«Расселение бурят и их соседей в конце XVI - первой половине XVII в.» // Нанзатов Б.З. (2011)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Автор: Нанзатов Баир Зориктоевич – кандидат исторических наук, научный сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. E-mail: nanzatov@yandex.ru.

В конце  XVI  в.  территория  Прибайкалья представляла собой своеобразную вольницу монгольского мира. Официально территория Западной Бурятии практически не входила ни в какие государственные образования Монголии, хотя монгольские правители, в основном джунгарские князья, пытались ввести эту территорию в состав своих государств, но все их попытки в основном сводились к непостоянным вторжениям и обложениям единовременными налогами, т. е. практически откупами местной знати. Лишь верховья Оки, очевидно, входили в состав государства Алтан-ханов. Что касается Восточной  Бурятии, то ее степные пространства являлись неотъемлемой частью владений халхаских ханов Сэцэна и Тушету. Кроме того, очевидно, территории, населенные дагурами на крайнем востоке Бурятии и в Зейском регионе, имели особый политический статус в монгольском мире.

По косвенным данным, полученным русскими от соседних народов, среди бурят происходили неоднократные внутренние столкновения, что указывает на попытки создания централизованного государственного образования либо нескольких крупных центров. По материалам бурятских преданий, касающихся времени, предшествующего проникновению русских, становится известно, что, по крайней мере, три крупных племенных союза претендовали на главенство в этом регионе.

Крупнейшим, по всей видимости, было объединение булагатов, территория расселения которого распространялась по долине р. Ангары и ее притоков – Куды, Иды, Осы, Иркута, Китоя, Унги.

Другое крупное племенное объединение составляли эхириты, ареалом проживания которых были верховья Куды, Мурина,  Лены,  долина р. Баянзурхэ (Манзурки).

Третьим союзом, претендовавшим на доминирование в Прибайкалье, являлись сэгэнуты, расселявшиеся по северной периферии булагатского и эхиритского массивов, в верховьях Лены и по течению Ангары, ниже впадения в нее Унги, и частично по Илиму.

По данным устных преданий известно, что примерно в конце XVI в. в Прибайкалье появились хори – репатрианты с территории современной Внутренней Монголии, где они находились в течение нескольких веков. Хоринцы в пределах Прибайкалья поселились  на  о.  Ольхон и в  приольхонских  степях,  соседствуя с эхиритами и сэгэнутами. Кроме того, хоринцы располагались анклавами в долинах Итанцы, Баргузина, в районе Бады и Аги.

Этот период также характеризуется для бурятского населения экспансией в западном и северо-западном направлениях. Булагаты, в частности под предводительством ашибагатов, расселились вплоть до Бирюсы, в долинах среднего течения рек Ока, Ия и Уда.

Сэгэнуты либо уже отделившиеся от них икинаты продвинулись вниз по Ангаре до впадения в нее Оки, т. е. в район современного Братска. Одной из целей продвижения бурят в этих направлениях было объясачивание местного населения.

В конце XVI – начале XVII в. соседями бурят в Прибайкалье были тюркские, тунгусские и енисейские племена. Тюркоязычные племена сойот, иркит и кайсот занимали горные районы верховий Оки и Иркута, притоков Ангары. Тофалары, в состав которых входили племена хааш, сары-хааш, чогды/чогду, ак-чогды, кара-чогды/кара-йогды, чэптэй расселялись также в горах Восточного Саяна в верховьях Уды.

Со всех сторон бурятское население окружали тунгусские племена, занимавшие свою экологическую нишу – различные таежные массивы, окружавшие остепненные районы речных долин. Среди тунгусов того времени известны племена: камчагиры, шамагиры, кумкагиры, калягиры, топорки, намясинцы и др.

Кроме того, в XVI – начале XVII в. на западе региона существовали енисейские племена маторов, югдинцев, шуртосов.

Этнические границы во второй четверти XVII в.

