Усть-Куда, село. Хозяйственный уклад и ремесла // Бубис Н. Г. «Усть-Куда – «красное» село» (2007)

Вы здесь

Оглавление

Дверное кольцо входной калитки. Фото И. Калининой. 1991 г.
Дверное кольцо входной калитки. Фото И. Калининой. 1991 г.
Колодец кон. XIX в. Фото И. Калининой. 1991 г
Колодец кон. XIX в. Фото И. Калининой. 1991 г
Колодец нач. XX в. Фото И. Калининой. 1991 г.
Колодец нач. XX в. Фото И. Калининой. 1991 г.
Жилой дом кон. XIX в. Фото И. Калининой. 1991 г.
Жилой дом кон. XIX в. Фото И. Калининой. 1991 г.
Церковь Иконы Божией Матери. Фото кон. 1980-х гг.
Церковь Иконы Божией Матери. Фото кон. 1980-х гг.
Фрагменты церкви Казанской Иконы Божией Матери. Фото кон. 1980-х гг.
Фрагменты церкви Казанской Иконы Божией Матери. Фото кон. 1980-х гг.

Как известно, Сибирь не знала крепостного права, тогда как сельская община играла значительную регулирующую роль в жизни деревни. На сходах решались наиболее важные дела:  избирался староста, рассматривались вопросы о принятии или исключении членов сельского общества. Но основополагающими всегда оставались проблемы землепользования. Никто не имел права самостоятельно продать или передать свой надел в другие руки, более того, даже продажа дома должна была производиться с согласия схода. Об одном подобном решении сказано в «Общественном приговоре» от 1897 г.: «...Мы, крестьяне Усть-Кудинского сельского общества, в коем значится 135 домохозяев, имеющих право голоса, собраны по распоряжению нашего сельского старосты Николая Казакова... явился к нам   крестьянин нашего общества Михаил Алексеев Николаев со словесной просьбой о дозволении ему продать свой собственный деревянный одноэтажный дом и передать как усадебную, так и огородную местности, находящиеся в нашем Устъ-Кудинском селении по Набережной улице, так называемой "Тунке"... Приговорили: дозволить ему, Николаеву, продать  крестьянской  девице нашего селения Анисье Константиновой Третьяковой»18. Интересно, что среди членов одного сельского общества долгое время сохранялся обычай круговой поруки, когда, к примеру, взятые одним подрядные работы обеспечивались имуществом порученцев.

Благоприятные природные условия определили земледелие, и хлебопашество в особенности, основным занятием усть-кудинцев. Наряду с этим достаточное распространение получило и животноводство, а близость Ангары сделала рыболовство основным подсобным промыслом здешних жителей. Потребность в орудиях производства, домашней утвари заставила развивать и другие промыслы: уже в XVIII в. здесь появились кузни, кожевни и пр. Наличие же собственного хлеба вызвало необходимость постройки мельниц.  Первыми,  еще  в  1676  г.,  завели  мельницу  пашенные  крестьяне Хлызовы, а мельница Николая Воки, учтенная в переписи 1705 г., имела уже промышленное значение19. В 1840 г. в Кудинской слободе действовала мельница купца Герасимова, которой какое-то время управлял живший здесь на поселении декабрист Александр Сутгоф.

К началу XX в. сельское общество располагало тремя мельницами, самой старой из которых была мельница, принадлежавшая причту Усть-Кудинской церкви. Она находилась в четырех верстах от селения на р. Мхе, арендатором ее являлся иркутский купец Швайцбергер. Время постройки ее неизвестно, однако имеются сведения, что работа на ней была возобновлена в 1884 г., а в 1907 г. на мельнице было сделано паровое устройство. Размерами мельница была 13x9x4 арш.20

Вторая водяная мельница, построенная также на р. Мхе в начале 1880-х гг., принадлежала зажиточному крестьянину И.В. Третьякову. Производительность ее с 1 апреля по 1 июня составляла в сутки 12 пудов, а с 1 июня по 1 октября — менее 10 пудов. До Третьякова эту мельницу арендовал у Усть-Кудинского сельского общества иркутский мещанин Аверьян Соболев, а тремя годами раньше, в 1896 г., арендатором ее был крестьянин Никифоров21. Третья мельница, также водяная, находилась на р. Куце вблизи села. Построена она была примерно в 1894 г. на средства сельского общества, а ее постоянными арендаторами стали Трофим Перфильевич Попов с братьями — крестьяне Усть-Куды.

Все эти мельницы обслуживали, в основном, своих крестьян, т.к. малые мощности и сезонность работы позволяли удовлетворять лишь потребности устькудинцев.

Основным хозяйственным занятием было хлебопашество, при этом крестьяне испытывали серьезную нехватку земли, пригодной для земледелия, особенно мягкой пашни. В 1872 г. на 760 душ было засеяно 185 дес. озимыми и 502 дес. яровыми хлебами менее одной десятины на душу. Позднее ситуация изменилась в лучшую сторону: в 1900 г. при общем количестве населения 917 человек и 251 «могущей» душе, т.е. дееспособных работников в возрасте от 16 до 60 лет, сельское общество располагало 2061 дес. земельных угодий, из них было 964 дес. мягкой пашни. Самая значительная часть была занята овсом (385 дес), рожью (226 дес.) и ярицей (215 дес). Пшеницей было засеяно 111 дес, а небольшая часть (26,5 дес.) была отведена под другие культуры — табак, гречиху и пр.

Самой урожайной из хлебных злаков была рожь, но при этом ее урожай составлял всего лишь около 30 пудов с десятины. Пшеница и овес давали вполовину меньше. Поэтому неудивительно, что хлеба до нового урожая хватало не всем устькудинцам, не говоря уже о посевном материале. Сохранились архивные документы конца XIX в., в которых содержатся списки лиц, нуждающихся в семенах. В справке за 1897 г. говорится: «...В селении УстьКудинском 107 домохозяев с 493 домочадцами не имеют семян, и только трое

— Попов Филипп Алексеев, Попов Василий Дмитриев, Хатейшвили Петр Семенов с 10 своими домочадцами имели собственные семена...»22 Они же имели и самое большое количество скота и земли. Первый из них владел девятью десятинами земли, имел шесть лошадей, четыре коровы, четыре овцы. Второй трех лошадей, коров, четыре овцы и восемь десятин земли, у П. Хатейшвили было две лошади, две коровы, две овцы и четыре десятины земли. Всего же в собственности устькудинцев в это время были 291 рабочая лошадь, 302 головы крупного рогатого и 286 голов мелкого скота23. Со временем количество земли постепенно увеличивается, но происходило это по мере роста населения, поэтому, в основном, положение каждого из крестьян менялось мало: в 1906 г. на 946 душ приходилось 1236 дес. мягкой пашни.

Самым распространенным подсобным промыслом среди жителей УстьКуды стал лесной и дровяной. Валкой и продажей леса и дров на рынке в Иркутске занималось 100 человек. Главным подспорьем в хозяйстве издавна была рыбалка. Только в 1907 г. рыбы было добыто 100 пудов, занимались этим промыслом около 20 человек. Близость крупной реки вызвала необходимость в плавательных средствах, и в Усть-Куде было освоено строительство больших лодок, на которых и рыбачили, и возили сено с лугов, расположенных на многочисленных островах.

До десятка местных жителей занималось извозом, трое плотницкими работами и трое кузнечеством. Особенно широкое распространение подсобные промыслы приобрели в начале XX в.

Близость города Иркутска привнесла некоторую особенность в развитие ремесел в окрестных селах, и в частности, в Усть-Куде. В документах читаем: «Кроме плотников, пильщиков, кузнецов, молотобойцев и чернорабочих никаких других мастеровых в Уриковской волости нет... нанять же можно их всегда в Иркутске»24, т.е. необходимости в собственных мастерах здесь не было, поэтому в селе получил развитие лишь узкий круг самых необходимых ремесел.

Недалеко от Усть-Куды находились карьеры, где производилась разработка бутового камня. В 1911 г. сельский староста Журавлев сообщал в волостное правление: «Во вверенном мне участке находится каменоломня бутового камня, каковая и работается иркутским купцом М.Л. Швец, количество добытого камня в этом году ожидается 500 куб. саж., доставляется камень на Вересовский разъезд сибирской железной дороги для большого ведомства»25.

Основной доход сельское общество получало от питейного заведения, существовавшего  с  середины  XIX  в., причем это была значительная сумма, покрывавшая расходы на содержание школы, церкви и духовенства, на ремонт общественных зданий.

В 1878 г. в Усть-Куде было уже четыре питейных дома и шесть бакалейных лавок с мелочным товаром26. Торговля в них велась самым необходимым. Так, в одном из отчетов говорится: «Материалов, кроме замазки стекольной... клею столярного, муки ржаной... соли, продаваемой фунтами... в уриковской волости в продаже нет». Остальное закупалось в Иркутске.

К началу XX в. в селе осталось четыре мелочные лавки, они находились как в специально приспособленных помещениях, так и в домах владельцев. Лавки держали крестьяне Петр Хатейшвили, Трофим Попов, Иоануарий Третьяков, раньше всех открывший торговое заведение. Иосифу Коршунову принадлежала бакалейная лавка, открытая в собственном доме, которая затем перешла к его жене — Анне Иоануарьевне Коршуновой.

В «Описи помещений торгово-промышленных и заводских, находящихся в Усть-Куде» перечислены имевшиеся здесь до 1918 г. кузницы. Самой крупной из них была кузница Григория Ефимовича Третьякова, построенная в 1914 г. и оснащенная двумя мехами и двумя наковальнями, она оценивалась в 1000 руб. Владельцами остальных трех кузниц, оборудованных одним мехом и одной наковальней, были Иван Алексеевич Третьяков (открыта в 1914 г.), Иван Романович Силин (1899 г), Семен Андреевич Третьяков (1903 г.).

Село не было особенно зажиточным, за исключением трех-четырех хозяев. Со временем стал сказываться недостаток пахотной земли. Нередко наделы находились за 10—20 верст, и там хозяева ставили заимку. В этих условиях большое значение приобрели среди жителей Усть-Куды подсобные промыслы, дававшие дополнительный доход: особенно лесной и дровяной, многие промышляли извозом, рыбной ловлей.

В Усть-Куде находится Богородице-Казанская церковь, один из самых замечательных образцов культового зодчества нач. XIX в. в  Иркутской губернии. Она была построена в 1803 г. «тщанием прихожан и доброхотных дателей» на месте молитвенного дома. Клировые ведомости за 1904 г. сообщают: «Зданием церковь каменная, двухэтажная, с таковою же в одной с нею связи колокольнею... Престолов в ней три: в верхнем приделе во имя св. Пророка Божия Ильи, в нижнем главном приделе в честь Казанския иконы Божией Матери, а в приделе к оному  — во имя святителя и чудотворца Николая... Помещение для причта имеется, а именно: для священника дом, вновь построенный по плану, Высочайше утвержденному, со службами и хозяйственными постройками: амбаром, погребом, банею и помещением для скота; дом огорожен заплотами. Для псаломщика построен новый дом из здания сельского правления»27.

При церкви 14 ноября 1885 г. была открыта приходская школа, первоначально разместившаяся в караулке. Появление школы стало давно назревшей необходимостью: в 1872 г. среди устькудинцев было всего 25 человек, знавших грамоту. Занятия проводились причтом, а позднее сюда был назначен учителем сын протоиерея Иннокентий Шастин. Содержалась школа за счет сельского общества. В 1904 г. на средства Иркутского Епархиального училищного совета и Усть-Кудинского сельского общества специально для школы было построено новое здание. Одно время в ней учительствовал сын крестьянина Смоленской волости И.В. Говоров, окончивший иркутское сельскохозяйственное училище. Одновременно здесь могло обучаться до пятидесяти учеников.

Примечания

18 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 48. Л. 9.

19 Кашик О.И. Указ. сон. С. 227-234.

20 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 313. Л. 119.

21 Там же.

22 Там же. Д. 37. Л. 141.

23 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 37. Л. 141.

24 Там же. Д. 63. Л. 13.

25 Там же. Д. 313. Л. 275.

26 ГАИО. Ф. 32. Оп. 6. Д. 6. Б/л.

27 ГАИО. Ф. 50, оп. 1, д. 12250. л.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 419-425 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Иркутский район | Библиотека по теме "История"