Продналог // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПРОДНАЛОГ (продовольственный налог). Дейст­вовавшая в РСФСР в начале 1920-х гг. система натурального налогово-податного обложения крестьянства, а также метод заготовок сельхозпродукции государственных. Введен весной—летом 1921 после окончания Гражданской войны вместо продразверстки. По продналогу отчуждалась фиксированная часть произведенной продукции. Остальное ее количество оставалось у крестьян и могло быть использовано как для внутрихозяйственного потребления и накопления, так и для продажи, обмена. В отличие от разверстки являлся индивидуальным по характеру обложения (крестьянское хозяйство) и ответственности и взимался со всех категорий населения деревни, ведущих сельское хозяйство, включая бедноту, колхозы и совхозы. Как и разверстка, взимался продорганами и был множест­венным по объектам обложения и видам уплаты.

Продналог 1921/22 не существовал как единый, а склады­вался из 13 отдельных налогов (хлебофуражного, мясного, масляного, яичного, сенофуражного и других). В Сибири размер налога на главный продукт сельскохозяйственного  производства — продовольственное и фуражное зерно — определялся исходя из 3 показателей: фактической посевной площади, увеличенной в 1,5 раза в Иркутской и Омской губерниях и в 2 раза — в остальных губерниях; урожайности; количества членов образующей дворохозяйство семьи (едоков). В целом в регионе размер Продналога был меньше размера разверстки: 69,3 % от количества зерна, собранного в счет разверстки 1920/21. Но в Алтайской губернии этот процент был выше — 103,2. Общая сумма всех видов Продналогов, приходившаяся в среднем на 1 хозяйство и на 1 едока, в Сибири также уступала разверстке (соответственно 44,0 и 75,0 ржаных единиц на хозяйство; 7,4 и 14,0 ржаных ед. на едока). Однако в расчете на десятину посева налог оказался несколько больше разверстки: соответственно 12,0 и 11,0 ржаных единиц. К тому же продразверстка 1920/21 выполнялась в значительной мере за счет излишков от урожая предшествующих лет, тогда как Продналогу предстояло выпол­нить только из урожая недородного 1921.

В связи с низкими темпами сдачи Продналога в августе—сентябре 1921 Сиббюро ЦК РКП(б), Сибревком и Сибпродком 5 октября отдали приказ о концентрации усилий всего партийного и советского аппарата на сборе налога. На большей части территории Сибири была запрещена торговля сельскохозяйственными  продуктами, закрыты базары и рынки. В деревню направлялись от­ряды для принудительного обмолота и изъятия зернофуража. В помощь продработникам выделялись части Красной армии, войска ВНУС, ЧОН, милиция, выездные сессии революционных трибуналов и народных судов. Все это позволило увели­чить поступление Продналога в октябре и ноябре. С 15 декабря 1921 для быстрейшего завершения заготовительной кампании был объявлен «продовольственный двухнедельник». На это время все сельсоветы и волисполкомы объявлялись мобилизован­ными на выполнение Продналога. В помощь им направлено около трети членов уездных исполкомов советов. В результате к 1 января 1922 удалось собрать примерно 23 млн пудов хлеба. В январе темпы его поступления оставались высокими, а в феврале резко пошли на убыль. В середине марта 1922 из-за отсутствия излишков продовольствия у крестьян его поступление по налогу фактически прекратилось. Всего в Сибири по Продналогу было заготовлено 35,0 млн пудов хлебофуража, что составило 96,6 % от окончательно установленного Центром задания.

Первая  продналоговая кампания в Сибири протекала в об­становке острого противоборства между налогоплатель­щиками и государственными органами. В целях принуждения крестьян к уплате налога было проведено 1871 заседание сессий ревтрибуналов и народных судов, которые рассмотрели около 16,0 тыс. дел. Примерно 15 тыс. из них закончились обвинением неплательщиков. Приговоры носили суро­вый характер: конфискация части или всего имущества, лишение свободы с применением принудительного труда на шахтах или лесозаготовках, высылка в отдаленные районы, высшая мера наказания. Массовый характер при­няли злоупотребления продработников: организация местных концлагерей, заключение неплательщиков в холодные амбары, имитация расстрелов. На произвол представи­телей властей население ответило террором. Фактически по методам сбора Продналога в Сибири мало чем отличался от предшествовавшей ему разверстки. В конце 1921 — начале 1922, когда в неурожайных районах Алтайской и Омской губерний начался массовый голод, а продорганы усилили свой нажим, политическая обстановка резко обострилась. В целях ее нормализации власти приняли ряд срочных мер. По предложению Ф.Э. Дзержинского, в январе—феврале 1922 находившегося в регионе в качестве особоуполномочен­ного ВЦИК и СТО, 15 марта ВЦИК принял специальное постановление с благодарностью Сибири за помощь в борьбе с голодом, в котором отметил «гражданскую доб­лесть и самоотверженность сибирского крестьянства, умеющего в тяжелые для республики моменты связы­вать свои интересы с интересами всех трудящихся».

6 апреля 1922 председатель Верховного трибунала Н.И. Крыленко вошел в Президиум ВЦИК с проектом постановления об амнистии неплательщикам Продналога в Сибири. Но главную роль в нейтрализации недовольства крестьян сыграла срочная выдача 4 млн пудов семенного зерна.

Сибирское руководство оптимистично оценивало политические итоги первой продналоговой кампании, считая, что крестьяне приня­ли Продналог с удовлетворением. В действительности тяжесть налога была настолько велика, что у части населения не осталось необходимого количества семенного зерна для запланированного посева. Многие крестьяне, не получив возмож­ности после выполнения Продналога реализовать оставшиеся у них излишки сельскохозяйственных продуктов, осознанно сократили размеры своего хозяйства. Как следствие, посевная площадь и поголовье скота в Сибири в 1922 по сравнению с 1921 существенно уменьшились (см. Сельское хозяйство).

В 1922/23 вместо отдельных видов Продналога взимался единый натуральный налог. Базовым объектом обложения в Сибири являлась площадь пашни в крестьянском хозяйстве, исчислявшаяся путем удвоения площади посева. Помимо этого учитыва­лись число едоков в семье, поголовье принадлежавшего ей скота, а также средняя урожайность зерновых в данном районе. Налог должен был уплачиваться только теми ви­дами сельскохозяйственной продукции, которые здесь культивировались. Разрешалась замена одних видов подлежавших сдаче продуктов другими в соответствии с установленными эквива­лентами пересчета.

Осенью 1922 в большинстве районов Сибири собрали более высокий, чем в 1921, урожай, а принятые разря­ды урожайности, напротив, были меньше. Запланированный размер нового Продналога сократился с 48,8 млн ржаных ед. до 390 млн. Однако падение посевных площадей и поголовья скота перекрывало сокращение объемов сбора налога. Более высокими, чем фактически выявленные, оказа­лись и установленные Центром контрольные цифры площади подлежавшей обложению пашни. Наиболее существенное несоответствие между принятой для обложения и реальной площадью посева пришлось на пострадавшие от неурожая районы Алтайской и Омской губерний. Для дости­жения контрольных цифр на местах прибегли к приему времен военного коммунизма: их разверстке по уездам, волостям, населенным пунктам и домохозяевам.

В начале осени 1922 сибирские крестьяне, воспользовавшись правом замены хлебофуража мясом и выгодным эквива­лентом их пересчета, начали массовую сдачу мясопро­дуктов. Более предпочтительным для них оказалось и выполнение налога за счет крупяных и масличных культур. В то же время объемы поступления пшеницы, ржи и зернофуража оставались низкими. Для выполнения «твердого» задания по их сбору с конца сентября 1922 на полную мощность заработал аппарат принуждения и наказания неплательщиков и сельских советских работников. На Алтае, в Енисейской, Омской и Томской губерниях дело до­шло до применения вооруженной силы. Особенно жестокие меры по отношению к населению, выходившие за рамки законности, допускались в Рубцовском уезде Алтайской губернии и Славгородском уезде Омской губернии. К концу ноября задание по сбору единого натурального налога в Сибири было выполнено. В счет Продналога сибирские крестьяне сдали около 39 млн пудов зерна.

Единый натуральный налог по-разному сказался на состо­янии сельского хозяйства, положении и поведении крестьян разных губерний Сибири. С большим напряжением и со значительным ущербом для своего хозяйства его выполнили в Енисейс­кой, Иркутской, Томской и Новониколаевской губерний. Для жителей Алтайской и Омской губерний он оказался тяжелее разверстки. Проживавшие в них крестьяне, чтобы выполнить налог, были вынуждены распродавать тягловый скот и сельскохозяйтсвенный инвентарь. Часть сельских жителей ликвидировала свои хозяйства и покинула места постоянного проживания. Кризис сельского хозяйства в регионе принял широкие масштабы. Произошло обеднячивание сибирской деревни.

В 1923/24 вместо единого натурального налога, а также ряда государственных и местных налогов и повинностей был введен единый сельскохозяйственный налог (см. Сельскохозяйственный налог), который в 1923 уплачивался как в натуральной, так и в денежной форме, а с января 1924 — только деньгами. В счет натуральной части сельскохозяйственного налога сибирские крестьяне сдали почти 6,4 млн пудов зерна.

Лит.: Крестьянство Сибири в период строительства социализма (1917—1937 гг.). Новосибирск, 1983.

В.И. Шишкин

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири