Тальцинское селение. Основание // Бубис Н. Г. «В уважение пользы для страны (к истории Тальцинского селения)» (2007)

Вы здесь

Сегодня на этом месте находится музей деревянного зодчества с созвуч­ным названием «Тальцы» — как память обо всех старинных селениях Приангарья, стертых с лица земли ходом неумолимого времени. Более двухсот лет назад, в 1784 г., здесь возник первый в Восточной Сибири стекловаренный завод, а вместе с ним и поселок «работных людей», получивший название Тальцинск. Своим появлением он обязан одержимости, предприимчивости и энергии двух известных людей своего времени: академика Э.Г. Лаксмана[1] и купца А.А. Баранова[2], ставшего впоследствии первым правителем русских поселений на Аляске.

Возникновение Тальцинска, как и его дальнейшее развитие, не укладыва­ются в рамки, привычные для большинства ранних селений, появившихся в Сибири в результате правительственной колонизации края, когда «переведенцы», пришлый люд из крестьян и казаков, селились в удобных для земледелия местах, осваивали их, занимались различными промыслами. Здесь же первопо­селенцами стали ссыльнокаторжные, на протяжении нескольких десятилетий составлявшие подавляющее большинство жителей селения. В одном из отче­тов иркутской Казенной палаты находим:

Тальцинское селение... составилось большей частью из рабочих, даваемых правительством компаньонам Тальцинской посессионной фабрики из ссыльных, из которых некоторые, отбыв извес­тные сроки работы, а другие, сделавшись неспособными к работе, но получив от фабрики или же сами устроив для себя усадьбы, оставались на местах, затем к ним приселялись посторонние лица в видах промышленности...[3]

Идея заведения стеклоделательного производства появилась в результате многолетних опытов Э.Г. Лаксмана, в основе которых лежало получение стекла по особой технологии. Научные интересы этого человека, универсального ученого, были чрезвычайно широки, он занимался химией, ботаникой, яв­лялся специалистом в горном деле, за что получил от Академии наук звание «минералога-путешественника». Лаксман многое сделал для практического освоения богатств Восточной Сибири. По его словам, он избрал своим посто­янным местопребыванием Иркутск (куда он прибыл в 1774 г. из Нерчинска) «не для наслаждения, отдыха или покоя, а только для того, чтобы иметь удоб­ную точку исхода для новых научных разъездов»[4]. Задолго до этого, еще буду­чи в Барнауле, он начал проводить опыты по замене поташа, применяемого в стеклоделии, менее ценным естественным сырьем. В результате ученый от­крыл, что вопреки мнению «искуснейших химиков» природная сернокислая соль натрия может с успехом заменить поташ, получаемый при сгорании де­рева. Это открытие и было положено в основу новой технологии стекольного производства, организованного в Тальцинске.

Успеху дела способствовало и то, что завод был основан Лаксманом в ком­пании с А.А. Барановым. Этот энергичный и умный купец интересовался ес­тествознанием и сразу же оценил открытие Лаксмана, оказав ему финансо­вую поддержку.

Решение построить предприятие у речки Тальцы, в 42 верстах от Иркут­ска, было неслучайным: производственный процесс основывался на приме­нении водяного колеса, река была главной транспортной магистралью, по ее берегам располагались покосы А.А. Баранова. Компаньоны написали проше­ние губернатору И.В. Якоби о предоставлении им в аренду земельного надела под строительство стекольного завода. Рассмотрев прошение, И.В. Якоби «...в уважение пользы для страны» отдал распоряжение иркутской Казенной пала­те заключить контракт с предпринимателями на аренду земли с выгодой для казны. В соответствии с условиями контракта заводчики были обязаны еже­годно платить в казну по 70 коп. за каждую десятину земли, по 25 руб. за каждого работного, а также вносить налог по одной копейке за проданный стекольный товар стоимостью от 10 до 20 коп.

Осенью 1784 г. под наблюдением Э. Лаксмана ссыльные рабочие начали строительство заводских и жилых построек. В короткие сроки удалось постро­ить заводскую лабораторию, производственный корпус со стеклоплавильной печью, гончарную, амбары, пекарню, баню и соорудить речную деревянную плотину с водяным колесом. В своих записках Лаксман отмечал:

Наконец. 1784 г. сделался решительным по введению минеральной щелочной соли.

