Урик, село. Хозяйственный уклад, занятия и ремесла // Бубис Н. Г. «Урик – старинное волостное село» (2007)

Вы здесь

Оглавление

Наличники окон дома кон. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Наличники окон дома кон. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Наличники окон дома 1838 г. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Наличники окон дома 1838 г. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Наличники окон дома кон. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Наличники окон дома кон. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Ворота усадьбы 1930-х гг.Фото Л. Басиной. 1991 г.
Ворота усадьбы 1930-х гг.Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 1838 г. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 1838 г. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-й пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-й пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-й пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-й пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.
Жилой дом 2-ой пол. XIX в. Фото Л. Басиной. 1991 г.

Урик с первых лет своего основания становится центром земледелия Иркутского уезда. Располагаясь в Кудинской долине, местность отличалась наличием обширных плодородных пахотных земель. Любопытные наблюдения об окрестностях оставил декабрист Ф.Б. Вольф: «Почва наносная и частью глинистая, гор нет и берега плоские. Все это место, вероятно, в неотдаленные времена было под водой. В болотистых местах чернозем с обнаженными голышами — несомненный признак текучей воды. Что касается о сказанных голышах,  то  они  свойства  гранитного  и,  кажется,  принадлежат к громадам, окружающим Байкал и Ангару»63. Земельные угодья позволяли производить хлеб не только для собственных нужд, но и. на продажу. Наряду с хлебопашеством  достаточное распространение получило и скотоводство, в первую очередь разведение лошадей, необходимой тягловой силы при работах на пашне. Основными сельскохозяйственными культурами стали рожь и ячмень, в меньшей степени – овес. Окрестности Урика были богаты и сенокосными угодьями: «Сухих мест гораздо более, чем мокрых, сено порядочное. У села Урика — по реке Куде (травы большей частью хорошие, на сухих местах — пырей, на кочковатых — осока и метлика) и по островам Монастырским. Места больше сухие, травы ладные...»64 Сохранившийся документ — Общественный приговор о разделе покосов между сельскими обществами    Уриковской    волости    — донес до нас названия окрестностей села. Многие сейчас уже забыты, но некоторые из них бытуют до сих пор: «Разделить сенокосные острова на число ревизских душ... в Уриковском — 820, Усть-Кудинском — 313, Московском — 124, Ширяевском — 163, Лыловском — 196 душ, а самый покос на 4 части:

  • к 1-й части отнести Фереферовых, часть Зуевского острова, до Камчатской Курьи, с устья Курьи по прямой линии на Зуевскую протоку, против которой на другой стороне Большая Листвень;
  • 2 -я часть: остальная часть Зуя, Мокрый Идан, Лиственничный, Верхний Березовый, Компанейский, Буян, Мот, Басин, Компанейские малые острова, Степановский, Зобнина падь, Мотская поберега, острова Красавец, Монахан и Поповская поберега;
  • 3 -я часть: острова Монастырский, Грановский, Волковский, Горяшин с смежными островами;
  • 4 -я часть: острова Иданский, Лиственничный, Нижний, Приезжая поберега, острова Пежемский, четыре Малых Иданских, Нижний Березовый, Таловый и дикие острова»65. Все эти названия хранят частицу истории, в них отразились имена людей, живших здесь когда-то, приметные особенности живописных мест.

Наличие собственного хлеба вызвало необходимость в организации  его хранения и переработки. Этим объясняется существование в этих  местах большого количества крупорушек и мельниц. Первая из них появилась вскоре после основания селения, в 1675 г., и принадлежала она крестьянину Василию Нечегину. Три мельницы стояли на  р. Урике и только одна — на р. Куде, которая была достаточно полноводна, и весенние разливы зачастую грозили разрушением возведенным сооружениям — мостам и мельницам. В частности, в донесении иркутского земского исправника в Губернский Совет сообщалось: «26 апреля [1862 г.]... вечером, вынесло из-под моста, устроенного в Уриковском селении чрез реку Куду, один ряд свай и чрезвычайно повредило мост, так что проезд через него сделался невозможным... 2 ледореза и 1 бык снесло течением весенней воды...»66

По мере роста населения Урика и появившихся позднее окрестных сел — Ширяево, Лыловщины, Московщины и других увеличивались площади возделываемых земель, которые засевались преимущественно хлебными злаками: рожью, ячменем, пшеницей, овсом. В свою очередь, это влекло за собой строительство новых мельниц, которых к середине XIX в. было четыре, и все «о двух поставах». В 1899 г. они принадлежали «бессрочно-потомственным» крестьянам Л.П. и Г. П. Арсентьевым, А.И. Давыдову, Д. и П. Григорьевым, П.Д. Морозову. Самыми старыми из них были мельницы Л.П. Арсентьева и А.И. Давыдова. Не   исключено,   что   одна   из   них   раньше  принадлежала декабристам Н.М. и А.М. Муравьевым, т.к. известно, что в начале 1840-х гг. ими была построена мельница на р. Куде.

Долгое время мельницы, строительство которых стоило довольно дорого, принадлежали сельским обществам, отдававшим их в аренду на определенный срок, и лишь позднее, к концу XIX в., их начали выкупать в собственность. Передавая права на аренду частному лицу, общество оговаривало выгодные для себя условия. В свою очередь арендатор при желании мог продать праве аренды другому лицу, но с согласия сельского общества, которому принадлежала мельница. Решение подобных вопросов происходило на сельских сходах. В «Общественном приговоре» от 25 сентября 1901 г. было записано: «Мы, крестьяне Уриковского селения, обсудили... словесное заявление крестьянина одного с нами селения Андрея Иванова Давыдова о том, что он желает продать арендованные у нас две мельницы, находящиеся:

1 -я двухпоставная мельница в нижнем углу около островка на протоке, впадающей из реки Куды, около устья в аренду же крестьянину Хомутовской волости и селения Осипу  Гранковскому, сроком на 26 лет с сего числа с уплатой по 4,5 рублей и с тем условием, что когда он, Гранковский, по выстройке пустит на ход означенные мельницы, то нашему обществу молоть с 1 мая по 1 октября без очереди против других участков с платой по 10 коп. с мешка, а с 1 октября по 1 мая мы предоставляем право брать плату за помол по желанию Гранковского.

2 -я мельница — двухпоставная же, находящаяся в нижнем лугу... выше пер: вой мельницы на самом русле реки Куды при протоке с песчаным островком, каковой принимает за три луговых поля ежегодно, сроком на 26 лет начиная с сего числа, с тем лишь непременным условием, что когда эта мельнице будет  пущена  в  ход,  то  один камень предоставлять нашему обществу без очереди...  До окончания  26-летнего  срока  мы обязуемся  не  отбирать  у  него, Гранковского, всей вышеобъясненной местности"67

В начале 1900-х гг. в уриковском сельском обществе было построено несколько новых мельниц. К этому времени все мельницы, кроме одной, стали собственностью Арсентьевых и Брызгаловых68. Всего их было шесть, и все они были водяными. У Л.П. Арсентьева в собственности находилось три мельницы, действующие, как свидетельствуют документы, одна более 50 лет, другая — более 30 (ею он владел совместно с Г.П. Арсентьевым), а последняя была построена в 1900 г.     и     сдавалась     в     аренду иркутскому мещанину Семену Ломакину.  У   И.А.  Брызгалова имелась мельница, построенная в 1907 г., а у И.И. Брызгалова мельница находилась в собственности более 50 лет. В 1901 г. построила мельницу крестьянка О.И. Силина. Мельницы, по сибирской традиции, были деревянными, бревенчатыми, крылись драньем.

Одну из мельниц, находившихся на земле уриковского сельского общества, в 90-х гг. XIX в. арендовал М.В. Загоскин. В архивных документах встречаем: «Грановская мукомольная мельница арендуется отставным коллежским советником Загоскиным»69. В Грановщине он прожил последние годы жизни, отсюда он писал свои «Сельские письма», публиковавшиеся в «Восточном обозрении». Писатель, публицист, он уделял внимание вопросам общественной жизни волости, в частности, во время проведения переписи 1896 г. исполнял обязанности заведующего переписным участком, включавшим Хомутовскую, Усть-Балейскую и Уриковскую волости.

Вторая половина XIX в. характерна для сибирской деревни началом внутреннего расслоения крестьянства, зарождением основ капиталистических отношений. Это происходило в условиях увеличения спроса на продукты сельского хозяйства для растущего населения городов, заводских поселков, казенных надобностей, а также нового, недавно появившегося обширного рынка сбыта сельскохозяйственной продукции — золотых приисков. Зажиточные крестьяне начинали пробовать себя в торговых операциях, открывая различного рода лавки бакалейные, мелочные и т.д.

Примером расслоения уриковских крестьян в конце XIX в. служат данные, приведенные в «Деле о состоянии хлебных экономических магазинов» за 1897 г.70 В том году из 300 домохозяев, имеющих право участвовать на сходах, 237 не имело собственных семян на посев и нуждалось в хлебной ссуде из экономического магазина. Вместе с членами их семей это составляло около половины проживавших в то время жителей села. И лишь 26 домохозяев были обеспечены собственными семенами.

Все уриковское сельское общество располагало следующими угодьями: мягкой пашни — 3125 дес. сенокосов 565 дес, усадебной земли 105 дес. Число засеянных десятин составляло: рожью — 831. ярицею — 603, пшеницей — 96, овсом — 424, картофелем 26,  табаком  —  17;  всего 1997 дес. Урожайность с одной десятины  составляла:  ржи  и ярицы 31,5 пуда, пшеницы — 28, овса — 16, картофеля — 114, табака — 6 пудов71.

В конце XIX в. из домашнего скота жители Урика более всего держали лошадей (649 рабочих и 375 нерабочих), достаточно много коров (602) и 343 единицы мелкого скота.

По наблюдению Д.Д. Ларионова, проводившего специальные исследования состояния сельского хозяйства в Иркутской губернии, «почти все русские хлебопашцы и домохозяева в губернии имеют огороды, в которых разводят для своего домашнего употребления лук, капусту, свеклу, редьку, морковь. репу, чеснок, в огороде еще картофель и огурцы в большом количестве, горох, фасоль, бобы, тыкву, цветную капусту и разную зелень. У крестьян огороды разгораживаются на 2 половины, в одной садятся огородные овощи, в других — картофель и конопля»72. Уриковская волость названа среди немногих, расположенных рядом с Иркутском мест, где овощи выращивались на продажу. Следует отметить, что в обзаведении огородами в Иркутской губернии большую роль сыграли декабристы, они научили крестьян делать парники, выписывали семена из европейской части России, проводили опыты по селекции новых растений.

В начале XX в. в хозяйственной жизни жителей Урика происходят изменения: сокращаются площади возделываемых пахотных земель и земельных угодий в целом; заметно уменьшается количество лошадей, но при этом увеличивается поголовье крупного рогатого скота. Это дает основание предположить уменьшение доли хлебопашества в хозяйственном укладе. Еще с самого основания селения здесь стали складываться кустарные промыслы — корзиночный и гончарный, появляются кузни и кожевни. Вначале это были подсобные занятия, и занимались ими одновременно с основными, сельскохозяйственными, работами. С течением времени для определенной части жителей ремесла превратились в основной источник существования. В селе появляются свои мастеровые: кузнецы, плотники, пильщики, молотобойцы. К концу XIX в. кузницы и слесарни имели многие жители Урика: М.С. Овечкин, П.М. Черняев, Е.Я. Ершов, Ф.И. Перевозников, К.А. Брызгалов, «Василий Петров с золовкой Прасковьей Терентьевой», И.И. Давыдов73. Большое количество людей — ежегодно до 60 человек, занималось лесным и дровяным промыслом, в селе был собственный бондарь, изготавливавший бочки для нужд местных жителей.

В начале XX в. эта тенденция не только сохраняется, но и переживает устойчивый рост. По отчетным данным, приведенным волостным правлением, разными местными неземледельческими промыслами было занято 195 мужчин, в том числе: семь в торговле, ремеслами занимался двадцать один человек, охотой — четыре, рыболовством — 29, извозом — 4774. К 1906 г. лесным и дровяным промыслом жило 116 человек, кузнечество являлось основным занятием для шести жителей Урика, трое держали кожевенные мастерские75. Крестьянин Арон Никитин занимался промышленной выделкой кирпича на продажу. Сохранилось его прошение на имя крестьянского начальника 2-го участка Иркутского уезда от 1901 г., в котором он просит разобрать его дело со старостой селения Усть-Кудинского Вавилой Васильевым Лобановым: «...Как я занимаюсь деланием кирпича, то у меня закупил кирпич в количестве 2470 штук на сумму 60 руб. строитель училища в с. Усть-Кудинском...»76, который вовремя не расплатился за поставленный товар.

В Урике, впрочем, как и в других крупных притрактовых селах, имелись дополнительные способы повысить доходность хозяйств, так называемое дворничество: «В некоторых селениях доходность усадеб может быть оценена против других в силу их географического положения... Так, жители притрактовых селений могут получать доход от пускания к себе на ночлег или на кормежку проходящих    по    тракту обозов, т.е.   от "дворничества"; жители подгородных  и  некоторых  других селений  могут  получать значительные  выгоды  от сдачи  своих  домов  под дачи  или  квартиры»77. В Урике, расположенном на оживленном Александровском тракте, сравнительно   рано появляется  значительное количество постоялых дворов, караванных изб. Как правило, это были обычные крестьянские избы, часть которых хозяин за плату отводил для ночлега путников. Некоторые из них существовали десятки лет. В 1912 г. из девяти постоялых дворов самым старым в Урике был двор, открытый более сорока лет назад крестьянином Балаганского уезда Олонской волости А. С. Калугиным. По 20 лет просуществовали постоялые дворы крестьянина села Быкова Усть-Балейской волости И.А. Макарова и уриковского крестьянина А.Н. Малых. Другая часть их была открыта в начале XX в. и не приносила особых доходов, поскольку лишь двое — Калугин и Никифоров считались владельцами «недвижимых имуществ» и облагались по этой статье сбором по земской повинности.

Крестьяне Уриковской и Оекской волостей Иркутского округа занимались извозом, перевозя грузы на дальние расстояния в разных направлениях. По Якутскому тракту на протяжении 236—372 верст от Иркутска до ленских пристаней Качуга или Жигалово, где товары с открытием навигации на Лене нагружались на суда и отправлялись вниз по течению в Якутию и на золотые прииски. По Забайкальскому тракту зимой до Верхнеудинска и Кяхты переправлялись по льду через озеро Байкал. Транспортировка купеческих товаров по главному Московскому тракту производилась безостановочно в любое время года.

Станции обывательской гоньбы, приносившие владельцам солидный доход, отдавались внаем с торгов. В 1897 г. право на владение уриковской обывательской станции, на которой должно было быть девять пар лошадей, получил крестьянин Лыловского селения Уриковской волости Иннокентий Озерков.

С конца 1870-х гг. в Урике существовала станция обывательской гоньбы. Находилась она в доме, принадлежавшем уриковскому сельскому обществу, содержателем ее являлся крестьянин села Александровского Усть-Балейской волости Яков Шубин. Примерно с того же времени содержал в селе почтовую станцию крестьянин Усть-Балейского села С.Е. Иванов-2-й. Зданием владел уриковский крестьянин А.М. Ворошилов.

Местоположение на оживленном тракте отразилось и на состоянии торговли в селе, ориентированной не только на местные нужды, но и на потребности проезжающих. Самый большой доход сельскому обществу приносили принадлежавшие ему и сдававшиеся в аренду частным лицам питейные заведения. Даже при том, что государство обкладывало питейные заведения огромным налогом (сумма оброка за один только 1899 г. составила 4762 руб.), доход, поступавший от них в волостную кассу, покрывал все общественные расходы: на содержание правления, школы, церковного причта, ремонт общественных зданий и пр.

Члены волостного правления имели право при поддержке общего схода распоряжаться волостной казной. В Урике за ее счет был открыт медицинский фельдшерский участок, лекарства для которого приобретались в аптекарском магазине и парфюмерном заведении В.Я. Вайнштейна в Иркутске. До 1911 г. фельдшером здесь служил Лестин, после чего его сменил А.Е. Бертрам78.Сельские общества, входившие в Уриковскую волость, открыли собственный  банк  с  уставным  капиталом  в  5  тыс.  руб.,  устав  банка  был утвержден Министерством финансов 28 июня 1903 г. Членом поверочного совета банка был избран И.Ф. Баснин. Основные средства, составившие банковские капиталовложения, были получены от налогообложения питейных заведений и местной торговли.

По отчетам, представленным в губернский совет волостным правлением, в 1878 г. в Урике было три лавки с мануфактурными товарами, четыре с мелочным товаром, и отдельно учитывалась «экономия Московских». Еще раньше, по воспоминания В.А. Обручева, отбывавшего здесь ссылку в середине 1860-х гг., лавку в селе в то время держали двое сосланных по польским делам французов79. К 1907 г. здесь находилось уже семь лавок, один питейный дом и пять постоялых дворов. В лавках торговали самыми необходимыми товарами: ржаной мукой, солью, продаваемой фунтами, столярным клеем, стекольной замазкой, спичками и т.п., за крупными покупками сельчане ездили в Иркутск. Со временем, по мере роста числа лавок, выбор товаров становился разнообразнее.

В 1912 г. в Урике было восемь лавок и одна чаевая. Содержателями их являлись как местные жители, так и пришлые, среди которых были и ссыльнопоселенцы. Чаще лавки размещались в собственных домах, но иногда арендовалась и часть подходящего дома.

Бакалейные лавки содержали уриковские крестьяне И.И. Малых, А.М. Ворошилов, С.М. Терентьев, Устинья Малых, крестьянин Вятской губернии К.Д. Завьялов, чайную открыл крестьянин Котельнического уезда Вятской губернии С.А. Плюснин80. Самой крупной была лавка смешанных товаров иркутской мещанки Бейлы Швец, годовой оборот которой составлял около 300 руб. Мещане города Ардатова Нижегородской губернии муж и жена Козьмины держали в Урике две лавки, одну — в собственном доме, вторую в доме крестьянина Константина Дуракова.

Торговое предпринимательство было достаточно динамичным занятием: спустя два года, в 1914 г., здесь было уже десять лавок. К этому времени  в  Урике появилась новая их разновидность — пивные, которые были открыты владельцами  пивоваренных     заводов: «датским подданным» П.Х. Рифесталем и дворянкой Чижевской  (Подосской),  а также крестьянином Лифляндской губернии Р.П. Ламмом. Лишь двое из новых торговцев — В.П. Вятчин и СМ. Арсентьев — были уроженцами Уриковского селения. Содержателем казенной винной лавки или «питейного заведения» являлся И.Ф. Давыдов. В феврале 1919 г. здесь появилось новое производство: кожевенное кустарное заведение и шорную мастерскую открыл житель с. Александровского М.И. Мошковский81.

В дореволюционный период Урик сформировался как крупное волостное село, население которого занималось преимущественно сельским хозяйством: земледелием и, в меньшей степени, животноводством. Кроме этого, здесь заметное развитие получили ремесла и подсобные промыслы, а с середины XIX в. начали складываться основы торгово-промышленного капитала.

Примечания

63 Цит. по: Мушников Д. Новь старого села // Ангарские огни. — 1972. № 142.

64 Материалы по исследованию землепользования и хозяйственного быта сельского населения Иркутской и Енисейской губернии. М., 1890. Т. 2. С. 370.

65 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 173. Л. 57.

66 Там же. Ф. 24. Оп. 6. Д. 221. Л. 20.

67 ГАИО. Ф. 143. Оп. I Д. 111. Л. 36.

68 Там же. Д. 313. Л. 120.

69 Там же. Д. 25. Л. 63 об.

70 ГАИО. Ф. 143. Он. 1. Д. 37. Л. 138.

71 Там же. Д. 112. Л. 39.

72 Ларионов Д.Д. Указ. соч. С. 106.

73 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 152. Л. 71.

74 Там же. Д. 435. Л. 32.

75 Там же. Д. 219. Л. 23.

76 Там же. Д. 3. Л. 194.

77 Ларионов Д.Д. Указ. соч. С. 387.

78 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 379. Л. 5.

79 Обручев В.А. Из пережитого // Дум высокое стремленье. — Иркутск, 1975. — С. 212.

80 ГАИО. Ф. 143. Оп. 1. Д. 313. Л. 74, 85.

81 ГАИО. Ф. 143. Оп. 2. Д. 20. Л. 26.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 388-398 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Иркутский район | Библиотека по теме "История"