Валерий Лукин в зеркале СМИ

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Валерий Алексеевич Лукин (22 апреля 1944 г. Иркутск) — уполномоченный по правам человека в Иркутской области, депутат Законодательного Собрания Иркутской области, заместитель председателя комиссии по контрольной деятельности.

У Валерия Лукина, приехавшего на строительство великой и легендарной Усть-Илимской ГЭС четверть века назад, большие заслуги перед таежным краем. Его жизненная позиция известна в городе Усть-Илимске всем — он всегда стоял и стоит в сегодняшнее непростое время на защите человека труда.

Когда он шел в Законодательное собрание, на всех встречах с избирателями не уставал повторять, что забота о человеке труда должна быть главной, приоритетной целью в работе этого областного органа власти. В первоочередном порядке он обещал принимать меры к разработке и принятия законов социальной направленности.

Еще не будучи депутатом Собрания, Валерий Алексеевич принимал активное участие в подготовке Закона “О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях”, в совершенствовании трудового законодательства. Тогда же, в период приватизации, будущий депутат Собрания Валерий Лукин последовательно выступал за сохранение лесопромышленного комплекса как единого предприятия.

Видимо, эти его качества и позволили сделать усть-илимчанам выбор: из шести достойных кандидатов они выбрали его, наиболее профессионально подготовленного для работы в законодательном органе человека.

— В нашей области есть все для достойной и благополучной жизни — лес, золото, нефть, газ, дешевая электроэнергия, а самое главное - люди с несгибаемым сибирским характером, - говорит депутат Лукин. — Несмотря на все это, в нашем городе, во многих других местах Прибайкалья, городах России сегодня несладко живется человеку труда. Критическая ситуация, которая уже давно, к сожалению, сложилась в нашем городе и на градообразующем предприятии требует особого подхода: необходима разработка долгосрочной программы социально-экономического развития Усть-Илимска. А для ее составления и реализации нужно внимание как областных, так и федеральных органов власти.

— Сегодня моя депутатская обязанность, — продолжает Валерий Алексеевич, — добиться полной реализации Закона Российской Федерации “О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях”...

Нелегкими оказались для Валерия Лукина первые два года депутатства в областном парламенте. Старые и новые руководители страны, взвалив в свое время на плечи рабочего человека всю тяжесть проводимых реформ, не подумали о том, что люди это выдержать не в состоянии. В Усть-Илимске в эти два года как никогда ранее обострена проблема задолженности по заработной плате. Без средств к существованию по многу месяцев работают сегодня учителя, врачи, библиотекари; работники связи, культуры, органов внутренних дел, строительства, коммунального хозяйства. Увы, докатилась эта проблема и до матерей, инвалидов, пенсионеров.

Валерию Лукину сегодня тяжело вдвойне: ведь избиратели знают его как человека справедливого, принципиального, настойчивого, порядочного, последовательно отстаивающего интересы простого рабочего. Ему присущи твердые жизненные позиции, оптимизм, высокое чувство долга перед людьми. Но обстоятельства, которые сложились сегодня между основным собственником Усть-Илимского ЛПК, столичным банком “МЕНАТЕП”, новой Управляющей компанией ООО “Континентальинвест” и профсоюзным комитетом, который возглавляет Валерий Алексеевич, не позволяют ему надеяться на положительный исход дела.

Затяжной трудовой конфликт между “Континентальинвестом” и профкомом случился уже потому, что работники предприятия второй год не получают полностью зарплату, задолженность по которой составляет более 200 млрд. рублей.

Вступив в управление ОАО “Усть-Илимский ЛПК”, “Континентальинвест” принял на себя добровольные обязательства по финансированию запуска производства в размере 30 млрд. рублей, из которых третья часть должна была пойти на выплату зарплаты. Увы, свои обязательства новые хозяева в установленные сроки не выполнили... Более того, до сих пор не разработана и программа вывода предприятия из хронического кризиса.

Профсоюзный комитет, его руководитель Лукин В.А. неоднократно требовали от руководителей “Континентальинвеста” выполнения Соглашений в части организации нормального горячего питания всех работающих и спецпитания для работников вредных профессий на целлюлозном заводе, другие неотложные социальные проблемы.

