Национальные школы // «Историческая энциклопедия Сибири» (2009)

Вы здесь

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ШКОЛЫ Сибири, школы с обучением на родном языке учащихся, имеющие специфические цели, учебный план и содержание образования. Первоначально главная цель национальных школ заключалась в образовании детей, не вла­деющих русским языком. Со второй половины ХХ в. развитие национальных школ как специфического вида общеобразовательных учреждений направлено прежде всего на сохранение национальных языков и культуры, приобщения к ним молодого поколения.

По «Правилам о мерах по образованию инородцев» (1870) в первые 2 года допускалось обучение на родном языке. Этот принцип сохранялся в последующем (правила 1906, 1907, 1913). Действовали национальные школы 2 типов: светские, подчинявшиеся Министерству народного просвещения (МНП), и духовные. В Сибири преобладали православные школы (миссионерские, церковно-приходские (ЦПШ)), подчинявшиеся Синоду. В местностях со значительным автохтонным населени­ем миссионерские школы составляли большинство, например в Томской губернии - 65 %. С 1884 они преобразованы по типу ЦПШ. Одна из первых миссионерских школ открыта в 1718 в Тобольске. В 1830 начала действовать школа для алтайцев в селе Улала. Для бурят открыты Иннокентьевское (1818) и Агинское (1848) училища. В 1860-х гг. действовали уже 12 миссионерских школ для детей бу­рят. В 1886 в Якутской области насчитывалось 9 ЦПШ, в 1891 - 38. В 1901 Алтайская духовная миссия имела 53 школы, в которых обучалось 1 158 детей, в том числе 105 «инород­цев», в 1905 на Алтае 1,2 тыс. детей обучалось в 48 мис­сионерских школах, к 1913 их число достигло 70. В 1901 Владивостокская миссия имела 29 школ (12 ЦПШ и 13 школ грамоты) с 906 учащимися (русскими и «инородца­ми»), Иркутская - 46 школ с 907 учащимися, единственную школу Обдорской миссии посещало 16 детей, в том числе 7 «инородцев». В 1890 действовали 27 миссионерских школ для аборигенов Севера и Дальнего Востока, в 1915 - 31.

Развитие сети светских национальных школ шло в соответствии с общей историей образования (см. Школа общеобразовательная). В первой половине XIX в. существовало 11 бурятских учи­лищ, готовивших толмачей и мелких чиновников. Во второй половине XIX в. открыто 29 начальных бурятских училищ в Иркутской губернии, 2 - в Забайкалье. В 1867 открылась 1-я бурятская женская школа. С конца 1870 организуются ЦПШ бу­рят, имелись конфессирнные школы в дацанах. В конце XIX в. в Забайкальской области в дацанах обучалось 6-7 тыс. бурят, в светских училищах - 150 человек, в 1915 в 9 бу­рятских училищах обучалось 343 человек, в 1917 в 27 бурятских училищах Иркутской губернии - 928 бурят, из них 311 де­вочек. К концу 1918 число бурятских школ выросло до 80. С 1870 в Якутской области стали открываться школы МНП. В 1880 в 18 таких школах обучалось 288 якутских детей, в 1903 - 496. В 1915 для народов Севера и Дальнего Восто­ка работали 10 школ МНП. Учительские кадры готовились в учительских семинариях (Омске, Иркутске - с 1872, Чите - с 1900, Семипалатинске и селе Павловском - с 1904, Якутске - с 1914).

Для детей мусульман (татар, казахов и других) дейст­вовали конфессионные школы - мектебе (старометодные и новометодные), включавшие преподавание общеобразовательных дисциплин, и русско-татарские. Число магометан. школ с русскими классами, в которых велось обучение русского языка и другим общеобразовательным предметам, росло очень медлен­но. В 1875-76 открыто первое в Сибири русско-татарское учи­лище для мальчиков в Томске. В 1879 здесь обучалось 5-6 человек, через 10 лет - 20-30, из них местных 10-12 человек. Девочек обучали жены мулл. В 1905 в Иркутске открылась школа для девочек. В 1912 в мужских и женских школах Иркутска открыты русские классы. В 1909 в Новониколаевске открылась школа для татарских детей. В 1913 в Омске существовали 2 мектебе. Мектебе имелись в Красноярске, Ачинске и Енисейске. В 1917/18 учебном году в Тарском уезде Тобольской губернии существовало 41 мектебе с 2 135 учащимися (10 конфессионных и 31 общеобразовательных), в Тюменском уезде к началу 1919 - 69. В юртах Ембаевских под Тюменью в 1871 начало действовать высшее мусульманское учебное заведение - медресе, содержавшееся на средства купцов Сайдуковых.

Казахи (киргизы) до начала XX в. также обучали своих детей в мектебе и медресе. Общеобразовательные уч­реждения МНП - Омское училище для казахских детей (1856), Омское азиатское училище (1879), Омский панси­он для русских и казахских детей (1881), 4 сельскохозяйственные школы - бы­ли доступны для немногих. В 1901-02 в Акмолинской области открылись 6 начальных (аульных) школ. Начали дейст­вовать высшие типы аульных школ - областные русско-казахские школы с 4-летним курсом обучения по программе при­ходских училищ и 2-классные русско-казахские школы с 6­летним обучением. В 1907 в Акмолинской области имелось 15 аульных школ, 2 волостные с 4-летним обучением и 1 русско-казахское училище. В 1915 в Омском уезде существо­вала 31 аульная школа (504 мальчика и 56 девочек). В 1918-19 в русско-казахских школах обучался 551 ребенок, в мектебе - 14 720 детей казахов. В 1920 школьная сеть Си­бири включала 303 казахских школы.

Особую группу начальных министерских школ в Сиби­ри составляли училища инославных вероисповеданий (лютеранские, католические и другие) Они действовали в соответствии с положением о городских приходских училищах (1828), но в чис­ле предметов обучения значился родной язык, на котором разрешалось преподавание Закона Божия. Первой зарегистрированной городской немецкой школой стала 2-классная школа пастора А. Келлера в Томске (1896). Школа имела статус частного училища 3-го разряда, курс обучения соответствовал начальным училищам МНП. В школу принимали детей обоего по­ла лютеранского исповедания с 8 лет. В Омске действовали приходская школа при лютеранской церкви и частное меннонитское училище 3-го разряда Д.П. Вибе, в Иркутске - училище при Евангелическом обществе и школа пастора В. Сиббуля. Сельские лютеранские училища открылись в Ом­ском уезде Акмолинской области: в 1895 Сосновское, в 1896 Поповское, в 1897 Красноярское, в 1904 Привальненское. К 1 сентября 1915 в Омском уезде действовала 21 немецкая школа. В Томской губернии школы имелись в 38 немецких по­селках Барнаульского уезда (1912). К 1917 в крупных люте­ранских и католических селах Сибири начали действовать шко­лы МНП. В уязвимом положении находились школы для меннонитов, вопрос о правомочности которых не был решен вплоть до 1917. В 1915 в Барнаульском уезде 9 из 15 школ работали без санкции МНП. К началу 1915/16 учебного года на территории Степного края существовали 34 немецкие школы, в Тобольской губернии - 1. Весной 1917 в Барнаульском уезде значилось 19 школ, из них фактически действовало 13 (3 министерских и 10 меннонитских). В 16 лютеранских и меннонитских школах Омского уезда обучалось 502 ребенка. К началу 1917/18 учебного года число немецких школ сократилось из-за мо­билизации учителей.

Первая латышская школа в Сибири открылась в 1879 в деревне Нижние Буланы Енисейской губернии. В начале XX в. в мес­тах компактного проживания в Тобольской губернии финнов, эстонцев и латышей действовали 4 лютеранские школы: Чухонская, Рыжковская, Рижская и Гельсингфорсская; несколько школ МНП открылось в латышских и эстонских посе­лениях Енисейской губернии. В начале XX в. в административных центрах Сибири и крупных городах - Иркутске, Омске, Томске, Тобольске, Новониколаевске и других — открылись начальные римско-католические училища, относившиеся к разряду городских приходских училищ МНП. В этих школах дети католиков могли получить знание родного языка, законов веры, общеобразовательных предметов на русском языке. Римско-католические приходские школы создавались и в сельской местности. Так, в 1911 переселенцами из Польши открыта школа с обуче­нием на польском языке в деревне Вершина Иркутской губернии. Во многих переселенческих поселках существовали «тайные» шко­лы, в которых обучением детей родному языку занимались ксендзы, пасторы, ссыльные. В годы Первой мировой войны создавались школы для детей беженцев: в 1915 — для детей беженцев-поляков в Томске и Новониколаевске, частная литовская школа в Томске, в 1916 — для детей латышских беженцев в Томске и Новониколаевске, для литовских беженцев в Иркутске.

Особое положение занимали еврейские школы. До середины 1870 дети евреев получали национальное образование в конфессионных начальных бесплатных школах для бедных и осиротевших мальчиков — талмуд-торах, послуживших исходной ба­зой начальных еврейских школ. В 1874 в Томске открылось первое в Сибири одноклассное бесплатное еврейское училище 3-го разряда для мальчиков, в 1876—87 здесь действо­вало женское отделение. Со временем религиозное приходское учили­ще трансформировалось в национально ориентированное учебное заведение. В 1897—1908 при училище существовала первая в Сибири женская субботняя школа. В 1903—08 действовал «образцовый» хедер — платная еврейская школа. В 1916 в Томске открылось второе еврейское смешанное училище. В 1897 открылось еврейское училище в Иркутске, в 1899 здесь начало действовать женское отделение, в 1908—10 — ремесленные классы. В 1916 в Иркутске работали 3 еврей­ских училища. Еврейские школы открылись в Канске (1900), Омске (1901), Мариинске (1902), Краснояр­ске (1903), Чите (1912), Верхнеудинске (1908). Число учащихся в еврейских школах было невелико. В 1909 в Омском училище обучались 21 мальчик и 19 девочек, в Мариинском — 28 мальчиков, в 1914 — 24. Всего в Сибири и на Дальнем Востоке в 1911—1912 действовало 21 еврейское училище разных типов (хедеры, талмуд-то­ры, школы при синагогах, русско-еврейские), в которых обучалось 532 ученика. Осенью 1917 в Тюмени откры­лась еврейско-русская школа для мальчиков и девочек, в феврале 1918 — еврейская школа в Каинске. В октябре 1917 в Иркутске начала действовать армянская школа, в феврале 1919 — первая польская гимназия. С учреждением в 1917 земского самоуправления в Сибири национальные школы переведены в общую школьную сеть.

«Декларация прав народов России» (ноябрь 1917) и постановление Наркомата просвещения (НКП) РСФСР «О шко­лах национальных меньшинств» (октябрь 1918) уравняло все народы и национальности России в праве получения образования на родном языке. Для реализации этого права в декабре 1919 в НКП РСФСР создан отдел просвещения национальных меньшинств, в июле 1920 начал работу Сибирский от­дел национальностей (Сибнацотдел) при Сибревкоме; подотделы национальностей работали в Сибирском и губернским ОНО.

К 1 января 1920 школьная сеть Сибири включала 350 та­тарских, 303 казахских, 200 немецких, 75 эстонских, 45 латышских, 26 украинских, 20 еврейских и 15 польских школ. В Иркутской губернии работало 239 национальных школ, в Якутии — 180, в Омской губернии — 353, в Горно-Алтайском уезде — 71 школа начального обучения и 3 национальные школы 2-й ступени. В населенных пунктах, где детей было немного (менее 25 человек), открывались национальные классы при русских школах.

Основные усилия направлялись на создание условий для обучения на родном языке детей коренных народов Сибири. С этой целью, помимо стационарных национальных школ, расположенных в местах компактного проживания коренного населения, дейст­вовали школы кочевые и интернаты, в которых дети коче­вых народов обучались в отрыве от семьи, находясь на полном государственном обеспечении. Последняя форма обучения вызывала наибольший протест со стороны местного насе­ления. Во второй половине 1920-х гг. по инициативе Комитета содействия малым народам Севера в наиболее отдален­ных и наименее обжитых районах строятся культбазы — комплексные учреждения для обслуживания кочевого и полукочевого населения; их непременным подразделе­нием являлись школы. Для более полного учета национальных особенностей различных народов в сибирских губерниях действо­вали двуязычные школы. Так, в 1923/24 учебном году в Томской губернии в 34 из 37 татарских школ 1-й ступени преподавание велось исключительно на родном языке, в остальных 3 — на русском и татарском языках; в 12 из 17 чувашских — на национальном, в 2 — на русском и чувашском языках и т. д. В 1926 16,4 % детей коренных народов Сибири обучались в школах, в регионе действовало 660 национальных школ, их доля в национальных районах состави­ла более 50 % от общего количества школ. В 1928/29 учебном году на Тобольском Севере действовали 30 национальных школ 1-й ступени (22 хантыйских, 7 мансийских, 1 ненецкая) и 1 7-летняя (мансийская) школа, в Якутской АССР работали 17 национальных школ, на Дальнем Востоке — 54. Задача введения всеобщего начального образования в 1929—31 потребовала существенного уве­личения затрат на строительство школ и подготовку учителей для национальных районов Сибири. В итоге в 1931—32 всеобуч вве­ден во всех автономных республиках и областях Сиби­ри. В Бурятии охват начальной школой детей школьного возрас­та достиг 94,2 %, в Горном Алтае — 90, в Якутии — 88, в Хакасии — 85,5 %; всего здесь работали 7,7 тыс. учи­телей. Количество начальных национальных школ в северных районах Сибири выросло с 192 в 1932 до 338 в 1934; в них училось 60,5 % детей школьного возраста.

Задача осуществления образования на родном языке требовала создания письменности для многих бесписьменных народов Севера и Сибири. В 1923 начала работу специальная комиссия по проблемам письменности Совета по про­свещению национальных меньшинств НКП РСФСР. Она тесно сотрудничала с Комитетом по изучению языков, Институтом языка и мышления АН СССР, академиком Л.В. Щербой и другими. В результате на основе латинского алфавита создана пись­менность для 9 языков наиболее крупных народов Севера, для шорцев и горноалтайцев. Создание национальных алфавитов позволило открыть национальные школы в районах, где ранее препода­вание велось только на русском языке. В 1927—40 написаны и изданы учебники для 7-летней школы на языках на­родов Сибири. В 1927 издан первый шорский букварь для взрослых. Первый букварь русского языка для северных народностей подготовлен в 1927 этнографами профессорами В.Г. Богоразом и С.Н. Стебницким.

В 1920 действовавшие на территории Сибири национальные школы ком­пактно проживающих западных народов (польские, немецкие, при­балтийские), а также мусульманские и еврейские школы были на­ционализированы и включены в региональную школьную сеть. Большинство из них содержалось за счет религиозных об­щин, образование в них носило религиозный характер. Не­достаток государственного финансирования, нехватка педагогических кадров не позволяли власти осуществить в полной мере секу­ляризацию и советизацию образования в этих школах вплоть до конца 1920-х гг. национальные школы играли заметную роль в структуре регионального школьного образования, традиционно обеспечивая большой процент охвата детей и высокое качество обучения. Так, в Славгородском округе Сибирского края в 1928/29 учебном году действовали 60 немецких школ 1-й ступени, что составляло 13 % от общего количества школ; в них обучалось около 2 тыс. детей, или 50 % всех школь­ников округа.

Для подготовки национальных педагогических кадров в 1921 в Якутске на базе учительской семинарии открыт педагогический техникум, в 1923 в Томске — Сибирский татарский педагогический техникум, в 1924 в Бу­рятской автономной республике созданы 2 техникума и бурятское отделение в Иркутском университете, с 1928 начата подготовка учителей в Ойратской АО. При Омском педагогическом техникуме рабо­тали украинское и казахское отделения, при Минусинском — хакасское, при Ачинском — латышское. В 1925 при рабфаке Ленинградского университета открыта северная группа и набраны первые 20 студентов — представителей народностей Се­вера; позднее на базе этой группы сформировался Институт народов Севера. В 1930 открылось Северное отделение при Ленинградском педагогическом институте им. А.И. Герце­на, сыгравшее значительную роль в подготовке национальных кадров для народов Севера, еще ранее здесь начали действо­вать немецкое, латышское и другие отделения.

В середине 1930-х гг. в национально-культурной политике советского государства произошли значительные изменения, направленные на уни­фикацию национальных различий. В связи с этим осуществлен перевод национальной письменности на русский алфавит, в национальных школах обучение на родном языке велось только в первых 3 клас­сах (подготовительном, 1-м и 2-м). С 3-го класса все обуче­ние переводилось на русском языке при сохранении родного языка как одного из учебных предметов. Преподавание на родном языке в неполной средней и средних школах сохранилось в немногих школах Якутии и Бурятии. В классах с разнонациональным составом занятия по родному языку велись в специальных выделенных группах. Если в классе количество школьников из коренного населения было незначительным, то для них организовывали факультативы по родному языку. В связи с упразднением в 1939 Горно-Шорского национального района во всех типах школ прекратилось обучение шорскому языку, даже факультативное. К концу 1930-х гг. закрыты национальные школы некоренных народов Сибири (немецкие, польские, еврейские и другие).

В 1950-е гг. политика унификации получила про­должение. При значительном увеличении ассигнований, количества школ, учащихся и учителей доля национально-культурного ком­понента в школьном образовании сократилась. Одним из направлений национальной политики стала программа перехода на оседлость кочевых народов, реализация которой при­вела к закрытию кочевых школ и нарушению традиционного уклада и культуры малых народов. Преподавание род­ных языков стало занимать в школах и педагогических училищах незначительное место. Практически свернута работа редак­ции издательства «Просвещение», выпускающего литературу на язы­ках народов Севера, перестали выходить местные газеты, сократилось национальное радиовещание. Все эти мероприятия привели к отсеву учащихся из национальных школ, особенно в начальных классах, а затем к недобору учащихся-северян в педагогические училища и институты. В 1960-е гг., когда родители по­лучили возможность выбирать язык обучения для сво­их детей, количество обучающихся на родном языке значительно сократилось. В 1970—80-е гг. продолжался процесс пе­рехода народов Севера на русский язык обучения, в боль­шинстве школ родной язык изучался как предмет лишь в начальной школе. В результате с 1959 по 1989 число севе­рян, считающих родным свой национальный язык, сократилось с 75 до 53 %, в том числе среди горожан — с 53 до 37 %, сельских жителей — с 78 до 58 %.

Демократизация общественной жизни в конце 1980 — начале 1990-х гг. способствовала возрождению интереса к национальной культуре и традициям. С 1990 национальный язык повсеместно вве­ден в учебную программу начальных национальных школ в качестве учебного предме­та и факультатива. Прежняя национальная школа трансформируется в двуязычную и, главное, бикультурную школу с доста­точно высоким удельным весом родного языка. Реальную возмож­ность для развития национально-культурного компонента в рамках общеобразовательной школы предоставил Закон об образовании (1992). Большую роль играл здесь личностно-субъективный фактор, т. е. отношение руководителей региона к национальной проблеме. В Сибири выделяются три группы регионов по уровню образования на родном языке. Высоким уровнем реализации языковых прав отличаются Республики Саха (Якутия), Бурятия, Тыва и Алтай. В принятых в 1990—94 в этих республиках Декларациях о государственном суве­ренитете язык коренной национальности и русский язык обла­дают статусом равноправных государственных языков. По данным переписи 2002, родным языком владеют 95,2 % тувинцев, 93,2 % якутов, 82,5 % алтайцев, 79,3 % бурят. К среднему уров­ню относятся промышленно развитые округа: Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Таймырский, Долгано-­Ненецкий, Республика Хакасия, а также области с компактным проживанием этнических меньшинств (Тюменская, Кемеров­ская и другие). Родным языком владеют 72,7 % долган, 71,6 % ненцев, 61,5 % хакасов, 44,8 % хантов, 20,2 % манси. К низкому уровню развития нац. систем образования, а следовательно, и реализации языковых прав народов Рос­сии можно отнести районы проживания малочисленных коренных народов Сибири (не более 10 тыс. человек), не имеющих собственной автономии (алеуты, ительмены, нганасане, кеты и другие) — от 4 до 50 % владеющих родным языком.

Возрождение национальных школ и восстановление обучения на родном языке затрудняются значительным сокращением речевой среды в школах, семьях; слабой методической подготовкой учителей, недостатком необходимой учебно-методической литературы, особенно для малочисленных народов.

Лит.: Шамахов Ф.Ф. Нерусская школа Западной Сибири в период между двумя буржуазно-демократическими революциями (1907-1917 гг.) // Уч. зап. ТГПИ. Томск, 1961. Т. ХХ. Вып. 3; Анд­реев В.И. История бурятской школы (1804—1962 гг.) Улан-Удэ, 1964; Национальное образование в России: концепции, взгляды, мнения. 1905—1938 гг.: Сб. документов. М., 1998, 2002; Черказьянова И.В. Школьное образование российских немцев. СПб., 2004; Нам И.В., Наумова Н.И. Национальная («инородческая») школа Сибири в образовательной политике власти (конец XIX в. — 1919 г.) // Национально-культурная политика и практика ее реализации в Сибирском регионе в первой трети XX в. Новосибирск, 2005.

Н.Н. Курпешко, И.В. Нам, Н.И. Наумова, С.Н. Ушакова

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Историческая энциклопедия Сибири: [в 3 т.]/ Институт истории СО РАН. Издательство Историческое наследие Сибири. - Новосибирск, 2009 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2009 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирь | История Сибири