Байкальский регион. Изучение и хозяйственное освоение // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области

Вы здесь

Древние люди начали селиться у берегов Байкала много тысяч лет назад. Здесь находят места стоянок первобытного человека, датируемые каменным веком. Имеются многочисленные археологические находки (каменные ножи, наконечники стрел, другие орудия труда). В бухтах Саган-Заба, Ая и во многих других местах сохранились выбитые на скалах рисунки древних людей, так называемые писаницы, — изображения животных, человека, сцен охоты. Этим рисункам более 2,5 тыс. лет.

Первые сведения о Сибирском море появились в Европе в конце XIII в. благодаря знаменитому путешественнику Марко Поло, побывавшему в Центральной и Южной Азии, где уже давно знали о существовании крупного внутреннего водоема.

Русские землепроходцы начали изучать и осваивать Байкал и прилегающие к нему территории в середине XVII в.

Так, в 1643 г. казачий пятидесятник Курбат Иванов с небольшим отрядом поднялся в верховья р. Лены, вышел к западному берегу Байкала в районе о. Ольхон и составил первый чертеж местности. В 1645 г. отряд казачьего атамана Василия Колесникова добрался к истоку Ангары, а еще через два года, пройдя вдоль Байкала с юга на север, достиг устья Верхней Ангары. К южной оконечности озера русские казаки во главе с Иваном Похабовым вышли в 1647 г.

В те годы в прибайкальской тайге проживали эвенки, занимавшиеся охотой и оленеводством. Степные районы Южного и Среднего Прибайкалья населяли буряты, основным занятием которых было скотоводство. Немногочисленные племена, проживавшие в прибрежной полосе озера, занимались, главным образом, рыбной ловлей и охотой.

Регулярное плавание по Байкалу началось с 1650 г., после того как русский посол Ерофей Заболоцкий по пути в Монголию пересек озеро на небольшом карбасе. Постоянный грузовой и пассажирский флот появился на Байкале лишь к середине XVIII в., а к началу нынешнего столетия общая длина судоходных путей Байкальского бассейна составляла почти 2 тыс. верст. Перевозками было занято около 40 различных судов, в том числе 15 пароходов. Рейсы осуществлялись как по озеру, так и по основным рекам его бассейна: Верхней Ангаре (до 150 верст), Баргузину (60 верст), Селенге (от устья до государственной границы), а также по притокам Селенги — Чикою, Уде и Хилку. Наиболее крупные пристани в бассейне располагались в Верхнеудинске, Баргузине, Кяхте, Мысовске, Листвянке.

Первые русские поселения-остроги стали возникать в прибрежных районах озера с середины XVII в.

В 1646 г. в дельте pp. Кичеры и Верхней Ангары русский землепроходец Василий Колесник основал Верхнеангарский острог, давший начало современному Нижнеангарску.

Култукский острог был основан Иваном Похабовым в 1647 г. (на 14 лет раньше, чем Иркутский). Здесь прошел торговый путь из России в Монголию и Китай, что способствовало быстрому росту поселка, который до строительства Транссибирской железнодорожной магистрали оставался самым крупным на Южном Байкале.

В 1648 г. боярский сын Иван Галкин в 47 верстах от устья р. Баргузин заложил острог, давший начало городу Баргузин, одному из старейших населенных пунктов Забайкалья. Он стал очень быстро развиваться как центр добычи золота и торговли мехами, вскоре получил статус окружного, а к середине XIX в. — уездного города.

У истока р. Ангары в конце XVII в. возник крупный поселок Листвянка. Сначала здесь размещались казачий караул и почтовая станция; отсюда через Байкал переправлялись различные грузы на восточный берег. Вскоре здесь построили судостроительную верфь, на которой собирались первые пароходы и суда байкальской флотилии.

В 1751 г. на западном побережье Среднего Байкала, возле термальных источников, был основан пос. Горячинск. Он стал одним из старейших бальнеологических курортов России (основан на полвека раньше знаменитого курорта Кавказские Минеральные Воды).

В этот же период в Прибайкалье появилось еще несколько русских сел, располагавшихся в бассейнах Селенги и Баргузина, а также в устьях Верхней Ангары, Кичеры, Тыи и в других местах.

Как видим, первые поселения в Прибайкалье и Забайкалье стали появляться в определенный исторический период в ответ на конкретные потребности общества и его развивающихся производительных сил. Судьба каждого байкальского поселка или города неразрывно связана с историческим процессом заселения и хозяйственного освоения данной территории.

В 1860-х гг. вдоль юго-восточного побережья озера стал прокладываться Кругобайкальский тракт, соединивший Центральную Россию с Забайкальем и Дальним Востоком. Это также способствовало освоению Байкальского региона. Таким образом, уже к концу XIX в. вокруг Байкала сформировалась целая сеть различных населенных пунктов.

С первой половины XVIII в. начинается промышленная добыча полезных ископаемых в регионе: железной руды, поваренной соли, слюды, цветных и поделочных камней, а с середины XIX в. — золота, асбеста, графита, угля. Намечалась даже промышленная добыча нефти. Об этом следует рассказать подробнее.

Первые в Сибири поиски нефти и горючего газа были начаты иркутскими предпринимателями именно на Байкале (в 1875 г., в южной части Баргузинского залива). Проявления этих ископаемых и так называемого «горного воска» («байкерита») были известны здесь еще коренному населению. Впоследствии, в 1902-1909 гг. по заданию Иркутского горного управления, под руководством инженера В. Рязанова, проводили изыскательские работы вдоль восточного берега озера, между Баргузинским заливом и заливом Провал. Бурение разведывательных скважин осуществлялось со льда, в полукилометре от берега. В результате в озерных отложениях на глубине 300 м были выявлены газовые горизонты и горизонты с интенсивным нефтепроявлением. Кроме того, исследовались наиболее яркие группы выходов нефти со дна озера (в виде нефтяных шариков) между устьями pp. Стволовая, Большая и Малая Зеленовская.

В советский период, начиная с 1929 г., геологические работы по поиску байкальской нефти продолжились. Осуществлялись они Институтом геолкарты ГГРУ, трестом «Востокнефть» и Ленинградским нефтяным институтом. Были сформированы две основные гипотезы возможного генезиса байкальской нефти: «глубинная», согласно которой источником нефти являются древние (кембрийские и докембрийские) морские толщи, и «молодая», по которой источником нефти являлись пресноводные кайнозойские отложения. Кроме того, было установлено, что из всех выходов ежегодно в озеро попадает до 15 т нефти.

Для проверки «глубинной» гипотезы в 1941 г. на берегу озера в районе выхода нефти из озера (вблизи д. Ключи-Стволовая) пробурена скважина РС-1, которая остановлена на глубине 788 м в плотных гнейсах. Нефтепроявления отмечены только на контакте рыхлых молодых и древних кристаллических пород.

Следующий этап изучения нефтегазоносности кайнозойских отложений Байкала относится к началу 1950-х гг. и связан с трестом «Востсибнефтегеология». В колонковой скважине «23», пробуренной вблизи скважины РС-1 на глубине 55-64 м вскрыты пески, пропитанные нефтью.

К счастью, после открытия в 1980-х гг. более крупных месторождений нефти и газа в северных районах Иркутской области (в кембрийских и верхнепротерозойских отложениях Сибирской платформы), интерес к проблеме байкальской нефти угас, хотя основной вопрос об источнике углеводородного сырья так и остался без ответа.

Вот такая, малоизвестная для широкого круга читателей, история поиска нефти и газа на Байкале.

Но вернемся к истории изучения и хозяйственного освоения Байкальского региона. Большой вклад в дело накопления научных сведений об уникальном озере внесли Русское географическое общество, Академия наук СССР, отраслевые институты. Ученые описали флору и фауну, составили подробные географические карты озера, изучили его геоморфологию. Наиболее известными исследователями стали Б.И. Дыбовский, И.Д. Черский, В.А. Обручев, Г.Ю. Верещагин, М.М. Кожов, Г.И. Галазий, А.М. Бейм, М.А. Грачев и др. Например, Б.И. Дыбовский еще в XIX в. высказал идею о гидроэнергетическом использовании водного потенциала Байкала и Ангары.

