Авиазавод. Достижения завода № 39 им. Менжинского в начале 1930-х годов // Хвощевский Г.И. «Страницы истории...»

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Смотр авиационной техники, середина 1930-х годов
Смотр авиационной техники, середина 1930-х годов
Авиационные плакаты 1930-х годов, выпускавшиеся массовыми тиражами в стране
Авиационные плакаты 1930-х годов, выпускавшиеся массовыми тиражами в стране
Авиационный плакат
Авиационный плакат
Плакат 1930-х годов, посвященный авиации
Плакат 1930-х годов, посвященный авиации
Плакат на тему авиации
Плакат на тему авиации
Источник: Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска

Но вернемся к событиям памятного лета 1931 года. В середине июня на Центральном аэродроме вблизи завода № 39 состоялся «закрытый смотр новой авиационной техники», на который прибыли И.В. Сталин, К.Е. Воро-шилов, Г.К. Орджоникидзе, другие партийные и государственные деятели. Правительственную делегацию встречало высшее авиационное коман-дование во главе с начальником Управления ВВС РККА П.И. Барановым, руководители завода и ЦКБ-39 ОГПУ Н.Е. Пауфлер и А.Г. Горянов. Предусматривалось также присутствие заключенных авиаконструкторов – Н.Н. Поликарпова, А.В. Надашкевича и других. Д.П. Григоровича, по причине болезни, в их числе не было. ЦАГИ на смотре представлял А.Н.Туполев с группой сотрудников.

Награды и поздравления завода №39

Вождю показали истребитель «И-Z», истребитель И-5 в вариантах, штурмовики ТШ-1 и ТШ-2, переделки разведчика Р-5 (вариант с поплавками, «лимузин» ), бомбардировщик ТБ-5 (Прим. 17). На Центральном аэродроме им. Фрунзе были также представлены истребители И-3, И-4, а рядом, для сравнения, французский истребитель «Потез», опытный экземпляр тяжелого бомбардировщика ТБ-3 и другие самолеты.

А когда в тот день летчики-испытатели НИИ ВВС В.П. Чкалов и А.Ф. Анисимов с блеском продемонстрировали высоким гостям летные качества истребителя И-5, было решено освободить Д.П. Григоровича, Н.Н. Поликарпова и часть арестованных специалистов (76).

6-го июля 1931 года, работу завода № 39 заслушали на бюро Красно-Пресненского райкома ВКП(б). В архиве музея истории Иркутского авиационного завода хранится (в копии) «Резолюция бюро Красно-Пресненского райкома ВКП(б) о выполнении промфинплана на заводе № 39 им. Менжинского». Привлекает внимание второй пункт постановляющей части этой резолюции, в котором говорится: «Возбудить ходатайство перед ВЦИК о награждении работников 39-го завода орденом Ленина».

Сохранился в музее (оригинал в рукописном виде) и список лиц представленных к награждению орденом, благодаря которому сегодня можно узнать фамилии, безусловно, лучших работников завода того времени. Следует отметить, что по каким-то причинам это награждение не произошло. Полностью текст резолюции бюро Красно-Пресненского райкома ВКП(б) и список работников завода, представленных к награждению приведены в приложениях 5 и 6 соответственно.

И, наконец, самое радостное и торжественное событие 1931 года: награждение завода № 39 имени Менжинского орденом Ленина - высшей наградой Союза Советских Социалистических Республик, учрежденной Президиумом Центрального Исполнительного Комитета 6-го апреля 1930 года.

Постановление ЦИК и Совета Народных Комиссаров СССР о награждении завода вышло 8-го июля и одновременно предусматривало амнистию большей части заключенных авиаспециалистов (77). 10-го июля 1931 года Постановление было опубликовано в газете «Правда». Ниже приводятся тексты наградных документов завода № 39, а также поздравительная переписка по этому поводу, которая, предположительно, публикуется впервые.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР «О награждении авиазавода № 39 за исключительтельные достижения по самолетостроению Рабоче-Крестьянской Красной Армии».

Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:

1. Констатируя небывалое увеличение темпов и сокращение сроков опытного строительства самолетов для укомплектования Военно-Воздушных сил РККА и отмечая исключительные реальные достижения – выпуск новых типов самолетов стоящих на уровне лучших заграничных образцов, - наградить завод № 39, уже имеющий орден «Трудовое Красное Знамя» - «Орденом Ленина» за выполнение и перевыполнение постановления правительства по опытному самолетостроению.

2. Амнистировать нижеследующих конструкторов – бывших вредителей, приговоренных Коллегией ОГПУ к различным мерам социальной защиты, с одновременным их награждением

а) Главного конструктора по опытному самолетостроению ГРИГОРОВИЧА Дмитрия Павловича, раскаявшегося в своих прежних поступках и годичной работой доказавшего на деле свое раскаяние – грамотой ЦИК Союза ССР и денежной наградой в 10000 рублей.

б) Главного конструктора по вооружению самолетов НАДАШКЕВИЧА Александра Васильевича, давшего новые установки вооружения, усиливающие огневую мощь Красной авиации – грамотой ЦИК Союза ССР и денежной наградой в 10000 рублей.

в) Бывшего Технического директора завода № 1 КОСТКИНА Ивана Михайловича – денежной наградой в 3000 рублей.

г) Б. (бывшего) постоянного члена Научно-Технического Комитета Управления Военно-Воздушных сил РККА КРЕЙСОНА Павла Мартыновича – денежной наградой в 1000 рублей.

д) Быв. инженера ВАО ЮРВИЦА Виктора Львовича – денежной наградой в 1000 рублей.

е) Амнистировать всех инженеров и техников, приговоренных ОГПУ к различным мерам социальной защиты за вредительство и ныне добросовестно работающих в Центральном Конструкторском Бюро.

3. Наградить орденами «Красная Звезда» начальника Центрального Конструктора Бюро завода № 39 тов. ГОРЯНОВА Анатолия Григорьевича и его заместителя тов. ПАУФЛЕРА Николая Евгеньевича за проявленную ими инициативу и упорство по созданию Центрального Конструкторского Бюро, умелую организацию в нем работы для усиления боевой мощи Военно-Воздушных Сил РККА и использование инженеров – бывших вредителей на практической работе.

4. Наградить орденами « Трудовое Красное Знамя» за образцовую работу и примерность в деле усиления темпов и создание новых образцов самолетов и их вооружения нижеследующих работников завода № 39:

РАФАЭЛЬЯНЦА Рама Назаровича, молодого инженера–конструктора, являющегося ближайшим помощником Главного конструктора ГРИГОРОВИЧА и умело воспринимающего его опыт и знания;

БАШИНА Федора Федоровича – рабочего, групповода по постройке истребителя И-5;

ШЕСТЕРА Леона Борисовича – рабочего медника, лучшего ударника;

ИГНАТОВА Сергея Романовича- рабочего слесаря, лучшего ударника завода;

ЗУЕВА Тимофея Арсеньевича – рабочего слесаря, лучшего ударника завода;

КРЮКОВА Сергея Меркуловича – рабочего слесаря, лучшего ударника завода;

РОМАНЦОВА Ивана Сергеевича – заместителя зав. Производством, выдвиженца из рабочих, обеспечившего умелой организацией указанные высокие темпы постройки новых опытных типов самолетов;

БУХГОЛЬЦА Бенедикта Леоновича, летчика завода по испытанию новых образцов самолетов и их вооружения.

Председатель Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР М. Калинин

Председатель Совета Народных Комисаров Союза ССР В. Молотов (Скрябин)

Секретарь Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР А. Енукидзе

Москва, Кремль, 08 июля 1931 года

Вслед за Постановлением о награждении, на завод № 39 пришло поздравительное письмо от членов правительства Г.К. Орджоникидзе и К.Е. Ворошилова.

РАБОЧИМ И СПЕЦИАЛИСТАМ ЦКБ и ЗАВОДА № 39.

Дорогие товарищи.

Пользуясь случаем празднования Вами новой вашей большой производственной победы, шлем наш братский привет и горячие поздравления. Вслед за И-5, ЛШ, ТШ и другими машинами, выпущенными вашим заводом в течение одного года. Вы внесли в дело социалистического строительства новый ценный вклад – многомоторный самолет ТБ-5. Мы уверены, что предстоящие, более длительные и трудные испытания этого корабля прочно установят его заслуженное место в первом ряду самолетов Красного Воздушного Флота.

Пролетариат Советского Союза может гордиться вашей работой и вашими достижениями. За короткий срок, не взирая на сравнительную бедность зданий и оборудования 39-го завода, преодолевая многочисленные нехватки в материалах и другие трудности, вы сумели дать советской стране ряд прекрасных воздушных кораблей, стоящих на уровне лучших заграничных образцов. Выполняя задания Партии и Правительства, вы добились в своей работе небывалых в нашей стране темпов проектирования и постройки самолетов. Сроки, выдержанные вами в создание ТБ-5, бьют не только наши, но и лучшие заграничные рекорды сооружения тяжелых многомоторных самолетов.

Ваши победы доказывают высокую зрелость конструкторского и производственного коллектива ЦКБ и завода, подлинно большевистский энтузиазм строителей и крепкое хорошее руководство работой администрации и партийного коллектива, сумевших использовать все возможности и поднять волю всех рабочих и специалистов на выполнение важнейших для нашей страны задач.

Нам особенно приятно отметить, что ваш новый самолет, как, впрочем, и другие ваши работы – не творение рук одного только талантливого инженера, а подлинное детище дружного, крепко сплоченного коллектива старых и молодых специалистов, пролетариев завода, администрации, партийной и общественных организаций, летчиков, мотористов и других товарищей, которые все с величайшим подъемом отдавали полностью свои силы, знания, опыт и труд на создание новых наших воздушных кораблей.

Мы должны в то же время с большим удовлетворением подчеркнуть, что в достижениях вашего коллектива одно из почетных мест по праву принадлежит группе старых специалистов. Еще недавно, не будучи в силах освободиться от кастовых предрассудков буржуазного инженерства, не веря в великую творческую роль пролетариата, они не желали отдать ему свой выдающийся опыт и знания. Поставленные в особые условия вынужденным к тому пролетариатом и убежденные величайшими победами социалистического строительства, они поняли, что их место не против, не в стороне, а в одной колонне с рабочим классом, с неслыханной энергией строящим новое человеческое общество. Эти товарищи – старые инженеры сами, находясь в вашем коллективе, превратились в энтузиастов социалистической стройки, в весьма полезных наших сотрудников.

Мы ни на минуту не сомневаемся, что ЦКБ и пролетарии 39-го завода не остановятся на достигнутом и дадут нашей стране еще более совершенные плоды своей большевистской работы.

Да здравствуют славные пролетарии и специалисты ЦКБ и 39-го завода. Вперед к новым победам!

Ваши /Орджоникидзе/

/Ворошилов/

II/VII-31г.

В ответном письме К.Е. Ворошилову - Народному комиссару по военным и морским делам СССР заводчане писали...

Дорогой КЛЕМЕНТИЙ ЕФРЕМОВИЧ!

Вчера на торжественном собрании лучших ударников нашего коллектива рабочих и инженерно-технического персонала, совместно с партруководителями Красно–Пресненского района, по Твоему приказанию, член Реввоенсовета и начальник Военно-Воздушных Сил РККА СССР тов. АЛКС-НИС огласил Тобою представленное и проведенное через Правительство постановление ЦИК Союза о награждении завода и его работников.

Признавая, что наша упорная работа по пролетарской справедливости отмечена Партией и Правительством, и в первую очередь Тобой, Вождем и руководителем нашей несокрушимой Красной Армии, над усилением мощи которой мы неустанно работаем, шлем Тебе, дорогой КЛЕМЕНТИЙ ЕФРЕМОВИЧ, нашу искреннюю товарищескую благодарность за то, что ты первый, как всегда, с твоим старо–большевистским напором выпестовал нашу молодую организацию, поддерживая ее на кратком пути, борющуюся за лучшее вооружение Воздушного Флота, несмотря на страхи, сомнения в успехе начинаемого дела, несмотря на возникающие политические затруднения в использовании технических сил, косности ряда органов, с которыми вынуждены были работать.

Ты, старый партиец, не раз упорно отстаивающий и проводящий Ленинские заветы, своим пролетарским чутьем, верно определил и довел до определенных результатов дело, за которое мы год тому назад крепко взялись, имея своей целью в наикратчайший срок перевооружить Красный Воздушный Флот, сделать его, в первом завтрашнем бою с врагом, непобедимым, вследствие своего технического совершенства и вооружения.

Ныне мы достигли первых позиций. Начиная с маленьких машин - истребителя «КЛИМ ВОРОШИЛОВ», мы 1/У11-31 года закончили большим бомбовозом.

Мы, работники ЦКБ и завода 39 заверяем Тебя КЛЕМЕНТИЙ ЕФРЕМОВИЧ, что сегодняшние наши достижения и Твое признание ценности нашей работы вселяют в нас не только удовлетворение в проделанном, но еще больше заражают нас энтузиазмом, укрепляет наше упорство – поставить на первое место руководимый Тобою Красный Воздушный Флот.

От лица всех работников и инженерно-технического персонала нашего коллектива, просим Тебя передать наши заверения Центральному Комитету Всесоюзной Коммунистической партии и Вождю Пролетарских масс тов. СТАЛИНУ - отдать все силы на укрепление Строительства Социализма - укрепление мощи Армии в предстоящей схватке с мировой буржуазией.

Начальник ЦКБ Горянов

Зам. начальника ЦКБ и директор завода Пауфлер

Секретарь ячейки ВКП(б) Сачковский

Предзавкома Царев

Получив высокую награду, заводчане не могли не послать благодарственное письмо по этому поводу куратору от ОГПУ Георгию Евгеньевичу. Фамилия его в письме не названа, однако по унизительно-почтительному тону обращения нетрудно догадаться, что это был крупный чиновник. Так оно и оказалось. В списках руководящего состава ОГПУ 30-х годов, имя Георгий Евгеньевич принадлежит ближайшему помощнику и сотруднику Г.Г. Ягоды, комиссару I ранга Государственной безопасности Г.Е. Прокофьеву (Прим. 18).

Дорогой ГЕОРГИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ!

Вчера, Постановлением ЦИК Союза, ЦКБ и завод № 39 им. Менжинского получили награды.

Принимая утвержденные Партией и Правительством награды и считая их нами заслуженными упорной работой, сметающей с пути все препятствия в неустанном движении поставленным задачам, мы, коллектив рабочих и инженерно-технических работников ЦКБ не можем не вспомнить Тебя, дорогой Георгий Евгеньевич, первого смелого инициатора нашей молодой организации, старого Чекиста, революционера, первого поставившего вопрос об использовании вчерашних врагов Революции - вредителей инженеров Авиации – на службу укрепления Пролетарской Армии в предстоящих решительных боях за Коммунизм.

Считаем, что вместе с нами Ты разделишь нашу радость в достигнутых успехах, шлем Тебе дорогой Георгий Евгеньевич наш пролетарский привет, нашу благодарность за внимание, помощь во всей нашей успешной работе под Твоим руководством, приведшим к перевооружению Воздушного флота.

Надеемся, что и в дальнейшем, как и в первом успешно пройденном пути нашей работы, Ты, испытанный опытный руководитель, организатор ряда Конструкторских Бюро и в будущем не откажешь в своем руководстве.

Посылая Тебе наш дружеский братский привет, заверяем Тебя и Председателя ОГПУ тов. Менжинского, имя которого носит наш завод и неутомимого славного Чекиста тов. Ягоду, что мы отдадим все силы, знания на превышение достигнутых результатов, темпов в деле построения Социалистической Экономики Союза для ускорения свержения власти капитала.

Начальник ЦКБ Горянов

Зам. начальника ЦКБ и директор завода Пауфлер

Секретарь ячейки ВКП(б) Сачковский

Председатель завкома Царев

О том, что значило быть награжденным в те годы, прекрасно пишет В. Карпий:

С чем можно сравнить получение ордена в СССР в середине 30-х гг.? Ни с чем… На человека, которого им награждали, обрушивался шквал всенародной любви, он становится национальным героем, личная жизнь его уходила куда-то на задний план и теперь он должен был посещать школы, сидеть в президиумах, отвечать на письма восторженных поклонников, состоять почетным членом и делегатом всех мыслимых и немыслимых советов, комитетов, обществ и т.д. и пр. Все партийные и советские работники, кто знал – а то и не знал награжденного, считали своим долгом засвидетельствовать ему свое почтение... 

Общественная деятельность

Награждение завода № 39 пришлось именно на тридцатые годы, которые безошибочно можно назвать «крылатыми». Для людей того поколения будничное ныне слово авиация было окружено ореолом романтики ни чуть не меньшим, чем космические полеты в начале 60-х годов. Страна любила свою авиацию, гордилась своими летчиками, называя их «Сталинскими соколами». Молодые люди всем сердцем воспринимали призывы: «Пролетарий – на самолет!», «Без победы в воздухе нет победы на земле!», «Летать выше всех, дальше всех, быстрее всех». Повсеместно вывешивались впечатляющие плакаты: летчик в шлеме и очках указывает пальцем на прохожего: «Что ты сделал для Воздушного флота ? »...

Организация в середине 20-х годов Общества друзей воздушного флота ОДВФ, а затем АВИАХИМа и ОСОАВИАХИМа стали большим событием в жизни советской страны и одной из ярких страниц истории отечественной авиации. Для молодежи оно открыло двери в небо.