Именно в этом году я с Барановым учредил стеклянный завод у Тальцинска на р. Тальце сорок верст выше Иркутска, недалеко от Ангары, там употреб­ляется для плавки стекла из песка и кварца лишь горькая и глауберова соль по-монгольски - "гуджир" из Анги, Баргузина и Селенгинска.

Я чувствую себя очень счастливым и довольным, что посредством про­стых опытов открыл новую и важную эпоху в искусстве плавки стекла... Я имел счастие для сбережения лесов указать на ненадобность поташа при про­изводстве стекла![5]

И все же на первых порах ученому пришлось преодолевать огромные труд­ности, связанные, прежде всего, с отсутствием в Сибири людей, знавших фаб­ричное производство. Из его письма, отправленного из Тальцинска 21 декабря 1784 г., узнаем:

Когда милостивый господин генерал-губернатор Его Превос­ходительство Якоби разрешил мне основать завод и взять 20 человек ссыль­ных для работы и прочего обслуживания, (Ламб[6]. — Н. Б.) пустил в ход все усилия и уловки, чтобы воспротивиться этому... велел выбрать в остроге и представить мне самых отъявленных мошенников, которые годятся только для Нерчинска. Во-первых, они не знают никакой плотницкой работы, да к тому же я получил их поздно. Во-вторых, они совершают безбожнейшие зло­деяния, так что мне приходится опасаться за свою жизнь. 29 сентября ночью они, например, обокрали мой экипаж и унесли вещей на 100 руб., не считая 34 руб. наличными, при этом меня больше всего огорчило, что пропали более 150 видов различных семян, которые я собрал для Императорской академии и для г-на Буша в Царское Село. С 5-го этого месяца (декабрь 1784 г.) я, нако­нец, живу в моей лаборатории, где могу в течение этой зимы беспрепятствен­но заниматься исследованиями...[7]

Подготовительные работы, строительство необходимых помещений под фабрику и жилье для рабочих продолжались около полутора лет. Лаксман по­чти неотлучно находился при ней, проводя в лаборатории необходимые иссле­дования. Наконец, в 1786 г. он сообщает из Тальцинска, который

...теперь, с 3 апреля, является тем местом, где добывается первое стекло из сибирской горь­кой соли... (чудесной соли, глауберовой). Оно очень хорошо и значительно превосходит все те стекла, которые добываются из щелочных солей раститель­ного царства. Всех фабрикантов, которые в России делают стекло из поташа, я считаю только врагами природы, ибо они истребляют наши леса[8].

После получения стекла в лабораторных условиях перед владельцами встала задача организовать производство стеклянных изделий в промышленных ус­ловиях. Для этого требовались мастера, владевшие технологией варки стекла. Заводчики обратились к начальству Колывано-Воскресенских заводов на Ал­тае с просьбой направить к ним на стекольное предприятие мастера или под­мастерья с условием двойной платы за труд. Просьба была удовлетворена. В Тальцинск прибыл подмастерье Барнаульского стеклоделательного завода Яков Иванович Макаров. Восьмого августа 1785 г. он заключил с А.А. Барановым и Э.Г. Лаксманом контракт сроком на один год. Контракт состоял из нескольких пунктов. Согласно условиям договора устанавливался размер жалованья мастерового — 120 руб. в год, были определены условия проживания, работы и обучения учеников стеклоделательному мастерству. Кроме того, в обязанно­сти Я.И. Макарова входило наблюдение за работными: предупреждение во­ровства, лени и праздности. В запасе у мастерового всегда должны были быть горшки для варки стекла, белая огнеупорная глина, огнеупорные кирпичи, заслонки, хомутины и т.д. Шестого января 1786 г. для обучения мастерству стеклодува заводчики приняли по контракту на свое предприятие в качестве ученика иркутского цехового Николая Семеновича Осколкова. Осенью 1786 г. Э.Г. Лаксман и А.А. Баранов отправили несколько образцов продукции своего завода в Императорскую академию наук и путешественнику П.С. Палласу. Под руководством Я.И. Макарова, контракт с которым был продлен в августе 1786 г., производственный процесс стал постепенно развиваться. Работные изготовляли листовое стекло, лампады, бусы разных форм, чашки с крышка­ми, рюмки и другую посуду. Эти товары продавались А.А. Барановым в Иркут­ске, Иркутской губернии и за Байкалом. Позднее современники отмечали замечательные свойства получаемого Лаксманом стекла, сравнивая его по качеству с английским; он выпускал белое и черное стекло, «подобное китай­скому лаку».

