Селькупы // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

СЕЛЬКУПЫ, народ, проживающий в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа и др. районах Тюменской области, в Каргасокском, Парабельском, Верхнекетском районах и на сельских территориях Колпашевского горсовета Томской области, а также (небольшая группа) в Туруханском районе Красноярского края. Современный этноним про­исходит от самоназвания одной из наиболее крупных территорориальных группировок севера Селькупы: солькуп (на реке Таз) или шолькуп (река Турухан) — «таежный человек».

В дореволюционной этнографической литературе именовались обычно остяко-самоедами, остяками. Южные селькупы, в составе которых различалось несколько этнотерриториальных групп, имели другое самоназвание. Жители бассейнов обских притоков Тыма и Парабели называли себя чумыль-куп — «земляной человек», обитатели бассейна Кети (правый приток Оби) — суссе кум или шош кум — «таежный человек». Этноним селькупы, введенный в 1930-е гг., первоначально был при­нят только северной группой. В Томской области, у южной группы этого народа, он утвердился только в 1970-х гг.

По данным переписей, общая численность селькупов состав­ляла: 1939 - 2 604 чел., 1959 - 3 704, 1970 - 4 249, 1979 - 3 518, 1989 - 3 564, 2002 - 4 249 чел.

По антропологическому типу селькупы относятся к уральской переходной расе (при участии европеоидной примеси).
Селькупский язык причисляется к подгруппе са­модийских языков уральской языковой общности. Большая этническая территория при малой численности населения предопределяет сложность внутреннего деления селькупского языка. Среди лингвистов и этнографов нет единого мнения о количестве в нем наречий и диалектов. Языковые отличия между северными и южными диалектными группами весьма существенны, что препятствует свободному языковому общению. В конце XIX в. Н.Г. Григоровским была предпринята неудачная попыт­ка создания селькупской письменности. В начале 1930-х гг. Г.Н. и Е.Д. Прокофьевы разработали селькупский алфавит на основе латинской графики. С 1937 селькупская письменность переведена на русскую графическую основу.

Предположительно с XVII в. селькупы разделены на 2 территориальные группы — южную, нарымскую и северную, тазовско-туруханскую. Южные (нарымские, или среднеобские) селькупы являют­ся прямыми потомками носителей кулайской культуры, существовавшей в Среднем Приобье в V в. до н. э. — V в. н. э. С этой историко-культурной общностью исследователи связывают происхождение всех народов самодийской языковой подгруппы. Непосредственным преемником кулайцев в Среднем Приобье, по мнению археологов, являлось насе­ление, создавшее рёлкинскую культуру (VI—VIII вв. н. э.). Многие элементы хозяйственного уклада, орудий труда и быта релкинцев имеют аналоги с селькупским этнографическим материа­лом. Северные селькупы  образовались в результате ухода в XVII в. части самодийского населения со Средней Оби на север, в бассейн Верхнего Таза и левого притока Енисея реки Турухан. Окончательное этническое оформление этнографической группы северных селькупов за­вершилось лишь в XIX в. Наряду с собственно селькупским компонентом в состав северных селькупоы вошли семьи энецкого, кетского и хантыйского происхождения.

Этногенез селькупов связывается с историей формирова­ния древних самодийских народов Западной Сибири в рамках концепции их южносибирского происхождения. Однако селькупы занимают в этом процессе несколько обособленное место. Территория Нарымского и Томского Приобья, которая является автохтонной для селькупов, в конце I тыс. до н. э. — середине I тыс. н. э. входила в состав кулайской культурной общности и представляла собой северную, таежную периферию самодийцев. В Среднем Приобье с середины II тыс. н. э. традиции кулайцев наследует релкинская археологическая культура, которая иденти­фицируется в этнокультурном плане как праселькупская. На протяжении 1-й половины II тыс. н. э., когда под воздейст­вием тюрок южные самодийцы переселяются в приполярные районы Западной Сибири и горно-таежные районы Южной Сибири, селькупы практически избежали иноэтнического влияния. Поэтому селькупы в большей мере, чем какой-либо другой самоедоязычный народ, со­хранили другую самодийскую основу. В то же время широ­кая территория расселения и последующее переселение части селькупов на север, в бассейны рек Таз и Турухан, обусловили достаточно интенсивные контакты с соседями и включение в состав селькупов тюркских, кетских, хантыйских, эвенкийских и северосамодийских культурных компонентов, что нашло отражение в современной культуре этого народа. В настоящее время нарымская группа селькупов сильно русифицирована, северная же, даже в условиях довольно интенсивных культурных и брачных контактов с кетами и эвенками (в верховьях р. Таз до 3/4 браков, заключенных селькупами межнациональны), сохраняет свою этническую самобытность. В частности, в этом районе селькупский язык, наряду с русским, является разговорным в среде разноэтнического коренного населения.