Этнические границы бурятского населения Прибайкалья можно восстановить довольно точно, исходя из материалов русских донесений и отписок [7; 3, с. 53–68]. В общем границы расселения бурят были таковы: самая западная окраина – долина Уды/Чуны в ее среднем течении; далее к востоку бурятское население отмечалось по рекам Ие и Оке, вплоть до впадения их в Ангару; северо-западная окраина расселения, – по-видимому, устье р. Вихоревой. К югу по Ангаре, вдоль западного берега до самых ее истоков бурятское население было сплошным. Большие группы бурят встречаются в долине р. Унги. Южные пределы расселения проходили по долине Иркута и его притоков.

Вдоль восточных  берегов  Ангары, а также в долине р. Уды располагалась северная группа бурят. К югу густозаселенными были долины рек Обусы, Кахи, Осы, Иды. В территориальную группу можно выделить население долины Куды и ее притоков. Долина Куды, в свою очередь, плавно соединялась с долиной верховьев Лены. Там большие группы бурят занимали все земли, пригодные для номадизма; в северном направлении они проникли вплоть до Тутуры.

Прилегающим к кудинским и верхоленским степям был район западного побережья оз. Байкал, ограниченный с  севера  землями  напротив  о.  Ольхон –       густозаселенного района, с юга – р. Голоустной.

Крупнейшим племенным союзом были булагаты, известные в XVII в. как булгатцы/булганцы/булгадаи/булбудаи. Булагатское объединение располагалось в верховьях Унги на западе, в долинах Осы, Обусы, в верховьях Иды и в среднем течении Куды на востоке.

Следующим по численности объединением были эхириты, также известные под названием «икирежи». Местами их расселения в XVII в. служили верховья Куды (на юге) и Лены, долины ее верхних притоков, вплоть до впадения в реки Лену и Тутуру.

В верховьях Лены помимо эхиритов располагалось   объединение   сэгэнутов, именуемых «цынгогары/Цыганов улус».

Северо-западной группировкой были  икинаты,  по  русским  документам  –       «игнатцы/игнатцкие татары». На севере их земли простирались  до  устья р. Вихоревой, на юге – до современного Балаганска; на юго-востоке в пределы их влияния попадали бурятские племена долины Уды.

Самым западным союзом племен были ашибагаты/ашехабаты (далее окинские. – Б. Н.) [8; 9, с. 37–52]. Места проживания окинских ашибагатов простирались до Бирюсы на западе, по среднему течению Уды/Чуны, долине Ии, на востоке – в долине р. Оки в ее среднем течении.

В долине Алари независимым племенем являлись шарануты. К юго-востоку от них вдоль Ангары до самых ее истоков расселялись хонгодоры.

В среднем течении и устье Иды, по восточному берегу Ангары до Балея кочевали готолы/котелы/готелы. В первой половине XVII в. близкой с ними политики придерживались и янгуты, жившие по среднему течению Осы.

На стыке рек Иды, Куленги и Куды русскими были расселены буряты племени алагуй/ангульцы/алгуи. В долине Куды и по Голоустной жили ашибагаты/ сипугаи/асипугаты (далее кудинские. – Б. Н.). В верховьях Куды в первой половине XVII в. находилось объединение, известное под названием «батулинцы». На Ольхоне и прилегающих к нему западных берегах Байкала расселялись хори, обозначаемые русскими «коринцы».

В южной части, в устье р. Иркут расселялись шошолоки/цысолики. В среднем течении Иркута – тэртэ/тураевцы [6; 8; 4; 7].

Все перечисленные выше общности в первой половине XVII в. были военно-потестарного типа (далее ВПО. – Б. Н.). Большинство их сформировалось из различных этнических и территориальных групп населения под влиянием обострившейся обстановки. Причиной стало появление русских военных отрядов, задачей которых было покорение местных племен для дальнейшего обложения их ясаком в пользу царской казны. Поэтому номады, находившиеся прежде в общинно-кочевой стадии, переходят к военно-кочевой.

В военно-кочевую эпоху происходят процессы, о которых Г. Е. Марков пишет: «На первый план выдвигались военные и политические интересы, а интересы скотоводческого хозяйства отходили временно на второй план… Семьи, скотоводческие группы и объединения начинали выступать как подразделения военной организации, выставлявшие определенный контингент ополчения. Возрастало единство племен и кочевого народа в целом. Упорядочивались высшие звенья племенной структуры, превращавшиеся из ответвленных генеалогических понятий в реальные военные соединения и политические образования… Племенная номенклатура временно заменялась военной структурой, построенной по десятеричному принципу.

Не следует, однако, полагать, что военная, даже десятичная структура противоречила кочевнической племенной организации. Например, десятки тысяч, тысячи и т. д. в монгольском войске соответствовали большей частью прежним большим и  малым  племенам,  а  сотни – более мелким их подразделениям. Десятичная система усиливала смешанность племенного состава, но поскольку родственный принцип в организации кочевников играл лишь идеологическую, формальную роль, то временная замена его централизованной организацией, при сохранении   скотоводческого   экономического базиса, ничего в принципе не меняла» [5, с. 88].

Всем этим положениям, вплоть до создания десятичной системы, в XVII в. соответствовала военно-потестарная общность булагатов, основой которой были малые булагатские племена, а также некоторые соседствующие с ними группы (хурумша, абаганаты и др.), прежде не входившие в состав большого племени булагатов.

В отличие от них, группировки эхиритов, хори, хотя и объединялись из составных частей в виде малых племен, рамки их военно-потестарных общностей не простирались за границы большого племени, т. е. были общностями, сформировавшимися на общинно-кочевой стадии.

Батлаевцы/батулинцы состояли в основном из племен, прежде входивших в большое племя булагатов, но будучи отдаленными от основного ядра унгинскоосинских «больших булагатов (братов)», проводили собственную политику, т. е. представляли так называемых «малых булагатов (братов)», таким образом, указывая на исходную свою малую родину.

Хонгодоры несколько отличались тем, что были недавними насельниками Приангарья, у которых еще не сформировались общегенеалогические предания как средство идеологического единства новообразования.

Ашибагаты кудинские, алагуевцы, готолы, янгуты, шарануты, шошолоки и тэртэ как ВПО, по-видимому, состояли из малых племен.

В состав сэгэнутского объединения входили помимо малого племени сэгэн общности дурлай, тугут, хайтал и др.

Также отличались от остальной массы ВПО бурят общности ашибагатов окинских и икинатов. По-видимому, эти две группировки, находившиеся на крайнем западе и северо-западе, проводили агрессивную политику в отношении местных  коттских,  тунгусских  и  тюркских охотничьих и  оленеводческих  племен, о чем свидетельствуют донесения русских служивых людей. Продвижение на запад и северо-запад было остановлено встречным движением агрессивного Московского государства, стремившегося расширить восточные рубежи путем завоевания таежной полосы Евразии. В состав ашибагатов окинских  входили все ныне известные малые племена территориальной группы нижнеудинских бурят на западе, а также шарайты унгинско-окинские и тэртэевцы унгинские на востоке. Основа этой общности – малое племя ашибагат, расселявшееся в пределах среднего течения рек Оки, Ии и их притоков.

В состав икинатского объединения, помимо самих икинатов, расселявшихся в пределах побережья Ангары от впадения в нее Оки до Тарея, входило еще несколько малых племенных групп. На наличие в составе икинатов других племен указывают некоторые данные. Северо-западным подразделением икинатского объединения, судя по материалам генеалогических преданий, были зоты [2, с. 332–333]. С юга к икинатам примыкали малые племена быкотов и зунгаров, расселенных вдоль западного берега Ангары к северу от булагатов: быкоты – севернее, зунгары – южнее. Есть основания полагать, что в состав икинатов входили хурхуты, которые, вероятно, располагались между собственно икинатами и букотами. В составе икинатов были также бурятские племена нагатай и занги/зунги/зангей. Этноним нагатай к тому же связан с хоринской генеалогией. Носители этнонима занги/зунги/зангей являются осколком ойратских зунги. После бегства икинатов нагатаевцы оказались в верховьях Лены, а зангеевцы – в нельхайских степях вместе с частью икинатов. У восточных берегов Ангары по течению Уды кочевали нойоты, также входившие в состав икинатского объединения, на что указывают их предания [ПМА].

По нашему мнению, в составе икинатской ВПО первой половины XVII в. были племена икинат, зот, хурхут, букут, зунгар, нойот, занги, нагатай.

Необходимо   отметить,   что   после крупных поражений хоринцы покинули Западное  Прибайкалье.  Они  продвинулись в район долин Баргузина, Итанцы и Уды [8].

Таким образом, на территории Западного  Прибайкалья  наблюдался  всплеск ВПО, которые создавались как на основе малых племенных групп, территориальных  объединений,  так  и  совокупности перечисленных компонентов союза булагатов. Этнические границы сохранялись в тех пределах, в которых бурят застали русские.

Этническую   Бурятию   населяли   и другие монгольские народы. В долинах Селенги,  Уды,  Хилка,  Чикоя,  Джиды кочевали   северомонгольские   племена, бывшие на рубеже XVI–XVII вв. подданными Сэцэн-хана и Тушэту-хана. Основу монгольского населения долины Уды вплоть до Еравнинских озер составляли ВПО табангутов. В долине Селенги жили атаганы,  хатагины,  узоны.  В  низовьях

Джиды   находилось   крупнейшее   племя сартулов. В первой четверти XVII в. в  низовья  Чикоя  и  Хилка  прибыли  из Внутренней  Монголии  шилингольские антиманьчжурские повстанцы – цонголы, арбайтаны, юншобу и др., объединившиеся в ВПО цонголов.

Дагуры/дауры – крупный народ, расселенный  в  Забайкалье  и  Приамурье. Этногенетически дагуры связаны с киданями. Однако до начала XX в. дагуры считались тунгусоязычными и по всем русским документам проходили как «тунгусы» [1, с. 87]. На рубеже XVI–XVII вв. дагуры дисперсно расселялись на территории Забайкалья, а именно в долинах Нерчи, Шилки и Аргуни. Самым западным  дагурским  анклавом,  расположенным к северу от Еравнинских озер, являлось племя ардан.

Таким   образом,   на   рубеже   XVI–XVII вв. территория Бурятии представляла собой пеструю этническую картину, основу которой составляли многочисленные бурятские племенные объединения. Крупнейшими соседями бурят были северомонгольские племена, расселенные по югу, а также дагуры на востоке. Кроме того, ближайшими соседями бурят являлись тюркоязычные народы Присаянья, енисейцы, граничащие с бурятами на западе, а также многочисленные тунгусские роды, распространенные повсеместно к северу от бурятского массива, а также небольшими анклавами среди бурятского, монгольского и дагурского населений этнической Бурятии.

Литература

1. Азиатская Россия. Т. 1. – СПб., 1914. – 576 с.
2. Балдаев С. П. Родословные предания и легенды бурят. Ч. 1. Булагаты и эхириты. –
Улан-Удэ, 1970. – 362 с.
3. Батуев Б. Б. Буряты в XVII–XVIII вв. – Улан-Удэ, 1996. – 103 с.
4. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII в. – М., 1960. – 621 с.
5. Марков Г. Е. Некоторые проблемы общественной организации кочевников Азии // СЭ.
– 1970. – Q 6. – С. 74–89.
6. Окладников А. П. Очерки из истории западных бурят-монголов (XVII–XVIII вв.). – Л., 1937. – 481 
с.
7. Сборник документов по истории Бурятии. XVII в. Вып. 1 / Сост. Г. Н. Румянцев, С. Б. Окунь. – 
Улан-Удэ, 1960. – 493 с.
8. Токарев С. А. Расселение бурятских племен в XVII в. // Записки ГИЯЛИ. Вып. 1. –
Улан-Удэ, 1939. – С. 101–130.
9. Токарев С. А. О происхождении бурятского народа // СЭ. – 1953. – Q 2. – С. 37–52.
 
  1.  

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Нанзатов Б. З. | Источник(и): Вестник Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук, журнал | 2011, № 2 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...