Судебные установления и судопроизводство в Иркутске до 1917 года

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

С первых дней после основания Иркутска судебные функции исполнили первые приказчики и воеводы острога. Насколько это им удавалось, судить истории. Воевода Лаврентий Ракитин был грабителем. Он отобрал все ценности у купца Гусятникова, возвращавшегося в 1717 г. с караваном из Китая. И при этом он дей­ствовал с разрешения сибирского губернатора князя Гагарина. За совершенные пре­ступления Ракитину в Санкт-Петербурге отсекли голову.

Не избежал наказания и князь Гагарин, который в 1721 г. по приказу царя Петра I «за неслыханное воров­ство» был казнён. Также согласно именному указу от 9 июня 1736 г. была «учинена смертная казнь вице-губернатору Жолобову за разные его законопротивные поступки», за казнокрадство и вымогательство взяток, когда он своих подчинённых «пытал безвинно и при пытках жёг огнём». Не лучшими были вице-губернатор Плещеев и иркутский губернатор Немцов. Но были среди них и руководители, достойные ува­жения истории.

Одним из таких был Фёдор Иванович Саймонов. Жизнь его состоя­ла из взлётов карьеры его благодаря уму и таланту, падений и вновь взлета. Будучи вице-президентом адмиралтейств-коллегий, Ф. И. Саймонов в 1740 г. подвергся реп­рессиям Бирона по делу Артемия Волынского. Его били кнутом и сослали на каторжные работы на Охотский солеваренный завод. Вступившая на престол императри­ца Елизавета I сняла все обвинения с Ф.И. Саймонова, и в 1757 г. его назначают на должность сибирского губернатора. Шесть лет его правления оставили благоприят­ный след в истории Сибири.

С 1722 г. в Иркутске учреждается нижний надворный суд, первым судьей которо­го назначается иркутский дворянин Василий Шишелов. В 1784 г. Иркутская ратуша преобразуется в Городовой магистрат, который состоял из четырёх отделов или палат: ревизского, разрядного, следственного и уголовного. Возглавлял уголовную па­лату председатель. Эту должность с 1788 г. занял прибывший в Иркутск 27 июня Боб­ровский.

В состав магистрата, кроме того, входили словесный и сиротский суды. Словесный суд — это низшая судебная инстанция, в ведение которой входило разре­шение мелких споров между иркутскими гражданами. Сиротский же суд рассматри­вал дела по опеке над малолетними, по наследованию имущества, по усыновлению.

Такое состояние судопроизводства закрепляется Городовым Положением 1785 г., в которое вошли и материалы Уложенной комиссии 1767 г. По Городовому Положению обыватели получали право самоуправления, которое включало выборность управления, включая заседателей судов. Но это Городовое Положение не исключало возможности злоупотреблений администрации, которые достигли наибольшего про­явления при губернаторе Николае Ивановиче Трескине (1806-1819 гг.).

Пользуясь покровительством и доверием сибирского генерал-губернатора Ивана Борисовича Пестеля, Н. И. Трескин не боялся никаких ревизий и проверок. И только ревизия графа Михаила Михайловича Сперанского пресекла массу злоупотреблений Н. И. Трескина, который был отдан под суд, лишившись генеральского звания и большей части награбленного.

Под руководством М. М. Сперанского был разработан законодательный акт «Учреждения для управления Сибирских губерний и областей». Согласно этому документу в состав Городской думы входили сиротский суд и опека. Городской же суд (магистрат), избираемый из состава городского общества, состоял из городовых судей (бургомистра) и двух заседателей (ратманов). Городской суд являлся первой ступенью суда гражданского и уголовного по всем делам купеческого и мещанского сословия.

К его ведомству принадлежал и Городовой словесный суд. Первые выборы по новому «Учреждению» прошли 2 декабря 1822 г. В своде же законов по редакции 1857 г. вводится дополнительная группа подведомственных Городской думе дел — «дела судебные». 20 ноября 1863 г. императором Александром II утверждается Устав гласного судопроизводства. Но на Сибирь этот законодательный акт не распространялся. В действовавших в Восточной Сибири в тот период земских судах по Высочайше утверждённому 4 декабря 1864 г. Положению Сибирского комитета корчемные заседатели переименованы просто в заседатели. К этому же времени относится организация юридической библиотеки.

В июле 1863 г. служащие Губернского суда решили на добровольные пожертвования, по примеру местного строительного отделения, составить свою библиотеку, так как в существующих библиотеках Иркутска не имелось в наличии необходимой юридической литературы. А с 28 января 1866 г. возобновляются юридические вечера. Небольшая группа иркутских юристов каждую пятницу в половине седьмого вечера собиралась в доме Мамонтова на Почтамтской улице. На таких собраниях обсуждались те или иные проблемы юридической практики, обсуждались различные профессиональные публикации, обменивались мнениями.

Своим положением и развитием Сибирь значительно отличалась от других российских регионов. Поэтому любые постановления правительства, указы императора и Святейшего Синода здесь вводились в действие после дополнительных проработок и изучения условий. В 1867 г. в Главном управлении Восточной Сибири на нескольких заседаниях членов Совета управления с приглашением исполняющая должность губернатора, председателей губернских мест, прокурора, стряпчего и не­которых других лиц рассматривались условия введения новых судебных уставов. В результате был разработан проект по обсуждаемому во просу, который 10 октября был отправлен в Санкт-Петербург. Многие положения этого проекта были принять в последующих документах.

Императором Александром II 16 июня 1870 г. утверждается новое Городовое Положение, по которому городским самоуправлениям придавались права юридического лица, т. е. права приобретать и отчуждать имущества, заключать займы, вступать в договоры, предъявлять иски и выступать ответчиком в суде и т. п.

Правительствующим Сенатом новое Городовое Положение немедленно вводится в 45 губер­ниях и областных городах России, в число которых был включён и Иркутск. По этому Положению в составе Городской думы не было подразделений юридического направления. Так были разделены судебные и исполнительные органы управления, только 21 апреля 1904 г. Иркутская дума постановила образовать в составе Городской управы юридическое отделение с функциями консультационного органа. Здесь же проходили экспертизу на соответствие законам документы и решения органы общественного самоуправления. Юридическое отделение состояло из трёх челом юрисконсульта, делопроизводителя и писца.

В 1882 г. в правительственных кругах начали подготовку к рерганизации административного управления и судебного производства. Некоторые моменты будущих преобразований, касающихся Сибири, можно уяснить из телеграммы, полученной 20 мая 1882 г. председательствующим в Совете Главного управления от находящегося в Санкт-Петербурге генерал-губернатора Восточной Сибири Дмитрия Гавриловича Анучина. В этой телеграмме, в частности, говорилось:

«... Учреждены Канцелярия губернатора, Окружной суд, Уссурийское переселенческое управление; обеспечен отпуск 100 тысяч рублей на отделение с будущего года суда от администрации; учреждение прокурорского набора и особых заседателей взамен судебных следователей. Обещаны реформы с предоставлением мне указания постепенности их введения».

Более чем через год, в августе 1883 г., Министерство юстиции внесло в государственный Совет представление о преобразовании прокурорского надзора в Сибири подобно тем губерниям, где уже введены мировые судебные установления, отделённые от административного управления. Этим самым давались большие права прокурорскому надзору по контролю за деятельностью Судебных учреждений.

О просьбе генерал-губернатора Д. Г. Анучина Министерство юстиции возбудило в законодательном порядке вопрос о реорганизации судебной части в Сибири. После реорганизации, между прочим, существовавшие до этого времени должности губернских, областных, окружных и городовых стряпчих будут заменены вновь введенными прокурорами и их заместителями («товарищами»). В первой половине 1886 началась подготовка к реорганизации судебной системы.

Министерством юстиции произведены назначения должностных лиц судебных учреждений Иркутска. Официальное введение в действие Правил от 25 февраля 1885 г. состоялось в здании Иркутского Губернского суда 15 июня 1886 г. В помещении суда прошло торжественное молебствие. Практическое применение указанных Правил начиналось по мере гл: бытия назначенных чиновников и вступления их в должность. 12 августа 1886 г. состоялось первое публичное заседание Иркутского Губернского суда. В этот день судом было рассмотрено несколько гражданских дел.

Заседание посетил генерал-губернатор граф Алексей Павлович Игнатьев. Первое публичное заседание Иркутско-Верхоленского Окружного суда по уголовным делам состоялось 22 января 1887 г.  Публики было мало, а заседание прошло вяло. При переходе от Губернских к Окружным судам планировалась переходная форма судебных учреждений. В марте 1884 г. Министерство юстиции предполагало учредить в городах Сибири Иркутске, Тобольске, Томске, Енисейске временные учреждения — Палаты уголовного и граж­данского суда. Но это предложение не было принято.

С 1892 г. Иркутский Окружной суд расширил свою сферу деятельности за счёт закрытия словесных судов по общим не торговым делам. А в 1893 г. по ходатайству генерал-губернатора Александра Дмитриевича Горемыкина упраздняется ещё суще­ствующие в Сибири словесные суды, ведающие семейными делами. Все дела этих судов также переданы в ведение Окружного суда. В соответствии с вышедшим 5 ок­тября 1906 г. законом в заседаниях Окружных судов должны принимать участие пред­ставители от различных сословий, которые «по неимении в Сибири дворянских уч­реждений заменяются почётными мировыми судьями и членами Городского управ­ления». Первое такое заседание Окружного суда состоялось в Иркутске 20 декабря 1906 г.

Окружной суд, как отмечалось выше, занимался различными делами по граж­данской и уголовной частям. Но после 1905-1906 гг. из-за увеличивающейся полити­ческой нестабильности в Восточной Сибири, главным образом в Иркутске, Окруж­ной суд, также как и Военно-Окружной, принимает к производству и политические дела.

Так, в течение трёх дней, с 25 по 27 октября 1910 г., в Окружном суде разбиралось дело Иркутской организации партии социалистов-революционеров.

Признав виновными привлечённых по делу, суд приговорил троих к ссылке на поселение, а военный писарь Корякин, как один из руководителей организации, осуждён на шесть лет каторжных работ.

С 1 октября 1889 г. открывается Военно-Окружной суд. Исполнять должность председателя суда поручается члену Петербургского Военно-Окружного суда полковнику А. Ф. Кудрявцеву. На открытии присутствовали генерал-губернатор и многие военные и гражданские чиновники. Более чем полгода потребовалось на выполнение всей организационной работы, позволившей начать нормальную деятельность суда. Первое же дело суда можно отнести к тяжёлым.

Со 2 мая 1890 г. Военно-Окружной суд приступил к рассмотрению дела о грабежах и убийствах по законам военного времени. К суду были привлечены: житомирский мещанин Э. Червинский, ссыльнопоселенцы Б. Буров, М. Слепак, Я. Красильников, мещане И. Ботихотов, И. и Е. Лебедевы, Н. Башкиров и другие.

По делу суд заслушал 110 свидетелей обвинения. 9 мая был вынесен приговор. К смертной казни через повешение приговорены Червинский, И. Лебедев, Буров и Слепак, трое оправданы, а остальные были приговорены к разным срокам каторжных работ. Рассмотрев просьбы о помиловании, генерал-губернатор утвердил смертный приговор над руководителем банды Э. Червинским. А Лебедеву и Бурову смертная казнь заменена бессрочной каторгой, Слепаку — двадцатилетней каторгой. 28 мая 1890 г. в четыре часа утра приговор был при­ведён в исполнение.

Под действие Военно-Окружного суда наряду со сложными тяжёлыми делами попадали и дела, которые можно было бы отнести к разряду «оригинальных». Таким было в своё время нашумевшее дело о конфликте казачьего офи­цера Масалова с помощником делопроизводителя канцелярии генерал-губернатора де Лазари.

Дело слушалось 19 марта 1893 г. в Военно-Окружном суде. Дело заключалось в том, что во время конфликта Масалов выпорол нагайкой де Лазари. Суд при­говорил Масалова к аресту на 14 дней с содержанием на гауптвахте.

Иркутский Военно-Окружной суд действовал до ноября 1899 г., когда Высочай­шим повелением были слиты Иркутский и Омский Военно-Окружные суды, образовав Сибирский Военно-Окружной суд с дислокацией в Омске. То же самое про­изошло с прокурорскими надзорами при этих судах.

Но для решения военно-судеб­ных дел, возникающих в пределах Иркутской и Енисейской губерний, Якутской Забайкальской областей ввиду их отдалённости от Омска и обширности территории, было образовано отделение Сибирского Военно-Окружного суда с прокурорским надзором в Иркутске. Также, как и Иркутский Окружной суд с обострением рево­люционной обстановки в 1905 г. и последующих годах, Военно-Окружной суд рассматривает политические дела. Некоторые из таких дел передаются в Сибирский Военно-Окружной суд в Омске.

Газета «Иркутский вестник» 31 января 1906 г. сооб­щает о таком деле: «Назначенное к слушанию на 1 февраля дело железнодорожных телеграфистов станций Иркутск (управление) и Иннокентьевской переносится к распоряжению командующего войсками в Омск». По делу проходило семь телеграфистов. Им предъявлялось обвинение в том, что они 6 октября 1905 г. не приняли и не передали по телеграфу во время всеобщей забастовки шифрованной телеграммы, передаваемой по распоряжению императора. Дело слушалось со 2 по 5 мая 1906 г.

Защищали подсудимых А. С. Зарудный и П. Н. Переверзев. Суд приговорил Немазинникова, Носова и Перехопова к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на 5 лет, Немировского и Губина — на 6 лет, Туголукова — на 5 лет Тихонова — на 2 года арестантских рот с лишением особенных прав.

В 1888-1889 гг. в Петербурге разрабатывали мероприятия о введении в Сибири новых судебных установлений по типу устава императора Александра II. От Иркутска в разработке такового проекта в течение полутора лет в Петербурге принимал участие председатель Губернского суда А. А. Клопов.

Прибыв в Иркутск 29 июня 1889 г А. А. Клопов рассказывал специалистам о положениях разрабатываемого проекта. Предполагалось Тобольскую губернию отнести к округу Казанской Судебной полпты, а Амурский край, Якутскую область, Иркутскую, Енисейскую и Томскую губернии — к округу вновь учреждаемой Сибирской Судебной палаты. В каждой губернии должны функционировать Окружные суды с дислокацией в губернских и областных городах. Мировые судьи могли назначаться применительно к местным условиям российским правительством. Институт заседателей отменялся. Под председательством того же А. А. Клопова 12 февраля 1890 г. состоялось частное собрание служителей по судебному ведомству. На этом собрании обсуждались вопросы улучше­ния организации учреждений судопроизводства в Восточной Сибири.

С этой целью в 1896 г. в Иркутск был командирован член Санкт-Петербургской Судебной  палаты сенатор, тайный советник Георгий Владимирович Кастриото-Скандербек-Дрекалович. Он должен был, ознакомившись с деятельностью судебных чинов дореформенных установлений, помочь местным властям в осуществлении намечаемых реформ. С 20 мая 1896 г. он назначается первым старшим председателем Иркутской Судеб­ной палаты. В этой должности он находился до 19 февраля 1901 г. Весь остаток 1896 г. и первая половина 1897 г. в Иркутске шла реорганизация судебных органов.

И вот 19 сентября 1897 г. в Окружном суде под председательством судьи Гафферберга рас­сматривалось первое дело на основании судебных уставов императора Александра II. Подсудимыми были П. Вольский, Т. Круглышев, П. Сальцев и Н. Одинцов. В процессе суда участвовали поверенный прокурор Руденко и защитник Луневский.

После введения судебных реформ к концу 1897 г. состав присяжной адвокатуры Ир­кутска был таков: 12 присяжных поверенных (два из Петербурга, три из Минска, по одному из Угры, Ельца, Саратова, Ставрополя, Кавказа и двое иркутян), 8 поверен­ных (из них четверо сибиряков) и один частный поверенный (из Петербурга). Од­ним из первых действий адвокатуры округа Иркутской Судебной палаты явилось открытие 18 января 1898 г. консультации присяжных поверенных.

Это событие про­текало в присутствии генерал-губернатора, архиепископа Тихона и других началь­ствующих лиц и чиновников. В начале сентября 1899 г. в Иркутске получен высочай­ший рескрипт на имя министра юстиции относительно применения в Сибири су­дебных уставов императора Александра П. По этому поводу 12 сентября в зале Ир­кутской Судебной палаты состоялось торжественное заседание иркутских юристов, представителей высшей администрации и присяжной адвокатуры. С 1 июля 1909 г. при камерах мировых судей были возобновлены консультации помощников присяж­ных поверенных.

По понедельникам и четвергам с 5 до 7 часов вечера иркутяне мог­ли получить платную консультацию или советы. А11 апреля 1905 г. организовывает­ся при Иркутской Судебной палате Совет присяжных поверенных, который был из­бран на общем собрании присяжных поверенных. В компетенцию Совета входило наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными требований зако­нов. В соответствии с этим Совет рассматривал жалобы на действия присяжных по­веренных и давал по ним свои заключения и выводы.

