«Сибирский Тракт», журнал, самиздат

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

«Сибирский Тракт»

Источник: К истории иркутского самиздата
Источник: К истории иркутского самиздата

Сибирский Тракт. Проект “Сибирский Тракт” был задуман в декабре 1998 года, вскоре после того как руководство газеты “СМ-Номер Один” приняло решение ликвидировать молодежное приложение “Остров Я”. Название объясняется по-разному: одни говорят, что это просто название единственной в Ангарске кривой улицы Московский тракт, в котором чуждое Сибири слово заменено другим. Чуть позже появилась версия, что обыграно название песни группы “Чай Ф”. Как бы там ни было, обе версии хороши.

Два бывших сотрудника “Острова Я” (Дмитрий Демин в это время числился военнослужащим, а Владимир Скращук отслужив, осваивал профессию слесаря) после месяца обсуждений и переговоров с друзьями и знакомыми составили список материалов. Однако, ввиду отсутствия компьютеров, машинок и прочей техники, процесс изготовления макета затянулся настолько, что первый номер вышел только в конце мая 1999 года и имел с замыслом мало общего.

Помимо неизбежной “программы” нового издания читатель мог узнать о выходе в свет первой кассеты “Восточно-сибирский панк”, ознакомиться с рецензиями на старые и относительно новые аудиокассеты иркутских групп и исполнителей, выписать для себя – при желании - адреса полутора десятков самиздатских газет и журналов со всех концов страны, ужаснуться обилию матерщины в биографии группы “ФЛИРТЪ”, написанном лично Суром. Центральный разворот журнала украшала открытка из серии “Панки”, изготовленная фирмой “Арт-Издат”. (Это тем более ценно, что вскоре кто-то ограбил офис фирмы и вынес именно тот компьютер, в котором хранились файлы открыток).

Первый тираж в 50 экземпляров расходился с трудом. Помогли редакции Сэм (с его обширными связями по всей стране 10 экземпляров ему еще и не хватило) и московский самиздатчик, редактор - в тот момент - журнала “Утопия” и газеты «Воля» Влад Тупикин. Отзывы общественности были положительные, но – по ощущениям редакции – неправильные, журнал посчитали очередным чуть анархизированным панк-зином. Также быстро отреагировали т.н. “профессиональные” журналисты и осенью слегка подпорченный никчемными дополнениями текст рецензии на кассету “Восточно-сибирский панк” был опубликован в газете “Что Почем”. После определенной “воспитательной” работы с “автором” заметки, газета напечатала микроскопический текстик с указанием на первоисточник.

Чтобы опровергнуть сложившееся о журнале представление, редакция в рекордно короткие сроки (в октябре был готов тираж) изготовила т. н. “армейский” номер. В него вошли интервью с реальными дембелями (подчиненными редактора А., служившего в это время в части недалеко от Иркутска), армейские дневники редактора Б., рассказы и статьи близких редакции людей (например, мемуары Подшивалова о военных сборах 1984 года) и – предмет особой гордости – интервью с лучшим (по единодушному мнению редакции) бардом города Олегом Медведевым.

Третий номер до сих пор остается непревзойденным по разбросу тем. Никогда (по словам искушенных иногородних читателей) в самиздате не печатали обзорные статьи о театре; впервые в журнале появились репортажи с концертов и сразу по всему спектру – традиционный рок, панковские акции, концерт творческой студии “Полнолуние”; впервые не только в самиздате, но и вообще в иркутской прессе было опубликовано интервью с прекрасной художницей Ульяной Карагод (живущей то в Москве, то в Улан-Удэ, то в Иркутске) и воспроизведены некоторые ее рисунки. В изготовлении номера принял деятельное участие Александр «Сэм» Колованов, написавший загадочную историю о живущей где-то в Прибайкалье старушке, которая непостижимым образом научилась играть настоящий блюз и один из трех текстов о новом романе Виктора Пелевина “Generation П”. Украшением номера стали два комикса (один анти-рекламный, другой анти-выборный, работы талантливых людей Дениса и Настурции), уже твердо занимали свои места рецензии на самиздат и музыку. Шапочное знакомство редакции с коммуной иркутских хиппи вылилось в публикацию на страницах “С. Т.” хипповского журнала “СОЛЬ”. Иногородние читатели ругались, называя его обидным словом “беспонтовый”, но редакция до сих пор сожалеет о лености хиппи, так ни разу и не вышедших на связь после этого.

