Невон. Возникновение и развитие // Бубис Н. Г. "Село "У Невон-камня" (2007)

Вы здесь

Оглавление

Невон. Фрагмент ул. Береговой с надпойменной возвышенности. Фото О. Честковой. 2001 г.
Невон. Фрагмент ул. Береговой с надпойменной возвышенности. Фото О. Честковой. 2001 г.
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г
Жилой дом сер. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г.
Жилой дом сер. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г.
Церковь Св. Иннокентия, епископа Иркутского. Не сохранилась. Фото 1913 г. ГАИО
Церковь Св. Иннокентия, епископа Иркутского. Не сохранилась. Фото 1913 г. ГАИО
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г.
Жилой дом кон. XIX в. Фото О. Честковой. 2001 г.

Временем основания Невона, или как говорили раньше — «Невонского», «у Невона-камня», наряду с другими ангарскими селениями, расположенными неподалеку от устья Илима: Черново, Кеуль, Тушама, Бадарма, Банщиково, можно считать 1670-1680-е гг. Тогда по приказу илимского воеводы в этих местах был проведен поиск пригодных к возделыванию земель и их заселение. Первое документальное упоминание о Невоне относится к 1687г.2 когда в нем значилось всего три избы. Основателем села стал Иван Сизой, поселившийся в устье Невонки вместе со своей большой семьей — женой и сыновья- ми Никифором, Иваном, Андреем, Гаврилой и Петром. Вскоре здесь обосно- вались также Григорий Анучин и Иван Антипин, взявшие в жены тунгусских женщин. Эти три избы упоминаются в списках русских опорных пунктов, будущих деревень среднего Приангарья.

Селение стало называться перенятым, уже бытовавшим эвенкийским названием реки. Происхождение названия связывается с формой горы, у подошвы которой селение располагалось: «невон» по-тунгусски — свиная голова. Да и само определение поселения — «избище», бытовавшее среди жителей, возможно,   появилось   по   аналогии   со «стойбищем», «юртовищем» находившихся неподалеку тунгусов. Как свидетельствует известная «Чертежная книга Сибири» Семена Ремезова, к концу XVII в. в среднем течении р. Ангары (Верхняя Тунгуска) русские селения перемежались разбросанными стойбищами тунгусов. На карте имеется надпись: «От Илимскаго (острога),  вверх по Илиму, до Подволошной Кочерги рнз (156) верст, живут по обе стороны Илима-реки илимские пашенные крестьяне и перекочевывают илимские иноземцы для своего корму с речки на речку. От устья (Илима) до Каты л (80) верст, а по обе стороны живут илимские крестьяне»3.  Таким  образом,  с  самого  основания  русские  поселенцы  и коренное население в этих местах проживали в тесном соседстве, оказывая друг на друга взаимное влияние, перенимая некоторые формы хозяйствования. Однако устойчивость традиционного уклада и самобытность вынудила коренное население постепенно откочевать в отдаленные северные районы. В клировых ведомостях за 1885 г. по всей Карапчанской волости значилось всего девять «дворов закурдаевских ясачных тунгусов»4.

Выбранное место оказалось удачным для хозяйствования: гора защищала от холодных северо-западных ветров, елани (лесные поляны) давали возможность с наименьшими затратами заложить пашню, на островах и устье Невонки имелись сенокосные луга, в Ангаре в изобилии водилась рыба. Выгодность положения и обширность свободного земельного пространства впоследствии предопределили превращение Невона в одно из наиболее крупных населенных мест Карапчанской волости. Однако более активное развитие села сдерживалось удаленностью от транспортных магистралей. Продвижение в южном и восточном направлениях было чрезвычайно трудным делом: идти приходилось против течения Ангары, преодолевая мно- гочисленные пороги в ее среднем течении. В 1653 г. этот путь прошел мятежный протопоп Аввакум, оставив потомкам пронзительные по трагизму записи в своем «Житии»:

...Велено меня из Тобольска на Лену вести за сие, что браню от писания и укоряю ересь Никонову... И отдали меня Афонасью Пашкову в полк, — людей с ним было 6 сот человек; и грех ради моих суров человек: беспрестанно людей жжет, и мучит, и бьет. И я ево много уговаривал, да и сам в руки попал. А с Москвы от Никона приказано ему мучить меня. Егда поехали из Енисейска, как будем в большой Тунгуске-реке, в воду загрузило бурею дощенник мой совсем: налился, среди реки полон воды, и парус изорвало, — одны полубы над водою, а то все в воду ушло. Жена моя на полубы из воды робят кое-как вытаскала, простоволоса ходя. А я, на небо глядя, кричю: "Господи, спаси! Господи, помози!" И божиею волею прибило к берегу нас... Егда приехали на Шаманской порог, на встречю приплыли люди иные к нам, а с ними две вдовы — одна лет в 60, а другая и больши; пловут пострищись в монастырь. А он, Пашков, стал их ворочать и хочет замуж отдать. И я ему стал говорить: "По правилам не подобает таковых замуж давать". И чем бы ему, послушав меня, и вдов отпустить, а он вздумал мучить меня, осердясь.

На другом, Долгом пороге стал меня из дощенника выбивать: "Для, де, тебя дощенник худо идет! Еретик, де, ты! Поди, де, по горам, а с казаками не ходи!" О, горе стало! Горы высокия, дебри непроходимыя, утес каменной, яко стена стоит, и поглядеть — заломя голову! В горах тех обретаются змеи великие; в них же витают гуси и утицы - перие красное, вороны черные, а галки серые; в тех же горах орлы, и соколы, и кречаты, и курята индейские, и лебеди, и иные дикие — многое множество, птицы разные. На тех горах гуляют звери многие дикие: козы, и олени, и зубри, и лоси, и кабаны, волки, бараны дикие – во очию нашу, а взять нельзя! На те горы выбивал меня Пашков, со зверьми, и со змиями, и со птицами витать5.

Сколько ценнейшей информации можно почерпнуть  из небольшого отрывка о том давно минувшем времени!

Становится понятным, почему активное использование этого пути прекратилось задолго до основания Невона - с появлением Ангаро-Ленского волока. А он прошел гораздо южнее: от д. Большая Мамырь на Ангаре до Илима (около 100 верст) и далее на Лену — до Усть-Кутского острога. Ангара, как водная магистраль, использовалась для связи с Енисейской губернией, но практически это не сказывалось на социально-экономическом развитии территории, поскольку на всем протяжении Карапчанской волости к концу XIX в. не имелось ни одной пристани. В течение лета 1875 г. по реке проплыло из Иркутского и Балаганского округов в Енисейский округ не более десяти барок и паузков с товарами6.

Сложившиеся обстоятельства изначально обусловили развитие Невонского как  достаточно  обособленной, замкнутой  системы с преобладанием элементов натурального хозяйства. Подтверждением этому можно считать тот факт, что и сейчас в селе многие жители носят фамилии первых поселенцев: Антипиных, Анучиных, Сизых. О расширении деревни за счет пришлых людей можно говорить применительно ко второй половине XIX в.

В 1785 г. земскому исправнику Киренского округа Якову Сычевскому сообщалось:

Деревня Невонская. Под ней земли вдоль 30 поперек 10 верст... Место под оной гористое, грунт земли глинистый... Для жителей леса строе- вого дровяного довольно, пашенного и сенокосного места изобильно, озер не имеется...7

По результатам переписи 1791 г. в Невоне числилось 49 ревизских душ8, в 1832 г. было 73 человека на 15 дворов9. Сведения о числе дворов и количестве населения с достаточной периодичностью представлены с середины XIX в. Так, по данным за 1845 и 1852 гг. здесь было 17 дворов, в которых проживало 165 человек (83 мужнины и 82 женщины). Архивные данные свидетельствуют о резком росте Невона, наблюдавшемся в середине XIX в.: в 1877 г. здесь уже было 29 дворов с 249 жителями. Тенденция к возрастанию сохранится и в последующие годы, причем число дворов растет непропорционально быстро к численности населения. Особенно это заметно по данным 1885 г.: на 37 дворов здесь было 307 жителей, из них 155 мужчин. Таким образом, если в 1852 г. на один двор приходилось примерно 10 человек, то в 1885 г. — 5-6. Это могло означать одно: необходимость в ведении хозяйства большими семьями отпала и произошло своеобразное отпочкование — выделение самостоятельных хозяйств.

К этому времени левый берег исчерпал возможность расширения села: с одной стороны крутой склон, с другой - низкий берег Ангары, периодически подвергавшийся наводнениям, поскольку ниже по течению реки располага- лись крупные острова, мешавшие свободному прохождению льда - Таловик и Березов. Один из архивных документов за 1837 г. сообщает:

...По быстрым и каменистым местам лед (при ледоставе) много разов то трогался, то останавливался, и от этого вода возвышалась на две и более сажени и затопила в Невонском селении сена до семи сот копен. От чего жителям последовало убытку на 1280 руб.10 

По-видимому, именно эти обстоятельства послужили причиной переноса села с левого берега (ныне «Заречная сторона») на правый берег Невонки. Впрочем, речь скорее может идти не об одномоментном переносе как таковом, а о постепенном «перетекании» жилой зоны застройки. Еще в 1940-х гг. на прежнем месте видны были нижние венцы домов, види- мо, какие-то постройки здесь сохранялись дольше остальных.

Новое место было выше прежнего «избища» и находилось в отдалении от береговой линии, близ которой располагались бани и огороды. Любопытный элемент планировки старого Невона - вычленение огорода из собственно усадебной территории и формирование ее из дома-амбара - двора с хозяйственными постройками на сравнительно небольшой площади. В сибирской истории такой подход был обычен при возведении оборонительных сооружений — острогов, когда существовала необходимость спрятать за острожными укреплениями максимальное число построек. Однако Невон никогда не носил оборонительного характера и его «новая» часть возникла тогда, когда необходимость в них давно отпала. Исходя из вышесказанного, можно выстроить возможную схему образования такой своеобразной планировочной структуры села следующим образом: первые дома («избище») были поставлены на месте, малопригодном для возделывания земли — каменистая почва, осыпи. Поэтому первопоселенцы вынужденно разбили огороды в ближайшем доступном для этого месте — вдоль береговой линии, вполне пригодной для огородов и не годной, из-за подтоплений, для строительства жилья. Возможно, определенную роль в размещении огородов сыграло и разведение в этих местах такой культуры, как лен, в технологию обработки которого, как известно, входит длительное вымачивание его в быстрой воде, и таким образом можно было избежать длительной транспортировки.

Как бы то ни было, перейдя на новое место, невонцы, скорее всего, пере- несли сюда уже сложившуюся хозяйственную модель. В пользу подобной гипотезы говорит и тот факт, что усадьбы с незначительными участками расположены как бы зажатыми, в основном, по улицам Зверева и Транспортной. Их примерно три десятка, т.е. столько же, сколько было образовано при переносе и расселении села. Периферийные усадьбы (ул. Новая, Транспортная, пер. Ко- роткий, часть ул. Зверева) складывались по привычному стандарту, и это сразу создало иную, более рыхлую ткань застройки. Возможно, при расселении сыграло роль родство невонцев, не только не стремившихся изолироваться от соседей, а порой и возводивших дома и амбары из двух половин — на двух хозяев.

Можно отметить, что специализация в хозяйствовании - преимущественно земледельческая — выработала и особую роль амбаров в застройке усадьбы. Первый этаж был отведен под хранение зерновых запасов и продовольствия, а в подвальном находился  ледник для  хранения мяса и рыбы. Второй этаж нередко летом использовали как жилое помещение, а зимой здесь хранилась утварь, запасы ягоды, другие припасы. Важность постройки амбаров подчеркивается и тем фактом, что в официальных отчетах сведения об их количестве подавались отдельной позицией. Так, в 1832 г. в Невонском селении на 15 дворов значилось 17 амбаров11.

В начале XIX в. в Иркутской губернии предпринимаются попытки административного регулирования застройки, в том числе — благоустройство деревень:

Стесненное расположение домов и узкие улицы суть причины неминуемого бедствия в случае пожара. В отвращении него нужно исподволь заво- дить... Дабы улицы в селах и деревнях имели по крайней мере от 10 до 15 сажен широты... Дабы сплошного строения не дозволять, а располагать дома так, чтобы между каждых двух был надлежащий проезд, и чтобы всякое такое гнездо разделялось огородом или пустым местом от 12 до 16 сажен, огораживая оное забором, или таким частоколом, у коего верхи должны быть ровно обрублены, или же, что еще того лучше и прочней, засаживая с прогалки деревьями, впереди коих с улицы следует иметь надолбы...12

Отметим, что застройка в селах и деревнях, в отличие от городов, меньше подвержена административному регулированию, она подчиняется вековым традициям, укладу, опыту, выверенному жизненной целесообразностью. К слову сказать, несмотря на плотность застройки исторической части Невона, память старожилов не отметила случаев повальных пожаров, имевших губительные последствия для села.

В начале XX в. наблюдался постепенный рост населения Невона: в 1906 г. здесь насчитывалось 326 жителей, в 1910 г. - 376 жителей на 51 двор, в 1914 г. проживало 433 человека в 54 дворах13.

Из-за отсутствия необходимых данных не удалось установить влияние на рост Невона ссыльнопоселенцев. Хотя, по некоторым сведениям, с конца XIX в. он мог быть довольно значительным: в 1901 г. здесь на причислении значилось 110 человек, хотя на месте проживало лишь 10.

Примечания

2 Шерстобоев В.Н. Илимская пашня. - Иркутск, 1949. — Т. 1. — С. 82.

3 Иркутская губерния в изображении «Чертежной книги Сибири» И.И. Серебренников. - Иркутск. — 1913. — С. 12. 4 ГАИО. Ф. 50. Оп. 1. Д. 9769. Л. 45 об.

4 ГАИО. Ф. 50. Оп. 1. Д. 9769. Л. 45 об.

5  Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, и другие его сочинения. — Ир- кутск, 1979. - С. 31-32.

6 ГАИО. Ф. 455. Оп. 1. Д. 38. Л. 109.

7 Там же. Ф. 9. Оп. 1. Д. 9. Л. б/н.

8 Там же. Д. 1529. Л. б/н.

9 Там же. Ф. 9. Оп 1. Д. 715. Л. 41.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок науч. р. | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Оригинальное название материала: Возникновение и развитие Невона | Источник(и): Мозаика Иркутской губернии. Старинные селения Приангарья: очерки истории и быта XVIII — нач. XX вв.: Сб. статей / Сост. А.Н. Гаращенко. - Иркутск: ООО НПФ «Земля Иркутская», Изд-во «Оттиск», 2007 | с. 332-337 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 09 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Научные работы | Библиотека по теме "История" | Усть-Илимский район