Завод под управлением Лаксмана успешно работал и расширялся. В то время по всей Сибири было не более шести стекольных заводов, и изделия Тальцинского сразу же нашли широкий сбыт. С помощью Баранова, который продолжал оставаться компаньоном Лаксмана, продукция предприятия дохо­дила до Охотской области и Якутии. Благодаря его деятельности жители Ир­кутска получили возможность заменить слюду в окнах своих домов на стекла.

В конце своей жизни Лаксман вспоминал о периоде, связанном с Тальцинском: «В этой мрачной пустыне я, между многими беспокойными часами, провел также и приятнейшие и научился познавать цену одинокой жизни. Здесь завод мой почти одиннадцать лет находился в беспрерывной деятельно­сти. Он единственный в Иркутской, Якутской и Охотской областях, которые отсюда получают изящные стеклянные изделия».

Не спеша налаживалась и жизнь рабочих Тальцинского завода. Все они проживали со своими семьями в деревянных домах, рядом с заводом, и держа­ли в своих хозяйствах лошадей, коров, свиней, птицу, в огородах выращивали овощи. Жители имели покосы, лесные угодья, но пашенными землями не располагали и поэтому употребляли привозной хлеб.

Наладив производство стекла в Тальцинске, Э.Г. Лаксман начал разраба­тывать планы дальнейших исследований, сбыться которым, однако, было не дано. Находясь на пути в Москву, он умер 5 января 1796 г. недалеко от ямской станции Дресвянская у р. Ваги, впадающей в Иртыш. Предпринятая поездка была связана с подготовкой большого путешествия ученого, задумавшего про­ведение исследований в Средней Азии и Японии.

Его вклад в изучение и освоение Сибири неоценим. Обширная коллекция минералов и гербариев, завещанная Лаксманом народному училищу, соста­вила основу фондов Иркутского краеведческого музея.

После смерти Э.Г. Лаксмана владелицей завода осталась его вдова, кол­лежская советница Екатерина Лаксман, не имевшая опыта в подобных делах. В это время в заводе находилось земли: под строениями 9 дес. 10 саж.; для поселения работных людей — 300 дес. Вместе с фабричными постройками селение состояло из 16 различных строений и жилых домов. Пять семей, живших здесь со дня основания завода, обзавелись собственными домами и хо­зяйством, остальные жили в домах, предоставленных фабрикой. По просьбе владелицы сюда были причислены еще восемь человек из ведомства обер-криг комиссара Новицкого. В производстве были заняты один подмастерье, трое учеников, семь простых работников. Из-за недостатка мастеровых фаб­рика находилась в работе не более трети года, а остальное время рабочие вынуждены были заниматься заготовкой сырья и рубкой дров. За год изготав­ливалось различной посуды на 900 руб. В 1801 г. завод работал всего 2 месяца 21 день. В штате числилось два мастера, два подмастерья, семь рабочих. За­водское строение представляло собой деревянное двадцатисаженное одноэтаж­ное здание, в котором было оборудовано четыре печи. За 1800—1802 гг. здесь было изготовлено продукции (штофов, полуштофов, различных кружек и ста­канов, аптекарской посуды и разных ступ) всего на 773 руб.[9]

Управление заводом с его контингентом рабочих было делом сложным и хлопотным. Оно требовало не только финансовых издержек, но постоянного надзора за производством, организаторских способностей, каковыми Е. Лаксман, по-видимому, не обладала. Выпуск изделий сокращался, завод постепен­но приходил в упадок, и он был передан «по несостоятельности г-жи Лаксмановой» другому содержателю.

Примечания

[1] Жизнедеятельность Э.Г. Лаксмана чрезвычайно разнообразна и представляет само­стоятельный интерес для исследователя. Эрик (Кирилл) Густавович Лаксман родился в г. Нейшлоте (Финляндия) 27 июля 1737 г. в многодетной семье мелкого торговца. Первоначальное образование получил в училище в Рантасальми, затем - в гимназии в Борго, имевшей богословское направление. В 1757 г. поступает в университет в г. Або, находившийся в шведской части Финляндии, однако из-за бедности должен был оста­вить университет и поступить помощником пастора в один из церковных приходов в восточной Финляндии. В 1762 г. переезжает в Петербург, и с этого времени жизнь его навсегда оказывается связанной с Россией. Получив место воспитателя в пансионе при церкви св. Петра и Павла, он не оставляет занятий естественными науками, знакомится с учеными Г. Ф. Миллером, П. С. Палласом и другими. Исследование Сибири составляло сферу научных интересов Лаксмана, и, чтобы попасть сюда, он занимает место пастора в Барнауле, после чего навсегда оставляет путь религиозного служи­теля. Затем была служба по горному ведомству в Нерчинске и многочисленные разъезды по Восточной Сибири по заказу Российской Академии наук. Обосновавшись в Иркут­ске, Лаксман занялся изучением Южного Байкала. Одним из результатов этого стало открытие на его берегах месторождений ляпис-лазури и слюды-флогопита в этих ме­стах. Байкальский лазурит шел на отделку царских дворцовых покоев и разнообразные «изящные поделки».

[2] О сибирском периоде жизни А.А. Баранова известно гораздо меньше, чем в бытность его главным правителем российских поселений на Аляске и Алеутских островах. А.А.Ба­ранов (1746—1818) родился в г. Каргополе Новгородской губернии, в мещанской семье, где, кроме него, было еще трое детей: Петр, Евдокия и Васса. С ранних лет стал помогать отцу в ведении торговых дел, совершая поездки в Москву, Петербург, на Макарьевскую и Ладожскую Успенскую ярмарки. Переехав в Москву, стал заниматься продажей сибирских мехов, свел знакомство со многими сибирскими купцами. В 1780 г. А.А. Баранов вместе со своей женой Матреной Александровной и младшим братом ПА. Барановым перебирается в Иркутск. В первой части города, в приходе Харлампиевской церкви, Барановы купили усадьбу с ветхими постройками и на этом месте построили новый деревянный дом, «надворные службы», свечное и салотопенное заве­дения. Сенные покосы Баранова располагались по берегам р. Тальцы, близ Большого болота и при Молодовом зимовье. Первоначально А.А. Баранов обратился к содержа­нию винного откупа и начал заниматься продажей вина в Якутии, куда оно ежегодно доставлялось из казенных Александровского, Николаевского и Илгинского винокурен­ных заводов. Помимо содержания винного откупа предприимчивый А.А. Баранов зани­мался торговлей и пушным промыслом, совершая деловые поездки в отдаленные сибир­ские районы и Якутию. В мае 1790 г. А. А. Баранов по торговым делам выехал из Иркутска в Якутск, а затем ~ в Охотск, где в то время находился Г.И. Шелихов, который оказал купцу поддержку в его торговых делах. После возвращения в Иркутск из морского путешествия на Аляску Шелихов вовлек Баранова в свои коммерческие дела. В августе 1790 г. Александр Андреевич получил предложение от Г.И. Шелихова стать главным правителем Северо-Восточной компании. Выбор не был случайным: де­ловая репутация А.А. Баранова была достаточно высока. Будучи на посту главного правителя русских поселений на Алеутских островах и северо-западном побережье Се­верной Америки, А.А. Баранов прилагал усилия к развитию торговых отношений на северо-востоке Сибири. По его инициативе на о. Кодьяк было создано медеплавильное дело и начата добыча каменного угля. Несмотря на отъезд из Иркутска, продолжал оставаться компаньоном Лаксмана по Тальцинскому стеклоделательному заводу.

[3] ГАИО. Ф. 24. Оп. 10. Д. 241. Л. 14 об.

[4] Раскин Н.М., Шафрановскш И.И. Э.Г. Лаксман. - Л., 1971. - С. 131.

[5] Раскин Н.М., Шафрановский И.И.   Указ. соч. - С. 131.

[6] Ламб И.В. — гражданский губернатор (1783—1786). В данной ситуации Лаксман необъективен: среди каторжных было чрезвычайно трудно набрать людей, знакомых с фабрич­ным производством. Современники отзывались о И.В. Ламбе как о человеке «редких качеств».

[7] Раскин Н.М., Шафрановский И.И. Указ. соч. — С. 134.

[8] Там же. - С. 261.

[9] РГАДА. Ф. 227 Оп. 2. Д. 1618.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Оригинальное название материала: Основание тальцинского селения | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 343-348 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Иркутский район | Библиотека по теме "История"