Аграрно-колонизационная политика государства в кон. XVI - нач. XX в. // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

АГРАРНО-КОЛОНИЗАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВА в конце XVI - начале XX в. С конца XVI до середины XVII в. перед государством остро стояла пробле­ма снабжения продовольствием военных формирований и охотников за соболем (промышленников). Доставка зер­на с Севера и из Предуралья вопроса не сняла. На до­ставку хлеба из Устюга до побережья Тихого океана тре­бовалось 5 лет. Первые русские пашни возникли на реке Туре в конце XVI в. Правительство сажало «во крестьяне» ссыльных, а также обязывало заводить пашни служилых людей. Военные верхушке отводили на вотчинном праве большие массивы земель в расчете на рост посевов. Но сибирские «вот­чины» своей задачи не выполняли из-за недостатка рабочей силы, в качестве которой использовались родственники заимщиков, дворовые люди, «полоняне-калмыки».

Добровольные переселения в Сибирь были вызваны слухами в России о природных богатствах края, а также ростом налогов, сосредоточением земли в руках крестьянской верхушки, но в особенности — неурожаями в Поморье и Зырянии в связи с начавшимся климатическим пессимумом. Проблемы реализации аграрно-колонизационной политики в Сибири решали на местах воеводы и подчиненные им приказчики, перио­дически проводившие наборы на пашню «гулящих лю­дей». Таких «охотников» снабжали зерном, орудиями труда, лошадьми, освобождали на время от налогов. В течение XVII в. для привлечения колонистов использова­лись частные слободчики. Получая в свое распоряжение земли, они размещали в заводимых ими слободах ново-приходцев, также давая им «подмогу». Важную роль в социализации и адаптации «пришлых» в Сибири игра­ли сибирские монастыри. По прошествии нескольких лет срочные монастырские порядчики могли перейти в статус госуда­ревых крестьян и обязаны были в определенной пропорции к «собинной» пашне обрабатывать государеву (казенную) десятинную пашню. Так формировался слой свободных крестьян — самостоятельных владельцев земли. Создав собственные аграрно-хозяйственные комплексы, они начинали при­нимать в свои дворы новых порядчиков, а многие, сдав «пришлым» «тягло», уходили на новые земли.

Аграрно-колонизационная политика правительства не была последовательной. Петровские ре­формы и гонения на староверов стали причиной нелегальных миграций (бегства) в Сибирь, т. е. существенно продвинули решение проблем колонизации аграрной края. Но само государство, преследуя бегство, тормозило процесс пополне­ния Сибири рабочими руками. Их недостаток обнаружился при формировании Алтайско-Нерчинского горнозаводского комплекса, создание которого закладывало основу промышленного казенного освоения Сибири (Урал был средоточием частной промышленности) и способствовало укреплению южных границ ре­гиона (военная линия). Неудачные попытки (1747—59) насе­лить заводское ведомство за счет сибирских «пришлых» обнажили демографическую проблему с новой остротой. Указ 1760 о праве помещиков ссылать людей в Сибирь был отражением продворянской политики, тем не менее частично способство­вал решению задач сибирской колонизации. Процесс массо­вого заселения Сибири (в частност Барабы) посредством принудительных мигрантов, начатый Елизаветой, продолжался Екатериной II. Перемещенные из Польши беглые российские подданные были размещены на южных границах Сибири в виде компактных земледельческих колоний: в Забайкалье«семейских», на Алтае — «поляков».

Аграрно-колонизационная политика Екатерины II приобрела характер структурной части программы, нацеленной на создание империи нацтонального типа (см. Екатерины II национальный проект и сибирское крестьянство). Отменив десятинную пашню, ликвидировав монастыркое землевладение, императрица с помощью указа «зазывала» беглых староверов возвра­титься в Сибирь. На Алтае была легализована община бухтарминских беловодцев-«каменщиков», беглецов, живших в горных ущельях Алтая. Численность колонистов Сибири продолжала расти также за счет административной и уголовной ссылки («посельщиков»). При Александре I имели место попытки создания в Сибири земледельческих колоний сек­тантов (молокан, духоборов). В период так называемой реформы П.Д. Киселева (1840—50-е гг.) Аграрно-колонизационная политика была нацелена на организацию массовых добровольческих переселений из малоземельных районов России и Белоруссии.

В аграрной колонизации края в определенных пропорциях со­четались государственные и народные инициативы. Аграрно-колонизационная политика правительства в су­щественной степени стихийно корректировалась колониста­ми. Государству, в частности, не удалось реализовать установку на создание в Сибири землевладения вотчинного типа и пришлось легализовать переходы внутри региона (отме­нив десятинную пашню), что придало аграрной колонизации динамичный характер и обеспечило ее успех.

Реформа 1861 открыла новые возможности для аг­рарного развития. Согласно законам от 8 марта 1861 и 17 декабря 1862, обязательные отработки на заводах отменялись, а бывшие приписные крестьяне должны были платить оброчную подать при сохранении неизменного земле­пользования. Указом от 5 марта 1861 государственные крестьяне, не пользовавшиеся наделом от казны, освобождались от уплаты оброчной подати и от работ на общественных запаш­ках. Помещичьи крестьяне получали свободу. Формой реализации собственности казны на землю оставались подати, с 1898 переведенные с подушного на поземельный принцип взимания (см. Налоги прямые).

Законы от 18 января и 24 ноября 1866 положили начало преобразованию государственной деревни. На Сибирь они не распро­странялись, но имели для нее большое значение, так как  провозглашали за государством безоговорочное право на казенные земли. Первый этап реформирования государственной деревни в Сиби­ри начался 21 ноября 1879 с закона «О преобразовании общественного управления государственных крестьян Западной Сибири», 27 апреля 1882 распространенного на Восточную Сибирь. На основе «Положения 19 февраля 1861 г.» в регионе вводилось крестьянское самоуправление. Руководство его органами возлагалось на земских заседателей, которых с 1883 в Западной Сибири сменили чиновники по крестьянским делам. Закон от 13 июня 1893 существенно расши­рил их полномочия, а по закону 2 июня 1898 в Сибири учреждался институт крестьянских начальников. Они имели самые широкие полномочия: могли отменить лю­бое решение органов крестьянского самоуправления, обладали и широко использовали право административного наказания (штрафы, аресты). Следующей инстанцией управления крестьянами стал уездный съезд крестьянских начальников, а затем — общее при­сутствие губернского управления.

Сибирь в конце XIX в. стала главным колонизуемым районом страны, и ведущее место в аграрной политике государства в регионе заняли проблемы аграрного переселения. «Поло­жение 19 февраля...» разрешало переселение лишь тем крестьянам, кто имеет «увольнительный приговор» от своей общины. Его получение затруднялось коллективной ответственностью общины по уплате налогов и выкуп­ных платежей. Однако стратегические  соображения побужда­ли правительство создавать льготные условия для переселения в отдаленные районы. Коррективы в переселенческую политику вносились и в связи с наплывом в регион самовольных пе­реселенцев. В 1861 и 1866 появились особые правила о заселении Дальнего Востока. В 1865 опубликован указ о переселении государственных крестьян без предоставления льгот на кабинетские земли Алтая (см. Землевладение кабинетское). Пер­вой попыткой систематизации переселенческого движения в целом стали временные правила 1881. На их основе появился закон от 13 июля 1889, ставший важной вехой в пере­селенческом деле. Закон допустил переселение без увольнительного приговора, с разрешения 2 министров. Новые правила также заложили систему государственных мероприятий по обеспече­нию переселения в местах выхода (обследование хозяйств желающих переселиться), в дороге (путевое пособие) и за Уралом (отмежевание участков для водворения, выда­ча ссуд для домообзаведения).

Новые уступки переселенческому движению правительство сделало в 1890-х гг. в связи с необходимостью заселения полосы Транссибирской магистрали. Эта задача возлагалась на созданный в 1892 Комитет Сибирской железной дороги и образо­ванное в 1896 Переселенческое управление. В проведении переселенческой политики произошли изменения: вводился льготный тариф для переселенцев (15 сентября 1890); увели­чивался размер предоставляемой им ссуды (1891); ус­танавливалась единая норма надела в 15 десятин (13 июня 1894); права на выдачу разрешений на переселение пере­давались губернским присутствиям (1896). Тем не менее прави­тельственная политика в данной сфере отличалась непоследо­вательностью. 6 марта 1892 власти запретили выдавать разрешения на переселения, но в 1893 за Урал двину­лось 100 тыс. самовольных переселенцев, и в 1894 Министерство внутренних дел отменило циркуляр от 1892.

Практика показала, что переселения не приносят вреда экономическим интересам помещиков и положительно вли­яют на хозяйственное развитие страны, в то же время самовольной миграции вносят беспорядок в аграрные отношения. В свя­зи с этим в начале XX в. власти изменили свою позицию по переселенческому вопросу. Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности (1901) выска­залось за уничтожение всех препятствий переселенцам и оказание им максимального содействия. Министр внутренних дел В.К. Плеве в записке «Современное положение пере­селенческого дела в России» и участники Совещания по вопросу об улучшении постановки переселенческого дела (1904) высказались за объявление переселений общегосударственным делом. Наконец, закон от 6 июня 1904 декларировал свободу переселений, необходимость оказания материального со­действия мигрантам, идущим по разрешению, и отмену круговой поруки для новоселов.

С колонизацией региона была тесно связана земельная политика государства. Во второй половине XIX — начале XX в. правительство продолжало в целом безуспешные попытки насажде­ния в Сибири крупного частного (дворянского) землевладения, считая, что оно будет оказывать культурное влияние на «косную» крестьянскую массу. Закон от 30 марта 1860 (26 ию­ля 1868 распространенный на Восточную Сибирь) разрешал покупку земель мелкопоместным дворянам и пожалование их за службу гражданским и военным чиновникам. На основании закона в Курганском округа было продано 484 участка, 439 из них купили купцы и крестьяне и лишь 45 — чинов­ники. В ноябре 1864 в Западной Сибири на продажу выста­вили свыше 100 участков, но продать смогли только 27. Еще меньшее значение имели пожалования казенных земель. 8 июня 1901 Николай II утвердил закон «Об отводе частным лицам казенных земель в Сибири», которым вво­дился бессословный принцип покупки земель в Сибири, однако их льготная аренда и приобретение разрешались только дворянам. На эти цели отвели 110 тыс. десятин, поз­днее они пошли под переселение.

Основное внимание в рамках земельной политики отводилось землеустройству. Начало его систематическому проведению в Западной Сибири было положено в 1783 с учреждением 1-го штата сибирских землемеров. Рота военных топографов (сформи­рованная в 1831), особые межевые комиссии, губернские чер­тежные и «Сибирское межевание» с 1831 по 1871 осу­ществили землеустроительные работы на площади 19 247 тыс. десятин. В 1872 вместо «Сибирского межевания» создали Съемочное отделение. Параллельно с последним продол­жали работать землемеры губернских чертежных. До 1889 они провели землеустроительные работы на площади в 5 230 тыс. десятин. На востоке региона созданное в 1851 «Межевание казенных земель Восточной Сибири» к концу 1870-х гг. завершило процесс отвода земель волостям, но вся его документация сгорела, и результаты землеустройства были фактически аннулированы. В целом по региону главной своей задачи — ограничения крестьянского хозяйства наделом — землемеры не выполнили.

С середины 1890-х гг. землеустроительные работы в регионе активизировались. В 1885 в Западную Сибирь направили Переселенческий отряд, который до 1894 образовал 146 переселенческих участков площадью 430 тыс. десятин отвел в надел старожилам 863 тыс. десятины, выделил в казенно-оброчные статьи 278,5 тыс. десятин. 4 марта 1893 Комитет Сибирской железной дороги создал 4 землеустроительные партии. До 1897 они выде­лили под переселенческие участки 3 924 тыс. десятин. В конце 1890 — начале 1900-х гг. большее внимание стало уделяться зем­леустройству старожильческого населения. При этом землеус­троительные работы отделялись от землеотводных. С 1897 по 1905 землеустроено 7 811 тыс. десятин.

С конца 1890-х гг. главным направлением земельной политики государства в регионе стало регулирование крестьянского землепользования. Начальной проработке данного вопроса положила ко­миссия М.Н. Медема при Министерстве государственных имуществ в 1871. Затем появились проекты иркутского генерал-губернатора А. Д. Горемыкина, комиссии Министерства земледелия 1893 и Межведомственной комиссии 1894. Подготовительная работа завершилась принятием законов от 23 мая 1896 и 4 ию­ня 1898, которые закрепили право собственности государства на земли Сибири. Наделы в 15 десятин на большей части территории региона выделялись крестьянам в пользование бесплатно. Закон для алтайского землеустройства от 31 мая 1899 строился на тех же основаниях, что и закон 1896, но свои наделы крестьяне должны были выкупать в течение 49 лет. После принятия указательных законодательных актов началось внутриобщинное землеустройство. К 1915 окончательное отгра­ничение крестьянских наделов провели на 37 441 тыс. десятин, или на 66,6% всех земель, подлежавших землеустройству. Полностью данный процесс был завершен в Алтайском округе. В его ходе от многоземельных крестьянских общин отре­зали 4 930,5 тыс. десятин, а малоземельным общинам добавили 2 004 тыс. десятин. В результате крестьянское землепользование в округе уменьшилось на 5 %.

Землю сибирским крестьянам государство выделило в пользо­вание, но уже в ходе обсуждения данного решения ряд государственных деятелей: Н.Х. Бунге, С.Ю. Витте, А.И. Вышнеградский, В.И. Гурко и другие — призывали к постепен­ному введению частной собственности на крестьянской земли. В 1901 С.Ю. Витте представил Николаю II записку по итогам работы Особого совещания о нуждах сельскохо­зяйственной промышленности, в ней он высказал идею о необходимости «умирания» общины. Дальнейшее разви­тие эти идеи нашли в Столыпинской аграрной реформе. Реформа началась указом от 9 ноября 1906, соглас­но которому каждый домохозяин мог заявить о выходе из общины и взятии земли в частную собственность. В 1907 П.А. Столыпин высказался о необходимости распро­странения данного процесса на Сибирь.

Революция 1905—1907 с ее крестьянскими бунтами увеличи­ла общественную значимость аграрного переселения в Сибирь. В марте 1906 издано положение «О порядке применения закона 1904 г. о переселении», разрешавшее свободное пе­реселение на окраины. В сентябре 1906 Николай II издал указ о передаче под переселения свободных земель Алтай­ского округа, а в декабре Главное управление земледелия и землеуст­ройства приостановило землеустройство старожилов и все землеустроительные партии направило на выделение переселенческих участков.

В сентябре 1910 во время поездки в Сибирь П.А. Столы­пин потребовал от местных властей активизировать работу по образованию хуторов и отрубов (см. Столыпина П. А. и Кривошеина А.В. поездка в Сибирь в 1910 г.). Первые хутора в регионе создавались по положению 1900, раз­решавшему их устройство переселенцам из западных губер­ний России, но на небольших земельных участках. С 1911 на хутора и отруба выделялась уже треть переселенческого фонда. Параллельно проводилось размежевание ста­рожильческих общин. К 1916 в Томской губернии ходатайства об этом поступили от 290 тыс. старожильческих дворов, или 25% от их общего количества. Однако в конечном итоге создано лишь 72 тыс. хуторов и отрубов на площади в 2,6 млн из 30 млн десятин, принадлежавших старожилам. В целом по Сибири на хутора и отруба выделили 9 228 тыс. десятин (около 13% земель, подлежавших землеустройству). Одна­ко в Сибири они находились не в частной собственности, как в европейской части России, а во владении. Разработка законопроекта о введении крестьянской частной собственности на землю в регионе началась в 1908. В марте 1914 со­ответствующее положение одобрила земельная подкомиссия Государственной думы IV созыва, но с начала войны его приня­тие отложили.

Лит.: Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. Иркутск, 1949. Т. 1; Шунков В.И. Очерки по истории земледелия Сибири. XVII в. М., 1956; Громыко М.М. Западная Сибирь в XVIII в. Новосибирск, 1965; Кожухов Ю.В. Русские крестьяне Восточной Сибири в первой половине XIX в. Л., 1967; История Сибири. Л, 1968. Т. 3; Колес­ников А. Д. Русское население Западной Сибири в XVIII — начале XIX в. Омск, 1973; Худяков В.Н. Аграрная политика царизма в Сибири в пореформенный период. Томск, 1986; Островский И.В. Аграрная политика царизма в Сибири периода империализма. Ново­сибирск, 1991; Храмков А. А. Земельная реформа в Сибири (1896— 1916 гг.) и ее влияние на положение крестьян. Барнаул, 1994.

Г.Л. Ноздрин, Т.С. Мамсик

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Историческая энциклопедия Сибири | Сибирь | История Сибири