Он мог как по жалобам, так и по собственной инициативе определить меру взыскания присяжных. Назначение по­веренных по судебным делам происходило также через Совет, который одновремен­но определял сумму вознаграждения. В этом году в Совет были избраны: председате­лем Б. С. Орнштейн, товарищем председателем В. Д. Власов и членами П. Д. Бого­любов, В. А. Харламов и И. С. Фатеев. С течением времени круг вопросов, рассматриваемых на заседаниях Совета, всё более и более расширялся, делая всё больше упор на социальные вопросы. Так, например, 24 октября 1912 г. утверждается «Касса вза­имопомощи присяжных поверенных и их помощников округа Иркутской Судебной палаты».

Вообще-то подобная касса, тогда называвшаяся «вспомогательно-ссудной», была организована при Иркутском Губернском суде в 1861 г. Тогда исполняющий должность председателя Губернского суда Б. Л. Милютин предложил служащим суда организовать подобную кассу. Двадцать пять человек добровольно изъявили жела­ние участвовать в кассе. Собравшись 6 октября, эти служащие открыли действия вспомогательно-ссудной кассы, первоначально на счету которой имелось 124 рубля.

Открытие новых Судебных установлений произошло в 8 часов вечера 29 июня 1897 г. С этой целью в Иркутск прибыл министр юстиции статс-секретарь Николай Валерьянович Муравьёв. Его встретили на пристани Немчинова хлебом-солью, поднесённом на серебряном блюде от имени Городского управления. Торжественное открытие судебных установлений состоялось 2 июля 1897 г. Уже с утра этого дня к  разукрашенному зданию установлений стал стекаться народ. К 11 часам прибыли генерал-губернатор Александр Дмитриевич Горемыкин, архиепископ Иркутский, Верхоленский Тихон, епископ Киренский Евсевий, директора первого и второго департаментов Министерства юстиции и прочие начальствующие лица.

В 12 часов речью архиепископа Тихона началось торжественное молебствие. Затем министром юстиции Н. В. Муравьёвым были открыты организационные заседания Судебной палаты и Окружного суда. На заседании Судебной палаты состоялось распределение по департаментам членов палаты, а на заседании Окружного суда были приведены к присяге два новых члена судебного ведомства. После совершения открытия Судебных установлений у генерал-губернатора был дан обед. Город в этот день был украшен флагами, а вечером торжества завершились иллюминацией. Министр юстиции Н.В. Муравьёв был зачислен в почётные граждане города Иркутска.

К 1899 г. судебная реформа, в основном, была в Сибири внедрена. 12 сентября половине первого дня в зале Иркутской Судебной палаты состоялось торжественное заседание судебных чинов при участии представителей высшей администрации края и присяжной адвокатуры. На заседании был зачитан высочайший рескрипт на имя министра юстиции, в котором говорилось о результатах применения в Сибири судебных уставов императора Александра II. В конце общего собрания присутствующие судебные чины отправляют телеграмму министру юстиции, в которой передают императору свои верноподданические чувства.

Состояние преступности и мероприятия к её уменьшению неоднократно осуждались общественностью города. Эти вопросы неоднократно поднимались на совещаниях самого высокого губернского уровня. Одно из самых крупных таких совещаний, имевшее большое значение для правоохранительной работы губер­нии, состоялось 3 декабря 1902 г. в резиденции генерал-губернатора. Под его пред­седательством представители разных ведомств, правоохранительных органов гласные Городской думы обсуждали меры, которые уменьшали бы уровень преступности в Иркутске. Совещание приняло ряд практических рекомендаций по рассматриваемому вопросу.

С увеличением политизированности сибирского общества по судебному ведомству принимается решение о запрещении судебным чиновникам заниматься политической деятельностью. Так, например, 10 октября 1906 г. министр юстиции пред­ложил председателю Иркутской Судебной палаты X. Ф. Колоколову оставить должность председателя отдела партии «Русское собрание». Это диктовалось тем, что суды всё больше и больше разбирали политические дела. Наверное, самым нашумевшим было «дело романовцев».

Иркутские повествования. 1661 - 1917 годы. В 2 т. / Автор-составитель А. К. Чернигов. Иркутск: "Оттиск", 2003. Т. 1. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...