Традиционная социальная организация селькупов сложна и недостаточно изучена. В прошлом у селькупов выявляются следы бытования родового и фратриального деления. В 1-й половине XIX в. у северных селькупов существовали 2 экзогамных объединения — фрат­рий, 1-е из которых именовалось «орла половинный род», а 2-е — «кедровки половинный род». Фратриальное деление обнаруживается и у южных (тымских) селькупов, в состав которых входило несколько кровных родов с тотемическими названиями «вороний», «медвежий», «лебяжий», «глухариный», «журавлиный» и т. д. Судя по фольклорным материалам, некогда все эти роды имели в общественной собственности охотничьи и рыболовные угодья. С конца XIX в. во всех регионах расселения селькупов основной общественной единицей становится соседская община, объединявшая хозяйства, принадлежавшие к различным этнотерриториальным группам и связанные между собой не кровным родством, а со­седскими узами. Общинники совместно пользовались охотничьими угодьями, коллективно устраивали заграж­дения на реках — запоры для ловли рыбы, добывали осенью линных гусей. Прочно бытовал обычай соседской взаимопомощи, согласно которому семьи, лишившиеся кормильца, престарелые и одиночки имели свою долю во всех коллективных промыслах.

Общественное неравенство, развившееся в среде селькупов еще до вхождения Нарымского края в состав России и вы­разившееся в выделении правящей военной верхушки — князцов, было закреплено русской администрацией, а после принятия Устава об управлении инородцами приобрело статус закона. Согласно Уставу, на всей территории расселения селькупов были созданы административные волости (роды), во главе которых стояли князцы и старшины. В их функции входил сбор ясака — дани, вносившейся шкурками пушных зверей (соболей, куниц, песцов, белок) или деньгами. Они же занимались разбором конфликтных си­туаций, связанных с наследованием имущества, земельными и долговыми спорами, хищениями и т. п. обстоятельствами, руководствуясь нормами обычного права, традиционными нравственными установками и общественной моралью. После Октябрьской революции, когда прежние органы административного управления были упразднены, в местах расселения селькупов были созданы ту­земные (впоследствии сельские) советы.

Селькупы, считаясь официально крещеными, продолжали сохранять другие религиозные представления и обряды. Для них были характерны анимистичные представления об окружа­ющем мире. Добрым началом являлось божество Ном (Нум), олицетворявшее небо. Злое начало представлял дух Кызы, обитающий под землей. Кызы имел множество духов-помощников, которые, «как ветер», проникали в тело человека через кожу и вызывали болезни, поедая тот или иной орган. Считалось, что они вселялись в человека в виде червяка или насекомого и двигались по кровеносным сосудам. В случае болезни селькупы обращались к шаманам, духи которых вступали в борьбу со злыми духами. Поэ­тому шаман, приступая к лечению больного, задавался целью выгнать непрошеного гостя из тела больного. Духи (лозы) шамана «гоняли» в человеке злых лозов, стараясь выгнать их на поверхность тела. Со смертью человека злые лозы не гибнут, а «уходят на ветер» и проникают в другое тело. Болезнь объяснялась и тем, что злой дух якобы похищал у человека одну из его душ. В таких случаях шаман отправлялся на поиски похищенной души; если ему удавалось найти ее и водворить на место, больной выздоравливал, в противном случае — умирал.

Селькупы поклонялись духам-хозяевам леса (мачиль лоз), воды (уткыль лоз) и т. п. Чтобы обеспечить успех в промысле, им приносились жертвы. Одним из своеобразных обрядов в шаманстве селькупов была церемония «оживления» бубна и других предметов ша­манского облачения. В представлениях селькупов бубен был оленем, на котором шаман путешествовал на небо или в подземный мир. Действо, продолжавшееся 10 дней, происходило весной и приурочивалось к весеннему прилету птиц. Центральной частью церемонии считались путешествие на юг, в оби­тель Нома — страну, «где светят семь солнц, где камень до неба достает», и возвращение обратно. Возможно, это представление отражает почитание селькупами предков, живших в высокогорной стране на юге (на Саянах).

Шаманский дар у селькупов обязательно передавался по на­следству. Обычно один из сыновей наследовал его от отца, матери или деда. В шаманстве активную роль играли сексуальные мотивы: молодой шаман вступал в сексуальную связь с мачин лозыт наля — дочерью хозяина леса.

[caption id="attachment_10055" align="alignleft" width="619"] Оленеводы Севера[/caption]

К настоящему времени можно констатировать полную утрату значительной частью селькупских семей традиционной культуры и родного языка. Большой удар по селькупскому языку нанесло образование в 1930 г. Тымовского национального района, куда стали стягиваться селькупы со всей области. Говорившие на фонетически чрезвычайно обособленных диалектах, они вынуждены были принять в качестве языка «междиалектного» общения русский язык, который и стал доминирующим. В настоящее время более 70 % мужчин в возрасте от 30 до 50 лет у южных селькупов не владеют селькупским языком. Молодые мужчины его не знают вообще. Несколько лучше ситуация у женщин. В целом по России в 2002 г. селькупский язык считало родным 25,3 % селькупов.