Активисты общества в качестве одной из первых акций сделали сбор пожертвований на строительство Красного Воздушного Флота. По всей стране прокатилась волна субботников, шефских и благотворительных концертов, сбор от которых шел на строительство самолетов. Наиболее сознательные граждане вносили ценные вещи, сбережения и даже «табачное довольствие» – такой взнос сделали красноармейцы одной из частей. Известный летчик Н.П. Каманин вспоминал, что «Первые же два года существования Общества дали поразительные результаты. На строительство советской авиации было собрано 6 миллионов рублей золотом, большое количество ценностей, крестьяне внесли 2500 тонн зерна. Огромная работа была проделана по распространению авиационных знаний среди населения». На эти деньги закупались самолеты, строились аэродромы (Прим. 19).

Одним из первых боевых девизов «осоавиахимовцев» были строки поэта А. Жарова:

Сегодня вниманье, любовь и заботы,

И силы и песни свои,

Включаем в стрекочущий хор самолетов,

Готовых рвануться в бои.

Государство оказывало обществу всемерную поддержку. Ведь летные кадры, подготовленные аэроклубами, рассматривались как боевой резерв наших ВВС на случай войны.

Не остался в стороне и комсомол страны. Проходивший в январе 1931 года IX съезд ВЛКСМ обязуется взять шефство над авиацией. Вышедший в этой связи Приказ Революционного Военного Совета СССР № 12 гласил (78):

В связи с единодушно выраженной девятым съездом Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи волею о принятии со стороны трехмиллионной массы молодых строителей социализма шефства над ВВС РККА – Реввоенсовет Союза ССР постановляет: считать с 25 января 1931 года Краснознаменный ВЛКСМ шефом над Военно-Воздушными Силами Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Народный комиссар по военным и морским делам, Председатель РВС СССР Ворошилов

В те годы тысячи и тысячи мальчишек бегали в авиамодельные кружки и строили летающие модели, а, повзрослев, записывались в аэроклубы, чтобы прыгать с парашютом, летать на планерах и самолетах. Многих из родившихся тогда малышей называли именем знаменитого летчика Чкалова – Валерий.

Под замечательную мелодию «Все выше» композитора Ю. Хайта, установленную приказом Реввоенсовета в 1933 году как марш ВВС РККА, в Тушино проходили грандиозные воздушные парады, которые стали торжеством нашей конструкторской мысли, нашей авиационной промышленности, демонстрацией отваги и высокого искусства пилотов советской школы. В том же году, 18-го августа впервые отмечался новый праздник, введенный Постановлением СНК СССР от 28-го апреля - День Военно-Воздушных Сил страны.

В торжественных парадах и праздниках тех лет, как правило, принимали участие все члены правительства во главе с И.В. Сталиным, а праздник Военно-Воздушных Сил чаще называли днем Сталинской авиации.

30-е годы вошли в историю как период выдающихся достижений советской авиации. Страну будоражили мировые рекорды скорости, высоты, дальности полетов, установленные советскими летчиками на отечественных самолетах, страна «болела» авиацией. Это было нормой жизни людей, рожденных, чтоб «сказку сделать былью». Из этого поколения авиационных романтиков вскоре образовалось целое созвездие выдающихся авиаконструкторов и летчиков-асов.

И нетрудно представить чувства коллектива заводчан, одними из первых получивших столь высокую награду Родины в то далекое и необыкновенное время. «Мы – менжинцы!» - с гордостью называли они себя. Особую радость испытывали не только награжденные, тотчас ставшие народными героями, но и освобожденные из заключения конструкторы. Некоторые из них решили продолжить создание новых самолетов и уже вольнонаемными продолжили работу в ЦКБ ВАО на заводе № 39.

Вместе с тем имя Н.Н. Поликарпова в вышедшем Постановлении не упоминается. Еще 18-го марта 1931 года высшую меру наказания Поликарпова коллегия ОГПУ заменила десятью годами лагерей. По амнистии вместе со всеми его освободили 8-го июля, но приговор не отменили. При своей короткой жизни Николай Николаевич реабилитации не дождался (Прим. 20).

К предыдущему фрагменту | К содержанию | К следующему фрагменту

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Хвощевский Г.И. | Источник(и): Страницы истории авиационного завода № 39 им. Менжинского: от Москвы до Иркутска: хроникально-документальная история. - Иркутск: Изд-во ООО "Типография "Иркут", 2012 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.