Ситуация на Усть-Илимском ЛПК показала, что Управляющая компания грубо нарушает Закон РФ “О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности”. Профлидер и народный избранник Валерий Лукин вышел на очередную сессию Законодательного собрания с депутатским обращением, где попросил провести депутатское расследование и определить истинные причины социальной напряженности в г. Усть-Илимске и на ОАО “Усть-Илимский ЛПК”.

Здесь же, на сессии, депутаты решили командировать группу из пяти человек в г. Усть-Илимск для расследования всех обстоятельств дела. Вернувшись из командировки, депутаты на очередной сессии констатировали: “Поднятые в депутатском запросе Лукина В.А. вопросы имеют место, его действия носят последовательный и конструктивный характер...”.

Источник: Глушков А. Я. «Власть — это правда закона. Коллективный портрет депутатов Законодательного собрания Иркутской области второго созыва». Иркутск, 2000.

Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин ответил на вопросы «Бабра» о чиновничьем засилии, обращениях граждан к власти, борьбе за права инвалидов и о том, почему в России «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

— Валерий Алексеевич, Вы уже много лет у власти: депутатом поработали, теперь — омбудсмен. Вопрос к Вам такой. Сегодня у нас в России – и всем это известно – на власть всех уровней – муниципального, регионального, федерального – тратятся немалые бюджетные средства. Очень уж много у нас чиновников. На Ваш взгляд, оправданны ли эти траты?

— Я полагаю, что средства, которые тратятся на содержание чиновничьего аппарата, используются неэффективно. Индикатором этой неэффективности являются обращения к уполномоченному, в различные правоохранительные структуры, в средства массовой информации. Необходимо повышать не только эффективность использования этих средств, но и ответственность чиновников за выполнение ими должностных обязанностей. Не выполняют – значит таких надо увольнять. Я, как Уполномоченный, готов помогать в этом плане, потому как при выявлении нарушений по обращениям граждан могу называть конкретные фамилии этих чиновников-бюрократов. А дальше уже дело за вышестоящими, теми, кто их назначает, – с учетом моих заключений или продлевать с ними контракты, или нет.

Мне думается, что мы недостаточно используем законодательные возможности по повышению ответственности представителей власти. В соответствии с федеральным законом, чиновники, которые рассматривают те или иные жалобы, должны конкретно отвечать заявителю на поставленные вопросы. А зачастую как бывает? Заявитель задает вопрос на одну тему, а ему отвечают совершенно не по существу. К сожалению, это относится даже к тем обращениям, которые исходят от меня. В соответствии с федеральным законом предусмотрена административная ответственность этих чиновников. Но этот механизм, несмотря на то, что есть в законе, не работает.

Есть еще одна сторона вопроса. Чиновничий аппарат и его штатная численность формируются исходя из полномочий, которыми они располагают, и обязанностей, которые на них возлагают. Очень уж много этих обязанностей, чрезмерно много. Зарегулировано очень много вопросов, которые можно и нужно решать и без этих чиновников. Поэтому задача властей – излишние функции у них изымать, это ведь элементы бюрократии: ходят по кругу, справки собирают. Одно дело, когда считали на счетах и все вручную писали и информацию разыскивали, наверное, тогда такое количество чиновников было оправданно. Кстати, тогда их было намного меньше. Сейчас есть современные методы управления, развитие коммуникации, но снижения численности чиновничьего аппарата почему-то нет. К слову, наша Иркутская область в числе отстающих по вопросам электронного документооборота , а переход на него как раз и должен привести к сокращению чиновничьего аппарата, и те средства, которые были бы высвобождены в таком случае, можно было бы направить на решение многочисленных социальных вопросов.

— Вы затронули тему обращений. Действительно, человеку сегодня очень сложно добиться какой-то справедливости: пишет во все инстанции, начиная с муниципального уровня и заканчивая президентом, но получает одни отписки в ответ. Куда же обращаться-то в итоге? Как быть?

— Во-первых, я не приемлю, когда заявитель по той проблеме, которая у него есть, пишет на десять адресов. Бывают такие обращения – там все-все, кто есть, начиная от Путина и заканчивая мэром поселения. Наверное, это неэффективно. Потому как чиновники, которые в списке обозначены, рассуждают так: вон тут нас сколько, кто-нибудь да рассмотрит, а я так, не буду особо думать об этом... То есть это дает повод чиновнику недобросовестно относиться к рассмотрению того или иного обращения. Поэтому в первую очередь необходимо обращаться к тому, кто непосредственно должен решать эту проблему, потому что асфальтировать какую-то дорогу – это не полномочия Путина , это полномочия конкретного чиновника муниципального уровня. Вот ему и надо писать. Если же его ответ не удовлетворил заявителя, он может пожаловаться на этого чиновника вышестоящему должностному лицу. Вот и все. Если его и этот ответ не удовлетворяет, не надо писать Путину, надо обращаться в суд.

Уполномоченный – это дополнительная правозащитная структура, дополнительная, но не основная. Основные – это прокуратура, суд, полиция и так далее. У меня появляется законодательная возможность вмешиваться и рассматривать жалобы наших граждан только в том случае, если они уже получили ответы от органов государственной или муниципальной власти и если эти ответы их не удовлетворили. Но если человек еще никуда не обращался, а обращается сразу ко мне, я разъясняю ему, как поступить. Хотя и получаю в свой адрес порой нелицеприятные высказывания. Но ведь люди должны в первую очередь сами использовать свои возможности в отстаивании своих законных прав, а не кто-то должен за них это делать.

Психологию у людей надо менять. Простите, но спасение утопающих – в том числе, дело рук самих утопающих. Мы должны воспитать чувство неравнодушия к своей судьбе, чувство собственного достоинства. Права и свободы, обозначенные Конституции РФ, их более 40, но, к сожалению не все из них выполняются. Но это цели, к которым мы должны стремиться. И мы должны противодействовать той бюрократической машине, которая мешает реализации прав и свобод граждан. Достигнуть цели бывает очень трудно. И к этому надо быть готовым.

К тому же, я сказал уже, что надо привлекать к ответственности чиновников, которые на жалобы и обращения граждан дают ответ не по существу, проявляя при этом равнодушие. Я, по крайней мере, когда был депутатом Законодательного собрания, сталкивался с этим. Направил губернатору Д.Ф. Мезенцеву обращение, которое касалось обеспечения пожарной безопасности жителей лесных поселков. И получил бюрократическую отписку от одного из заместителей, который мне по существу не ответил. Я вновь вынужден был, уже в форме депутатского запроса, обратиться к губернатору и отметил, что на предыдущий вопрос его заместитель, в нарушение федерального закона «Об обращениях граждан» по существу мне не ответил. Правда сейчас этот чиновник уже не работает в новой команде председателя Правительства Не надо опускать руки, только тогда можно достигнуть цели.

Социальная защита инвалидов

— Вам, как Уполномоченному, приходится решать немало проблем. И в рамках одного интервью сложно было бы охватить все направления Вашей деятельности. Остановимся на инвалидах. Их права тоже нарушаются сплошь и рядом. И все говорят про решения: давайте концепцию создадим, необходимые условия обеспечим. Но никто не говорит – с чего нужно начать и что уже на сегодняшнем этапе элементарно можно сделать?

— Я рекомендую тем, кто задает такой вопрос, взять карандаш в руки и почитать федеральный закон «О социальной защите инвалидов Российской Федерации». Принят он был еще в 1995 году – слава богу, сколько времени прошло! – там все написано. Это одно. Потом, конечно, необходимо изменить психологию в нашем обществе. Потому что граждане с ограниченными возможностями – это те же люди, и они имеют право на выполнение конституционных прав со стороны государства в полном объеме.

Да, к сожалению, много говорится об этом, но фактически мало что делается. Мне трудно вам еще что-то комментировать: да, действительно, эта тема мне известна, я давно ей занимаюсь, но ту брешь равнодушия, которая есть со стороны чиновников, к сожалению, мне пока не удается еще пробить. Но я не останавливаюсь.

130-й квартал

— Одно из последних Ваших действий в этом направлении, насколько нам известно, было связано с «Иркутской слободой»?

— Да, я обратился в прокуратуру по 130-му кварталу, по недоступности объектов культуры и отдыха, которые там расположены. Все со 130-м кварталом носятся, как я не знаю с чем, что это такой уникальный и знаковый объект… Прокуратура отправила мой запрос в министерство социального развития и в службу по надзору в сфере строительства. То есть фактически направила тем, на кого я жалуюсь. Сейчас я снова направил в прокуратуру письмо, в котором уже обратил внимание, что, как и следовало ожидать, я от министерства и службы получил отписки и прошу по существу проверить соблюдение норм по доступности объектов «Иркутской слободы» для маломобильных групп населения.

Я обсуждал эту проблему с Некрасовым, заместителем прокурора области, он со мной согласен. В этой части достаточно серьезно не дорабатывают агентства по экспертизе. Все проекты на новое строительство и реконструкцию старых, как мы знаем, должны предварительно пройти государственную экспертизу. Нормы гражданского и градостроительного кодекса предусматривают, что проектная документация должна в полном объеме содержать мероприятия, связанные с обеспечением доступности граждан. То есть если такие объекты строятся, значит, агентство закрывает глаза на это, не выполняет своих функций и обязанностей.

Следующее – строительство. Служба по надзору должна отслеживать, насколько проектные решения исполняются. Ввод объектов не может быть осуществлен без участия представителей организаций инвалидов. Видите, сколько наставлено преград для того, чтобы все-таки добиться исполнения законодательства, но ничего не делается. В том числе, я полагаю, в этом плане недорабатывают и общественные организации инвалидов.

Тут есть еще один показательный факт. С месяц назад в администрации города состоялись общественные слушания программ развития Иркутска. Я обратил внимание, что городской программы доступности для инвалидов нет. Хотя у нас с 2011 года действует федеральная программа, и даже была принята областная программа в развитие федеральной, потому что она предусматривает софинансирование. Впопыхах у нас такая областная программа была принята, потому что надо было отчитаться. Сейчас в нее вносятся изменения. Но надо понимать, что эта программа рассчитана на всю область, не только на Иркутск. Она должна в себе содержать мероприятия всех муниципальных образований. Инвалиды же везде есть!

Для того, чтобы как-то дать оценку состояния этого вопроса мой аппарат планирует в декабре подготовить специальный доклад о положении дел в сфере соблюдения прав и свобод людей с ограниченными возможностями в Иркутской области. Мы хотим посмотреть все направления: и организацию медицинского обслуживания, и обеспечение жильем – в общем, весь комплекс. Тяжелая работа, я не знаю, насколько нам удастся поднять весь этот пласт. Но я эту тему обсуждал с губернатором Иркутской области Сергеем Владимировичем Ерощенко, он меня поддерживает.

В рамках подготовки этого доклада мы сделали запросы в муниципальные образования, чтобы они дали нам информацию, как у них обстоят дела с созданием условий для полноценной жизни инвалидов. К сожалению, из муниципальных образований – особенно маленьких, отдаленных – получаем информацию, что инвалиды есть, а жалоб от них нет. Но мы не должны в своей деятельности руководствоваться тем, есть жалобы или нет. Мы должны руководствоваться Конституцией, нормами права. Я так иногда говорю: если ребенок не плачет, это не значит, что мать не разумеет. Мать как раз тот субъект, который должен упреждать все эти плачи. В этом плане я свой аппарат и чиновников, которые у власти, к этому призываю.

Закон об уполномоченном дает мне право не только рассматривать поступающие обращения, но и самому инициировать рассмотрение каких-то общественно значимых вопросов. К таким общественно значимым вопросам я отношу эту категорию людей, потому что они жалоб не пишут, но проблем у них – я знаю – дополна.

— Может быть для того, чтобы решать эти проблемы, кому-нибудь из инвалидов стоит попробовать пробиться во власть, стать, скажем, депутатом?

— У нас есть различные общественные советы, в том числе общественный совет по проблемам инвалидов при губернаторе Иркутской области. Одной из первых моих встреч после вступления в должность Уполномоченного была встреча с руководителями общественных организаций инвалидов. Я там увидел одного парня достаточно активного, колясочника. И я предложил его включить в состав этого совета при губернаторе. Очень ведь важен качественный состав совещательных органов, которые создаются при органах власти. Там должны быть люди неравнодушные, не боящиеся сказать в глаза представителям власти правду, и я увидел такого человека.

Через какое-то время я от одного из наших ведомств получил отписку: Валерий Алексеевич, у нас более пятидесяти общественных организаций, связанных с инвалидами, и мы не можем их всех в общественный совет включить. Примерно такая формулировка была. Я написал письмо заместителю председателю правительства Иркутской области, что я не прошу о пятидесяти, я прошу об одном человеке. Недавно получил ответ, что моя просьба будет удовлетворена. Инвалиды-колясочники – это вообще отдельная тема. В общественном совете колясочника не было, а ведь только тот человек, который через себя все проблемы пропустил, может защищать права этой многочисленной категории наших граждан.

