Вершино-Тутурское муниципальное образование

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Фотоальбом

Вершино-Тутурское сельское поселение
Вершино-Тутурское сельское поселение
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
Здание фельдшерского пункта в Чиноге
Здание фельдшерского пункта в Чиноге
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
Тырка оказалась самой оживленной деревне
Тырка оказалась самой оживленной деревне
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
У эвенков лошади прекрасно себя чувствуют и без привозных кормов
У эвенков лошади прекрасно себя чувствуют и без привозных кормов
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
Чинонга — край нетронутого снега
Чинонга — край нетронутого снега
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
Юрта — как музейный экспонат для подрастающего поколения
Юрта — как музейный экспонат для подрастающего поколения
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка
Бильярд в местном клубе еще с советских времен, Чинога
Бильярд в местном клубе еще с советских времен, Чинога
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Копейка

Вершино-Тутурское муниципальное образование — муниципальное образование со статусом сельского поселения в Качугском районе Иркутской области. Административный центр — село Вершина Тутуры.

Вершино-Тутурское МО: общие сведения

Население: 228 человек, в том числе 121 мужчин и 107 женщин (2010 год).

В состав территории Вершино-Тутурского МО входят населенные пункты:

  1. деревня Тырка;
  2. деревня Чинонга;
  3. село Вершина Тутуры.

Границы:

"...На западе граница совпадает с границей Верхоленского муниципального образования, которая проходит по границе между лесничествами Верхоленское и Качугское. С севера граница совпадает с границей района. На востоке граница идет вдоль р. Киренга вверх по течению до притока р. Шона и далее по реке до ручья Топчиха, по нему до границы Бутаковского муниципального образования, южнее д. Шевыкан 2 км. Затем граница идет на север, минуя д. Шевыкан, пересекает р. Бирюлей, направляясь на северо-запад, между ручьями Бугай и Тактакай идет по водоразделу, пересекает в верховьях р. Шевыкан, выходит на тропу и по геофизическому профилю до оз. Кокуй. Затем граница идет на чересполосный участок Абура до границы Верхоленского муниципального образования."

Закон Иркутской области "О статусе и границах муниципальных образований Качугского района Иркутской области» (от 02.12.2004 № 71-оз).

Исторические сведения

На протяжении столетий эвенков теснили буряты-скотоводы и русские землепашцы. 

По мнению Владимира Хромова, автора очерков «Край запаха тайги» и книги «Эвенки орлиной реки», самые тяжелые времена для эвенков наступили в период строительства Транссибирской железной дороги, когда на Лену хлынул поток крестьян-переселенцев. Новоселы считали аборигенов грязными, хитрыми, ленивыми дикарями, поэтому забирали у них все ценное, обманывая самым бессовестным образом. Не желая возиться с распашкой целинных земель, пришлые люди кинулись обирать тайгу, началась оголтелая охота за копытным и пушным зверем.

Вековые споры о судьбе эвенков утихли после специальной экспедиции, организованной в 1927 году с целью изучения и оценки жизненных устоев коренного народа. Перепись показала, что такой важный показатель, как демография, значительно лучше у оседлых эвенков. Потому вскоре было предложено изменить формы традиционного хозяйствования — с целью сохранения и дальнейшего роста численности аборигенов. На практике это выглядело примерно так: у эвенков забирали оленей, а взамен давали коров, реже — лошадей. Насколько обмен был рациональным и справедливым, история умалчивает, но в результате о кочевой жизни можно было уже забыть. К середине 60-х годов олени исчезли даже из коллективных хозяйств. Так была пройдена первая точка невозврата. Сегодня оленя оседлать могут тофы и эвенки катангской тайги, которых преобразования коснулись не столь кардинально. Хотя и там проблем хватает.

История качугских эвенков начинается с установления в Сибири советской власти. В начале 20-х годов был создан комитет содействия народам северных окраин.

Для того чтобы как-то содействовать, стали организовывать многочисленные культбазы — в геометрическом центре нескольких стойбищ располагался комплекс зданий: школа-семилетка с интернатом для детей из отдаленных стойбищ, больница, склады, лавка и контора. В 1934 году подобная база была построена на реке Тутуре, в окрестностях которой были стойбища Тырка, Чинанга, Муринья, Назима, Кулинга, Кичигир и Нерютка. Сегодня, к слову сказать, остались только первые два из перечисленных — в Чинанге живет сорок семь человек, в Тырке — семнадцать.

Эвенки с благодарностью и ностальгией вспоминают советскую власть. В Чинонге несколько десятилетий работал фельдшерский пункт — кстати, здание и табличка на нем сохранились до сих пор. 

При советской власти проблему занятости эвенков длительное время решал коопзверопромхоз: охотники старались выполнить план по заготовке дикоросов, добыче пушнины, получая стабильную зарплату и предусмотренные для малых народностей льготы. Рейсовый вертолет нивелировал расстояние до райцентра, а дизельная электростанция снимала вопросы тепла и света. И сегодня жители Чинонги помнят, как собирались всем селом, чтобы посмотреть кино про войну или индийский двухсерийник с пометкой «Кроме детей...». К слову, охотники Катанги рассказывали, как вертолетчики подбрасывали до родовых угодий, как перевозили с помощью винтокрылой машины сено, запас провианта на весь промысловый сезон.

В знак благодарности пилот получал вяленую лосятину, рыбу, те же шкурки. О себестоимости таких полетов речь никто не заводил, государственные деньги тогда вообще не считали.

Но все когда-то заканчивается. Пришел конец и социалистическому раю, настали другие времена: рейсовый вертолет улетел, коопзверопромхоз почил, медпункт закрылся...

Кардинальным образом ситуацию с безработицей мог изменить Байкало-Ленский заповедник, при создании которого планировалось организовать в Чинонге одно из лесничеств. Но потом кто-то с кем-то «перетер» важную тему — и кордон поставили за сто километров, в Анге, а эвенкам сказали: извините. Опешившие от такой беспардонности охотники кинулись за правдой в областной центр. Впоследствии некоторым все-таки предлагали работу, но в лесничестве «Берег бурых медведей», за сотню километров от дома. 

Здравоохранение

В-Тутурская врачебная амбулатория, 666225 Иркутская обл., Качугский район, с. Вершина Тутуры, ул.Ленская, д.3. 

Населенные пункты

Со временем вся жизнь сосредоточилась в расстроившейся и разросшейся Вершине Тутуры, как назвали культбазу по протекающей рядом речке для отличия от Старой Тутуры — поселка в нескольких километрах от бывшей культбазы, где сегодня стоит несколько домов, но никто не живет — эвенки используют дома как летние дачи. В течение советского периода качугские эвенки все больше отходили от исторически сложившегося образа кочевой жизни. Люди из стойбищ умерли или разъехались, жизнь сосредоточилась в трех деревнях. Оленей продолжали пасти до начала шестидесятых годов, но потом колхоз, на котором была звероферма, заменили промхозом, ориентированным на охоту и рыбалку. 

Во времена расцвета Вершины Тутуры, в середине шестидесятых, в школе училось до ста тридцати человек, еще около тридцати — в интернате для детей из отдаленных стойбищ. Сейчас в девятилетней школе учится всего 29 детей. 

Лес вокруг Вершины Тутуры — это дикая тайга, охотничьи угодья. Эвенки говорят, что к ним, как правило, не заходят чужие охотники, уважают "право территории". Охотников в Вершине Тутуры около пятидесяти, из них тридцать семь имеют собственные угодья. Сильно осложнило жизнь охотникам то, что леса горят из года в год. Погорело много кедрача, источника орехов и пушнины. И охотники опасаются, что если это лето тоже будет сухим и жарким, то из-за пожаров в тайге вообще будет делать нечего.

Расстояние от областного центра до места, где когда-то осели эвенки (точнее, их определили сюда в добровольно-принудительном порядке), составляет чуть больше, чем, например, до Тулуна. Но какие это километры, особенно отрезок от райцентра! Зимой на подготовленном внедорожнике сто верст можно проползти часов за пять-шесть, при условии, что зимник кто-нибудь уже пробил.

В Тырке две достопримечательности — метеостанция и эвенкийская юрта, построенная местным жителем Семеном Монастыревым. Хозяин усадьбы говорит: 

Я специально построил во дворе юрту, чтобы внуки хотя бы представляли, как жили предки. Подобного строения в округе вы уже не найдете. Такого типа юрта относится к постоянному жилищу, а во время кочевки наши родители жили в чумах из шкур. Вся работа при перевозке ложилась на женщину, мужчина занимался только охотой. Моя мать, например, помнит, как ходили на зверя с луком и стрелами. Жили очень тяжело, смертность среди детей была высокой. Мне мама рассказывала, как я рос. Как только описаюсь, она трухой от гнилого пня посыплет ноги — вот и весь антисептик. Для мягкости мха сухого постелет, немного шерсти оленьей — памперс получается. Я из большого рода Маней (Манеир).

Советская власть решила перевести нас на оседлый образ жизни, появились первые избы, а чумы стали использовать как передвижное промысловое жилище. В тридцатых годах началось переселение: нашим мужикам велели строить карбазы и спускаться на них до Якутска, и вот оттуда уже почти никто не вернулся. Многих земляков репрессировали, они, кстати, даже не знали и не поняли за что. Большинство безграмотные были ведь. Такая политика сильно подорвала устои. У мамы последних оленей забрали, взамен дали телочку, а как на ней кочевать? В колхозах оленями занимались до 1953 года, а потом и там их извели, и мы окончательно осели. Время прошло, и вот сейчас уже наши дети в течение года кочуют по интернатам, а родители видят их только летом.

Одно из самых недоступных поселений области — Чинонгу — отделяют от Иркутска всего 500 километров. Улицы Чинонги, заваленные почти метровым снегом, хаотично расчерчены узкими тропинками: здесь не ходят машины, в деревне нет предприятий и организаций. За околицей течет Киренга, на другой стороне которой начинается тайга, она для эвенков дом, работа, способ выживания, отдых.

Второй год в здешних местах наблюдается массовая миграция соболя, его добывают по нескольку десятков за сезон. За спелого зверька (когда мех оттеняет благородная седина) перекупщики дают не более трех тысяч рублей — и то норовят рассчитаться алкоголем. Охотники в свою очередь прекрасно понимают, что после временной оккупации угодий дорогим хищником наступит затишье. Это нормальный с научной точки зрения процесс: зверье постоянно перемещается в зависимости от погоды, кормовой базы, изменения условий обитания. Тревожно с житейской колокольни: лес — единственный источник дохода эвенков. Относительно постоянную работу во всей Чинонге имеют заведующая клубом, почтальон и продавец, а стабильный доход — пенсионеры. Есть еще глава общины, но его функции весьма размыты, впрочем как и результат деятельности.

 В клубе — как символ развитого социализма — несколько рядов красных фанерных кресел, маленькую сцену отделяет мятая штора. Киноустановки нет, и единственный предмет, способный привлечь сюда посетителей, это бильярд. Жизнь в очаге культуры начинает теплиться в период политических акций, например выборов президента или депутатов дум. 

Ссылки

  1. Здравоохранение // Сайт Качугского МО
  2. Борис Слепнев О бедном эвенке замолвите слово // Копейка, №11 от 21 марта 2012 года
  3. Борис Слепнев О бедном эвенке замолвите слово // Копейка, №12 от 28 марта 2012 года
  4. Борис Слепнев О бедном эвенке замолвите слово // Копейка, №13 от 4 апреля 2012 года
  5. Берт Корк Качугские эвенки не собираются вымирать // СМ Номер один, №13 от 6 апреля 2006 года

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Составление Иркипедии | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сельские муниципальные образования (сельские поселения) | Качугский район