Приходская православная община в Сибири // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

ПРИХОДСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ОБЩИНА в Сибири, объединение прихожан одного храма для религиозных целей, связанных с его существованием, один из древнейших органов местного самоуправления. В Сибири складывалась с XVII в. вокруг церквей, как правило, построенных и долгое время содержавшихся на государственные средства.

Традиции приходского самоуправления прине­сены мигрантами с Русского Севера; эти традиции были присущи и служилым людям сибирских городов и острогов, составлявшим большинство русского населения Сибири. Приходская община пользовалась большим объемом прав, до конца XVII в. признававшихся государством. Ее возглавлял выборный церковный староста, следивший за сохранностью храма и его имущества, заботившийся о наличии всего, необходимого для отправления церковной службы (иконы, богослужебные книги, вино для причастия, свечи и т. п.). Если храм становился непригодным (по причине обвет­шания, пожара и т. п.), староста организовывал новое строительство, испросив разрешения у архиерея, который затем распоряжался освятить здание. Поэтому в распоряжении церковного старосты находились финансовые средства храма, контроль над расходами осуществляла сама община. Какая-то часть этих средств могла отдаваться в долг под расписку; длительное время приходская «казна», как и на Русском Севере, представляла собой источник беспроцентного кредита для общинников. В конце своего пребывания в должности староста на собрании прихожан передавал полномочия преемнику, предварительно отчитавшись в своей деятельности. Община могла осуществлять самостоятельный поиск духовенства для церкви; заключала письменный дого­вор с найденным кандидатом, после чего он отправлялся для поставления в церковный чин к местному архиерею. В догово­ре фиксировались взаимные права и обязанности сторон; в случае конфликта с клиром своей церкви община не только могла жаловаться церковным властям, она пользова­лась и правом отказа духовенству от церковного места.

В начале XVIII в. большинство сибирских церквей (кроме ряда соборных и строящихся для местного нерусского населе­ния, в среде которого шла массовая христианизация) государство сняло со своего содержания. Одновременно резко уменьшился объем прав общин. Это было связано со сменой формы государства и общим курсом центральной власти на уничтожение сословных свобод и привилегий. Упразднен и приход. договор найма духовенства: «Духовный регламент» про­возглашает формирование корпуса клира целиком преро­гативой епископата, который получает право независимо от воли прихожан поставлять духовенство к любой церкви по своему усмотрению. За Уралом договор найма в пос­ледний раз зафиксирован во 2-м десятилетии XVIII в. Роль церковных старост в течение столетия падала, а институт часовенных старост в Тобольской епархии уничтожен по распоряжению епископа в 1770-е гг. По вопросу о приходском имуществе между сибирскими общинами и церковными иерархами шла борьба: общины считали его своей собственностью и настаивали на праве распоряжения; епископат постоян­но подчеркивал принадлежность церкви как институту храмового имущества и считал необходимым контролировать все расходы. Так, была объявлена незаконной и со временем прекращена раздача приходских денег в долг. Во второй  половине XVIII в. духовенство разных рангов стало игнорировать договоры общинников о составе приходов, переводя своей властью дворы и деревни из прихода в приход, что вызывало сопротивление. К концу столетия тобольский архиерей изменял границы приходов, кон­сультируясь в основном с гражданской администрацией.

В конце XVIII в. приходскую общину новыми узаконени­ями окончательно лишили права избрания духовенства, отменив необходимость письменного «выбора» при поставлении в церковный чин. В 1808 новая Инструкция церковным старостам узаконила дальнейшее наступление на права общины. Из средств приходской «казны» в централизованном порядке изымались все остатки после покупки необхо­димого для функционирования храма. Изъятые суммы должны были передаваться в банк и использоваться для улучшения положения духовного сословия. Местные светские власти также пытались «усовершенствовать» приходские традиции, игнорируя волю общинников. Так, в 1812 в Томске попытались упразднить выборы церковных старост на общинном сходе, заменив их избранием из общего числа горожан на собрании в местной думе. Таким образом, община вообще оказывалась лишней. Проект не прошел только потому, что центральная власть не одобрила местную ини­циативу как несанкционированную соответственно инстанциями и проти­воречащую законодательству. Приходская православная община в Российской империи к середине XIX в. оказалась настолько бюрократизированной, что в обществе и печати накануне Великих реформ развернулась оживленная дискуссия о необходимости ее возрождения путем возврата к общинной демократии. Для проведения намечавшихся реформ в церковной сфере в числе прочего в 1864 при каждой церкви были учреждены приходского попечительства. Но их деятельность, как и попытка бюрократической реформы приходов 1869, не привела к коренному перелому. Некоторые сибирские попечительства закрывались по требова­нию прихожан (из-за участия попечительств в финансовых злоупотреблениях причтов). Реформа 1869 вызвала сопротивление и духовенства, и общинников. Так, в Сибири в 1870-е гг. общины неоднократно получали отказ в открытии новых приходов, несмотря на острую необходимость в таковых из-за огромных размеров сибирских приходов и большой разбросанности входящих в них селений. Указанная реформа была отменена в 1886. Инст­рукция церковным старостам 1890 продолжила тенденцию урезания прав общин и подчинения деятельности старосты клиру. Однако подавляемые приходские традиции продол­жали существовать и прорывались при первой возмож­ности. Так, в Томской епархии отмечен всплеск деятельности приходов по выбору своих причтов в 1870—80-е гг., хотя этому противодействовало местное церковное начальство. Продолжалось нежелательное, с точки зрения иерархии, строительство новых часовен и функционирование старых (за исключением часовен на исторических местах): они часто служили центрами несанкционированных форм религиозной жизни (так, в часовенных общинах могли отмечать запрещенные еще в XVIII в. «кануны», или братчины, с общей трапезой прихожан, посвященные местным церковным празднествам; иногда вокруг часовен нелегально концентрировались старо­веры). В целом же церковная община и в XIX в., несмотря на лишение многих старинных прав приходской демократии, продолжала оставаться центром религиозной жизни.

Канун революции 1905—1907 ознаменовался воз­вратом к теме реформы церкви и, в частности, православного прихода. Позиция церковного руководства по этому вопросу вы­разилась в выработке созванным в 1906 Предсоборным Присутствием «Проекта нормального устава православ­ных приходов в России». Он лег в основание принятого Поместным собором РПЦ 20 апреля 1918 Приходского устава, в котором приходом названо сообщество клира и мирян, объединенных при храме. Руководителем его назван свя­щенник (настоятель). Правом назначения клира обладал архиерей, за общиной оставалось право ходатайства. Имущество прихода объявлялось принадлежащим церкви и могло быть передано по решению иерарха другой общине. Приходское собрание избирало приходской совет для ведения приходских, в том числе имущественных дел; в совет входил клир храма в полном составе, а также миряне обоего пола, включая церковного старосту в качестве исполнителя решений совета и собрания в отношении приходского иму­щества. Ряд статей посвящен приходским учреждениям: школам, приютам, богадельням и т. п.

В связи с Гражданской войной, а также антицерковной политикой советского правительства постановления Поместного собора не осуществились. Массовое закрытие церквей в первые десятилетия советской власти привело к ликвидации боль­шинства приходских общин, в том числе в Сибири. Изменение политики государства в отношении РПЦ с 1943 позволило собрать Поместный собор, который 31 января 1945 принял Положение об управлении РПЦ, 4-й раздел которого пос­вящался приходам. Учреждались распорядительный («двад­цатка» — по законодательству 1924, 20 человек считались минимальным необходимым количеством прихожан для организации общины; после регистрации прихода во властных структурах — приходское собрание), исполнительный (церковный совет) и контроль­ный (ревизионная комиссия) органы приходского управления. Церковный совет, заведовавший хозяйством, состоял из настояте­ля прихода (председателя и выбираемых на собрании старосты, его помощника и казначея. Приходские полномочия насто­ятеля, назначаемого архиереем, по «Положению» были шире тех, которые предусматривались Уставом 1918.

В 1943 было принято решение о возврате Церкви час­ти закрытых храмов; это привело к началу восстановления сети православных приходов. В Сибири инициативные группы из закрытых в предыдущие десятилетия приходов подали многие сотни заявлений об открытии православных церквей (в Алтайском крае за 6 лет — 249 ходатайств, в Новосибирской области за 5 лет — 157 и т. д.), однако удовлет­ворены оказались немногие. Процедура регистрации и открытия православных приходов была намеренно осложнена многочисленными бюрократическими препонами; официальное разрешение давал после получения большого пакета документов только Совет по делам РПЦ в Москве. В последующий период до конца 1980-х гг. приходские общины испытывали постоянное давле­ние гражданской администрации, отделов по делам культов при облисполкомах. Ряду приходов, открытых во второй половине 1940-х гг., затем было отказано в регистрации, а их храмы снова отобраны. Одной из форм давления стало регулярное повышение налогов на церковные доходы. Кроме того, приветствовались добровольные пожертвова­ния в пользу государства (однако самостоятельная благотворительная и церковно-просветительская работа приходам запрещалась законом). По распоряжению Священного Синода 1948 приходы сдавали в местные органы Министерства финансов принадлежавшие им облигации государственных займов; так, томские церкви сдали их на сумму 16 725 руб. В 1962 приходские общины Ново­сибирской области при всей своей нищете внесли в Фонд Мира 350 тыс. руб.

В ходе антицерковной кампании начала 1960-х гг. РПЦ приняла навязанное ей государством постановление «О мерах по улуч­шению строя приходской жизни и по приведению его в соответствие с гражданским законодательством» (1961). Собрание прихода ставилось в зависимость от разреше­ния районных органов власти, из состава церковноприходского совета выводился настоятель, община объявлялась самостоятельной организацией. Казалось бы, наконец провозглашалась независимость общины от церковной администрации, о чем мечтали сторонники земского самоуправления еще в дореволюционный период. На деле «реформа» привела не к введению подлинно свободного религиозного самоуправления, а к еще более полному подчинению православного прихода произволу светской власти. Только в 1988 Поместный Собор РПЦ сумел отменить это постановление. В новом «Уставе об управлении РПЦ» Церковь вернулась к решениям Поместного Собора 1917—18; 8-я глава Устава опреде­ляла приходскую общину как клир и мирян, объединенных вокруг своего храма, составляющую часть епархии и находящуюся под каноническим управлением архиерея. Вновь расширялись права настоятеля: он провозглашался гла­вой общины и назначался епархиальным архиереем. Председатель приходского собрания должен созывать его не реже 2 раз в год; на собрании избирался исполнительный орган — приходской совет, возглавлять который мог мирянин или духовное лицо; и ревизионная комиссия на 3 года. Права юридического лица за приходом закрепил в 1990 закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях».

С конца 1980-х РПЦ восстанавливала свои позиции в Сибири и в России в целом. За прошедшее время учреждены не только епархии, существовавшие до революции, но создано почти столько же новых. В массовом порядке открываются новые приходы, ремонтируются и строятся храмы. В епархиях возникают братства и сестричества, развивается благотворительная деятельность приходов, организуются православные гимназии, воскресные школы и т. д.

См. Русская Православная церковь в Сибири.

Лит.: Зольникова Н.Д. Сибирская приходская община в XVIII веке. Новосибирск, 1990; Есипова В.А. Приходское духовенство За­падной Сибири в период реформ и контрреформ второй пол. XIX в.: Дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 1996; Мухортова Н.А. Городская приходская община в Западной Сибири во 2-й пол. XVIII - 60-х гг. XIX в.: Дис. ... канд. ист. наук. Новосибирск, 2000; Пра­вославная энциклопедия. М., 2000; Сосковец Л.И. Религиозные конфессии Западной Сибири в 40—60-е годы ХХ в. Томск, 2003.

Н.Д. Зольникова

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири