Шостакович, Болеслав-Артур Петрович

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Болеслав-Артур Петрович Шостакович (27 января 1845, г. Екатеринбург, Российская империя – 22 января 1919, г. Иркутск, Российское государство) — деятель польского и русского освободительного движения 1860-х, сибирский политссыльный, экономист, публицист, общественный деятель. Иркутский городской голова 12 марта 1902 – 5 августа 1903. Гласный Иркутской городской думы 27 января – 3 июня 1898, 1902. – 12 октября 1906, 7 – 19 января 1910.

Биографическая справка

Родился в семье ветеринарного врача, выходца из обедневшего польского дворянства в Литве. С конца 1850-х жил в Казани, учился в 1-й мужской гимназии и сблизился с революционно настроенной молодёжью. В 1862–1865 находился в Москве (Польский комитет в Москве). Содействие Б.П. Шостаковича удачному побегу из московской пересыльной тюрьмы Ярослава Домбровского (одного из вождей готовившегося польского восстания 1863) стало известно царским властям и послужило главным основанием для его осуждения. Б.П. Шостакович был приговорён к каторжным работам, заменённым затем ссылкой в Томскую или Тобольскую губернию. В своем формулярном списке Б.П. Шостакович записал, что не окончил 2-й курс Московского университета. В 1862–1865 в Москве он фактически руководил центральной землевольческой организацией, хотя и ослабленной арестами, но продолжавшей свою деятельность. Поддерживал связи с другими революционными группами (в том числе с Польским комитетом в Москве, с участниками кружка Н.А. Ишутина) и осуществлял между ними координацию. Власти получили донос о том, что Шостакович организовал побег из московской пересыльной тюрьмы («Колымажный двор») Ярослава Домбровского, кадрового офицера, революционного лидера подготовки польского Январского восстания 1863. В июне 1866 Б.П. Шостаковича арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Власти обнаружили его связи со средой ишутинцев, что повлияло на его привлечение к процессу Н.А. Ишутина – Д.В. Каракозова. Приговор Верховного уголовного суда его к каторжным работам (сентябрь 1866) был в окончательном виде смягчён до ссылки «на житьё» в губерниях Западной Сибири. Вначале её местом назначался Мариинск Томской губернии. После дознания в Омске по поводу причастности Б.П. Шостаковича к неким планам совместного польско-российского восстания в Сибири, оставшейся недоказанной, его отправили на жительство в Томск (весна 1867). Там он служил писарем в губернском управлении, позднее – бухгалтером в городской управе, проявил организаторские способности и склонности к работе в финансовой сфере. В Томске Б.П. Шостакович женился на приехавшей к нему Варваре Калистовой-Шапошниковой (июнь 1869), соратнице по конспиративной деятельности, подруге жены Н.Г. Чернышевского, идеи романа которого «Что делать?» она осуществляла на практике. В декабре 1872 за встречу с политссыльным П. Успенским, следовавшим на Нерчинскую каторгу, Б.П. Шостакович подвергся новой ссылке – в отдаленный город Нарым Томской губернии, с запретом переписки. Прожил там с семьей с декабря 1872 по апрель 1877, сочетая работу для средств к существованию с занятиями самообразованием, просветительством и даже научными исследованиями. Получил разрешение вернуться в Томск, служил бухгалтером в конторе торговой компании Петрова и Михайлова, с 1883 стал ею заведовать. В 1887 перешёл на службу в Сибирский торговый банк. Сотрудничал с «Сибирской газетой». В 1882–1886 – гласный Томской городской думы и член городской управы. В 1884 Б.П. Шостакович внёс в думу предложение об устройстве музея для готовящегося к открытию Томского университета. Городская дума собирала экспонаты для музея, которые впоследствии стали основой для археологического музея Томского императорского университета. По инициативе Б.П. Шостаковича начали издаваться «Известия Томского городского общественного управления». По его заявлению в 1884 было решено организовать дополнительное пароходное сообщение через реку Томь.

В 1884 Б.П. Шостакович был избран гласными томским городским головой. Однако Министерство внутренних дел не утвердило его кандидатуру в должности. Дело в том, что томский губернатор И.И. Красовский послал секретное донесение министру внутренних дел, в котором сообщал, что «в деятельности Шостаковича в Думе, как им самим, так и начальником жандармского управления замечалось противоправительственное направление». Он же написал письмо на имя директора Хозяйственного департамента с дополнительными сведениями о Шостаковиче, которые «не смогли войти в формальную бумагу», в котором говорилось, что Шостакович не оправдал оказанной ему милости допущения на общественную службу. Он продолжает сноситься с неблагонадежными политическими ссыльными, на заседаниях Думы под предлогом защиты прав городского самоуправления им критикуются правительственные распоряжения, под его воздействием Дума, две трети гласных которой неграмотны, жалуются на министров в Сенат. Местная реакция начала травлю Б.П. Шостаковича как поляка-ссыльного, якобы «захватившего власть в городе вместе с иными революционерами». Во избежание рецидива истории своего нарымского изгнания Б.П. Шостакович с семьёй решил перебраться в Иркутск. В Иркутске Б.П. Шостакович с 28 ноября 1887. Почётный мировой судья. Бухгалтер, а затем – управляющий отделения Сибирского банка. Член комиссии по созданию нового устава для банка Е.Медведниковой. В 1898 – соучредитель АО «Обь-Енисейское торгово-промышленное товарищество». С 1902 член думских комиссий: для разработки вопроса о переоценке всех недвижимых имуществ города; для рассмотрения пенсионного устава для лиц, служащих в сиропитательном доме Е. Медведниковой; по реорганизации городского ломбарда; бюджетной; по сооружению зданий ремесленно-воспитательного заведения Н.П. Трапезникова; по разработке вопроса об учреждении в Иркутске Народного дома; по ревизии финансового отчета городской управы за 1900. С 1904 – член губернского по городским делам присутствия. Председатель комиссии по выяснению нужд города в предметах первой необходимости. С 1906 – член общего присутствия губернского управления, комиссии по ревизии городской управы за 1904. В 1906 – член участковой комиссии по выборам в Государственную думу. Член попечительского совета городского коммерческого училища. Имел дом в Глазковском предместье, оцененный в 5 752 рублей. В 1906 отказался от звания гласного в связи с отъездом по делам банка в Амурскую область, в 1910 – по собственному желанию. Член польско-литовского общества «Огниво». Активно сотрудничал с ВСОРГО, избирался в его распорядительный комитет. Входил в редакцию газеты «Восточное обозрение». В конце жизни Б.П. Шостакович увлёкся садоводством и стал одним из пионеров разведения и распространения малоизвестных ягодных и декоративных культур.

Имел несколько печатных работ, автор незавершенных воспоминаний «Записки Неудачина». 

Был похоронен на Иерусалимском кладбище в Иркутске.

Жена – Варвара Гавриловна. Сыновья Владимир, Александр, Дмитрий и Борис, дочери Варвара, Мария и Вера. Дед прославленного композитора Д.Д. Шостаковича.

Б.П. Шостакович в должности городского головы

12 марта 1902 постановлением Иркутской городской думы Б.П. Шостакович был избран городским головой на период 1902–1905, был Высочайше утвержден 12 июня, приступил к обязанностям 25 июня. Согласно «Известиям Иркутской городской думы», уволен по своему прошению из-за болезни с августа 1903 г. Однако есть сведения, что именно из-за вмешательства жандармов последовало распоряжение об аннулировании выборов. Можно предположить, что Б.П. Шостакович был городским головой до тех пор, пока иркутским генерал-губернатором оставался А.И. Пантелеев, известный своим лояльным отношением к политссыльным. В мае 1903 г. А.И. Пантелеева назначили в Государственный совет, и он покинул пост генерал-губернатора, а в августе 1903 г. Б.П. Шостакович подает прошение об отставке.

В 1902 г. Б.П. Шостакович как городской голова принял участие от городской думы в работе губернского комитета Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности под председательством губернатора И.П. Моллериуса. Иркутский губернский комитет обсуждал вопросы о местном самоуправлении, в том числе о введении земства в Сибири. Члены комитета нашли, что и Положение о земских учреждениях 1890 г., и Положения 1866 г. не подходят для Сибири ввиду различных особенностей окраины, также речь шла о необходимости введения всеобщего избирательного права как для мужчин, так и для женщин.

В 1902 г. Б.П. Шостакович получил копию конфиденциального письма главного начальника края к иркутскому губернатору по поводу недостатков в городском благоустройстве. К ним было отнесено городское освещение, ассенизационный обоз, очищение площадей и мест, находящихся в ведении городского управления, вид набережной реки Ангары, недостаточность приспособлений для получения чистой воды из р. Ангары и поливки улиц с наиболее развитым движением, площадь Хлебного базара.

Неотложной необходимостью губернатор П.И. Моллериус назвал устройство приспособлений для получения водовозами наилучшего качества питьевой воды. Иркутский губернатор просил городского голову своим личным влиянием оказать поддержку делу оздоровления города. Генерал-губернатор А.И. Пантелеев, названный иркутским губернатором главным начальником края, считал, что поскольку Иркутск являлся одним из немногих городов с совершенным отсутствием долга, располагая к тому же массой учреждений, не только устроенных на пожертвованные частными лицами средствами, но в большинстве и обеспеченных жертвователями, то город мог тратить на свое наружное благоустройство значительную часть доходов, расходуя для этой цели и те суммы, которые в других городах неизбежно поглощались нуждами народного просвещения и общественного призрения. В декабре 1902 г. «Иркутские губернские ведомости» писали: «Вопросы о текущих нуждах городского благоустройства, если только не возникало, через чур уж настойчивых требований со стороны администрации, как-то безмолвно признавались преждевременными. К чему приводить в порядок загаженные до невозможности базары и улицы? К чему настойчиво ограждать от загрязнения Ангару? К чему усиливать нищенское керосиновое освещение? К чему ремонтировать гниющие и разваливающиеся городские лавки? Ведь, не сегодня, завтра у нас будут в руках занятые 2,5 млн руб., а следом за ними с неба свалятся, и мостовые, и водопровод, и электрическое освещение, и трамвай и каменный гостиный двор».

Иркутский губернатор П.И. Моллериус не оставлял своих попыток решить вопрос о снабжении населения Иркутска доброкачественной водой и в 1903 г. предложил городской управе разработать проект водоснабжения г. Иркутска к наступлению весеннего времени. Вопрос о предоставлении населению в пользование доброкачественной воды имел исключительно важное значение для предохранения населения от эпидемических заболеваний. После обращения губернатора дума приняла решение устроить три паровые деревянные водокачки: две для города и одну для Знаменского предместья. Город намерен был устроить водокачки временно, предполагая впоследствии обзавестись водопроводом.

Городская управа, не находя возможным обременять городской бюджет в будущем расходованием по содержанию водокачек, предложила установить плату за отпускаемую из водокачек воду. Рассмотрев соображения управы, Дума поручила ей построить уже две паровые водокачки, покрыв расходы по их постройке, а также и по содержанию в 1903 г. путем займа в банке Е. Медведниковой под залог городского недвижимого имущества. Однако уже в мае было решено строить не две водокачки, а одну, вторую же водокачку не строить, а арендовать на берегу р. Ангары против Амурской улицы у Н. Курбатова и Г. Русанова. Сбор за воду городская управа предложила назначить по 15 коп. за 100 ведер или по 5 коп. за сорокаведерную бочку.

Управа предложила организовать сбор платы за воду следующим образом: в каждую водокачку для отпуска воды и взимания за нее плату должен быть назначен сборщик с содержанием в 40 руб. в месяц, плату за воду сборщик должен получать не деньгами, а марками, продажа которых должна производиться только из кассы управы. Для контроля же за правильным поступлением сбора необходимо было установить к каждой водокачке счетчик, показания которого контролер городских сборов ежедневно утром, перед началом отпуска воды и вечером, по прекращении такового должен отмечать в особых, выдаваемых для того управой книгах. Содержание двух водокачек – Малыгинской и Казарменской обошлось бы городу до 5 000 руб. ежегодно.

Предложение управы о сборе на воду вызвало оживленное обсуждение среди гласных. Так, Я.Г. Патушинский высказался против установления сбора за воду ввиду того, что водой из водокачки на Казарменском взводе пользовались беднейшие жители города, да и сама вода была вряд ли хорошего качества. В.И. Тышко указал на финансовую сторону дела – водокачка была построена на заем и требовала расхода, поэтому он предложил отдать водокачки в аренду с торгов. И.С. Фатеев высказался решительно против налога на воду как на предмет первой необходимости. П.Р. Кравец предложил установить плату не только за бочку, но и за бочонок, а с ведра совсем не взимать. В результате дума большинством голосов постановила установить сбор за отпускаемую из Казарменской и Знаменской водокачек воду в размере 5 коп. с бочки и по 2 коп. с бочонка, с ведерного же разноса плату не взимать и водокачки сдать в аренду с торгов.

22 июня 1903 г. Б.П. Шостакович как городской голова принял участие в закладке памятника императору Александру III наряду с высокопреосвященным Тихоном, бывшим генерал-губернатором членом Государственного совета А.И. Пантелеевым, и.д. генерал-губернатора В.Н. Булатовым. Идея воздвигнуть памятник Александру III принадлежала А.И. Пантелееву, который хотел увековечить свое имя в Иркутске. Иркутская городская дума отнеслась не особо сочувственно к этой затее. Гласные полагали, что в Иркутске, где еще нет мостовых, рано ставить монументы.

Б.П. Шостакович служил в должности городского головы чуть больше года. Это небольшой срок для того, чтобы оценивать его вклад в развитие города. Однако можно отметить тот факт, что Шостаковичу в этот период пришлось тесно работать с царской администрацией, за борьбу против которой он был сослан в Сибирь, а также принимать решения не социально ориентированного характера, такие как плата за воду, для того чтобы выполнить просьбу иркутского губернатора.

Землеволец Л.Ф. Пантелеев, в прошлом сибирский ссыльный, приводя Б.П. Шостаковича в пример верности идеалам революционных шестидесятников, отмечал, что «замечательные деловые способности и нравственная безупречность везде выдвигали его и внушали к нему уважение». 

Литература

  1. Шостакович Б. С. Революционер-шестидесятник Болеслав Шостакович в сибирской ссылке // Ссылка и общественно-политическая жизнь в Сибири (XVIII – нач. ХХ в.). Новосибирск, 1978. 
  2. ГАИО. Ф. 70. Оп. 3. Д. 1030. Л. 7. об., 9.; Д. 1672. Л. 19; Д. 1704. Л. 10., Л. 11. об., 12., 15., 15 об., 134 об.; Д. 2527. Л. 77-79.
  3. Известия Иркутской городской думы. 1903. Т. 2. № 11-12. С. 26, 30-31.
  4. Иркутские губернские ведомости. 1902. № 269. 5 дек. С. 3.
  5. Иркутская летопись 1661–1940 / сост. Ю.П. Колмаков. Иркутск: «Оттиск», 2004. С. 152.
  6. Попов И. И. Забытые иркутские страницы. Записки редактора. Иркутск, 1989. С. 122-123.
  7. Иркутск: энц. словарь. Иркутск: Комсомольская правда-Байкал, 2006. С. 357.
  8. История иркутского рода Шостаковичей в контексте проблемы генезиса сибирской интеллигенции // Традиции сибирской интеллигенции: материалы междунар. науч.-практ. конф., 7–8 окт. 1998 г. Иркутск, 1999. С. 20–25.
  9. Гаврилова Н.И., Гаращенко А.Н., Колмаков Ю.П. Городские головы // Земля Иркутская. 2001. № 16. С. 31.
  10. Шульга Т. Пережили вместе все невзгоды // Красное знамя. 2008. № 146 (2593). 1 нояб. С. 10.
  11. Нардова В.А. Городское самоуправление в России в 60-х – начале 90-х годов XIX в. Правительственная политика. СПб.: Наука, 1994. С. 118-119.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркутск. Историко-краеведческий словарь. - Иркутск, 2011 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 10 апреля 2019

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.