Было бы, однако неверным делать на этом основании вывод об исчезновении селькупов как самостоятельной этнической единицы. Этническое самосознание селькупов растет. Начата работа по реабилитации селькупского языка. Селькупская письменность была создана в начале 30-х годов на латинской графической основе, в 1937 г. переведена на русскую графику, однако с середины 50-х гг. она прекратила существование и была фактически создана заново на основе тазовского диалекта в 80-е годы. В настоящее время селькупский язык преподается в начальной школе. Коллектив лингвистов Томского педагогического университета разрабатывал учебные пособия для селькупских национальных школ: букварь и учебник по развитию речи для первого класса, учебники по языку, методические рекомендации, дидактический материал, звуковые приложения к урокам и т. п. Педагогические кадры готовятся в основном в Томском педуниверситете и частично в РГПУ им. Герцена. В селе Иванкино Колпашевского района предусматривалось создание этно-культурного центра селькупов.

Органы управления и самоуправления

В структуре администрации Томской области работает отдел, занимающийся проблемами селькупского населения и других коренных народов. В районах эти проблемы курирует один из заместителей глав администраций, а также сельские территориальные управления. Постановлением главы администрации Томской области (1993 г.) Иванкинскому сельскому совету, где живет основная часть колпашевских селькупов, присвоен статус национального.

Начало организации самоуправления положил учредительный съезд селькупов Томской области, состоявшийся в 1989 г. На нем присутствовали представители всех административных районов, где проживают компактные группы селькупов. Съезд образовал Томскую областную ассоциацию коренных малочисленных народов Севера «Колта Куп» (обские люди), принял решение о создании селькупских общин. Позднее были созданы ее районные и сельские отделения. Руководящим органом Ассоциации является координационный совет во главе с Президентом.

Северная группа селькупов, живущая в Ямало-Ненецком автономном округе, входит в состав окружной ассоциации «Ямал-потомкам», имеет в ней свое районное отделение.

Правовые документы и законы

В Томской области принят ряд нормативных и законодательных актов, направленных на защиту прав селькупского населения, развития его экономики и культуры: Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве» (1996), Целевая программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Томской области до 2000 года», издано несколько постановлений Губернатора области о финансировании мероприятий по развитию экономики и культуры коренных малочисленных народов Севера. В Ямало-Ненецком автономном округе создана довольно обширная законодательная база (Законы «Об оленеводстве», «О рыболовстве», «Об особо охраняемых природных территориях», «О местном референдуме» и др.), действие которой распространяется и на селькупов.

Современные проблемы окружающей среды

Интенсивное промышленное развитие Севера Томской области оборачивается для селькупов, других коренных народов серьезными экологическими проблемами. Вода в реке Оби, по берегам которой расположены многие селькупские села, загрязнена бытовыми стоками и отходами промышленного производства и непригодна для питья. Об этом, особенно весной, жителей предупреждают по областному радио. Между тем во многих селах нет системы централизованного водоснабжения, зачастую отсутствуют даже колодцы. Рыба в реке заражена. Из-за загрязненности снизилась кормовая база в Оби, с каждым годом падают уловы. В условиях экономического кризиса процветает браконьерство. Охрана угодий из-за отсутствия финансирования осуществляется плохо. В районах области нет служб, которые бы систематически отслеживали экологическую ситуацию. Радиационную обстановку в области никто не изучает, между тем, серьезное беспокойство людей вызывают участившиеся случаи падежа домашних животных, пораженных лейкозом, другими непонятными заболеваниями. Охотники и рыбаки все чаще добывают рыб-мутантов, лосей с пораженной печенью, непонятными новообразованиями. По данным учетных работ численность лося за последние 5 лет сократилась в различных районах области от 30 до 60 %, практически исчезла популяция дикого северного оленя.

Перспективы сохранения селькупов как этноса

Специалисты рассматривают будущее селькупов весьма пессимистично. Томские селькупы почти полностью обрусели. Велик процент смешанных браков. Сходная ситуация и в других районах Томской области. У северных селькупов современная этно-культурная ситуация складывается более благоприятно. Здесь меньше степень промышленного освоения региона, лучше знание родного языка, больше мононациональных браков, значительная часть населения занята традиционными промыслами. Будущее народа в равной степени зависит от сохранения природного ландшафта, государственной поддержки и развития собственного самоуправления селькупов.

 Читайте также

Ссылки

  1. Селькупы. Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации: официальный сайт.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири