Нижнеудинск. Из воспоминаний Басаргина Н. В. // Братющенко Ю. В. «К летописи Нижнеудинска» (2007)

Вы здесь

К числу лиц, в поле пристального зрения которых оказался г. Нижнеудинск и его округа, относится декабрист Николай Васильевич Басаргин. Свой этапный путь он отобразил в воспоминаниях, в частности в известных «Записках»29. В них увлекательно на конкретном материале, собранном им во время следования в Сибирь по этапу, рассказывается о встрече «несчастных» людьми разных сословий в городах и весях на огромном пути в ссылку (Красноярск, Канск, Нижнеудинск и т. д.). Вспоминая ссыльных и их старание «прилежно трудиться и умение пользоваться с умом теми средствами, кото- рые представляло ему новое его отечество», он привел «разительный тому пример». Этот пример привлекает наше особое внимание потому, что он свя зан непосредственно с Нижнеудинском и именем Лоскутова, о котором, как видит читатель, раньше было много написано и в данном очерке уже немало воспроизведено. И все же почитаем.

Приехав на какую-то станцию в Нижнеудинском округе, мы остановились в лучшей квартире одного большого селения. В двухэтажном доме было несколько чистых комнат, убранных, хотя не роскошно, но довольно опрятно. Все показывало довольство. Нас встретил крестьянин лет сорока, в синем армяке, угостил чаем и вкусным обедом, за которым было даже виноградное вино. Как теперь помню, звали его Ермолай. Против окон дома строилась церковь. Я как-то спросил его, где же старая и как строится новая, обществом или другими средствами. "Это я строю, батюшка, — был его ответ, — старая сгорела от грозы. Насилу добился разрешения на постройку. Нам, поселенцам, везде затруднение, даже в богоугодных делах". Узнав, что он из ссыльных, я с удивлением посмотрел на него, и он, заметив это, продолжал: "Вы, может быть, не поскучаете послушать мою историю, я  охотно ее рассказываю всякому ". Мы  все попросили его об этом, он с заметным удовольствием начал рассказ свой: "Я был крепостным человеком господина  N. N., барин мой  был единственный сын у матушки своей, женщины строгой, но благочестивой. Я служил у него камердинером, и как он считался по гвардии, то мы жили с ним в Петербурге, а матушка в Орловской деревне своей..."» Хозяин ушел на фронт в Отечественную войну, а Ермолая «со своими лошадьми, коляской и многими ве- щами, всего... более чем тысяч на пять», отправил к матери. В Орле Ермолай зашел в какой-то дом и напился, где его «начисто обыграли в карты». Выражаясь сегодняшним языком, Ермолай попал под суд.

«Вот таким образом, — продолжал он, — я и попал в Сибирь. Пришедши с партией в Нижнеудинск, меня назначили в это селение. Тогда у нас здесь был исправником, дай бог ему царствие небесное, Лоскутов. Вы, конечно, об нем слы- шали, и если не слыхали, то услышите. Это был человек редкий, необыкновенный, каких мало на свете и каких надобно в Сибири. Строг был, но зато справедлив, и не один из нашего брата поселенца обязан ему своим достоянием и молит за него бога. При нем, бывало, бросьте кошелек с деньгами на большой дороге, никто не тронет или сей же час объявят. Вот и призывает меня Лоскутов к себе. "Ты назначен, — говорит он, — в такое-то селение, место привольное; если не будешь пить, а будешь трудиться, то скоро разбогатеешь. Смотри, не ленись, работай прилежно: через шесть месяцев я заеду к тебе, и если найду, что ты ничего не приобрел, ничем не обзавелся, запорю до смерти. Если же увижу, что ты трудишься хорошо, то не откажуся сам помогать тебе "» (с. 118—119).

Ермолай еще долго рассказывал декабристам о своем житье-бытье, о Лоскутове, а они «удивлялись его простой, но здоровой философии». Он прижился в здешних краях, а «как только случились лишние деньжонки... написал письмо к бывшему барину, вложил 5000 руб. асе, отослал их к нему, прося  у него прощения... (с. 120).

Позднее Басаргин написал три рассказа: «Ермолай», «Марья» и «Масленников». Рассказ «Ермолай» в сжатом изложении был дан в «Записках». Частично он мною воспроизведен.

Как же Басаргин характеризовал нижнеудинского исправника Лоскутова?

Действительно, Лоскутов был замечательной личностью своего времени, и его имя до сих пор вспоминается и с трепетом, и с признательностью. Нижнеудин- ский уезд был положительно им пленен и устроен. Без всякого образования, но с хорошими умственными способностями, а главное, с твердой, непреклонной волей, действовал и распоряжался по своему усмотрению, не обращая внимания на фор- мы и не стесняясь никакими препятствиями. Что по своему мнению он считал полезным и справедливым, то он и делал, не спрашивая разрешения и не давая никому отчета. Долгое время он был любимцем бывшего иркутского губернатора Трескина (тоже дельного, строгого и распорядительного человека), и пока тот управлял губернией, ему все сходило с рук, потому что видимые результаты его управления уездом заставляли снисходительно смотреть на его поступки. Поступки же эти хоть и приносили пользу для края, но ознаменовывались самым вопиющим произволом и часто даже  бесчеловечием. По приезде в Сибирь генерал- губернатором графа Сперанского к нему поступило множество жалоб на Лоскутова, которые оказались более или  менее  справедливыми.  Трескин был уже тогда удален от должности, и, следовательно, некому было заступиться за  него. Сперанский  отрешил Лоскутова  от должности и предал суду, до окончания которого он умер, не оставив после себя никакого состояния, что доказывает бессребренностъ. В ней отдавали ему справедливость не только которые более других возмущались его действиями, но даже лица, от него пострадавшие. Я был в Сибири, когда память была еще свежа, и потому видел сам и слышал много такого, что говорило в его пользу, а с другой стороны, не мог не возмущаться тем, что рассказывали о его жестокостях и его произволе. Такой человек, как Лоскутов, мог только при тех обстоятельствах, в которых находилась тогда эта часть Сибири, действовать так, как он действовал, и быть ей полезной. При других условиях и в благоустроенном крае он или поступал бы иначе, или бы сейчас был предан суду и сошел бы со сцены (с. 349).

Мы познакомились с оценкой деятельности исправника Лоскутова. Правда, если бы Н.В. Басаргин познакомился с его следственным делом, он, наверное, сделал бы иное примечание насчет бессребренности этого человека и не писал бы, что тот «не оставил после себя никакого состояния». В. Вагин30 пользовался, очевидно, более  точными официальными сведениями по части «нажитого» Лоскутовым.

Примечания

29 Басаргин Н.В. Воспоминания, рассказы, статьи / Изд. подготовлено И.В. Порохом. — Иркутск, 1988. - С. 49-257.

30 Вагин Всеволод Иванович (1823-1900) — русский сибирский историк и общественный деятель. Жил в Иркутске. Сотрудничал в прогрессивных органах: газете «Восточное обозрение», .журнале «Век», редактировал и издавал газету «Сибирь». Оставил свыше 200 работ по истории, географии, экономике и этнографии.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Мемуары | Автор(ы): Братющенко Юрий Владимирович | Оригинальное название материала: Н.В. Басаргин. Мнения о Лоскутове | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 30-32 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Нижнеудинск | Библиотека по теме "История"