Белое духовенство в 1805-1860 годах // Дулов А.В., Санников А.П «Православная церковь в Восточной Сибири в XVII- нач. XX вв.» (2006)

Вы здесь

Белое духовенство состояло из лиц, обеспечивавших церковное богослужение, ведение метрических книг, исполнение духовных треб по просьбе паствы. Совокупность лиц, обслуживавших церковный приход, называлась причтом или клиром.

Священники (иереи) совершали все церковные службы и таинства, кроме поставления в священники, освящения антиминса и миро. Они также должны были наблюдать за нравственностью прихожан.

Наиболее авторитетным священникам давалось звание протоиерея, т.е. главного иерея. К числу священнослужителей относились также дьяконы, помогавшие священнику выполнять его функции. В распоряжении дьяконов находились церковные сосуды, облачения, книги. Они приходили в церковь раньше священника и готовили все необходимое для богослужения. Дьякон мог также вести церковную документацию, составляя книги церковного учета. Дьяконы соборов именовались протодьяконами.

К церковнослужителям относились дьячки (псаломщики), которые читали и пели во время церковной службы и при совершении треб вне храма. Пономари звонили в колокола, зажигали свечи в церкви, помогали псаломщикам при чтении и пении. Церковнослужителей называли также причетниками. К ним причислялись и просвирни (просфирни), женщины, которые пекли просвиры, маленькие белые пресные хлебцы, употреблявшиеся при таинстве причащения.

По штатам приходского духовенства, утвержденным в 1842г., все приходы разделялись на семь классов в зависимости от числа прихожан. К первому классу относились приходы с числом паствы в 2-3 тысячи. В них полагался семичленный причт: 2 священника, дьякон, 2 дьячка, пономарь и просвирня. Количеству прихожан от 400 до 1500 соответствовал четырехчленный причт (священник, дьякон, дьячок и просвирня), меньшему числу — двухчленный (священник и дьячок) 80.

Относительно надежные сведения о количестве клира Восточной Сибири имеются только для 1828г. Тогда числилось 20 протоиреев, 389 священников, 172 протодьякона, 319 дьяконов и 325 «прочих» (т.е. причетников) 81. Всего 1225 человек. Поскольку в это время в регионе было 309 церквей, получается, что в среднем на церковь приходилось по 3 члена причта. Удивляет слишком большое количество протодьяконов, которые служили только при соборах. По отдельным территориям членов причта было в 1828г.: в Иркутской губернии — 489, в Енисейской — 341, Забайкалье — 360, Якутии — не менее 35 человек. Для 1823г. имеются сведения о численности духовенства (вместе с семьями) по Восточной Сибири и ее территориям. В целом по региону насчитывалось тогда 3823 человека (1795 мужчин и 2028 женщин). Если пренебречь небольшой разницей в датах, то получим по 3,1 человека, - среднюю численность семьи членов клира.

3823 представителя духовенства составляли в 1823г. 0,52% населения Восточной Сибири, меньшую долю, чем в Западной Сибири (0,61%). По территориям духовенство распределялось таким образом: Иркутская губерния — 2447 человек (0,59% всех жителей); Енисейская — 1120 (0,7%); Якутия — 256 (0,16%).

В 1851г. численность духовенства в Сибири возросла, но уменьшилась его доля среди жителей. Во всей Восточной Сибири его количество достигло 4738, т.е. 0,42% от всего населения; в Западной Сибири его доля тоже уменьшилась, но по-прежнему была выше, чем в Восточной: 0,51%. В Иркутской губернии считалось 2939 лиц этого сословия, т.е. 0,45% от всех жителей; в Енисейской — 1338 человек, т.е. 0,53%; в Якутии — 461 человек, т.е. 0,23%. Таким образом, только в Якутии, где церковь пользовалась особой поддержкой правительства, в том числе и дополнительным финансированием, доля духовенства возросла 82.

Правовое положение духовенства в первой половине XIX в. улучшилась, священнослужители стали привилегированным сословием. В 1801г. священники и дьяконы были избавлены от телесных наказаний, в 1808г. это же было сделано в отношении их жен, а в 1830-х гг. и их детей.

В начале XIX в. духовенство освободили от личных податей и повинностей. Однако церковнослужители вместе с семьями были избавлены от телесных наказаний только в 1863г. В 1804г. лицам духовного звания разрешено покупать ненаселенные земли. В 1808г. установлен отпуск денежных сумм на покупку церковных принадлежностей для храмов Якутии 83.

О материальном положении духовенства удалось обнаружить, к сожалению, только отрывочные сведения. Еще в конце XVIII в. было установлено, что причт каждой сельской церкви имеет право пользоваться 33 десятинами пашенной и сенокосной земли. Во многих случаях причты сибирских церквей оставляли себе только сенокосы, а пашню передавали в пользование крестьянам, за что крестьяне платили им хлебную ругу. Руга собиралась в первой половине XIX в. разными способами: по 4,6 пуда хлеба с одного тягла на весь причт; по 2 пуда с человека старше 16, но моложе 60 лет; от 20 футов до 2 пудов зерна с ревизской души 84.

Кроме того, сельский клир получал плату за требы. Указом Синода в 1801г. были вдвое увеличены ставки за исполнение треб: за молитву родильнице — 4 коп., за крещение младенца — 6 коп., за венчание — 20 коп., за погребение — 20 коп 85. запрещалось брать плату за исповедь и причастие.

Фактически же духовенство чаще всего брало за исполнение треб значительно большие суммы, чем это было определено указом. Так, в 1842г. голова Кангаласского улуса Н. Неустроев сообщал в Якутское духовное правление, что «священники вынуждают прихожан своих давать за требы большие платы», что «ни мне, ни родникам моим неизвестно сколько, за какие требы должны платить священникам» 86.

По сведениям, собранным к 1808г. Синодом, большинство причтов имело по 50-150 руб. дохода, некоторые же — только 5-10 руб. в год.

В 1817г. по решению Синода стали выдавать значительные годовые оклады докторам, магистрам и кандидатам богословия (соответственно по 500, 350 и 250 руб.) 87; но академическое образование в Восточной Сибири в первой половине XIX в. имели только единицы. Есть отрывочные сведения об общих размерах жалования причтам соборов. В 1830г. годовое жалование 22 членам клира кафедрального Богоявленского собора в Иркутске составило 1716 руб. 75 коп., зато причту Якутского Троицкого собора платили всего 56 руб. 88 «Ведомости Иркутского уезда... за 1833 год» 89 дают возможность представить, из каких источников складывался доход клира этих 15 церквей. Все церкви владели пашней и сенокосом площадью по 33 дес. (некоторые, возможно, и больше), отдельные причты пользовались сенокосами. Всю неиспользованную землю причты передали в пользование крестьянам, которые за это платили ежегодную хлебную ругу (величина ее не сообщается). Причт живет в собственных домах (в редких случаях принадлежащих церкви), часть домов находится на купленной, часть — на крестьянской земле. Кроме руги, причт брал деньги за требы, но сколько именно — ни разу не указывается. Одна из 15 церквей — Архангельская, Харатской слободы, сверх дохода от прихожан и хлебной руги «по высочайшему положению получает из консистории денежного вспомогательного оклада 150 руб. в год» 90. По 12 церквям дана оценка доходов клира: в пяти случаях — «скудное» или «недостаточное», в четырех — «посредственное», в трех — «достаточное».

В 1842г. Синод утвердил штатные годовые оклады: по 100-180 руб. на священника, 80 руб. на дьякона, 32 — на пономаря и 14 на просвирню, однако это казенное жалование реально выдавалось только в западных епархиях 91. Все же его размеры дают возможность ориентировочно определить доход клира.

В 1849г. сельское духовенство Якутии стало получать жалование от правительства 92. Оно было небольшим: в начале 1860-х гг. годовой оклад священников в округах составлял 68 руб., дьячков — 38 руб., пономарей — 30 руб. и просвирен — 10 руб. 93 Не зря архиепископ Нил в своей книге с горечью отмечал бедственное положение духовенства этого края.

В середине XIX в. некоторые священники брали очень высокие требы: за обряд крещения — от 5 до 10 руб., за венчание — от 15 до 50 руб. 94 В середине XIX в. священник Николаевской церкви с. Кузьмиха (под Иркутском) получал в год 68 руб. 60 коп., дьячок — 19 руб. 60 коп., причетник — 15 руб. 68 коп. Гораздо меньше платили в те же годы клиру церкви Иркутского Знаменского монастыря (священнику — 11 руб. 43 коп., дьячку — 8 руб. 57 коп., причетнику — 5 руб. 71 коп.) 95. Такие мизерные суммы заставляют предположить, что причт работал не на полной ставке.

По сведениям Л.К. Дрибас, в Иркутске в 1860-х гг. постоянное жалование городских священников колебалось от 11 руб. 43 коп. до 100 руб., дьяконов — от 8 руб. 57 коп. до 11 руб., причетников — от 5 руб. 71 коп. до 60 руб. Общий же доход священников Иркутска (вместе с требами) она определяет для 1863г. от 300 до 800 руб., дьяконов — от 114 руб. 28 коп. до 337 руб. 50 коп., причетников - от 54 руб. 14 коп. до 225 руб. в год 96. Учитывая это обстоятельство, доходы части сельских священников вместе с платами за требы должны были превышать их официальное жалование.

Итак, можно сделать следующие выводы. В городах, особенно крупных, почти все духовенство к середине XIX в. было обеспеченным, доходы священников приблизительно сопоставимы с жалованием чиновников, занимавших должности городничего, уездного судьи, казначея, землемера 97. В небольших или расположенных в слабонаселенных местностях церквях доходы священника находились примерно на уровне богатых крестьян, а причетников — средних или даже бедных. Известно, например, что семья отца А.П. Щапова, пономаря с. Анги Верхоленского округа, жила очень бедно, а семья «богатого попа благочинного» материальных затруднений не знала 98.

В целом духовенство жило богаче, чем большинство прихожан. Вместе с тем, ему приходилось взимать с пасомых плату за требы. Создавалось явное противоречие между проповедями о служении Богу, братском отношении между людьми и практикой требования от прихожан материальных благ, без которых служители веры прожить не могли. Это противоречие нередко было причиной охлаждения отношений между клиром и прочими жителями.

Труд духовенства, особенно священника, был делом нелегким. «Идеальный» священник, не говоря уже о нравственных качествах, должен был иметь весьма разнообразные достоинства: «благообразную» внешность, звучный голос, некоторые артистические данные, музыкальность, хорошую память, грамотную и выразительную речь, способность объяснить религиозные догматы, обряды и символы. Он обязан был хорошо ориентироваться в мирской жизни и помочь прихожанину советом.

Добросовестное и пунктуальное исполнение церковной службы и обрядов требовало от священника больших знаний, а от всего клира - физической выносливости, слаженности в действиях. Писатель А.И. Куприн, любивший церковное пение и служивший некоторое время псаломщиком сельской церкви, в автобиографическом рассказе «Запечатанные младенцы», вспоминал: «А церковный устав — это тяжелая, ответственная вещь. Все эти задостойники, стихири на стиховне, тропари, ирмосы, песнопения дню, числу и месяцу, передвижения пасхалии, апостол на каждый день и евангелие — представляют из себя такую скомканную и совсем не четко определенную науку, в которой распутаться может только редкий специалист».

Свою попытку трудиться псаломщиком он описывает так: «Однако я не рассчитал своих сил. Страшно тяжела была первая неделя, когда мы служили ежедневно. Начинали мы служить с пяти часов утра, отламывали всенощное бдение, великое и малое повечерие, заутреню, раннюю обедню и позднюю обедню, а в промежутках исповедовали и причащали человек по двести в сутки. Кончали мы служение часов около двух или трех пополудни. Вторая и третья неделя были значительно легче: были заняты только среды, пятницы и воскресенья. Но к четвертой опять повалили исповедники, и я совсем выбился из сил и лишился последних остатков моего голоса. Вместо того, чтобы петь, я скрипел и шипел, точно расстроенный граммофон. Пятая неделя опять дала маленький роздых, но на шестой и седьмой неделе я просто потерял голову» 99.

В среднем священник был занят в богослужении в храме от 3 до 5 дней в неделю. Кроме того, в церкви же он должен был принимать исповедующихся, произносить проповеди. Их полагалось читать даже сельским священникам, чаще всего использовавшим для этого печатные образцы. Наиболее подготовленные из священников проповедовали не только по заученным текстам отцов церкви, но и выступали с яркими импровизированными речами, как, например, протоиерей Прокопий Громов.

Кроме того, священник и другие члены клира исполняли требы: бракосочетания, крестины, отпевания, поминовения умерших, молитвы по заказу: о здоровье, урожае, дожде и пр., освящение зданий, начала построек. Так как средняя численность прихода в 1820-х гг. составляла приблизительно 2400 человек (741 тыс. жителей в 1823 г. при 309 церквях региона в 1828 г.), то количество треб в год могло превышать 200-300. Священник, дьякон, а иногда и причетники должны были заниматься ведением книг учета, а священник — составлять еще и различные отчетные материалы, в том числе и по церковной утвари.

При тщательном соблюдении всех правил работа клира требовала напряжения всех сил. Часть духовенства, особенно в деревнях, свои обязанности упрощала или сокращала, пользуясь слабым контролем. Но при посещениях церквей епископом или благочинным выявленные ими недостатки могли привести к наказанию духовных лиц, вплоть до отстранения от должности.

До 1860-х гг. духовенство составляло сословие, основанное на наследственности состояния. Однако если сын духового лица не имел образования и не мог быть включен в штат, ему грозила вероятность попасть в солдаты.

Священники и дьяконы должны были жениться до вступления в сан. При вторичной женитьбе овдовевший священник вынужден был оставлять свою должность и переходить в причетники. Добровольный выход из духовного сословия без согласования со светской и духовной администрацией мог лишить образованного человека надежного заработка, поскольку его в течение нескольких лет не принимали на штатскую службу.

При богослужениях члены клира носили специальные, часто богато украшенные облачения. В свободное от службы время им рекомендовалось одеваться скромно, носить одежды преимущественно черного или белого цветов. Духовенству запрещалось пить много вина, участвовать в танцах или смотреть на них, играть в азартные игры, ходить в театр. В члены клира допускались только грамотные, и даже причетники должны были знать основные правила богослужения и свои обязанности в нем. Священнику полагалось иметь семинарское образование, дьякону — окончить духовное училище или проучиться некоторое время в семинарии. Но так как образованного духовенства было мало, часть священнослужителей и в первой половине XIX в. получала должность с учетом длительности службы причетником и пройдя курсы подготовки для занятия места дьякона или священника.

Общий уровень образованности белого духовенства региона в первой половине XIX в. повысился. Так, по Иркутской епархии, охватывавшей в 1828г. фактически всю Восточную Сибирь и Дальний Восток, имели среднее или академическое образование 103 человека из 21 протоиерея и 420 священников, т.е. 23,4% 100. Судя по «Ведомостям о состоянии церквей и белого духовенства за 1855г. по Иркутской епархии» из 245 протоиереев и священников окончили семинарии 142 человека, т.е. 58% и часть из них почти завершила семинарское образование, пройдя класс философии 101. Наконец, по сведениям за 1859г. в той же епархии 88,5% священников (191 из 216) имели образование не ниже среднего 102. Такой значительный рост всего за 4 года, возможно, объясняется тем, что многие священники за это время прошли последний в семинарии класс богословия. С 1822г. в регионе появились выпускники духовных академий.

