Трещенков, Николай Викторович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Николай Викторович Трещенков (2 декабря 1875 15 мая 1915) помощник начальника Иркутского ГЖУ в Киренском и Верхоленском уездах (1911 1912), ротмистр.

Биография Н.В. Трещенкова

Родился в семье потомственных дворян Полтав­ской губернии. Православного вероисповедания.

Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус в 1894 (этим же годом вступил в службу, 1 сентября), затем 3 Александровское военное училище по первому разряду, откуда выпущен офицером в 34-й пехотный Севский полк в 1896. Подпрапорщик с 12 августа 1895, поручик — с 12 августа 1899, штабс-ротмистр с 6 декабря 1904.

С 12 мая 1902 — в отдельном корпусе жандармов. С 1905 при Нижегородском губернском жандармском управлении. Состоял в резерве. Затем назначен начальником Нижегородского охранного отделения.

Проявил себя активным борцом с беспорядками 1905. Он «отличился» бомбардировкой вокзала в Нижнем Новгороде, где засела дружина революционеров в пять человек, и карательными экспедициями в Сормове. Газета «Русское слово» писала:

«…Во время службы Трещенкова в Нижнем Новгороде, когда вооруженное восстание в Сормове в 1905 году было усмирено, он предпринимал ряд карательных ночных экспедиций в Сормово, производил обыски и аресты; при нем местная артиллерия бомбардировала в 1905 г. здание нижегородского вокзала, где будто бы скрывалась вооруженная дружина. Выстрелами артиллерии здание вокзала было повреждено, но когда вошли туда, то нашли только 5 человек».

25 октября 1906 Трещенков подготовил документ: «Соображения по поводу проекта реорганизации политического розыска Империи», оформленные в виде письма заведующему особым отделом департамента полиции. В нем Трещенков излагает свои мысли по поводу намерений министра внутренних дел А.П. Столыпина создать т. н. районные охранные отделения. Трещенков подверг критике этот проект, так как, по его мнению, система районных отделений не охватывала всю страну. Основная мысль Трещенкова сводилась к необходимости учреждения в тех городах, где нет охранных отделений, т. н. розыскных пунктов (своего рода филиалов охранных отделений), заведовать которыми должны были наиболее опытные чиновники охранных отделений и департамента полиции.

Во время службы в Нижнем у ротмистра Трещенкова вышли недоразумения с контрольной палатой из-за расходования денег, отпускаемых на служебные поездки. Замешанный в растрате, Н.В. Трещенков был переведен в Житомир. Там Трещенков «отличился» находкой в приемной настоятеля Почаевской лавры бомбы, якобы заложенной революционерами. После чего был перемещен в Москву.

За охрану пути во время путешествия императора Нико­лая II в июле 1909 в Полтаву, Трещенкову были пожалованы запонки.

8 мая 1911 Трещенков назначен помощником начальника Иркутского ГЖУ в Киренском и Верхоленском уездах. Волею случая был вовлечен в т. н. Ленские события 1912. В марте 1912 он прибыл во главе отряда войск на Ленские прииски во время возникшей там забастовки.

Директор департамента полиции Белецкий отправил начальнику Иркутского губернского жандармского управления телеграмму от 30 марта 1912, где приказывалось:

«Предложите непосредственно ротмистру Трещенкову непременно ликвидировать стачечный комитет…».

В это время именно большевики составили ядро забастовочного комитета на «Лензоте», хотя в него вошли и эсеры, и анархисты, и меньшевики. Особую настойчивость проявлял П.Н. Баташев — бывший член Госдумы 2-го созыва, уже отбывший каторгу за участие в боевой организации РСДРП(б). Недовольство рабочих представители экстремистских партий хотели использовать в своих политических целях. В начале марта стачком поднял на забастовку 6 тыс. рабочих. Почти на месяц на приисках воцарилась анархия. Правительство требовало порядка. Из казенных лавок убрали водку. Полиции едва хватало, чтобы охранять склады с динамитом. По приказу из Петербурга жандармский ротмистр Трещенков взял под стражу часть членов стачкома, в том числе выборных. Но другие развили бешеную агитацию.

