Шахеров, Вадим Петрович. Интервью с историком

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Известного учёного беспокоит то, что иркутяне безразличны к своей истории

У любого города должен быть свой музей. По-хорошему, создавать его нужно прямо со дня основания города. То, что для современников кажется обыденным и неинтересным, для потомков становится настоящим сокровищем. Немногие из современников осознают это, и, быть может, именно поэтому почти триста лет Иркутск жил без своего "персонального" музея. В городе были музей декабристов, краеведческий и множество других. А музея города не было. Хотя идея, что называется, витала в воздухе давным-давно. Своим появлением на свет Музей истории Иркутска во многом обязан его нынешнему директору, кандидату исторических наук, доценту Вадиму Шахерову. Для этого человека историческая наука — неотъемлемая часть жизни.

Историком мне помогли стать учителя

— С выбором профессии я определился сам еще в школе, — рассказывает Вадим Шахеров. — Родители никогда не навязывали мне своей воли: тебе жить, ты и решай. Мне повезло: историю у нас вел удивительный человек, директор школы Ислам Сайфутдинов. Он никогда не вдалбливал свой предмет ученикам, вел занятия весело, непринужденно. Он часто советовал нам читать исторические романы: ведь в сюжет вплетено описание каких-то событий, которые из художественной книги легче понять и усвоить, чем со страниц учебника.И еще один человек помог мне стать историком — учительница литературы Алла Лапина. С ней мы собирали материалы о герое Советского Союза Масловском. Ездили в Читу к сестре героя, в Ленинград — к местам боев. Принимали участие в установке памятника в Нижнеудинске... Не знаю, как кому, но мне все это было ужасно интересно, и к моменту окончания школы я ни минуты не колебался с выбором профессии.

"Только ленивый не стал бы заниматься наукой" 

Вадим Петрович рассказывает, что когда он сдавал вступительные экзамены в госуниверситет, конкурс на истфак был девять человек на место. Многие, не поступив с первого захода, делали вторую, третью попытки, поступали после армии. Вот вам и престиж гуманитарного образования!

В университете Шахеров учился у мэтров иркутской университетской науки — Федора Кудрявцева, Сергея Шостаковича. Лекции читали историки, у каждого из которых уже была своя научная школа, так что образование того времени можно вполне причислить к академическому типу. Примером служения науке для молодого студента стал преподаватель Семен Федорович Коваль, один из крупнейших декабристоведов страны.

— Мне кажется, общаясь с такими людьми, только ленивый не стал бы заниматься наукой, — признается Вадим Петрович.

Как за 120 рублей в месяц делали науку 

Первые научные работы Шахерова были очень далеки от его сегодняшнего направления. Со временем интересы молодого ученого переключились на историю родного края.Сначала — XVII век, первые русские походы на Байкал. Затем, уже в аспирантуре, — XVIII век Сибири...Чтобы добыть нужную информацию, приходилось часто выезжать в разные города страны. О том времени Вадим Петрович вспоминает с нескрываемой теплотой и очень сожалеет, что у нынешних молодых исследователей нет таких возможностей:

— Я не завидую нынешним аспирантам. Из-за отсутствия средств на командировки они вынуждены довольствоваться только тем, что есть под рукой. Когда сегодня им рассказываешь, как при 120-рублевой зарплате я мог, к примеру, спокойно поехать в Ленинград и неделю работать там в архивах, некоторые верят с трудом.

"Гаражи" или "Музей"? 

Когда создание музея истории города перешло из области пожеланий в область реальных действий, встал вопрос о том, кому доверить это серьезное дело. Выбор пал на Вадима Шахерова, к тому времени уже известного своими работами по истории Сибири.

— Меня пригласили в середине 90-х, — рассказывает Вадим Шахеров. — Проблем было много, причем это очень мягко сказано. В первую очередь — финансовых. Борис Говорин, тогда мэр Иркутска, с большим пониманием отнесся к делу. Мы получили средства, развернули работу. Решился вопрос о помещении.Конечно, хотелось бы, чтобы для такого дела было отведено здание в центре города, с большими залами... Рассматривался даже вариант использования Спасской церкви, которая стоит на месте бывшего острога. Это одно из самых старых зданий Иркутска... Но в итоге получили то, что получили. Главное, что в 1996 году музей начал работу. Тогда нам говорили, что это только начало и со временем у музея будут новые помещения. В какой-то мере так и вышло, у нас уже есть два филиала. Но по мере накопления материалов потребность в новых площадях чувствуется все острее....Музей города расположен на улице Чайковского. Автобусную остановку, от которой ближе всего дойти, по-прежнему называют "Гаражи", хотя "Музей истории города Иркутска" — ее официальное название. Водители маршруток, если им сказать: "Остановите у музея Иркутска", удивленно переспрашивают: "Где-где?" Даже местные жители сначала удивленно оглядываются: "А что, здесь музей есть?" Но потом, вспомнив, все-таки показывают дорогу.Между тем здесь собраны поистине уникальные экспонаты. В фондах хранятся документы, которые могут стать настоящим Клондайком для историков.

Выставка на месяц 

— Наш музейный фонд начинался примерно с 700 фотографий и документов. Сейчас в нем уже более 50 тысяч экспонатов. Нынешнее помещение, наши пять залов, серьезно сдерживают развитие. Некоторые выставки мы открываем на месяц-два, дольше держать просто не можем, нужно готовить другие...У нас готовы материалы по фото- и киноделу Иркутска. Есть отличная коллекция фотоаппаратов. Имеется богатейший фотофонд дореволюционного Иркутска, и не просто разрозненные фотографии! Там представлены работы 52 фотографов, это несколько поколений мастеров. На будущий год вместе с фотообществом мы планируем организовать большую выставку, охватывающую период с середины XIX века до современности.Вадим Петрович говорит о необходимости создания в Иркутске литературного музея, музея боевой славы города, музея национальной культуры. Для этого есть все, кроме двух вещей: помещения и денег.

Свалка истории

Директора музея очень беспокоит безразличие иркутян к своей истории. Оно начинается с непонимания тех, кто мог бы оказать реальную помощь и заканчивается... в семьях.

— К сожалению, часто люди очень легкомысленно относятся к своим семейным реликвиям. Нам не раз приносили фотоальбомы или предметы старины, подобранные на свалке или в макулатуре, — с болью говорит Шахеров. Молодым, растущим, сильным — мешают жить бабушкины альбомы и шкатулки, весь этот старый хлам, место которого — на помойке. Во всяком случае, мы часто так считаем. Своих бабушек и дедушек мы помним нудными дряхлыми стариками, нам безразлично, какую жизнь они прожили... Семейные реликвии распродаются, выбрасываются, теряются. Пропадают маленькие истории семей. Но ведь город — это лишь во вторую очередь предприятия, дома и улицы. В первую — люди. Нет людей — нет города, нет истории иркутян — нет истории Иркутска. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Интервью | Автор(ы): Давыдов Андрей | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2004 | Дата последней редакции в Иркипедии: 29 июля 2019

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.