Вопрос, который вы задали, тоже достаточно интересен. Такая правовая возможность сегодня есть – общественные организации инвалидов могут выдвигать кандидатуры на выборы. Особенно это касается муниципального уровня. Начнем оттуда, потому что проблемы-то там возникают, в первую очередь. И если мы найдем таких неравнодушных и поможем им потом избраться, то это будет большой плюс нашему гражданскому обществу.

О ситуации с БоГЭС

— В марте 2012 года в рамках акции «Честный политик» тогда еще депутат Заксобрания Приангарья Валерий Лукин говорил о многочисленных проблемах, связанных со строительством БоГЭС. Изменилась ли ситуация?

Валерий Лукин: — Насколько мне известно, пока сроки ввода агрегатов второй очереди не изменены – осень следующего года. Хотя не исключаю, что может быть изменение. В соответствии с санитарными нормами ложе водохранилища должно быть подготовлено для затопления, и подписан акт его готовности за год до предполагаемого наполнения водохранилища. То есть сегодня.

Но «конь там валялся» все-таки. Это касается проблем с переселением. Хотя они еще не полностью решены и там еще много вопросов возникнет. Ведь мало построить жилье, необходимо обеспечить, чтобы люди захотели туда поехать. У меня где-то есть вырезка из газеты, когда пресс-служба губернатора сообщала, что первое заселение состоится в декабре 2011 года. Тогда, понятно, это была пиар-акция. Потом обещали, что переселение состоится в августе текущего года. Сегодня говорят о реальных сроках – до конца этого года. Ну, будем надеяться, что так оно и будет.

Кроме переселения граждан там еще очень много вопросов надо решить, связанных с подготовкой ложа водохранилища. Перенос кладбищ, например. Четыреста с лишним могил – родственники заявили о необходимости переноса. А ведь это кропотливая работа, там ведь не подойдешь, грубо говоря, с экскаватором. Но к решению этого вопроса еще не приступили. А в запасе только полтора месяца, так как в дальнейшем земля промерзнет и работы будут невозможны.

Есть проблемы с лесосводкой. Даже на специальных участках, которые у нас обозначили, я знаю, только приступили к работе. Раньше нельзя было приступить, так как не были определены источники финансирования. Откорректированный проект, за который Иркутская область заплатила триста с лишним миллионов рублей, притом, что это не наши полномочия, еще не прошел государственную экспертизу. Понимаете, у нас для того, чтобы отремонтировать или построить туалет за бюджетные средства, надо получить положительное заключение, иначе не выделят средства. А тут такой грандиозный объект – и не имеет положительного заключения государственной экспертизы! Это нонсенс и правовой беспредел!

Вообще-то я этой темой, Богучанской ГЭС, занимаюсь с 2000 года. У меня имеется вся переписка, вся тумбочка заполнена. Последнее: я обращался к президенту Путину, собрал подписей шесть тысяч. Но фактически я не получал ответа на поставленные вопросы. 1 августа мое последнее обращение было направлено Генпрокурору Российской Федерации. Ответа я еще не получил, хотя все сроки, определенные законодательством, уже прошли. Какое качество будет этого ответа – посмотрим.

В рамках встречи Уполномоченных регионов России с президентом, я хотел задать вопрос Путину по ситуации с БоГЭС, так как нарушается федеральное законодательство, хотя и проходят все эти президентские советы по экологическим проблемам и так далее. Но в преддверии этой встречи у нас было заседание координационного совета всех уполномоченных по правам человека РФ, на котором мы рассматривали сам формат встречи. И решили не поднимать вопросы местного значения, так как у всех их дополна. И раз уж это первая встреча уполномоченных с президентом, необходимо сконцентрировать внимание на более общественно-значимых острых вопросах, характерных для большинства регионов. Если мы размажемся, то он может сказать: «Зачем с ними встречаться». Поэтому тему Богучанки поднять не удалось. Но она по-прежнему у меня под особым контролем. И проблем дополна

Источник: Валерий Лукин: «Не надо опускать руки!» — Бабр.Ру, 5 октября 2012

Выходные данные материала:

Жанр материала: Хрестоматия | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Составление Иркипедии | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 15 марта 2019

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.