Могила И.В. Поджио на бывшем Иерусалимском кладбище

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

На бывшем Иерусалимском кладбище в Иркутске находится памятник на могиле декабриста И.В. Поджио, объект федерального значения.

История сохранения памятника И.В. Поджио

Иосиф Викторович Поджио скоропостижно скончался 8 января[1] (по надгробию – 6 января) 1848 г., приехав в Иркутск в гости к Волконским.

Первое упоминание о могиле И.В. Поджио встречается у Н.С. Романова. В 1913 г. он собирал материал для продолжения своей статьи об Иерусалимском кладбище напечатанной в «Сибирском архиве» за 1912 г. № 12. Романов продолжил составлять список захороненных на кладбище и отметил, в том числе, могилу Поджио, записав: «На польском кладбище.

Iосиф Викторович Поджио. Род. 22 ноября 1792 г. сконч. 8 янв. 1848 г. (чужая плита)»[2]. Обратим особое внимание на короткую приписку – «чужая плита». Каким образом Романов определил, что плита на могиле чужая – нам не известно, в своих записях он об этом не поясняет. Но главное то, что Романов совершенно верно указал дату смерти декабриста.

В 1924 г. комиссия по празднованию 100-летия со дня восстания декабристов, осмотрела захоронение И.В. Поджио на Иерусалимском кладбище. Сведения об этом осмотре нашли свое отражение в книге Б. Кубалова «Декабристы в Восточной Сибири». Несколько ранее, в 1924 г. в газете «Власть труда» Кубалов так же описывал найденную могилу[3]. К сожалению, эти данные очень скупы в плане описания, но имеется фотография могилы, дающая представление о ее состоянии и местоположении в то время. Правда, типографская печать 1925 г., воспроизводящая фотографию, не отличается особым качеством, но, тем не менее, дает представление о том, что современный памятник и само положение захоронения отличны от места, где мы сегодня можем видеть памятник И.В. Поджио.

Б. Кубалов пишет: «Лет 20 тому назад (текст относится к 1925 г. – А.Г.) могилу его (И.В. Поджио. – А.Г.) кое кто из иркутян помнил. Она поддержива­лась в порядке Бражниковой Софией Васильевной, родственницей Поджио. По ее поручению могила была сфотографирована Н.С. Романовым и снимок был передан Восточно-Сибирскому отделу Русского географического общества.

На четырех камнях аршинной высоты находится плита из песчаника с высеченной на ней надписью:

Иосиф Викторович

Поджио.

Родился 22 ноября

1792 г.

Скончался 6 января

1848 г.

Несколько лет тому назад доски, заменявшие свод склепа, истлевши рухнули и памятник глубоко ушел в землю, осталась на поверхности лишь часть плиты. Чугунная оградка покосилась, части ее кем-то похищены. Над всей могилой вместо осевшего памятника широко распустилась черемуха. В настоящий момент памятник реставрирован комиссией по подготовке юбилея декабрьского восстания (1925 г. – А.Г.)»[4].

Таким был памятник в 1925 г.

Иркутскому Иерусалимскому кладбищу, как и десяткам тысяч кладбищ по всей стране,  не повезло. В период социалистического  строительства, оно было разрушено. Этот процесс начался в 1930-е гг. и завершился к 1957, когда на месте кладбища был открыт Центральный парк культуры и отдыха. Хотя центральные власти и принимали решения о сохранении могил, имевших историческую, художественную и иную ценность, и которые должны были сохраняться, на деле все происходило совершенно по-другому. Созданная в Иркутске комиссия по охране памятников старины, природы и искусств (ОХРИС), в число которой входили историки, музейные работники, сотрудники библиотек, предположительно в 1931 г., составили «Список надгробных памятников Иерусалимского городского кладбища, каковые следует сохранить», но эти предложения не были учтены ретивыми советскими чиновниками. Из всех могил на Иерусалимском кладбище, на сегодняшний день, сохранились только две – писателя Загоскина и декабриста Поджио, да и то вторая из них – достаточно условно. По поводу памятника Поджио, в графе «Наименование памятника и краткое описание» в списке значилось: «Плита над могилой Иосифа Викторовича Поджио (декабрист). Ограда декабристская. 20 участок»[5].

По поводу могил декабристов и в частности могилы Поджио в середине 1930-х гг. писал В.С. Манассеин: «Среди надгробий иркутских кладбищ наибольший интерес вызывают прежде всего памятники на могилах некоторых из декабристов с характерными массивными однотипными на всех этих могилах чугунными решетками, в середине звена которой находится простой вытянутый четырехконечный крест с расходящимися от него лучами, которые заполняют собою все звено. На бывшем Иерусалимском кладбище находится памятник на могиле И.В. Поджио (ум. 1848 г.)…»[6]

К середине 1930-х гг. относится очередной «Список памятников революционного движения и старины по Иркутску и Иркутскому району, признанные подлежащими государственной охране», был составлен 14 сентября 1936 г. и принят Горсоветом 16 сентября 1936 г. В этом списке описывается состояние памятника И.В. Поджио и дается его точное местоположение:

                                      

«6. Могила декабриста  И.В. Поджио         бывшее Иерусалимское кладбище

Могила находится у задних ворот кладбища, выходящих на 1 Советскую улицу, направо от поперечной аллеи около памятника Маргариты Варние в виде высокой мраморной  колонны греческого стиля с большимимраморным крестом. Памятник из двух песчаных плит, положенных один на другой, окружен чугунной оградой с лучистыми крестами.  Одно звено ограды отсутствует. Памятник покрасить, оживить надпись, убрать мусор и прибить мемориальную  доску»[7].

 

Несколькими днями позже 1 октября в горсовет т. Здеткову был представлен список с предлагаемыми надписями на могильные плиты декабристов и польских повстанцев 1836 г. Можно предположить, что старые, оригинальные доски были уничтожены. Приводятся по несколько вариантов, из которых оставлено по одному, остальные зачеркнуты. На могильную плиту декабриста И. Поджио предлагался следующий текст: «Здесь похоронен декабрист Иосиф Викторович Поджио, ум. 6 января 1848 г.»[8].

Интересно, что к этому же самому времени относится еще один «Список исторических памятников по г.Иркутску», в котором о захоронении Поджио записано следующее: «16. Могила декабриста И.В. Поджио. На могиле каменное надгробие с чугунной плитой. Окружена оградкой, типичной для могил декабристов»[9].

9 марта 1937 г. на заседании Археологической и исторической секций Общества изучения Восточно-Сибирской области утверждался список памятников революции и старины по Восточно-Сибирской области. На заседании присутствовали Скородумов, Кудрявцев, Михалкин, Попов, Добромислов, Григорьев, Арембовский, Полтораднев, Романов, Манассеин, Сосновский, Петри, Багрянцев, Багрянцева-Курсанова. Доклад делал И.И. Михалкин. Среди прочих памятников, предлагавшихся на охрану было постановлено: «3. Считать необходимым причисление к категории имеющих общесоюзное значение следующих памятников:

…г) Могилы декабристов Муравьева (Урик), А. Муравьева, Юшневского, бр. Борисовых (с. Большая Разводная), И. Поджио, Панова и жены декабриста Трубецкого (в Иркутске), декабриста Раевского (в Олонках)»[10].

В списке памятников гражданской войны, революции и старины по Иркутской области, составленном в начале 1937 г. в отношении могилы И.В. Поджио указывалось, что состояние могилы среднее и в 1936 г. на ней была установлена мемориальная доска[11].

Последнее предвоенное описание памятника относится к 1939 г. Это «Список памятников исторических, революционных и архитектурных по Иркутской области, утвержденный президиумом Иркутского облисполкома от…… сентября 1939 г.». Данный список составлен явно на материалах осмотра состояния памятников исторических, революционных и археологических в городе Иркутске, который проводился на предмет определения возможности их дальнейшей охраны и реставрации 27 апреля 1939 г., т.к. тексты совпадают по смыслу, а местами и составом предложений[12]. В документе отмечалось, что на могиле декабриста находится «Каменная плита с надписью прямо на плиту. Прямо на надпись прибита чугунная мемор. доска. Стильная оградка вокруг памятника разрушилась. Памятник сохранился хорошо, от оградки остались одни обломки, которые валяются тут же»[13].

После Великой Отечественной войны государство опять вернулось к вопросу охраны культурного наследия. 14 октября 1948 г. Совет Министров СССР принял специальное постановление № 3898 «О мерах улучшения охраны памятников культуры», подписанное И.В. Сталиным.

В Иркутской области составляются новые списки памятников. Иркутский областной отдел культуры 30 апреля 1949 г. запросил в партархиве копию списка исторических памятников Иркутской области. В ответ (4 мая) был получен список от 9 марта 1937 г., о котором говорилось выше[14]. 18 мая 1949 г. Исполком Областного Совета депутатов трудящихся принимает решение № 518 «О проведении паспортизации и ремонта исторических и археологических памятников». Любопытно отметить, что в «Выписке из приложения № 1» к этому решению Исполкома в списке исторических памятников по Иркутску, могила И.В. Поджио не значится, нет в нем могил Муханова и Бечаснова[15]. Не попали могилы этих декабристов и в «Список исторических памятников, находящихся на территории РСФСР (Приложение к № 1 постановлению Совета Министров РСФСР от 29 июня 1957 г. № 781) по Иркутской области»[16]. Такое положение с памятником Поджио можно объяснить тем, что в период начала 1950-х гг. городские власти приступили к окончательной ликвидации бывшего Иерусалимского кладбища и созданию на его месте парка культуры и отдыха. Оставшиеся с довоенного времени бесхозные могилы были уничтожены. Когда же государственные органы, отвечающие за состояние памятников, хватились, то было уже поздно – памятник был уничтожен. Поэтому отдел культуры иркутского горисполкома в 1957 г. вносит в план работы на следующий год «…2. Поставить памятник декабристу Поджио, захороненному на бывшем Иерусалимском кладбище»[17].

22 апреля 1958 г. городской отдел культуры заключил со скульптором Е.К. Андреевым трудовое соглашение на выполнение ряда работ по памятникам. В том числе сюда входили и работы по памятникам декабристов. Срок окончания работ планировался 1 октября 1958 г. По памятнику декабристу Поджио предполагалось: 1) изготовить проект и модель памятника, привязав его к месту захоронения Поджио; и 2) изготовить модель мемориальной доски для чугуна[18]. Из тех задач, которые стояли перед скульптором, можно сделать вывод, что к 1958 г. не было ни памятника декабристу, и не было точно известно место его захоронения.

18 ноября 1959 г. решением № 556 Исполкома Иркутского Областного совета депутатов трудящихся было принято решение – просить Совет министров РСФСР дополнительно включить под охрану республиканских органов могилу декабриста Поджио. Вероятно, работы по воссозданию памятника в это время велись, т.к. в архивном деле с материалами за 1959–1961 гг. имеется недатированный список исторических памятников в Иркутске, в котором против позиции «Могила декабриста Поджио» отмечено – «устанавливается»[19].

Памятник был установлен, но, получается, не на том месте, где находилось захоронение декабриста и, конечно же, не такой, какой был на могиле первоначально.

В период подготовки к празднованию 150-летия восстания декабристов относительно памятника И. Поджио, если судить по архивным документам, были сделаны подходы к памятнику декабриста, но, однако отмечалось, что «на памятнике нет мемориальной доски, и утерян крест с памятника»[20], которого, кстати, нет и до сих пор.

Внешний облик памятника

Приведенные в летописи Ю.П. Колмакова[21] и в книге Б.Г. Кубалова фотографии могилы Поджио – не совпадают. Нужно ориентироваться на фотографию из книги Кубалова, как более точную. Из наиболее подробного описания могилы нужно выделить следующие:

«На четырех камнях аршинной высоты находится плита из песчаника с высеченной на ней надписью:

Иосиф Викторович

Поджио.

Родился 22 ноября

1792 г.

Скончался 6 января

1848 г.»

«Памятник из двух песчаных плит, положенных один на другой, окружен чугунной оградой с лучистыми крестами».

«На могиле каменное надгробие с чугунной плитой».

Ныне существующий памятник создан скульптором Е.К. Андреевым и установлен в 1959–1961 гг.

Местоположение

«Могила находится у задних ворот кладбища, выходящих на 1-ю Советскую улицу, направо от поперечной аллеи около памятника Маргариты Варние в виде высокой мраморной колонны греческого стиля с большим мраморным крестом». Из приведенного текста не понятно, «направо» при входе или при выходе с кладбища? Вообще, в связи с этим, нужно отметить, что как это не покажется удивительным, но при сломе кладбища и создании парка культуры и отдыха, направления и расположение дорожек сохранилось, поэтому они могут служить ориентиром. Так как католическая часть на Иерусалимском кладбище располагалась вдоль нынешней 1-й Советской (на плане оно обозначено под № 97), как раз до входа со стороны этой улицы, то современное расположение памятника соответствует конфессионной принадлежности И.В. Поджио.

Судя по фотографии из книги Б. Кубалова, около могилы росли березы, но сегодня таких берез обнаружить не удалось, но стоит обратить внимание на следующую фразу в книге Б. Кубалова: «Над всей могилой вместо осевшего памятника широко распустилась черемуха»[22]. Если считать, что это черемуха обыкновенная (Padus racemosa), которая растет в Европе, Сибирь, на Кавказе, в Турции, Афганистане, Гималаях, то продолжительность ее жизни составляет – 60–150 лет. Около современного памятника И. Поджио такая черемуха сегодня растет. Можно предположить, что именно об этой черемухе ведет речь Б. Кубалов, и тогда она будет ориентиром в определении места захоронения декабриста. Но только, если это именно то дерево, за что трудно ручаться.

По данным Ю.П. Колмакова могила декабриста находилась несколько дальше от дорожки, ведущей к выходу на 1-ю Советскую улицу, вглубь католической части кладбища. А что касается изображенных на фотографии берез, то они, по данным Ю.П. Колмакова, были уничтожены.

Таким образом, получается, что памятник первоначально находился не прямо около входа на кладбище со стороны 1-й Советской улицы, и ведущей от этого входа дорожки, а несколько в стороне и в глубь от дорожки (в левую сторону, если смотреть со стороны 1-й Советской). Памятник был утрачен в период создания парка, и установлен, скорее всего, на приблизительном месте, а не над могилой декабриста.

Примечания

[1] Иркутский земский исправник 8 января 1848 г. доносил Управляющему Иркутской губернией, что водворенный на поселение Иркутского округа Кудинской волости Усть-Кудинской слободы государственный преступник Иосиф Поджио «на 8 число сего месяца помер» (ГАРФ. Ф. 109. Оп. 1. Д. 61. Ч. 75. Л. 68).

[2] ГАИО. Ф. 480. Оп. 1. Д. 54. Л. 7. Любопытно в этой надписи то, что Романов указывает дату смерти декабриста 8 января. В книге «Декабристы. Биографический справочник». М., 1988 (С. 145) указывается, что «Поджио 2-й Иосиф Викторович (30.8 [по метрическому свидетельству, а по надгробию – 22.11.] 1792 – 8.1 [по надгробию – 6.1] 1848». Тем самым получается, что Н.С. Романов указал правильную дату смерти, но которая к 1924 г., ко времени осмотра могилы Б. Кубаловым, изменилась. Возможно с течением времени цифра 8 затерлась, и Кубалов принял ее за 6.

[3] Кубалов Б. Забытые могилы декабристов // Власть труда. 1924. 25 июня. С. 3. «…сотрудница Губархива В. Дербина нашла на католическом кладбище могилу И. Поджио. Ограда ее уцелела, унесены лишь с нее чугунные урны, что стояли по углам решетки. Над всей могилой широко разрослась черемуха. Надгробной плиты почти не было видно, часть ее накренившись глубоко ушла в землю, другая была покрыта травой.

Участниками поисков могилы была заступами выбрана земля с плиты с места предполагаемой на плите надписи осторожно была снята въевшаяся в ее вырезы грязь. Прочли надпись:

Иосиф Викторович

Поджио

Родился 22 ноября

1792 г.

Скончался 6 января

1848 г.»

[4] Кубалов Б. Декабристы в Восточной Сибири. Иркутск, 1925. С. 203-204.

[5] ГАИО. Ф.р-47. Оп. 1. Д.74. Л. 6.

[6] ГАИО. Ф.р-565. Оп. 1. Д. 206. Л. 55.

[7] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 19. Л. 158.

[8] Там же. Л. 154.

[9] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 19. Л. 173.

[10] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 20. Л. 92.

[11] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 20. Л. 95.

[12] ГАИО. Ф.р-1933. Оп. 7. Д. 34. Л. 67, 71. («4. Памятник на могиле декабриста Поджио – каменная плита с надписью на территории Иерусалимского кладбища. Плита и надпись на ней сохранились хорошо. На памятник сверху прибита, чугунная мемориальная доска, закрывшая часть надписи, что совершенно неправильно. Стильная чугунная оградка вокруг памятника совершенно разрушена, остались только ее обломки, которые тут же валяются на земле». «Предложения… д. Памятник декабриста Поджио: 1. поставить новую оградку, переставить мемориальную доску на др. место с тем чтобы она не закрывала старую надпись».).

[13] ГАИО. Ф.р-1933. Оп. 7. Д. 28. Л. 25.

[14] ГАИО. Ф.р-2687. Оп. 1. Д. 20. Л. 90-91.

[15] ГАИО. Ф. р-2884. Оп. 1. Д. 2.  

[16] ГАИО. Ф.р-2823. Оп. 1. Д. 239. Л. 2.

[17] ГАИО. Ф.р-2823. Оп. 1. Д. 189. Л. 29.

[18] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 67. Л. 37, 39.

[19] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 67. Л. 1, 20.

[20] ГАИО. Ф.р-2884. Оп. 1. Д. 124. Л. 61, 73.

[21] Иркутская летопись 1661–1940 гг. / Сост., автор предисл. и примеч. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 682.

[22] Кубалов Б. Декабристы в Восточной Сибири. Иркутск, 1925. С. 204.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Гаращенко Алексей Николаевич | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2013 | Дата последней редакции в Иркипедии: 28 марта 2015