Уголь, добыча в Иркутской области. Из истории

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Открытие месторождения каменного угля на территории Иркутской губернии связано с именем замечательного российского учёного Эрика Лаксмана, жизнь которого была отдана служению сибирской науке. По результатам своих много­численных путешествий Эрик Лаксман осенью 1770 г. сделал заявление в Иркут­ское губернское управление об открытии им некоторых полезных ископаемых, в числе которых был и «угольный фляц» в пади реки Черемшанки. Это было пер­вым официальным сообщением о Черемховском месторождении угля. Долгое время, начиная с 1774 г., черемховский уголь использовался исключительно мес­тными жителями притрактового села Черемхово, основанного ещё до прихода сюда в 1772 г. Московского тракта. В этих красивейших и плодородных местах Черёмуховой пади пересекались пути казаков, основавших первые остроги по берегам рек Белой и Ангары — Балаганский, Идинский и Вельский. Открытие угля послужило толчком в развитии села Черемхово.

В 50-х гг. XIX в. велись поиски каменного угля в районе солеваренного завода в Усолье. Здесь были произведены первые опыты выварки соли с использовани­ем угля. В 1856 г. в верховьях речки Мальтинки были открыты залежи каменного угля. По предварительным сценкам мощность пласта оценивалась более чем в миллион пудов. Из пласта было добыто только три тысячи пудов. Работы по до­быче угля прекратились из-за отсутствия разведанных участков. Да и стимула не было, ибо управители заводов не стремились к добыче каменного угля, считая, что «обилие леса и отсутствие потребности избавляет в настоящее время от труда исследования каменноугольных месторождений». Кустарная разработка угля на­чалась только с 1895 г. Первые шахты были заложены в июле 1896 г., и в первый же месяц было добыто 440 пудов «угольного фляца». Этот уголь был отправлен на баржах на действующий Николаевский железоделательный завод, находящийся недалеко от Братска. В первый год черемховские шахты выдали на-гора 4800 пу­дов первоклассного угля.

Резкому увеличению объёма добычи угля способствовали большие потребно­сти Великого Сибирского железнодорожного пути, что, в свою очередь, подтолк­нуло на поиск, разведку и разработку каменноугольных месторождений по всей трассе магистрали. И в течение нескольких лет было открыто большое число гор­нопромышленных компаний. К этому времени в Восточной Сибири определились два района угледобычи — Черемховский и Забайкальский. Одним из круп­нейших на востоке по угледобыче был Черемховский бассейн. Здесь добыча угля особенно быстро возрастала. В 1900 г. здесь было добыто четыре миллиона двести тысяч пудов угля, а в 1902 г. — 23 миллиона пудов, что составляло две трети обще­сибирской добычи угля. Забайкальские копи Кузнеца, Хилковского, Замятина работали по контрактам с Забайкальской железной дорогой, и уровень добычи определялся исключительно заказами казны.

Кроме того, в дальнейшем уголь потребовался и для пароходов, а также и как топливо для жилых и общественных зданий взамен дровяного.

1 марта 1899 г. открываются Черемховские каменноугольные копи военного инженера А. М. Маркевича, начавшие разрабатывать мощные угольные пласты. «Товарищество Маркевич и К°» действовало с размахом. Для работы на своих ко­пях оно привлекло донецких и ленских горнорабочих, местных крестьян и даже получило разрешение на использование труда каторжников Александровского централа. А труд был действительно тяжёл. Каждое утро на 10-12 часов рабочие спускались в шахты через «колодец», по которому подымались и опускались тя­жёлые бадьи. В забое тускло горела керосиновая лампа. Духота, влажный тёплый воздух заставлял работающих раздеваться до пояса. Эти полуголые люди отбива­ли клиньями огромные куски угля, которые тут же разбивали кайлами. Раскро­шенный уголь грузили в специальные санки, которые рабочие, называемые «са­ночниками», волокли к бадьям на подъёме.

Разведанные вдоль железной дороги запасы угля позволили в 1900 г. начать разработку второго богатого месторождения — Забитуйского. А в 1906 г. начались разработки третьего месторождения угля — Шебартинского месторождения. К этому году в районе Черемхова уже насчитывалось 89 небольших шахт и рудни­ков. Все они вместе взятые добывали в год немногим менее миллиона тонн угля. В 1908 г. черемховские шахты и рудники объединяются в единый угольный син­дикат, который сосредоточил в своих руках более 90% всего объёма добычи угля в губернии. В 1910 г. в Черемхове вступила в строй новая, в скором будущем став­шая самой крупной, шахта №5.

В 1914 г. все шахты и рудники Черемховского каменноугольного бассейна до­были 35 миллионов пудов угля.

В окрестностях Иркутска признаки выхода каменноугольных пластов на зем­ную поверхность стали замечаться в середине XIX в. В записи за 20 сентября 1862 г. «Иркутская летопись», составленная Н. С. Романовым, вот так свидетельствует о подобном факте: «В течение последней недели на Ушаковке, а именно на Косом броду, перебывал весь город. Каждый день, начиная после обеда, на Ушаковку тянулась вереница экипажей всех существующих форм — от коляски до телеги включительно, туда же брели и пешеходы, и вся эта публика останавливалась на Косом броду посмотреть дымящуюся или, пожалуй, горящую гору. На горе на пространстве не более сажени, местах в двух, ещё издали можно заметить неболь­шой дым, похожий больше на пар. При подходе к самому дымящемуся месту, на расстоянии двух аршин, ощущалась теплота, ближе чувствовался уже жар, камни на дымящемся месте горячи до такой степени, что их нет возможности взять ру­кою, брошенные в воде они долго шипят, как раскалённые, конец воткнутой в дымящееся место палки обугливался. Гора покрыта мелким лесом, березою и боль­шей частью сосною, у подошвы и на обвалах камениста, в ней видны следы ка­менного угля, который, по всей видимости, и горит в том месте горы, где его зале­гает больше и где он мог загореться от газов, воспламенившихся в щелях горы». Видимо, действительно, в этом пригородном месте угольные пласты залегали не­глубоко. Ещё об одном: возгорании у Косого брода в 1879 г. пишет в своём «Днев­нике» Всеволод Иванович Вагин. 6 октября у него записано: «Тундра ... горит в четырёх местах. Вчера в Думе много толковали об этом». На другой день В. И. Вагин продолжает: «Горит не тундра — подземный горючий слой, горят болот­ные кочки на поверхности, глубиной от двух вершков до двух четвертей. Опасно­го ничего нет, если не будет сильной бури. Так, по крайней мере, говорит А. Е. Разгильдеев, с которым мы осматривали сегодня этот пожар у Косого брода. По словам Разгильдеева, опасен подземный пожар, а этот дойдёт до известной точки или будет застигнут снегом — и погаснет».

В феврале 1889 г. за Ремесленной слободой вверх по Ушаковке задымление было таким сильным, что в течение нескольких дней город был весь в дыму, через который солнце просматривалось как медно-красный диск. Также город был оку­тан дымом в августе 1897 г., когда сильно горела «тундра» за Ушаковкой в районе стрельбища местного батальона. Подтверждение наличия угля произошло в ян­варе 1899 г., когда по Ушаковке ближе к городу при рытье колодцев наткнулись на глубине 5 аршин на пласт каменного угля. Мощность пласта, т. е. его толщина, была небольшой и составляла не более аршина. Такие возгорания вблизи города Иркутска наблюдались не только по Ушаковке. В 1884 г. проезжающие в ноябре по старому Ангарскому тракту рассказывали, что почти на половине подъёма на самую крутую гору из глубоких трещин выходил тёплый пар. Специалисты-гео­логи предполагали, что в этих местах имеются залежи каменного угля. О подоб­ном же выделении пара есть упоминание в летописных записях Н. С. Романова, который за 27 августа 1902 г. записал: «У Верхоленской горы на углу первой пади за посёлком Шелихова образовалась трещина длиною 4-5 саженей, в середине её между каменьями отверстие в диаметре в четверти в полторы. Из отверстия и всей линии трещины выходит пар. Жар, идущий из отверстия, довольно силён, слы­шен серный запах».

Месторождения каменного угля под Иркутском привлекли внимание в 1904-1905 гг., когда стал подниматься вопрос о замене дров для отопления помещений каменным углем. Немаловажным фактором явилось и то, что для заготовки дров (а их нужно было ежегодно 7-9 тысяч саженей) вырубались пригородные леса, и, в основном, по долине реки Ушаковки. В январе 1905 г. Городская дума после решения вопроса о заготовке дров для города рассмотрела возможность приме­нения для печей в качестве топлива каменного угля. При этом отмечалось, что для этого во всех зданиях необходимо переделать отопительные печи. После до­полнительной проработки Городская дума 10 февраля разрешает Управе рекон­струкцию печного отопления городских зданий. Вот с этого времени и начинает­ся изучение и исследование иркутских углей, которые показали, что каменноу­гольные пласты в иркутской местности очень малы и промышленная их разра­ботка нерентабельна. К такому выводу пришли и специалисты каменноугольных фирм Щелкунова и Мятелева, а также Н. К. Осликовского и К°. По заданию этих фирм в конце 1907 г. в четырёх верстах от города в пади Топка были сделаны шур­фы, которые и показали незначительное содержание каменного угля. Но зато изыскатели наткнулись на пласт толщиной 100 четвертей и более посудной гли­ны отличного качества. Но попытки найти и начать разработки каменного угля в окрестностях Иркутска не прекращались. 20 июля 1916 г. в Городскую думу по­ступило ходатайство предпринимателя Васильева, в котором он просит отдать ему в аренду участки городских земель с целью организации на них добычи угля. Но Городская дума не решила этот вопрос, и разработки не начались. И вообще Го­родская дума всегда недоверчиво относилась к подобным «прожектам». Созвуч­но с этим сообщение газеты «Иркутские губернские ведомости» от 10 апреля 1905 г.: «Со стороны Иркутска у Иннокентьевской станции имеется значитель­ная площадь торфяных залежей, ожидающая её эксплуатации и сбережения от опасных летних палов, но, к сожалению, на это обстоятельство не обращено до сих пор никакого внимания».

Кроме каменного угля и торфа, на территории Иркутской губернии встреча­лись незначительные месторождения бурого угля. Таким было открытое в 1903 г. месторождение у станции Нюра. Промышленная разработка этого месторожде­ния так и не началась.

Источник: Иркутские повествования. 1661 — 1917 годы. В 2 т. /Автор-соста­витель А. К. Чернигов. Иркутск: «Оттиск», 2003. Т. 2. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Иркутская область | Библиотека по теме "История" | Библиотека по теме "Экономика" | Депонирование