Туризм на Байкале. Культурный шок туристов // Карнышев А .Д. Байкал таинственный...

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Туристы на Байкале

Автор: VChokan
Автор: Валерий Панфилов
Источник: Иркипедия
Автор: Не известен
Источник: wikipedia.org
Автор: Сергей Игнатенко
Источник: Иркипедия
Автор: Борис Слепнёв
Источник: Иркипедия
Источник: А.З.Козин
Источник: GreenExpress

Гостеприимство — это не только щедрость души, но уровень культуры человека, населения в целом. И здесь для жителей Байкальского региона масса проблем, в том числе психологического порядка. Как бы ни было обидно признаваться, но весьма много причин отказов от поездок в наш регион и неудовлетворенность от посещений байкаль­ских мест связаны с нашим уровнем культуры, проявляющимся пре­жде всего в качестве обслуживания туристов. В зарубежной литературе есть понятие «культурный шок», суть которого заключается в том, что атрибуты и ценности иной культуры, характер отношения к окружаю­щей среде, манеры поведения и обслуживания становятся для человека неприятными и раздражающими в силу их несовместимости с привыч­ным образом жизни и быта, с заметными расхождениями в оценках их значимости. Человеку в таком случае надо или встать над «иной куль­турой» или прийти к негативной оценке собственной культуры.

Проблемы в отношениях жителей Прибайкалья и туристов

Если брать симптомы культурного шока применительно к туристическим поездкам зарубежных (и не только) граждан, то они есте­ственно возникают по поводу:

•   небрежного, равнодушного, а зачастую и наплевательского отношения местных жителей к окружающей среде;

•   въевшихся в существо «байкальца» привычек поведения в быту, в общественных местах, в транспорте и т.д., которые в других странах воспринимаются чуть ли не проявлением атавизма;

•   возможности стать объектом преступного поведения со сторо­ны криминальных элементов;

•   «качество» обслуживания клиентов в разных сферах туристического бизнеса, которое реально ниже обычных стандартов качества обслуживания.

У этих и других «стимуляторов» культурного шока имеются мно­гие детали и нюансы, которые начинают проявляться с первых часов поездок в Россию и, накапливаясь, приводят к неудовлетворенности людей и даже психическим срывам. При этом нарастающие снежным комом негативные впечатления становятся не только достоянием са­мих туристов, но и через обмен мнениями, через СМИ проникают в сознание потенциальных путешественников, становясь барьерами в их желаниях посетить Байкал.

Можно в качестве теоретического рассуждения привести меха­низм развития «культурного шока» у туристов.

1.  Наличие ожиданий, связанных:

а. с традициями сервиса, нормами бытового и делового поведе­ния в стране проживания;

b. с предписаниями международных документов («Кодекс турис­та», «Хартия туриста»), предписывающих стандарты в обслужива­нии посетителей и гостей в разных странах;

c. с опытом пребывания (если он был) в туристических поезд­ках в других государствах и существующей в них культурой обслу­живания.

Отсутствие значимых для человека расхождений, несовпадений между названными ожиданиями причин для возникновения к/ш не возникает. При прочих равных условиях к/ш может быть выражен:

•   сильнее, если реальная практика обслуживания отличается в негативную сторону от всех названных выше ожиданий;

•   слабее, если: 1) практика обслуживания в стране пребывания низкого качества, но немногим отличается, чем на родине у туриста; 2) если опыт сервиса в других посещенных странах был так же не­высокого уровня.

2.  Фиксирование серьезных противоречий между ожиданиями (как должно быть) и реальными нормами обслуживания и поведения граждан в принимающей стране; возникает понимание, что ни сам турист ни даже организаторы тура с этими расхождениями не могут и / или не хотят бороться: для них привычные и «житейские» вещи.

3.  Данная ситуация вызывает эмоциональное состояние тревоги, депрессии и даже враждебности, изменяющихся от незначительного беспокойства до отвращения и возмущения в отношении культурных отличий того, к чему привык человек, и того, с чем ему пришлось столкнуться.

4. Отрицательность эмоций усиливается тем, что человек понима­ет, что в ближайшее время (чтобы не прерывать ожидаемых радостей и впечатлений от встреч с природой Байкала) он будет вынужден присосабливаться к установившимся «беспорядкам» и следовать навязываемым нормам при всем их отрицании.

5.  Человек использует установившиеся в его жизни способы восстановления своего психического здоровья и душевного равновесия, но они в должной мере не срабатывают, а, наоборот, порой вызыва­ют еще большую тревогу.

6.   Возникает гнев и обида по отношению не только к организато­рам, но и в целом к стране пребывания, к ее примитивным и непол­ноценным традициям, ценностям, устоям. И отсюда негативное мнение о самих гражданах данной страны. И обоснованность возник­новения предвзятости не может вызвать сомнения.

Каждый, кому когда-нибудь приходилось работать или доста­точно долгое время взаимодействовать с иностранными туристами, знает, что представленный механизм «культурного шока» и пред­взятости — это весьма распространенное явление, с которым прихо­дится сталкиваться многим людям, находящимся по «обе стороны» баррикад.

Вопрос о культурном шоке вновь и вновь выводит нас на про­блему подготовленности местных жителей и организаций к качествен­ному обслуживанию туристов и отечественных, и, особенно, зару­бежных. Приближающееся открытие ОЭЗ туристско-рекреационного типа обостряет данную проблему по крайней мере по двум моментам. С одной стороны, на местах, откровенно говоря, не найдется нужное количество специалистов по сервису, медицинскому сопровождению, техническому обслуживанию зданий и сооружений. Их вероятно при­дется привлекать «вахтовым методом» на 3-4 сезонных месяца. И достойное качество работы и сервиса от таких привлеченных весьма сомнительно. С другой стороны, проблема обслуживания для многих российских людей и народов предполагает изменение менталитета. Герой известной пьесы как-то сказал: «Служить бы рад, прислужи­ваться тошно», и эта фраза отражает мнение многих жителей региона (и не только) об обслуживании других, как о чем-то унижающем достоинство человека, делающим его своего рода лакеем, прислугой, холопом. А с такой психологией специалистом «тонкого» сервиса не станешь

Есть и другие не менее сложные проблемы. В крови российского человека низкий уровень бытовой культуры, сочетающийся с такой же непрактичностью. 20 лет назад писатель, душой болеющий за Байкал и байкальцев, В.Жемчужников писал об острой необходимости строи­тельства в Листвянке (подразумевая, конечно, не только её) заведений «куда не зарастет народная тропа»: «Или вот еще нечто существенное по части благоустройства: на оживленном пятачке, куда стекаются го­сти из самых разных и самых дальних краев, до сего времени (год 1987-й) не построен, извиняюсь за бытовизм, цивилизованный (те­плый!) общественный туалет. Возможно, кто-то чистоплюйски отмах­нется: это не объект первостепенной важности. А по мне, так именно с него и следует начинать возведение величественного национального парка на Байкале. И сие заведение — кстати, тоже показатель общей культуры — должно быть непременно на уровне мировых стандартов. Кроме шуток».

Прошли годы, но от этой проблемы по-прежнему чистоплюйски (скорее, «грязноплюйски») отмахиваются местные власти и даже дело­вые люди. Вспоминается полушутливый российский фильм, в котором неудачливый предприниматель (артист М.Евдокимов) построил в своей деревне «шикарный» для тех мест платный туалет. Жители деревни потянулись в него, чтобы хотя бы как-то приобщиться к комфорту и житейскому «сервису». Но, к сожалению (тоже без всяких шуток), данный пример еще пока мало воодушевляет байкальских аборигенов, хотя, вне всякого сомнения, в нынешних условиях данное заведение весьма скоро окупилось бы. И бескультурье процветает. Что стоит хотя бы один факт: на трассе Иркутск-Улан-Удэ, великолепной по своим видам, по которой часто провозят иностранцев, на протяжении 457 км нет ни одного цивилизованного туалета, не говоря уже о состоянии дороги. (Кстати, вопрос о наличии цивилизованных мест «куда не зарастет народная тропа» между Читой и Улан-Удэ я задал на научно-практической конференции в Чите. И представители этого сибирского города «скромно» отмолчались). А ведь можно найти достаточно про­стое решение: строительство благоустроенных туалетов на АЗС силами получающих огромные барыши от переработки нефти фирм.

Еще об одном барьере, связанном с российской действительнос­тью, стоит сказать особо. Для туристов, желающих проводить сво­бодное время в городах и населенных пунктах Прибайкалья, встает вопрос элементарной безопасности: во многих местностях высоки преступность и крайне слабо работают милицейские службы. Между тем, даже отдельный случай нападения на иностранных граждан, ос­вещенный СМИ и (или) рассказанный пострадавшим туристом своим знакомым, обычно приводит к тому, что сокращается количество желающих посетить наш регион.

Одна из актуальнейших психологических проблем формирова­ния и учёта отношения людей к конкретным объектам природы - это влияние «человеческого фактора» на их восприятие и понимание. Вопрос касается двух аспектов: с одной стороны, кто преподносит информацию о данном объекте (его особенностях, характеристиках, качествах),   с другой стороны, - кому это  преподносится  и как «субъект восприятия» реагирует на «рассказчика». За примерами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить, как скучное, нудное и бескрасочное описание гидом даже оригинального явления много­кратно снижает интерес к нему. И наоборот: яркий, эмоциональный, образный рассказ о казалось бы ничем непримечательном предмете заставляет окружающих обратить внимание на его оригинальность и уникальность. Аналогично, проблема касается и того, кто и как нас обслуживает, какие впечатления остаются о людях, занимающихся туристическим сервисом.

Надо признать, что в отечественной психологии данные вопросы затрагиваются редко и мало. Не случайно российское «обслужива­ние» иностранных туристов подвергается критике «на каждом углу», и существуют мнения, что качество сервиса отечественных турис­тических фирм является «отпугивающим фактором» для многих и многих людей из-за рубежа.

Восприятие приезжающими качеств местных жителей

Ясно понимая всю проблематичность поставленного вопроса, остановимся лишь на одном незначительном его аспекте - особен­ности восприятия приезжающими характеристик и качеств местных жителей.

В психологии есть интересное понятие «эффект ореола», ко­торое отражает, в частности, влияние какого-либо значимого объ­екта на восприятие других, взаимосвязанных с ним предметов, событий, людей. Положительная (а, возможно, и негативная) «окраска» значимого субъекта «ореола» влияет на то, что так или иначе относится к нему. В нашем случае можно предположить, что позитивные чувства к Байкалу отразятся определенным образом на оценке индивидов, проживающих на его берегах. Рассмотрим данный эффект на примере оценки японцами качеств гражданина России («россиянина») и прибайкальского жителя («байкальца»). Для сравнения по методу семантического дифференциала было представлено 15 пар характеристик, которые нужно было оценить по шкале от +3 (яркая выраженность) до - 3 (противоположное состояние). Наряду с «байкальцем» и «россиянином» каждый ре­спондент оценивал наличие соответствующих качеств «в идеале» и у самого себя. Некоторые результаты опроса отражены в таблице 6 (в ней приведена только положительная «сторона» дифференци­руемых качеств).

Таблица 6

Оценка японцами качеств людей по семантическому дифференциалу

 

Характеристики

Я сам

Россиянин

Байкалец

Оценка

Ранг

Оценка

Ранг

Оценка

Ранг

Гостеприимный

1,00

7-8

1,60

3

1,83

4

Добрый

2,00

1

1,53

5

1,92

2

Сильный

1,27

5

2,00

1

2,18

1

Трудолюбивый

1,46

4

0,14

14

1,36

10

Откровенный

1,50

3

0,53

12

1,60

7

Тактичный

1,75

2

0,64

11

1,55

9

Агрессивный

-0,87

15

0,56

13

-0,57

15

Смелый

1,00

7-8

1,64

2

1,89

3

Доверчивый

1,09

6

0,13

15

0,67

14

Спокойный

0,58

9

1,50

6

1,57

8

Общительный

0,54

10

1,31

7

1,70

5

Интересный

0,50

11-12

1,14

9

0,90

13

Оригинальный

0,30

13

1,56

4

1,33

11

Бесшабашный

-0,43

14

1,00

10

1,67

6

Весёлый

0,50

11-12

1,20

8

0,92

12

Кратко прокомментируем таблицу, добавив в словесный коммен­тарий наиболее характерные (как наиболее, так и наименее выра­женные) оценки «идеала». «Ранговость» качеств применительно к объектам оценки выглядит следующим образом:

Идеал: добрый, оригинальный, сильный, тактичный, смелый, трудолюбивый, откровенный. Не столь желательны в «идеале»: бесшабашность, доверчивость.

Я сам: добрый, тактичный, откровенный, трудолюбивый, силь­ный, доверчивый. Слабо выражены: бесшабашность, оригинальность.

Россиянин: сильный, смелый, гостеприимный, оригинальный, добрый, спокойный, но не: трудолюбивый и доверчивый.

Байкалец: сильный, добрый, смелый, гостеприимный, общитель­ный, бесшабашный, откровенный; но не: интересный и доверчивый.

Сама по себе иерархия качеств вызывает определенный инте­рес. Но наиболее существенным оказался тот факт, что коэффици­ент ранговой корреляции Спирмена (Rs) между характеристиками «я сам» и «россиянин» оказался приближенным к нулю, т.е. ка­кая-либо значимая взаимосвязь между качествами отсутствует. В то же время Rs между качествами «я сам» и «байкалец» (при уровне значимости 0,05) оказался статистически достоверным и равнялся 0,445, а Кз между качествами «россиянина» и «байкальца» был также достоверным 0,70 (при уровне значимости 0,01). Таким образом, «байкалец», хотя и в полной мере сопоставим с «росси­янином» по своим качественным характеристикам, но он одновре­менно по ряду своих параметров приближен к самооценкам жителя «страны восходящего солнца».

Можно сказать, что японцы по каким-то причинам, определен­ным образом идеализируют образ байкальца. Возможно потому что он, как и местные жители, больше «азиат», или же японцы сталки­ваясь с негативными сторонами деятельности «байкальцев» не пере­носят их на личности.

Наличие «ореола» диалектично предполагает и возникновение «антиореола» - феномена,  когда заостряются противоположные характеристики людей из-за небрежности, неаккуратности и бес­культурья местных жителей. И это опять-таки реальный факт. Наша аспирантка Н.Васильева провела опрос по приведенному выше семантическому дифференциалу немцев, которые побывали в поездках на Байкале, и немцев, которые не были в здешних местах (последний опрос осуществлялся при стажировке в ФРГ). Немцы, не побывавшие на Байкале, на первое место среди предполагаемых характеристик «байкальца» поставили «гостеприимный», в то вре­мя как у тех, кто совершил поездки, это качество оказалось на по­следнем, пятнадцатом месте. Такой «антиореол» можно объяснить очень просто: для немцев гостеприимство это, прежде всего отлич­ный сервис, обеспечение гигиены в быту и при переездах, пункту­альность и корректность в обслуживании, чего байкальцу явно не достает. Вместе с тем, немцы, побывавшие на Байкале, более высо­ко оценивают такие качества местных жителей как «интересный», «оригинальный», «откровенный», «спокойный».

Практическая значимость рассматриваемого вопроса состоит, по-видимому, в том, что местным жителям, особенно причастным к обслуживанию гостей, необходимо максимально использовать «эффект положительного ореола», всемерно способствовать развитию существующего и желаемого авторитета и имиджа хозяина «байкальского дома»: щедрого, коммуникабельного, гостеприимного.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 17 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Байкал | Карнышев А. Д. "Байкал таинственный ..." | Библиотека по теме "Байкал"