Как и в XVIII в., архиереи первой половины XIX в. стремились вызывать подготовленных священников из европейской России. Так, в 1839-1840гг. архиепископ Нил просил Синод прислать 144 духовных лица. Синод отправил только 25 выпускников духовных семинарий, основная масса которых заняла места в Иркутской губернии.

В 1857г. архиепископ Евсевий сделал заявку на 30 священников, и епархия получила 24 молодых пастыря, каждому из которых выплатили по 145 руб. 65 коп. серебром «на подъем» - крупную сумму. Наконец, в 1859г. Синод прислал в епархию еще 19 начинающих священников 103.

Штаты клира были в 1828г. укомплектованы на 87% (О.Е. Наумова, с. 92). Точно такой же процент занятости мест сохранился и в 1855г., когда из полагавшихся 858 человек состояло реально лишь 750, причем некомплект священнослужителей (311 вместо 356) и причетников (439 вместо 502) был одинаков — 13%. 104 Нехватка подготовленных кадров особенно остро ощущалось в Забайкалье, куда выпускники семинарий ехали очень неохотно.

В нравственном отношении состав духовенства был весьма различным: среди его членов были как люди, пользовавшиеся огромным уважением за свои человеческие качества, так и те, кто не соответствовал предъявлявшимся к этому сословию требованиям. Имена некоторых лиц, выделявшихся своим благочестием и преданностью вере, уже назывались в разделе о подвижниках православия. Остановимся теперь на случаях явных нарушений духовенством норм морали. По сведениям иркутской консистории, из всего состава клира епархии, превышавшего 1200 человек, за 1829-1830гг. рассмотрено 23 дела о подобных нарушениях 105. Представители духовенства обвинялись в пьянстве (9 случаев), избиениях (5), кражах (3), грубости или нанесении обид (3), недостойном поведении в храме, разврате, недовольству ими со стороны прихожан (по одному случаю). Само число нарушений по сравнению с общим количеством причта невелико, и хотя можно предположить, что далеко не каждый подобный факт становится предметом разбирательства консистории, можно сделать вывод, что большинство духовных лиц не отступали существенно от норм поведения этого сословия. Вероятно, самым частым пороком местного духовенства была склонность к алкоголю. С.С. Шашков, сам происходивший из этого сословия, даже вспоминал, что в духовенстве «пьянство было поголовным, и редким феноменом был человек, который бы не пил или пил не до безобразия» 106. Декабрист П.А. Муханов утверждал, что сибирское духовенство сильно различествует «в образованности и нравственности с духовенством русских губерний» и что церковнослужители «столько же мало служат орудием распространения просвещения, как и нравственности» 107.

«Ведомости Иркутского уезда, о состоянии церквей, и при них о числе причта, приходских дворов и в них жителей, состоящих в ведении благочинного священника Харлампия Попова за 1833 год» 108 дают возможность конкретизировать сведения об образе поведения клира 15 сельских церквей, находившихся недалеко от губернского центра. Из 86 членов клира 26 были священниками, 14 — дьяконами, 46 — причетниками. В «ведомостях» против каждого из служащих при церкви благочинный ставил отметки о поведении. Там встречаются следующие оценки: «отличного, примерного, похвального, хорошего, довольно не худого, распутного, груб». Преобладают здесь положительные отзывы. Однако против имени каждого члена причта в графе: «был ли под судом или следствием» указываются сведения об официальных наказаниях. Картина выявляется следующая. Из 86 человек 20 получили различные взыскания за пьянство, 5 — за «упорство», «самовольные действия», «нанесение обид», еще 2 человека — за «прелюбодеяния». Таким образом, 30% клира были наказаны за нарушения нравственности. Особенно «отличился» причт Благовещенской церкви в с. Олонки: все четверо (священник, дьякон, дьячок и пономарь) имели порицания за пьянство, а священник, кроме того, еще и за прелюбодеяние. Более стойкими оказались служители Успенской церкви с. Оек: из 11 членов клира за поклонение Бахусу были наказаны «только» 6.

Кроме того, еще 7 человек пострадали за профессиональные провинности: «незнание должности причетника», «недонесение начальству» о важном факте, допущении случая, когда один бурят 10 лет не был на исповеди, «неотправление службы». Пропуск службы, скорее всего, тоже был связан с пьянством, хотя прямо об этом в деле не сказано.

Наказания за все эти проступки были разными: выговор, пребывание (от нескольких недель до двух лет) в монастырях или архиерейском доме, штрафы, епитимья (определенное число земных поклонов), перевод на низшую должность или запрещение служить.

Итак, следует признать, что значительная часть духовенства была далека от идеала, но в целом поведение местного причта не вызывало серьезных протестов со стороны паствы.

Оглавление книги "ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В XVII – НАЧАЛЕ ХХ ВЕКОВ"

Примечания

Глава 3. Православная церковь Восточной Сибири в 1805-1860 годах

  1. Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова). Иркутск. 1911. С.185.
  2. Подробные подсчеты см. в таблице № 1 Приложения, составленной на основании официальных данных.
  3. Подсчитано по: Наумова О.Е. Указ. соч. С.94; Калашников А.А. Якутия. Хроника. Факты. События. 1631-1917 гг. Якутск. 2002. С.169.
  4. Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири... Ч.3. С.101.
  5. Подсчитано по: Наумова О.Е. Указ. соч. С.95.
  6. Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири... Ч. 3. С.101.
  7. Доброклонский А. Руководство по истории Русской церкви. Вып.4. М., 1893. С.122.
  8. Устав духовных консисторий с дополнениями и разъяснениями Св. Синода и Правительствующего Сената. Составил М.Н. Палибин. СПб., 1900. Ст.112.
  9. Наумова О.Е. Указ. соч. С.74.
  10. Доброклонский А. Указ. соч. С.117.
  11. Устав духовных консисторий... Ст.99.
  12. Там же. Ст.148-149.
  13. Там же. Ст.176.
  14. Колмаков Ю.П. Иркутская летопись 1661-1940 гг. Иркутск, 2003. С.46.
  15. Доброклонский А.Указ. соч. С.104.
  16. Иркутская летопись. С.207, 215.
  17. Записки иркутских жителей. Иркутск, 1990. С.273.
  18. Наумова О.Е. Указ. соч. С.84.
  19. Там же.
  20. Иркутская летопись... С.202.
  21. Штейнгейль В.И. К иркутскому летописцу пояснение. Записка о Сибири // Штейнгейль В.И. Сочинения и письма. Т.2. Записки и статьи. Иркутск. 1992 . С.197.
  22. Серафимович С. (Шашков). Очерки русских нравов в старинной Сибири // Отечественные записки. 1867. Октябрь. Кн.2. С.700.
  23. Записки иркутских жителей. С.274.
  24. Вагин В. Исторические сведения о деятельности графа М.М. Сперанского в Сибири с 1819 по 1822 год. Т.1. СПб., 1872. С.38-39.
  25. Барон Корф. Жизнь графа Сперанского. СПб., 1861. С.11.
  26. Иркутск, его место и значение в истории и культурном развитии Сибири. М., 1891. С.25-26.
  27. ИЕВ. 1863. № 8. С.92.
  28. Цит. по: Иркутск, его место и значение... С.25.
  29. Указы опубликованы в "Сибирском архиве" за 1912 г. № 11. С.851-855.
  30. Иркутск, его место и значение... С.48-49.
  31. Иркутская летопись... С.243.
  32. Иркутск, его место и значение... С.48. Странно, что в указ. книге О.Е. Наумовой эта история названа "крайне загадочной" (с.97).
  33. Калинина И.В. Канонизированные святые, мученики и исповедники Земли Иркутской // Тальцы. 2000. № 1(8). С. 11.
  34. XII. Перевод на иркутскую кафедру. Арест предместника, архиепископа Иринея Нестеровича. Приезд в Иркутск. Увоз предшественника с конвоем. (б/а, б/м, б/г). Выдержки из книги о Мелетии.
  35. Там же. С.104. Лавинский здесь ошибочно назван Лабинским.
  36. Иркутская летопись... С.334-335.
  37. Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т. 2. Иркутск, 1987. С.189.
  38. Муханов П.А. Сочинения, письма. Иркутск, 1991. С.378.
  39. Струве Б.В. Цит. соч. С.24.
  40. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.216, 224; Стахеева Н.Н. Миссионерская деятельность Русской православной церкви среди старообрядцев Восточной Сибири в XIX веке // Из истории Иркутской епархии. Сб. науч. тр. Иркутск, 1998. С.79.
  41. Иркутск, его место и значение... С.46.
  42. Там же.
  43. Струве Б.В. Воспоминания о Сибири. 1848-1854 гг. СПб., 1889. С.23.
  44. Иркутская летопись 1857-1880 г. Составил Н.С. Романов. Иркутск. 1914. С.6.
  45. Дулов А.В. Петрашевцы в Сибири. Иркутск, 1996. С.187.
  46. Там же. С.188.
  47. Гончаров И.А. По Восточной Сибири. В Якутске и в Иркутске // Гончаров И.А. Собр. соч. Т.3. М., 1978. С.487.
  48. Струве Б.В. Указ. соч. С.141.
  49. Белокрыс М.А. По следам библиотеки отца Даниила // Отечество. Краеведческий альманах. М., 1995. С.280.
  50. Мелетий, архимандрит. Пустынник Варлаам, основатель Иоанно-Предтеченского скита на границах Китайской Монголии, в Чикойских горах за Байкалом... Иркутск, 1894. С.20.
  51. Кузнецова М.В. Иркутская школа (XVIII — первая половина XIX веков). Иркутск, 2000. С.117-118.
  52. Наумова О.Е. Указ. соч. С.166-167.
  53. Нестор, иеромонах. Православие в Сибири (исторический очерк). СПб., 1910. С.52.
  54. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства губернских и областных центров Восточной Сибири во второй половине XIX века. Дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2004. С.47, 141.
  55. Наумова О.Е. Указ. соч. С.90.
  56. Касьянов Василий, протоиерей. Сказание о жизни и подвигах в бозе почившего старца Даниила, подвизавшегося в Сибирской стране, в пределах города Ачинска. М., 1890. С.17.
  57. Доброклонский А. Указ. соч. С.390-391.
  58. Андриевич В.К. Сибирь в XIX столетии. Ч. 1. СПб., 1889. С.46.
  59. Записки иркутских жителей... С.273.
  60. Сведения о жертвователях на территории современной Иркутской области взяты из: Калинина И.В. Православные храмы... С.475-482.
  61. Туманик А.Г. Крупнейшие православные храмы Сибири. Новосибирск, 1998. С.74, 75.
  62. Подсчитано по: Наумова О.Е. Указ. соч. С.94; История Якутской АССР. Т.2. М., 1957. С.251-252.
  63. Подсчитано по: Калинина И.В. Деревянное культовое зодчество Иркутской области XVII — начала ХХ вв. // Памятники истории и культуры Приангарья. Иркутск, 1990. С.58.
  64. Выражаю благодарность И.В. Калининой за сообщение этих сведений.
  65. Подсчитано по: Калинина И.В. Православные храмы...
  66. Памятная книжка для Иркутской губернии на 1861 год. Иркутск, 1861. С.138-141.
  67. Шахеров В.П. Социально-экономическое развитие верхнего Приленья в XVII - первой половине XIX в. Иркутск, 2000. С.57.
  68. Подсчитано по: Тематический перечень документов из фондов Государственного архива Красноярского края // Церковь и государство: прошлое и настоящее Тез. докл. и сообщ. научн. конф. Красноярск, 2001. С.65-82.
  69. Догуревич Т.А. Свет Азии. Распространение христианства в Сибири. С.156-157.
  70. О числе церквей и других богослужебных зданий в Енисейской губернии за 1861 год // Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 год. СПб., 1863. С.129.
  71. Минерт Л.К. Памятники архитектуры Бурятии. Новосибирск, 1983. С.22.
  72. А.Н. (Архиепископ Нил) Путевые заметки. Ч.1. Ярославль, 1874. С.89.
  73. Там же. С.55.
  74. Там же. С.66-69, 167.
  75. Калинина И.В. Православные храмы... С.208.
  76. Быконя Г.Ф., Федорова В.И., Бердников Л.П. Красноярск в дореволюционном прошлом (XVII — XIX века). Красноярск, 1990. С.167-168.
  77. Минерт Л.К. Указ. соч. С.62.
  78. LANSDELL HENRY. THROUGH SIBERIA. Vol.1. London. 1882. p.332.
  79. Минерт Л.К. Указ. соч. С.120.
  80. Доброклонский А. Указ.соч. С.158.
  81. Подсчитано по: Наумова О.Е. Указ. соч. С.95. Данные по Якутии не полны.
  82. Подсчитано по: Гагемейстер Ю.А. Указ. соч. Приложения. Табл. 1. "Народонаселение Сибири".
  83. Андриевич В.К. Сибирь в XIX столетии. Ч.2. СПб., 1889. С.256, 268.
  84. Кожухов Ю.В. Русские крестьяне Восточной Сибири в первой половине XIX века (1800-1860). Л., 1967. С.375.
  85. Шишигин Е.С. Распространение христианства в Якутии. Якутск, 1991. С.84.
  86. Там же. С.85.
  87. Доброклонский А. Указ.соч. С.181-182.
  88. Наумова О.Е. Указ. соч. С.133.
  89. ГАИО, ф.50, оп.1. д.4315.
  90. Там же, л.39.
  91. Доброклонский А. Указ.соч. С.184.
  92. Юрганова И.И. История Якутской епархии. 1870-1919 гг. (деятельность духовной консистории). Якутск, 2003. С.52.
  93. История Якутской АССР. Т. II. М., 1957. С.203.
  94. Кожухов Ю.В. Указ. соч. С.375.
  95. Наумова О.Е. Указ. соч. С.143.
  96. Дрибас Л.К. Образ жизни духовенства губернских и областных центров Восточной Сибири во второй половине XIX в. Дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2005. С.169, 260.
  97. По данным В.С. Сигова (Корпоративная этика чиновничества Восточной Сибири в царствование Николая I. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 2001. С.17) низшее чиновничество, в том числе указанные выше должностные лица, получали от 120 до 450 руб., и еще кончено, "неофициальные доходы".
  98. А.П. Щапов в Иркутске (Неизданные материалы). Иркутск, 1938. С.33, 38.
  99. Куприн А.И. Собр. соч. в пяти томах. Т.4. М., 1982. С.329, 331.
  100. Наумова О.Е. Указ.соч. С.95. Сама О.Е. Наумова указывает несколько завышенный процент (25%), поскольку ошибочно подсчитала в таблице на с.95 сумму священников (391 вместо 420, получающуюся в колонке "численность священников").
  101. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, л.40.
  102. Наумова О.Е. Указ. соч. С.106.
  103. Косых В.И. Забайкальская епархия накануне и в годы Первой российской революции. Чита, 1999. С.25-26.
  104. Подсчитано по: ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, л.40.
  105. ГАИО, опись 1 ф.50, Т.1. д.3697-3907. Сами дела эти утрачены, но в описи отражено их содержание.
  106. Шашков С. Автобиография // Восточное обозрение. 1882. № 28. С.11.
  107. Муханов П.А. Сочинения, письма. Иркутск, 1991. С.164, 172.
  108. ГАИО, ф.50, оп.1, д.4315, лл. 1-35.
  109. Щукин Н. Поездка в Якутск. С.184.
  110. Степанов А.П. Енисейская губерния. СПб., 1835. Ч.1. С.175.
  111. Записки иркутских жителей... С.288.
  112. Щукин Н. Указ. соч. С.185.
  113. ИГВ. 1859. № 30. Автор статьи — местный протоиерей К.Кокоулин, один из "идеологов" движения.
  114. Слова и речи, произнесенные в Камчатской и Иркутской епархиях протоиереем Прокопием Громовым. СПб., 1857.
  115. Иркутская летопись... С.348-349.
  116. Там же. С.248.
  117. Доброклонский А. Указ. соч. С.209.
  118. Андриевич В.К. Указ. соч. Ч.II. С.272, 274.
  119. Кузнецова М.В. Иркутская школа... С.78.
  120. Столетний юбилей Иркутской духовной семинарии (извлечено из №№ 40-44 "Иркутских епархиальных ведомостей") Иркутск, 1879. С.38-39.
  121. Кузнецова М.В. Иркутская школа... С.80-81.
  122. Там же. С.166-167.
  123. Харченко Л.Н. Распространение православной духовной литературы и духовного просвещения в Восточной Сибири (XVII — первая половина XIX вв.). Иркутск, 2001. С.113.
  124. Там же. С.83.
  125. История Якутской АССР. Т.II. М., 1957. С.257.
  126. Харченко Л.Н. Указ. соч. С.113.
  127. История Якутской АССР. Т.II. М., 1957. С.257.
  128. Памятная книжка Иркутской губернии на 1901 год. Иркутск, 1901. С.70.
  129. Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 год. СПб., 1863. С.338.
  130. Высокопреосвященнейший Тихон, архиепископ Иркутский и Верхоленский. (Биографический очерк). Иркутск, 1903. С.44.
  131. Подсчитано по: Русское православие: вехи истории. М., 1989. С.335.
  132. Бурса // Христианство. Энциклопедический словарь в двух томах. Т.1. М., 1993. С.312.
  133. Панчуков А.М. История начальной и средней школы в Восточной Сибири. Улан-Удэ, 1959. С.3.
  134. Памятная книжка Иркутской губернии на 1901 год... С.70.
  135. Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 год... С.328-329.
  136. Лынша О.Б. Развитие начального образования у сельского населения Забайкальской области во второй половине XIX века // Тальцы. 2001. № 1. С.35.
  137. ИЕВ. Прибавления. 1866. № 49. С.544.
  138. Добронравин К. Очерк истории русской церкви, с начала христианства в России до настоящего времени (1860 года). СПб., 1863. С.294.
  139. Доброклонский А. Указ. соч. С.407.
  140. Добронравин К. Указ. соч. С.123.
  141. Замечания о Сибири сенатора Карнилова. СПб., 1828. С.29.
  142. Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири. Кн.1. М., 1838. С.497.
  143. А.Н. Путевые записки... Ч.1. С.63.
  144. Там же. С.144.
  145. Кожухов Ю.В. Указ. соч. С.375-376.
  146. Щукин Н. Поездка в Якутск. СПб., 1
  147. 844. С.70.
  148. Там же. С.231-232.
  149. Литвинцев Ф. Краткий очерк четырнадцатилетнего управления высокопреосвященного Вениамина Иркутской епархией... Иркутск, 1887. С.27.
  150. Русское православие: вехи истории. М., С.337.
  151. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.206-207.
  152. Доброклонский А. Указ. соч. С.277.
  153. Серафимович С. Очерки русских нравов в старинной Сибири... С.731-733.
  154. Калашников И. Записки иркутского жителя // Записки иркутских жителей. Иркутск, 1990. С.265.
  155. ИЕВ. Прибавления. 1863. № 9. С.98.
  156. Записки иркутских жителей... С.296.
  157. Кривошапкин М.Ф. Енисейский округ и его жизнь. СПб., 1865. С.216.
  158. Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998. С.677.
  159. Гончаров И.А. Фрегат "Паллада"... С.552.
  160. ИЕВ. Прибавления. 1865. № 10. С.119.
  161. Там же. С.120.
  162. Доброклонский А. Указ. соч. С.425-429.
  163. Устав духовных консисторий... Ст.119.
  164. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале ХХ века. М., 2002. С.51.
  165. Там же. С.53-54.
  166. Шавельский Л. Краткое историко-статистическое описание Иркутского Вознесенского монастыря. Иркутск, 1905. С.12.
  167. А.Н. Путевые заметки... С.61-62.
  168. Шавельский Л. Указ. соч. С.18.
  169. Перечень приведен в книге Л.Шавельского.
  170. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  171. Шахеров В.П. Указ. соч. С.72-73. Автор этой работы полагает, что во второй класс монастырь переведен в 1839 г., но дата — 1836 г., которую называет В.В. Зверинский в кн. "Преобразования старых и учреждение новых монастырей с 1764 по 1 июля 1890 год", СПб., 1890. С.271 и О.Е. Наумова ("Иркутская епархия...", С.126) представляется более правильной.
  172. А.Н. Путевые заметки... С.160-161.
  173. Шахеров В.П. Указ. соч. С.73-74.
  174. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  175. Попов Н. Ниловская пустынь // Записки Сибирского отдела ИРГО. Кн.VII. Иркутск, 1864. II. С.56-58.
  176. Там же. С62.
  177. Торшина Н. Знаменский монастырь // Земля Иркутская. 1998. №10. С.25.
  178. Илария, монахиня, Крючкова Т.А. Иркутский Знаменский женский монастырь // Тальцы. 2000. №1. С.69.
  179. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  180. Краткое сведение об Енисейском женском Христо-Рождественском третьеклассном монастыре // Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 год. СПб., 1863. С.348.
  181. Там же. С.349.
  182. Краткое сведение об Енисейском Спасском мужском монастыре // Памятная книжка Енисейской губернии на 1863 год. СПб., 1863. С.338-339.
  183. Там же. С.339.
  184. Кривошапкин М.Ф. Указ. соч. С.307.
  185. Памятники истории и культуры Красноярского края. Вып.1. Красноярск, 1989. С.331-332.
  186. Туруханский монастырь. Настоящее положение монастыря // ИЕВ. Прибавления. 1864. №29. С.481.
  187. Там же. №27. С.442.
  188. Сафронов Ф.Г. Русские крестьяне в Якутии (XVII — начало ХХ вв.). Якутск, 1961. С.77-78.
  189. Там же. С.81.
  190. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь. Улан-Удэ, 1982. С.42.
  191. Минерт Л.К. указ. соч. С.119.
  192. Харченко Л.Н. Указ. соч. С.139.
  193. Мелетий, архимандрит. Пустынник Варлаам... С.23-25.
  194. Шмулевич М.М. Троицко-Селенгинский монастырь... С.49.
  195. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  196. Птицын В.В. Селенгинская Даурия. Очерки Забайкальская края. СПб., 1896. С.41.
  197. Минерт Л.К. Указ. соч. С.123.
  198. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  199. Мелетий, архимандрит. Пустынник Варлаам... С.41.
  200. Там же. С.39.
  201. ГАИО, ф.50, оп.1, д.6790, лл.41-42.
  202. Там же.
  203. Русское православие: Вехи истории... С.336.
  204. Цит. по: Ванина И.Ю. О проектах миссионерской работы в Сибири // Исторические судьбы православия в Сибири. Тез.докл. и сообщ. науч. конф. 1-3 октября 1997г. Иркутск, 1997. С.32.
  205. Иркутск, его место и значение... М., 1891. С.47.
  206. Андриевич В.К. Указ. соч. Ч.2. С.270.
  207. А.Н. Путевые заметки... Ч.1. С.348, 352.
  208. Там же. С.353.
  209. Гончаров И.А. Фрегат "Паллада"... С.534.
  210. Ядринцев Н.М. Сибирь как колония. СПб., 1882. С.114.
  211. Герасимова К.М. Ламаизм и национально-колониальная политика царизма в Забайкалье в XIX и начале ХХ веков. Улан-Удэ, 1957. С.22.
  212. Там же. С.32.
  213. Письма Вениамина, архиепископа Иркутского... к Казанскому архиепископу Владимиру... - СПб., 1916. С.23.
  214. Шагжина З.А. Христианизация тункинских бурят в XIX веке//Историческое, культурное и природное наследие (Состояние, проблемы, трансляция). Вып.3, ч.1. — Улан-Удэ, 2000. — с.143.
  215. Романов Н.С. Иркутская летопись 1857-1880 гг. — Иркутска, 1914 . — с.6.
  216. Шагжина З.А. Указ. соч. С.144-145.
  217. Доброклонский А. Указ. соч. С.37.
  218. Догуревич Т.А. Указ. соч. СПб., 1897. С.97-98.
  219. Харченко Л.Н. Указ. соч. С.128-129.
  220. Наумова О.Е. Указ. соч. С.166-168.
  221. Гончаров И.А. Фрегат "Паллада"... С.536.
  222. Подсчитано по: Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири. Ч.1-3. СПб., 1854. Приложения. Таблица № 1.
  223. Геденштром М. Отрывки о Сибири. М., СПб., 1830. С.61.
  224. Розен А.Е. Записки декабриста. СПб., 1907. С.168.
  225. Болонев Ф.Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVIII—ХХ вв. Новосибирск, 1994. С.97.
  226. Подсчитано по: Гагемейстер Ю.А. Статистическое обозрение Сибири. Т.1-3. СПб., 1854. Табл.1. Народонаселение Сибири по отчетам губернаторов.
  227. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири в XVII — начале ХХ вв. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Иркутск, 1998. С.14-15.
  228. Там же. С.15.
  229. Доброклонский А. Указ.соч. С.374.
  230. Шмулевич М.М. Очерки истории Западного Забайкалья... С.216.
  231. Там же. С.216-218.
  232. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири... С.18.
  233. Благовещенский. Записки о Сибири // Вестник Европы. 1882. С.311.
  234. Максимов С. Сибирь и каторга. В трех частях. Ч.2. СПб., 1871. С.219-220.
  235. Стахеева Н.Н. Старообрядчество Восточной Сибири... С.19.
  236. Благовещенский. Указ. соч. С.312.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Дулов А. В., Санников А.П. | Источник(и): Православная церковь в Восточной Сибири в XVII - начале XX веков / А.В. Дулов, А.П. Санников. - Иркутск. 2006 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2006 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.