Скороходова Татьяна: «Дети учат меня любить»

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Татьяну Скороходову в 90-е годы называли самой красивой и востребованной актрисой отечественного кино. Она родилась в Иркутске, но азы профессии получила в Москве в Щукинском училище. Свою первую главную роль — девушку Дину — она сыграла в одноименной мистической драме режиссера Федора Петрухина. Затем снималась в музыкальной комедии «Наш человек в Сан-Ремо», в мелодраме «Любовь» с Евгением Мироновым и Дмитрием Марьяновым, в культовом боевике 90-х «По прозвищу Зверь»... Но в конце 90-х годов в ее жизни произошли кардинальные перемены. Несмотря на головокружительную карьеру, она уехала из столицы в Иркутск, где, по ее словам, реализовала самый важный проект в жизни — создала семью. Сегодня Татьяну Скороходову и известного иркутского кинооператора Андрея Закаблуковского называют идеальной парой, а их большую дружную семью, в которой шестеро детей, — образцовой.

Про кино

— Татьяна, расскажите об этом судьбоносном периоде в вашей жизни. Не страшно было бросить успешную московскую жизнь и отправиться вслед за мужем в Иркутск?

— Я, наверное, похожа на жену декабриста, которая отправилась в ссылку за мужем в Сибирь. Но это не так. Это не был шаг назад. Я только начала сниматься в кино, и буквально через три года в стране кинематограф не просто затих — он фактически умер. Представляете, один-два фильма снимали за год на киностудии «Мосфильм», хотя раньше в год выходило до 40 картин. Помню, однажды мне позвонил один уважаемый режиссер, которого я боготворила, и пригласил меня на главную роль. Я даже не верила, что это происходит со мной. В конце разговора он вынужденно — видимо, другого выхода не было — сказал: «Может быть, у вас есть богатый друг или муж, который помог бы деньгами, чтобы снять этот фильм?» В то время у людей просто не было возможности снимать кино — не было денег. Если бы я не играла в антрепризах, то работать было бы вообще негде. А потом Андрей предложил поехать в Иркутск, жить в загородном доме на природе, воспитывать детей. Денег в Москве мы все равно зарабатывали мало, к тому же Андрей очень любит Иркутск, он здесь родился и вырос. В итоге мы прожили здесь 12 лет — и совсем не жалеем.

— Вы работали с такими знаменитыми артистами, как Иннокентий Смоктуновский, Дмитрий Певцов, Евгений Миронов. Расскажите, как это было. Наверное, работать с актерами такого уровня всегда интересно?

— Я очень волновалась, работая со Смоктуновским. Но он очень деликатный человек. Я благодарна ему за то, что он ни в коей мере не снизил мою самооценку, а просто дал мне возможность увидеть другое прочтение роли. В жизни Иннокентий Смоктуновский был обычным, скромным человеком, этакая вещь в себе. У него не было такой яркой индивидуальности, как, например, у Майи Булгаковой. С ней я познакомилась во время работы в фильме «Дина», мы очень подружились. Помню один забавный случай во время съемок. Однажды мне пришлось встать в 6 утра, приехать вместе со всей съемочной группой в Подмосковье, просидеть там целый день, ожидая хорошей погоды, и, так ничего и не отсняв, вернуться в Москву. Такое в кино встречается часто, такова специфика жанра. И вот в первый день съемок ждем, когда закончится дождь. А Майя Булгакова вяжет и на меня постоянно поглядывает. Потом повернулась ко мне и спрашивает, почему я не вяжу. Я говорю: «А я не умею». Она: «Милочка моя, что ж ты в артистки-то пошла?» И тут я поняла, что в этой профессии надо уметь ждать. Самое главное — суметь после долгих ожиданий съемок, бесконечно повторяющихся дублей донести себя такой же до кадра, сохранить нужный эмоциональный настрой. Как-то Дастина Хоффмана спросили о том, что было самым трудным в его актерской карьере. И он ответил: «Десять лет мыть тарелки в закусочных и сохранять в себе уверенность, что я артист».

— В последнее время в Иркутске и в соседних городах начали снимать полнометражные художественные фильмы. Во многих вы принимаете участие. Недавно вы сыграли одну из ролей в картине «Отхончик. Первая любовь», а сейчас снимаетесь в народной комедии «Похабовск. Обратная сторона Сибири». Как вам наш местный кинематограф?

— Я очень рада, что у нас в Иркутске снимается художественное кино, причем на достаточно хорошем уровне. Ведь в кинотеатрах сегодня просто нечего смотреть. Вы посмотрите, что у нас идет: одни фильмы для тинейджеров. Вся американская киноиндустрия выпускает блокбастеры для подростков. Я не говорю, что это плохое кино. Там своя эстетика, для своего зрителя. А что смотреть людям в возрасте от 40 и старше? Есть, конечно, фильмы очень хорошие и для нашего возраста, но их единицы. О «Похабовске» я узнала от сына Андрея — Ильи Закаблуковского. И, честно говоря, вначале восприняла это с неким скепсисом. А потом мне позвонил Юрий Яшников и пригласил зайти к ним в гости. Когда я пришла, то совершенно была очарована атмосферой в офисе. Это такой маленький Мосфильм, с одной лишь разницей, что все, кто там участвует, примерно раза в четыре моложе тех, кто работает на реальном Мосфильме. А когда они мне показали отснятый материал, я поняла, что они классно снимают и замечательно монтируют. Я убеждена в том, что чем люди моложе, тем они креативнее. Ведь «Каннских львов» в области рекламы и дизайна берут именно тиндиректора, по сути тинейджеры. Потому что они приходят в кино со свежими идеями. Поэтому к молодежи я всегда отношусь позитивно.

— А есть роль, которую вы мечтаете сыграть?

— Я всегда играю крашеных блондинок. Во всех фильмах у меня такие роли, кроме картины «Дина». Я имею в виду не только цвет волос, но и определенный характер, типаж. А я хотела бы сыграть брюнетку, трагическую роль. Или женщину со сложным характером в какой-нибудь драме. А если говорить о жизни, то блондинкой намного легче и веселее жить, чем брюнеткой. Например, когда я блондинка, у меня появляется манерный акцент, и мне это очень нравится. Я подумала, что годы жизни с Андреем, когда приходится много решений ответственных брать на себя, нести непосильный груз большой семьи, а также работа в качестве руководителя глянцевого журнала, могут в итоге превратить меня в мымру. Чтобы этого не произошло, я окрасилась в блондинку — и сразу почувствовала себя легче.

Про любовь

— Татьяна, вашу семейную пару называют идеальной. У вас есть свой секрет счастливой семейной жизни?

— Вы знаете, у нас вначале было все очень сложно. Когда я влюбилась в Андрея, я ужасно испугалась. Ведь на тот момент у нас были семьи, дети. Я поняла, что будет просто невозможно и нереально изменить наши жизни. И я решила забыть его, уехала в другой город, не оставив ему ни адреса, ни телефона. И вот прошло два месяца. Стою я в буфете в театре на Таганке в перерыве между репетициями. Вдруг заходит Андрей и говорит: «Привет». Мы поговорили, и я дала ему свой номер телефона. Он летал ко мне в Москву целый год, буквально на выходные. В конце концов я перестала сопротивляться такому активному вниманию и ухаживаниям с его стороны. Хотя ситуация была непростой — когда я приехала в Иркутск навестить родителей, я сильно заболела, была почти при смерти. Наверное, считала себя виноватой. Но сейчас мы все, участники тех событий, понимаем, что все было только к лучшему. Бывшая жена Андрея, Лариса, сейчас счастлива в браке с известным иркутским саксофонистом Ильей Константиновым, у них чудесный сын. Он дружит с моим сыном, общаются как братья. Так что я ни о чем не жалею. А секрет любви прост. Я всегда вспоминаю интересную фразу о том, что больше всего нас раздражает в спутнике жизни то, за что мы его когда-то полюбили. Это действительно так. Иногда я думаю: «Ну сколько можно веселиться?», особенно когда нужно решить какой-то серьезный вопрос. А потом понимаю, что именно это меня в нем и покорило. Мне всегда нравился его веселый, легкий характер, умение относиться ко всему с юмором.

— Вы рассказывали, как Андрей красиво ухаживал. Можете вспомнить самый романтичный поступок или самый красивый подарок?

— Я уже не раз рассказывала о его необычных подарках. Например, однажды 7 марта Андрей на работе вместе с коллегами поздравлял женщин. Приехал поздно, очень уставший. А восьмого проснулся и говорит: «С добрым утром! С праздником! У меня и подарок есть». Залез в карман джинсов и достает немного помятое шоколадное яйцо — киндер-сюрприз. Не знаю, то ли плакать, то ли смеяться. Но понимаю, что ему сейчас не до подарков — еще не отдохнул после корпоратива. Поэтому спокойно говорю: «Спасибо» — и кладу яйцо на тумбочку. Он говорит: «Ну ты открой его». Я говорю: «Да я потом съем». Но он все настаивает, чтобы я посмотрела. Я говорю: «Я и так знаю, что меня ждет прекрасное будущее с тобой». В общем, он меня уговорил, и я решила его открыть. Сняла обертку, разломила шоколадку, раскрыла маленький желтый контейнер внутри, а оттуда мне на колени упали великолепные серьги от Сваровски, на которые я заглядывалась пару недель. Это был невероятный подарок! Я не могла понять, как можно было в яйцо так аккуратно заложить серьги. Вот такой у меня изобретательный муж.

— У вас большая, дружная семья. Как вам нравится роль многодетной мамы?

— Дети учат меня любить. У меня всегда было ощущение, что я родилась без чувства любви. Я никогда не писала стихов, ни в кого не влюблялась, не была романтичной натурой. Отношения с мальчишками в школе тоже были исключительно дружеские. А вот когда встретила Андрея, я влюбилась и полностью осознала, поняла, что такое любовь. И каждый рожденный ребенок все больше и больше наполнял мое сердце любовью. В конце концов это переросло в неконтролируемую тотальную нежность ко всему вокруг. Благодаря этой любви теперь я нахожусь в полной гармонии с миром и с самой собой.

Читайте в Иркипедии:

  1. Иркутяне в отечественном кино
  2. Деятели кино — жители Иркутской области

Выходные данные материала:

Жанр материала: Интервью | Автор(ы): Байбородина Алена | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 29 марта 2015

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Интервью | Кинематографисты | Иркипедия | Иркутск | Библиотека по теме "Искусство" | Публикации Иркипедии