Бурное хозяйственное развитие прибрежной зоны Южного Байкала началось с приходом к озеру Транссибирской магистрали. Строители железной дороги встретились на Байкале с небывалыми трудностями. При прокладке пути от порта Байкал до ст. Мысовая был выполнен невиданный ранее объем горных, взрывных и строительных работ. Общая протяженность скальных выемок достигла 100 км. Пришлось пробивать 39 тоннелей общей протяженностью более 7 км, возводить около 300 мостов, десятки километров подпорных стенок.

Со строительством железной дороги на берегу Байкала быстро стали развиваться такие новые населенные пункты, как порт Байкал, железнодорожные станции Маритуй, Слюдянка, Выдрино, Танхой, Мысовая и др.

Наибольшее промышленное развитие получила ст. Слюдянка, где к 1905 г. были построены паровозное депо и единственный в мире железнодорожный вокзал из чистого мрамора, который до сих пор является достопримечательностью Транссиба и всего Байкальского региона. Вблизи станции вели разработку слюды, мрамора и лазури-та. Действовал небольшой кирпичный завод.

В период прокладки железной дороги возникла большая потребность в строительных материалах, и в регионе начали появляться лесозаготовительные и лесоперерабатывающие предприятия. Почти на всех основных железнодорожных станциях возникли небольшие лесопильные производства.

Дальнейшее хозяйственное освоение территории Байкальского региона происходило в советский период, преимущественно в годы индустриализации. Наибольшие темпы роста промышленного производства наблюдались в 1950-1970-х гг. Этот период характеризовался бурным развитием рыбной и лесной промышленности, гидроэнергетическим строительством, расширением судоходства, увеличением добычи слюды, появлением на берегах Байкала новых промышленных предприятий, в том числе целлюлозных комбинатов.

Водосборный бассейн р. Селенги в пределах Монголии. Селенга — главная водная артерия Монголии, одновременно основной приток Байкала (на 50 % формирует его водный баланс). Водосборный бассейн р. Селенги занимает более 20 % всей территории Монголии и является важным экономическим районом этой страны. Здесь проживает основная часть (54 %) монгольского населения (8 аймаков и 3 крупных города), сосредоточены почти все запасы лесных ресурсов, более 70 % сельскохозяйственных земель, находятся основные промышленные объекты (90 % промышленного производства).

Данная территория является перспективной в плане дальнейшего социально-экономического развития Монголии. В бассейне планируется эксплуатация Хубсугульского месторождения фосфоритов, строительство электростанции на р. Эгийнгол, расширение Дарханского металлургического комбината. Вместе с тем половина загрязнений, поступающих в Байкал по Селенге, приходится на территорию Монголии.

Ожидаемый рост промышленного производства, интенсификация землепользования и увеличение эксплуатации минерально-сырьевых ресурсов в бассейне Селенги, несомненно, повлияют на состояние экосистемы Байкала. Тем более что доля Монголии в антропогенном загрязнении реки оценивается в 50-55 % и продолжает расти с развитием производительных сил страны. Чтобы сократить это воз-действие, необходима координация усилий двух стран в вопросах природоохраны.

Предпосылки промышленного освоения Байкальского региона

Сегодня многие искренне считают, что размещение в регионе промышленных предприятий и появление на берегу озера городов и крупных промышленных предприятий (таких, как Байкальск и Бай­кальский ЦБК) было серьезной ошибкой. Некоторые активисты эколо­гического движения до сих пор требуют немедленного закрытия «вред­ных» производств и, следовательно, упразднения городов, возникших при предприятиях, размещенных в Прибайкалье и Забайкалье.

Такой подход стал типичным не только для Байкальского реги­она. Подобные требования можно было слышать и в других регионах страны, где местные экологи также призывали закрыть все «вредные» производства на своих территориях или перенести их куда-нибудь «в другое место».

С позиции сегодняшнего дня легко оценивать прошлые ошибки, связанные с размещением отдельных экологически неблагополучных производств. Но при этом можно ли считать ошибкой появление и развитие всей промышленности региона? Ведь в таком случае следует признать не меньшей ошибкой приход на Байкал первого человека.

Посмотрим, что предшествовало появлению городов и поселков вокруг Байкала в свете задач промышленного освоения региона.

Прибайкалье и Забайкалье, входящие в состав Восточно-Си­бирского экономического района, всегда характеризовались комплек­сом уникальных природных особенностей, многие из которых не имеют аналогов. Сочетание высокоэффективных топливно-энергетических, лесных, минеральных, нерудных и других ресурсов привлекало вни­мание специалистов уже на начальном этапе промышленного освое­ния Сибири.

В конце 1920-х гг. в составе Госплана СССР было создано Бюро по проведению широких комплексных исследований ресурсов Вос­точной Сибири и обоснованию эффективности их вовлечения в на­роднохозяйственный оборот.

В 1932 г. первая Всесоюзная конференция, посвященная разви­тию производительных сил страны, приняла стратегию освоения ре­гиона, обосновав набор производств, которые с позиций учета инте­ресов народного хозяйства в целом необходимо было развивать на востоке Сибири. Именно тогда были определены основные отрасли специализации, ставшие в дальнейшем источником экологических проблем региона. Разработчиков стратегии освоения Восточной Си­бири привлекали изобилие и доступность ресурсов, возможность получить значительный эффект от их вовлечения в народнохозяй­ственный оборот. Масштабы освоения диктовались не только внут­ренними потребностями страны, но и необходимостью выхода СССР на передовые рубежи в мире в области машиностроения и других отраслей, обеспечивающих технический прогресс. В этой обстановке ни о каких «лишних» затратах, тем более на охрану окружающей среды, не могло быть и речи.

Не предполагалось значительных капитальных вложений не только на природоохранные мероприятия, но и на мероприятия по развитию социальной сферы, что на длительное время обусловило распределение приоритетов. Только сейчас стало в полной мере осоз­наваться, насколько тесно эти «второстепенные» социальные и «тре­тьестепенные» экологические цели связаны с коренными интересами устойчивого развития региона и общества в целом.

В 1947 г. в Иркутске состоялась Всесоюзная конференция по развитию производительных сил Иркутской области и всей Восточ­ной Сибири. Требовалось восстановить разрушенное хозяйство ев­ропейской части страны, я опять к региону обратились как к сырь­евой базе.

В послевоенный период требовалось наращивать выплавку цвет­ных и черных металлов, развивать химическую, лесную и целлюлозно-бумажную промышленность. Все это было невозможно без деше­вых сибирских ресурсов. При этом уникальные особенности Байкала даже не отмечались. В тот период не считались не только с природой, но и с человеком.

Такой подход был воспринят последующими предплановыми и плановыми проработками и обусловил значительную инерцию всех практических решений, сказавшихся в дальнейшем на рассмотрении вопросов о мощном гидроэнергетическом строительстве на Ангаре, о превращении Байкала в регулируемое водохранилище, о размещении в его прибрежной зоне Байкальского и Селенгинского целлюлозных заводов и других экологически неприемлемых для Байкала промыш­ленных объектов.

В 1958 г. в Иркутске прошла очередная Всесоюзная конферен­ция по развитию производительных сил Восточной Сибири. Она подтвердила прежний курс на экстенсивное развитие экономики При­байкалья. Здесь же представители Гипробума доложили о перспекти­вах развития в прибрежной зоне озера целлюлозно-бумажной про­мышленности.

Таким образом, начиная с 1930-х гг. регион рассматривался как одна из важнейших ресурсных зон страны, концепция освоения кото­рой была ориентирована лишь на то, чтобы «взять ресурсы». Уже тогда были заложены основные представления о том, какие отрасли следует размещать в регионе. При этом развитие территории проис­ходило исключительно на экстенсивной основе, за счет количествен­ного роста производства, без учета не только экологических, но я социальных факторов.

Начиная с 1950-х гг. характерной чертой индустриального осво­ения всего Байкальского региона стало расширение капитального стро­ительства (табл. 37.2). Было начато возведение сотен, а потом и ты­сяч промышленных объектов. При этом среднегодовые темпы освое­ния капитальных вложений вдвое превышали соответствующие об­щесоюзные показатели. Вводились в строй действующих предприятия и производства, в том числе и те, которые до сегодняшнего дня оказывают существенное влияние на экологическое состояние Байка­ла и региона в целом.

Например, Байкал в те годы рассматривался как колоссальное хранилище гидроэнергетических ресурсов. В 1952 г. на р.Ангаре было начато строительство Иркутской ГЭС мощностью 660 тыс. кВт, кото­рая в 1956 г. была сдана в эксплуатацию. Ее плотина подняла сред­ний уровень озера на 1 м, и Байкал превратился в водохранилище, гигантский объем которого позволил обеспечить Сибирь самой деше­вой в мире электроэнергией. При этом уникальной экосистеме озера был нанесен серьезный удар.

Таблица 37.2

Темпы роста капитальных вложений в промышленность региона,

в ценах 1980-х гг.

1940

1950

1960

1970

1980

1990

1,0

3,7

17,9

26,7

41,3

47,8

 

Одновременно на территории водосборного бассейна Байкала возникали новые и активно развивались действующие предприятия лесной, горнодобывающей и топливной промышленности. Значи­тельно увеличились рубки леса, более интенсивным стало сельскохо­зяйственное освоение земель. Получил развитие Приселенгинский промышленный комплекс. Развивались предприятия машинострое­ния и стройиндустрии.

За пределами водосборного бассейна сформировалась так назы­ваемая «зона влияния» — Иркутско-Черемховская промышленная зона, где размещались мощные предприятия теплоэнергетики, неф­теперерабатывающей и химической промышленности. Воздушные выбросы этих предприятий господствующими северо-западными вет­рами переносятся в акваторию озера.

Развитие промышленности неизбежно вело к возникновению новых и росту существующих городов и поселков городского типа вокруг Байкала, к формированию новых систем расселения, измене­нию соотношений между городским и сельским населением.

Для экономистов того периода было очевидно, что хозяйствен­ная деятельность региона должна опираться на имеющиеся здесь при­родные ресурсы, в первую очередь лесные. Это обстоятельство пред­ставлялось весьма благоприятным для функционирования лесопро­мышленного комплекса, который развивался как один из базовых в регионе. Именно в этот период активного хозяйственного освоения территории на берегах Байкала появились целлюлозные предприя­тия, была построена Иркутская ГЭС, превратившая озеро в регули­руемое водохранилище, в водосборном бассейне получили дальней­шее развитие лесопромышленный и горнодобывающий комплексы.

И еще один важный момент. Байкальский регион является со­ставной частью Восточно-Сибирского экономического района. Он охватывает территории Иркутской и Читинской областей, Республи­ки Бурятии. Поэтому основные направления развития производи­тельных сил Прибайкалья и Забайкалья исходили из задач хозяй­ственного освоения этих административных территорий, были под­чинены директивным планам развития Восточно-Сибирского эконо­мического района, страны в целом.

Экологических ограничений в те годы не существовало. Хозяй­ственная практика СССР еще не знала прецедентов, чтобы приоста­навливали строительство промышленного объекта исключительно по экологическим соображениям.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Винокуров Михаил Алексеевич, Суходолов Александр Петрович | Источник(и): Экономика Иркутской области: В 3 т. — Иркутск: Изд-во БГУЭП (ИГЭА) : 2002. Т. 3. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2002 | Дата последней редакции в Иркипедии: 20 марта 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Книги | Иркутская область | Экономика Иркутской области | Библиотека по теме "Экономика"