Номер 4 стал “сибирским сепаратистским”. Начало очередной чеченской кампании совпало с внезапным пробуждением интереса к родной сибирской истории – в результате ключевыми для номера в целом стали статья “Думайте!” и серия материалов под общим заголовком “Занимательные сибирские страницы”. Из стихов барда Александра Невзорова редакция старательно отобрала именно “сибирские”. Порадовали знанием истории старшие товарищи – Игорь Подшивалов (статья о Г. Потанине “Патриарх свободной Сибири”) и Михаил Кулехов (журналист, в то время сотрудник “Байкальской открытой газеты”, написал для журнала статью “Восстановление доброго имени”). Совершенным безобразием можно считать интервью с Углом, поэтом и шоу-мэном из Улан-Удэ: мало того, что герой был нетрезв и жутко матерился (текст был опубликован без всякой правки), так еще и заявил, что совершенно одинаково и спокойно относится к любому “…изму” - фашизму, коммунизму… Общение редакции с голландской анархисткой Марселой вылилось в интервью, которое Марсела взяла у самой себя и напечатано в журнале на английском. В конце номера был воспроизведен – в развитие белорусской темы – текст песни “Гражданская война” минской группы DEVIATION на родном языке музыкантов. Редакция цинично заявила, что при случае напечатает чего-нибудь и на папуасском.

Быстрое продвижение редакции к вершинам самиздатского творчества далось недешево.

Расширение связей с самиздатчиками по всей стране (без преувеличения – таких контактов ни у кого в Иркутске еще не было), огромная переписка, широчайшие контакты с иркутскими музыкантами, художниками и прочими творческими людьми – все это было прекрасно, но жизнь не стоит на месте. Уволившись в запас, А. начал делать карьеру – даже быстрее, чем он верстал журнал. Очередной пятый номер делался уже без его участия и получился более политизированным.

Основной темой номера стал антифашизм и необходимость его существования как части мировоззрения. Об антифашизме и национальном вопросе в Иркутске рассуждали три известных в панковской среде деятеля, с антифашистских позиций анализировалась предвыборная иркутская пресса и книга Ольги Аксютиной “Панк-вирус в России”, в антифашистском ключе была выдержана и переписка москвича М. Магида с иркутянином Василием Громовым. Один из музыкальных материалов номера – репортаж с концерта “Что такое Анархия?” - был позже перепечатан в московском журнале “Неформат”. Никем до сих пор не отмечена прекрасная сказка Марии Рандиной “Свалка” (продолжение ее будет напечатано в №6), хотя из всех литературно-художественных опусов, опубликованных в журнале до сих пор, этот больше других отмечен чувством стиля и вкуса.

Иркутский самиздат намного менее радикален, чем аналогичные издания в Европейской России – никаких интервью с чеченскими боевиками, никаких рецептов из «Поваренной книги анархиста» или репринтов из «Книжки партизана» 1942 года. Зато практически все отдали хотя бы несколько страниц антифашизму, а «Сибирский Тракт» отметил отдельной публикацией начало второй чеченской кампании, выборы в Законодательное собрание (2000 года) и опубликовал дипломную работу Анны Шеховой «Русский национализм: предшественники и перспективы»1. Именно поэтому, кстати, можно утверждать, что журнал выбивается из общего ряда: в отличие от всех других общественно-политических изданий, «Сибирский Тракт» уделял внимание не только изложению собственных политических деклараций, но и анализу чуждых точек зрения.

Ссылки

1 Рекомендованную рецензентом – доктором исторических наук И. Наумовым – к изданию отдельной книгой.  

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Скращук Владимир | Источник(и): К истории иркутского самиздата, Иркутск, ИГУ, 2008 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016