Онон. Основ­ную группу населения составляют жители долины Онона, принадлежащие к группе обуряченного монгольского населения. В составе ононских хамниган также отмечаются обуряченные тунгусы (эвенки) – мекерчин, пуцагат, луникер, дулигат и чимчигид.

Все перечисленные выше этнотерриториальные группы бурят в этническом отношении являются смешанными, состоящими из племен, относимым как к большим племенам булагат, эхирит, хори и хонгодор, так и к малым, не явля­ющимися их подразделениями. Исходя из этого, необходимо прояснить принад­лежность к большим племенам их подразделений.

К большому племени булагат (булгад), или к так назвываемым "ко­ренным булагатам" по материалам генеалогий относятся такие малые племена, как алагуй, хурхуд, саган, далхай, готол, янгуд, мандалхай, батлай, буин, мун–хэлэй, хухурдой, шаралдай, олой, отонхой, бабай, осогор, харануд, бубай, булса, ата, боза, дурлай, хогой, онгой, онхотой, холтубай, ирхидэй. Из указанных двадцати семи племен только тринадцать в XIX в. составляли административные "роды", остальные входили в состав этих родов, то есть не были представлены на административной карте.

К большому племени эхирит (эхирид), или к так называемым "корен­ным эхиритам" по материалам генеалогий относятся такие малые племена, как хэнгэлдэр, абазай, шоно, худагсаган, хадалай, бура, хамнагадай, бахай, олзон, баяндай, тогто, содо, хойбо, хэрмэ. Из указанных четырнадцати племен толь­ко девять составляли административные "роды" остальные, очевидно, входили в состав последних, за исключением малого племени тогто, которое входило в состав идинских бурят.

К большим племенам бурят можно также отнести и племя хонгодор (х о н г о о д о р). Большое племя было основано как племенной союз только в Прибайкалье после выхода из Северо–Западной Монголии разрозненных малых племен и осколков, которые после небольшого мирного затишья начали скла­дываться в территориальные группы в долинах Белой, Китоя и устья Иркута. Процесс сложения территориальной группы продолжался вплоть до XVIII в. (Румянцев. 1961. С. 115–128). В административном отношении хонгодоры дели­лись на роды, в основе которых лежало обозначение порядковым числитель­ным, то есть 1–й хонгодорский род, 2–й хонгодорский род и т.д. до 8–го в Алари, а также с 1–го по 4–й в Тунке (Асалханов. 1960. С. 71).

К большому племени хори относятся такие малые племена, как галзуд, хуацай, хубдуд, шарайд, гушид, харгана, худай, бодонгуд, халбин, батанай, са­ган. Все эти племена составляли административные роды, которые зачастую де­лились на территориальные ветви – барун и зун, то есть "западную" и "восточ­ную". Также в административном отношении эти роды дублировались в Хорин–ской и Агинской степных думах, где они составляли абсолютное большинство. Однако, для выяснения этнического состава хоринских племен важными явля­ются материалы Ц.Б. Цыдендамбаева о хоринских хухурах – подразделений ма­лых племен. Среди хухуров хоринцев встречаются западнобурятские и монголь­ские этнонимы, которые указывают на сложный исторический путь развития большого племени хори.

Малые племена, находившиеся на периферии и в удалении от крупнейших булагатов и эхиритов не консолидировались с последними. На их основе соз­давались территориальные группировки. К наиболее крупным из их числа от­носятся такие племена, как сэгэнуд, икинад, зунгар, букуд, хурумша, абаганад, шошолог, тэртэ, houho, чалдар, табангуд, атаган, хатагин, цонгол, сартул, узон, нойод, шарануд и др. Большое количество подобных малых племен яв­ляются малочисленными и не упоминаются в административных документах. Также к подобным группам населения относятся осколки племен из различ­ных регионов Монголии, в составе западных бурят в большом количестве встречаются этнические группы ойратов, в селенгинском регионе отмечается большое количество халхаских и внутреннемонгольских по происхождению групп населения.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Нимаев Д. Д., Нанзатов Б. З. | Источник(и): Буряты. Народы и культуры. - М. Наука, 2004 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015