4 апреля собравшаяся огромная толпа, около 2 тыс. человек, двинулось к Федосьевскому прииску, где находились администрация и Народный дом с арестованными. Путь шествию преградила полурота солдат под командованием Трещенкова и армейских офицеров Лепина и Санжаренко. Около 300 солдат. На свой страх и риск, Трещенков отдал команду стрелять. Позднее министр А.А. Макаров так объяснял действия военных:

«Если на маленькую воинскую часть, которой поставлена задача охранять порядок, наступает громадная толпа в несколько тысяч человек, то она находится в таком положении, что может быть этой толпой смята, и ей приходится стрелять».

По данным левой прессы, демонстрация была мирной, и, безусловно, вся вина лежит на Трещенкове. Но есть и другие сведения. Оружейные залпы были вынужденной мерой самообороны. Один из документов ГАРФ гласит:

«Когда толпа рассеялась, на земле осталось много кирпичей, кольев, палок».

Это правдоподобно, если вспомнить о составлявших ядро забастовки боевиках с опытом мятежей 1905 г., революционерах-рецидивистах. Но факт бойни отрицать невозможно. Вот только одни ли правительство, министр Макаров, ротмистр Трещенков повинны в трагедии? По меньшей мере, доля вины лежит и на золотопромышленниках, жадных, как писала газета «Новое время», «до русского золота и не особенно ценивших русскую кровь». А также на политиканах, действовавших по принципу «чем хуже, тем лучше». Кого наказали? Министр лишился своего поста. 20 июля 1912 Трещенков был временно отчислен от должности, а затем вместе со штабс-капитаном Санжаренко отозван для следствия в Петербург. Следствие, назначенное над ним, закончилось в 1914. По одним источникам он был разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение Санкт-Петербургской губернии, а с началом Первой мировой войны, после его настойчивых просьб, он по «высочайшему соизволению» был допущен в действующую армию. По другим сведениям, следствие, не нашло состава преступления, совет министра внутренних дел предложил Трещенкову вступить в действующую армию, «чтобы искупить свою невольную ошибку». Вероятнее второе. Но, так или иначе, Трещенков попал на фронт.

Служил в 257 пехотном Евпаторийском полку. Участвуя в боях с австро-германцами был восстановлен в звании.

В бою 15 мая 1915 у деревни Пакло убит неприятельской ружейной пулей в лоб, в то время, когда вел свой батальон в атаку, идя во главе его. Похоронен на кладбище в селе Подзияч.

На основании Высочайшего приказа от 6 января 1917 Трещенков Николай Викторович, подполковник 257 пехотного Евпаторийского полка, посмертно был награжден Георгиевским оружием.

Также имел награды:

  1. Св. Станислава 3-й ст. (1908),
  2. серебряная медаль на Ан­дреевской ленте,
  3. светло-бронзовая медаль в честь 200-летнего юбилея Полтавской битвы.

Жена — дочь коллежского советника Юркевича, Ольга Андреевна. Сыновья: Сергей (1902 р.) и Дмитрий (1905 р.).

Персоны, имевшие отношение к службе в Отдельном корпусе жандармов Его Императорского Величества. Читайте в Иркипедии:

  1. Васильев, Алексей Васильевич
  2. Пантелеев, Александр Ильич
  3. Руперт, Вильгельм Яковлевич
  4. Стогов, Эразм Иванович
  5. Успенский, Петр Николаевич
  6. Щербатский, Николай Федорович

Источники

  1. Административно-судебная система Восточной Сибири конца XIX — начала XX веков в лицах и документах: Материалы к энциклопедии. — Иркутск, 2004. — С. 250-251.
  2. История, культура и традиции Рязанского края. Георгиевские кавалеры периода Первой мировой войны
  3. Трещенков, Николай Викторович
  4. Марийская история в лицах
  5. Микола Вікторович Трещенков
  6. Трещенков
  7. Русская народная линия. «Ленский расстрел»: Бодалась правда с политикой
  8. Рыжаков Д.Г. Источники по истории провинциальных органов политического сыска России конца XIX — начала XX века (По материалам центрального архива Нижегородской области) // Вестник Нижегородского университета им. Лобачевского. — 2007. — № 3. — С. 135-138.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 01 сентября 2015