Московские ворота

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Московские ворота (Иркутск)

Автор: Не известен
Иркутск до пожара, вид на город с Иерусалимской горы. 1860-е, собрание РГАДА. Город виден от собора Богоявления до Знаменского монастыря. Вдали в центре - Московские ворота, Владимирская и Благовещенская церкви, ближе - участнические казармы (большое белое здание), каменное здание старинного порохового погреба, хлебный базар с торговыми рядами
Иркутск до пожара, вид на город с Иерусалимской горы. 1860-е, собрание РГАДА. Город виден от собора Богоявления до Знаменского монастыря. Вдали в центре - Московские ворота, Владимирская и Благовещенская церкви, ближе - участнические казармы (большое белое здание), каменное здание старинного порохового погреба, хлебный базар с торговыми рядами
Автор: А.К. Гофман
Автор: Борис Слепнёв

Московские триумфальные ворота — трехэтажная триумфальная арка на берегу реки Ангары. Стояли в начале главной въездной улицы Иркутска — Ланинской. Снесены в 1925. Восстановлены в 2011.

 Московские триумфальные ворота: история

О Московских триумфальных воротах написано достаточно много, и желающие могут обратиться к этой литературе[1]. Остановимся только на основных моментах их истории.

Улица Декабрьских событий – ранее улица Ланинская, а еще раньше Московская, сегодня начинается крайне неприглядно, и кто поверит, что это была главная въездная улица. Знаменитый Московский тракт подходил к городу, как раз напротив на левом берегу Ангары и путники воспользовавшись плашкоутной переправой прибывали в Иркутск. По заведенному порядку здесь на городской заставе приезжавшие предъявляли документы и проходили регистрацию, после чего могли проезжать дальше. Обычно на городских заставах имелись шлагбаум и помещение для караула. Так же было и в Иркутске с середины XVIII в. по начало XIX. В 1811 г. московский въезд было решено украсить воротами.

9 июля 1811 состоялась «торжественная закладка каменных триумфальных ворот на Московском тракте, закладку освящал преосвященный Вениамин при громе орудий». По другим данным это событие происходило 12 марта 1811 г.[2]. Через два года, 15 сентября 1813, строительство было окончено, и по этому случаю в городе состоялись торжества[3].

В 1920–е гг., когда производилась разборка ворот были извлечены две закладные доски. Из текста одной закладной доски мы узнаем об инициаторах строительства ворот: "Сии градские ворота воздвигнуты иждивением Магистратских членов Бургомистров: Алексея Мясникова и Ивана Баженова, Ратманов: Гаврилы Белоголового, Александра Сибирякова, Александра Лычагова, Михайлы Мягкоступова и иркутского купца Лаврентия Зубова. План прожектирован губернским архитектором коллежским асессором Кругликовым под руководством которого производили строение колежский асессор Канарский, губернский секретарь Третьяков и колежский регистратор Карпушенков". Фамилии многих из инициаторов известны иркутянам и сегодня, но можно предположить, что за всем этим проглядывается фигура еще одного человека – Иркутского губернатора Н.И.Трескина. Мог губернатор, да еще такой как Трескин, настоятельно "предложить" иркутским купцам построить ворота при въезде в город, отказать в просьбе, не опасаясь тяжелых последствий, было крайне сложно.

Из текста второй закладной доски мы узнаем в честь какого события были построены эти ворота. "Сии градские ворота воздвигнуты в 1811 г. Магистратскими членами, по случаю всерадостнейшего дня восшествия на высочайший престол Государя Императора Александра I–го торжественно празднуемого 12–го марта в ознаменование всеобщего верноподданнического благоговения и признательности к благополучному царствованию. В управление Сибирского генерал–губернатора Пестеля и Иркутского губернатора Трескина"[4]. Находившийся в столице И.Б.Пестель, посетивший управляемую им территорию всего лишь раз, мог и не знать о сооружении этих ворот, хотя, как мы считаем Трескин должен был сообщить генерал–губернатору о таком акте выражения всеподданейших чувств, тем самым лишний раз заявив о себе.

Посетивший Иркутск в 1824 г. А.И.Мартос оставил одно из первых описаний этого сооружения. «Триумфальные ворота, на Московском въезде находящиеся, имеют вышины с лишком 8 саженей, четыре полукруглые колонны поддерживают аттик. Арка довольно правильна, но вообще вся масса слишком далека от пышного наименования (триумфальных ворот), и трудно разрешить к какому ордену принадлежат базы, капители колонн, карнизы и все то, что наклеено в архитраве»[5]. Мнение А.И.Мартоса об иркутском сооружении, как видим, было достаточно критичное. Постройка носила большой налет провинциализма, но, тем не менее, была достаточно привлекательна в композиционном плане. Интересно отметить, что через сто лет ворота, несмотря на достаточно разрушенное состояние, произвели совсем иное впечатление на архитектора–профессионала Г.Б.Бархина, внимательно осматривавшего их. Г.Б.Бархин писал: «Московские ворота, представляющие несомненный художественный интерес по своему замыслу, по той архитектурной идее, которая была заложена составителем проекта этих ворот, великолепные по своему внешнему очерку, по массам, по основным пропорциям, поражают, вместе с тем, уродливостью деталей»[6].

Московские ворота представляли внушительное сооружение. Они имели четыре каменных яруса, высота их достигала 19 метров при ширине 7,1 и длине 16,3. Ширина проезда между пилонами составляла 5,4, а высота до центра сводчатого верха – 10,9 метра[7]. Сложены они были из кирпича на растворе и снаружи оштукатурены. Крыша – из листового железа. Все сооружение первоначально было окрашено в желтый цвет, а детали отделки – в белый. Выглядели ворота следующим образом. Два мощных пилона перекрывал аттик сложной формы, включавший два фронтона. По бокам пилонов поднимались восьмиметровые полуколонны. В отделке фасадов были использованы разнообразные лепные украшения. На нижнем фронтоне помещались два рога изобилия. Картинно изогнувшись, они рассыпали по всему полю цветы и плоды. В метопах фриза попеременно располагались то голова быка, увенчанная венком, то поставленный на бок готический щит, в поле которого помещались и жезл Меркурия, и зубчатый верх крепостной стены, знамя, алебарда и другое оружие. В нишах, обведенных рамками, была вписана дата: «12 марта 1811 года» (день восшествия на престол Государя Императора Александра I–го). Лепные рельефы имели свой определенный смысл. Вот как их «прочитывали» в прошлом: «…переведенный на слова символический язык характерных для того времени эмблем гласит о мощи города (стенная корона), основанной на торговле (жезл Меркурия) продуктами культуры страны (символы земледелия и скотоводства: цветы, плоды, голова быка) и обеспеченной надлежащею властью (оружие и знамя). Таким образом, эти барельефы являются не пустым украшением, но выражением того высокого сочувствия и самосознания тогдашних граждан, о котором в свою очередь уже сами по себе свидетельствуют тяжелые грандиозные формы самих ворот»[8]. В каждом из пилонов и на каждом ярусе располагались помещения для перевозчиков и караула. В завершающем объеме был даже устроен небольшой зал для церемоний встреч и проводов. Все помещения соединялись внутренними лестницами; в зал вели два лестничных всхода. Зимой комнаты отапливались. Для их освещения с трех сторон были прорезаны окна: на первом ярусе маленькие квадратные (метр на метр), на втором и третьем – прямоугольные (метр на два), зал освещался двумя полуциркульными окнами.

Функциональное назначение, проверка и регистрация всех приезжающих, Московские ворота начали утрачивать со второй половины XIX в., когда стал отмирать обычай проверки и регистрации документов у городских застав. В верхнем этаже помещения с 1880 г. разместили губернский архив, который находился в воротах до 1910 г.

Московские ворота на протяжении всего своего существования были неразрывно связаны с историей Иркутска. Под их аркой проезжали практически все путешественники, писатели, ученые, общественные деятели, дипломаты посетившие Иркутск с 1813 г. по конец XIX в. Около них встречали и провожали всех генерал–губернаторов начиная со М.М. Сперанского. В конце августа 1826 г. иркутяне встречали здесь первую партию декабристов.

К воротам привыкли, для многих приезжавших в город или следующих через него, Московские ворота стали чем–то вроде символа города. Но большой заботы об этом сооружении городское общественное управление, чьей собственностью были ворота, не проявляло. Нельзя сказать, что они совсем не ремонтировались. Ремонты были, но они в большей степени носили эпизодический косметический характер.

В начале XX века, когда встал вопрос о разборе ворот из–за плохого технического состояния, на их защиту встала общественность. Современники отмечали достоинства памятника. Приведем выдержку из письма П.В.Щусева (брата известного архитектора) к Почетному члену Императорской академии художеств, академику графу  П.Ю.Сюзору: «…достаточно беглого взгляда на прилагаемую при сем фотографию, чтобы убедиться в художественно–архитектурном значении ворот, прекрасная композиция которых обличает сильного архитектора александровской эпохи. Пусть – грубы, провинциальны детали, однако же красота пропорций, сильная (empire) оранжевая с белым окраска, чрезвычайно удачный выбор расположения ворот на берегу Ангары с открывающимся из–под арки видом на Московский тракт и заречную сторону – делают эти ворота лучшим украшением Иркутска, который стильной архитектурой, вообще говоря, весьма и весьма не богат…»[9].

Изучение памятника по панорамным видам Иркутска XIX – XX вв. показывает, что объемно–пространственная композиция Московских ворот отличалась хорошими пропорциями, удачной постановкой в береговой застройке. Сооружение выразительно «читалось» при подъезде к Иркутску со стороны Московского тракта. Силуэт Московских ворот был виден уже издалека. Важная градостроительная функция Московских ворот не вызывает сомнений. Они стали неотъемлемой частью панорамы города и долгие годы служили его своеобразным символом, как бы приняв эстафету у острожных строений[10].

Императорская Археологическая комиссия еще в 1911 г., высказалась за сохранение ворот, считая их редким и ценным для сибирской архитектуры. Представляли они ценность и как исторический памятник города. Ворота фиксировали местоположение главного городского въезда, существовавшего в течение почти ста лет.

В газете «Власть труда» в июле 1925 г. отмечалось, что отдел местного хозяйства приступил к разборке Московских ворот. Вопрос был согласован с научным музеем. Музей согласился на разборку с условием сохранения некоторых архитектурных украшений.

С 22 июля начались работы по фотосъемке, обмеру и составлению документации по памятнику. Была произведена фотосъемка (сделано 4 снимка), зарисовка, обмер. Все это было передано научному музею[11]. 17 июля Отдел местного хозяйства приступил к разбору Московских ворот.

12 августа ворота частично были разобраны, а окончательно все работы предполагается завершить в два месяца.

Готовясь к 300–летнему юбилею присвоения Иркутску статуса города в 1984 г., Иркутский горисполком принял решение о восстановлении Московских триумфальных ворот. Архитектором А.П.Бельским был разработан проект воссоздания памятника. Но дальше продвинуться не удалось. Исходным материалом для воссоздания ворот с точнейшим сохранением их архитектурных форм и окраски могут служить сохранившиеся материалы архивов, многочисленные фотографии, а также произведения иркутских художников Б.Лебединского, Н.Лодейщикова, Н.Добровольского, писавших ворота с натуры.

Воссоздать ворота удалось только в следующий юбилей, в 2011 г., когда Иркутск праздновал 350 лет со дня своего основания. Город вновь обрел один из своих символов.

Примечания

[1] Труды Иркутской ученой архивной комиссии. Вып.1. Иркутск, 1913; Иркутск. Московские ворота //Известия Императорской археологической комиссии. Вып.50. Спб, 1913; Полунина Н.М. Иркутские триумфальные //Иркутск: из прошлого в будущее. Иркутск, 1989; Душкин Ю.С. Ворота города //Восточно–Сибирская правда. 1984. 24 марта; Гаращенко А.Н. Несостоявшийся триумф //Земля Иркутская, 1999.–№11.–С.41–45.

[2] Иркутская летопись (Летописи П.И. Пежемского и В.А. Кротова). Иркутск, 1911.–С.211, 410.

[3] Там же, С.213.

[4] Лебединский Б.И. Московские ворота города Иркутска /Краткое историческое описание с автографией по камню. Иркутск, 1929.

[5] Мартос А. Письма о Восточной Сибири. М., 1827. – С.155–156.

[6] Бархин Г. По вопросу о реставрации Московских ворот // Труды Иркутской ученой архивной комиссии. Вып.1. – Иркутск, 1913. – С.159.

[7] Полунина Н.М. Иркутские триумфальные //Иркутск: из прошлого в будущее. Иркутск, 1989.–С.41.

[8] Г.Ю.Ф. – З. Московские триумфальные ворота //Иркутская жизнь. – 1916. – 22 мая (№ 131). – С.3.

[9] ГАИО, ф.70, оп.3, д.4320, л.5–5об.

[10] Полунина Н.М. Иркутские триумфальные //Иркутск: из прошлого в будущее. Иркутск, 1989.–С.49–50

[11] Власть труда. – 1925, №161.– С.5; №165. – С.5

Литература

  1. Гаращенко А., С. Медведев, А. Чертилов. План–панорама Иркутска. – Иркутск, 2002.
  2. Гаращенко А. Несостоявшийся триумф // Земля Иркутская. – 1999. – № 11.
  3. Гаращенко А. Московские триумфальные ворота в Иркутске. // Москва. – 2001. – № 9. – С. 113–119.
  4. Лебединский Б.И. Московские ворота. – Иркутск, 1929.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Гаращенко Алексей Николаевич | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 января 2016

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Иркутск