Малое предпринимательство в Иркутской области (в контексте мирового опыта) // Винокуров М.А., Суходолов А.П. Экономика Иркутской области

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому граж­данину нашей страны право свободно заниматься предпринимательс­кой деятельностью, используя для этого свои способности и свое иму­щество. Органы государственной власти обязаны обеспечивать это право, создавая благоприятные условия для развития бизнеса, заботясь о безопасности предпринимателей и защите их прав и имущества.

Общие положения

По действующему российскому законодательству к субъектам малого предпринимательства можно отнести:

  1. физических лиц, прошедших государственную регистрацию в качестве индивидуальных предпринимателей и занимающихся бизне­сом без образования юридического лица;
  2. коммерческие организации с численностью работников, не пре­вышающей определенную величину (в промышленности, строитель­стве и на транспорте — 100 чел., в сельском хозяйстве и научно-технической сфере — 60, в розничной торговле и бытовом обслужи­вании — 30, в оптовой торговле и других отраслях — 50 чел.);
  3. семейные предприятия, использующие труд членов семьи (не являющихся наемными работниками) и создаваемые без образования юридического лица. 

Предпринимательская деятельность осуществляется перечислен­ными субъектами с целью получения прибыли, на свой страх и риск. Прибыль является интегральным показателем эффективности деятель­ности предпринимателей. Почему малое предпринимательство выде­ляется как самостоятельный сектор экономики? В чем его исключи­тельность и зачем ему нужна поддержка? Прежде всего потому, что оно объединяет наиболее активную часть населения, которая, не имея на первых этапах в собственности средств производства, предлагает но­вые и интересные идеи и готова работать для их воплощения, не счи­таясь со временем. Предприниматели почти не потребляют государственных ресурсов, но при этом расширяют налогооблагаемую базу и вовлекают в свою сферу новых людей, тем самым помогая власти ре­шать проблему занятости.

Малое предпринимательство — явление региональное, даже му­ниципальное. Предприниматель привязан к своей работе и своему месту жительства. Он чувствует себя хозяином. Его деятельность спо­собствует развитию конкретной территории, а значит, и страны в целом.

Развитие малого предпринимательства в мире

По данным ООН, в мире насчитывается около 100 млн малых предприятий. На них занято более половины всего трудоспособного населения планеты.

Малый и средний бизнес стал неотъемлемой составной частью нормальной рыночной социально ориентированной экономики. Во всех странах мира, за исключением коммунистических, он играет ключевую роль в устойчивом росте национальной экономики и повы­шении благосостояния граждан. Потенциал малого предприниматель­ства дает возможность государству успешно решать задачи социаль­но-экономического развития.

Неслучайно поэтому в развитых странах мира (таких, как США, Великобритания, Германия, Япония, Италия и др.) число малых и средних предприятий достигает 80-90 % общего числа предприятий. В данном секторе экономики занято две трети всего трудоспособного населения, производится более половины валового внутреннего про­дукта. В этих странах проводится целенаправленная и последова­тельная политика поддержки предпринимательства. Что касается России, то по степени развития малого предпринимательства и его вкладу в национальную экономику она существенно отстает от сред­немирового уровня.

Почему малое предпринимательство получило столь широкое распространение во всем мире и активно поддерживается правитель­ствами почти всех стран? Что оно дает экономике?

Во-первых, малые предприятия легко адаптируются к изменяю­щимся условиям. Черпая ресурсы для своего развития на потреби­тельском рынке, они более быстро и гибко реагируют на потребитель­ский спрос, быстрее насыщают рынок разнообразными товарами и услугами.

Во-вторых, они очень быстро и при небольших затратах созда­ют новые рабочие места, обеспечивают занятость населения, снимают социальную напряженность.

В-третьих, малые предприятия имеют более низкий показа­тель издержек производства и обращения, более высокую собирае­мость налогов. Они увеличивают налогооблагаемую базу для бюдже­тов всех уровней.

В-четвертых, малое предпринимательство создает питательную среду для крупной промышленности, является своеобразной школой новых управленцев, в том числе и для крупного бизнеса.

В-пятых, малые предприятия более восприимчивы к новациям, быстро осваивают пионерные области. Именно здесь возникают пи­лотные разработки, которые впоследствии реализуются как крупно­масштабные промышленные национальные и транснациональные про­граммы.

Достаточно сказать, что значительная часть современных мил­лионеров и супермиллионеров Америки начинали свою деятельность как частные предприниматели, путем создания малых предприятий. Бизнес Билла Гейтса, богатейшего человека Америки, личное состо­яние которого сейчас приближается к 30 млрд дол., — яркий при­мер этого.

Азиатский экономический рывок и «азиатское экономическое чудо» также во многом обязаны малому предпринимательству. Не­случайно почти все страны Юго-Восточной Азии, за исключением лишь Северной Кореи, осуществляют беспрецедентную по своим мас­штабам поддержку малого бизнеса. По показателям динамики разви­тия предпринимательства и темпам экономического роста они втрое превосходят европейские страны.

Очень важно, что малый и средний бизнес занимает собствен­ную нишу в экономике развитых стран. Он не противопоставляется крупной промышленности (как еще совсем недавно представляла нам официальная коммунистическая экономическая наука).

Существует общепризнанный показатель — количество малых предприятий (МП) на 1 тыс. чел. населения. Если сравнить Россию с промышленно развитыми странами (например, с США, Японией и странами ЕС), то сразу будет видно, что мы отстаем от них как минимум в 2-5 раз (табл. 26.1).

По общемировым стандартам малое предпринимательство счи­тается «зрелым» сектором экономики, когда на 1 тыс. жителей прихо­дится 30-50 устойчиво работающих предприятий.

К сожалению, малое предпринимательство в России преодоле­вает «младенческую» стадию и пока сильно отстает от общемирового уровня. На 10 тыс. чел. населения в нашей стране приходится всего 5-6 небольших предприятий, а вот в США, Германии и Японии — 40-70. Чувствуете разницу? При этом в России малые предприятия производят не более 5-10 % ВВП, тогда как в США, Японии, Герма­нии их доля в ВВП достигает 50-60 %.

Таблица 26.1 Уровень развития малого предпринимательства в некоторых странах мира

Страна

Общее количество МП, млн ед.

Количество МП на 1 тыс. жителей, ед.

Численность занятых на МП, млн чел.

Доля населения, занятого на МП, %

Доля МП в ВВП, %

Россия

0,9

6

8

12

5-10

Великобритания

2,6

46

14

49

50-55

Германия

2,3

37

19

46

50-55

Италия

3,9

68

17

73

55-60

Франция

2,0

35

15

54

55-65

США

19,3

74

70

54

50-55

Япония

6,5

50

40

78

50-55

Китай

30,0

24

380

52

40-50

В отличие от стран с развитой рыночной экономикой, где малый бизнес и система его поддержки развивались естественным путем, Россия почти 70 лет оставалась страной, в которой частное предпри­нимательство было уголовно наказуемо. С началом экономических реформ ситуация стала меняться. Предстояло в ограниченные сроки и в непростых экономических условиях радикально изменить отно­шение к данному сектору экономики.

Малое предпринимательство в России

Дореволюционный период. Период, который начинается с мо­мента освоения Восточной Сибири и заканчивается в октябре 1917 г., характеризуется высокой предпринимательской активностью, быст­рым развитием различных промыслов, возникновением кустарных и полукустарных производств, созданием небольших промышленных предприятий. В эти годы формируется облик сибирского предприни­мателя.

Распространение предпринимательства в Иркутской губернии, как и во всей Сибири, началось одновременно с ее хозяйственным освоением. Переселенцы, заселяя новые земли, налаживали неболь­шие кустарные и полукустарные производства, связанные, как прави­ло, со зверобойным промыслом, добычей и переработкой сырья, сель­скохозяйственным производством.

Характер предпринимательской деятельности определялся ус­ловиями каждой конкретной местности, традициями и навыками про­живающего здесь населения. Так, в таежных районах развивались заготовка и обработка пушнины, пошив меховой одежды, бондарные промыслы, изготовление телег, саней, деревянной посуды, смолоку­рение, осуществлялась добыча слюды-мусковита и золота. Пересе­ленцы из центральной черноземной зоны России принесли в губер­нию навыки изготовления сельскохозяйственных орудий. В городах и крупных селениях распространилось кузнечное и слесарное дело. Здесь же возникали кирпичные и горшечные промыслы. В районах рыболовства занимались плетением неводов и заготовкой рыбы.

Особенность малого предпринимательства заключалась в том, что все основные работы выполнялись преимущественно в домашних условиях, силами одной семьи, без применения сложных машин. Кроме того, этот вид деятельности был побочным, как правило, при земле­делии или скотоводстве, а основная масса товаров производилась не для собственного потребления, а для обмена или продажи.

Малое предпринимательство в дореволюционной Сибири пред­ставляло собой нечто среднее между индивидуальным и промышлен­ным трудом. Наемная рабочая сила еще активно не использовалась, однако кустарные производства уже были вовлечены в сферу товар­ного хозяйства. Технология изготовления изделий оставалась прими­тивной, но начался процесс оснащения кустарных мастерских обору­дованием. Словом, предпринимательская деятельность являлась той питательной средой, из которой впоследствии вырастало среднее и крупное технически оснащенное производство, формировалась про­мышленность региона.

Из числа предпринимателей выдвигались яркие и талантливые личности, которые прославили Россию. Достаточно вспомнить Еро­фея Павловича Хабарова, построившего в 1636 г. Усть-Кутский соле­варенный завод — первое промышленное предприятие Сибири; и Григория Ивановича Шелихова, российского Колумба, блистатель­ного предпринимателя, географа, краеведа, мецената, основателя Рос­сийско-Американской торгово-промышленной компании.

Малое предпринимательство Сибири не представляло собой ничего исключительного. Многие европейские страны прошли анало­гичные этапы в своем промышленном развитии, когда различные предприятия, ставшие впоследствии неотъемлемой частью националь­ной промышленности, возникли именно из малых предприятий и полукустарных промыслов. Например, в Англии процесс формиро­вания крупного производства: от небольших ремесел и домашних предприятий — к мануфактуре и промышленности, растянулся от средневековья до середины XIX в. Подобный процесс наблюдался и в Германии, где переход к более сложным формам производства также осуществлялся постепенно, от простых кустарных ремесел к сложно­му и более крупному машинному производству.

Однако малое предпринимательство в Сибири существенно от­личалось от мелкого домашнего производства стран Западной Евро­пы. Его специфические национальные и региональные особенности обусловливались своеобразием экономического уклада России, гос­подством сельскохозяйственного производства, значительным преоб­ладанием сельского населения над городским, богатством природных ресурсов.

В основном предпринимательство в дореволюционной Сибири было связано с сельскохозяйственным трудом, а также с охотой, рыб­ной ловлей, сбором дикорастущих растений, заготовкой древесины, добычей полезных ископаемых. Предпринимательская и промысло­вая деятельность крестьянского населения ориентировалась на нуж­ды земледелия. Развитие местных промыслов вызывалось удаленно­стью сибирского рынка от крупных производителей товаров широко­го потребления. Это заставляло изготовлять многие предметы хозяй­ственного обихода на месте, самостоятельно.

Способствовала развитию промыслов и сибирская зима, надол­го прерывающая процесс сельскохозяйственного производства. Зим­нее время оказывалось относительно свободным для крестьянина и наиболее удачным для домаш­него ремесла, в которое вовле­кались женщины и дети.

Точную количественную оценку состояния малого пред­принимательства в дореволюци­онный период дать невозможно. Однако известно, что такой вид деятельности служил существен­ным дополнением к традицион­ному для Сибири сельскохозяй­ственному производству. При­чем в некоторых районах дохо­ды от промыслов превышали доходы от земледелия и пред­ставляли собой основной источ­ник пополнения бюджета крес­тьянской семьи и государствен­ной казны.

В нашем распоряжении имеются данные дореволюционной сель­скохозяйственной переписи, показывающие долю хозяйств, занима­ющихся предпринимательской и промысловой деятельностью, по че­тырем сибирским губерниям (табл. 26.2). Как видим, в тех губерни­ях, в которых земледелие было наиболее распространено (Омская и Томская), доля занятых неземледельческими промыслами оказалась наименьшей. В более восточных и северных губерниях (Енисейская и Иркутская) число хозяйств, занятых побочным производством, за­метно увеличилось.

Таблица 26.2 Удельный вес крестьянских хозяйств, занятых промысловой деятельностью, в сибирских губерниях, 1916 г.

Губерния

Количество хозяйств, %

Омская

8

Томская

16

Енисейская

21

Иркутская

23

В среднем по Сибири

16

Царское правительство содействовало развитию в Сибири ма­лого предпринимательства и кустарной промышленности как основы для создания средних и крупных производств. Уже с 90-х гг. XIX в. начинает проводиться целенаправленная государственная политика поддержки предпринимательской активности населения и создания более крупных и технически оснащенных предприятий. Многие от­расли, определявшие до 1930-х гг. промышленную специализацию Сибири, такие, как маслобойная, лесоперерабатывающая, золотодо­бывающая, угольная, кожевенная и др., выросли из небольшой про­мысловой и полукустарной деятельности.

Активную помощь в укреплении малого предпринимательства оказывало Переселенческое управление. При его участии на базе ку­старных мастерских организовывались небольшие производства по изготовлению сельскохозяйственного оборудования и инвентаря, от­крывались лесозаготовительные, деревоперерабатывающие и смоло­куренные производства. Благодаря усилиям Переселенческого управ­ления, расширялись столярные, кожевенные и другие предприятия. Некоторые изделия сибирской кустарной промышленности представ­лялись на всероссийские и даже международные выставки и отмеча­лись премиями и дипломами.

По мере экономического развития территории целый ряд про­мыслов претерпел существенные изменения. Например, прокладка железной дороги почти полностью уничтожила некогда процветав­ший на Московском тракте извозный промысел (к началу XX в. он сохранился лишь на боковых трактах). С прекращением извоза резко сократился спрос на сани и подводы, уменьшилась потребность в дегте и смоле, сбруе и теплой одежде для ямщиков.

Сибирское малое предпринимательство, несмотря на свою спе­цифику, было органично связано с российским, насчитывающим свы­ше 300 различных видов деятельности. Определить точное количе­ство малых кустарных производств не представляется возможным из­-за отсутствия достаточных статистических сведений. По данным раз­личных переписей можно заключить, что к 1900 г. в 50 российских губерниях постоянно занималось кустарным промыслом около 1 млн чел., а их средний заработок исчислялся в 40-50 руб. на 1 чел. При этом доля сибирских регионов в общем объеме выпускаемой малыми предприятиями продукции оценивалась в начале XX в. примерно в 5-10 %, а Иркутской губернии — в 1-2 %. Всего в кустарной про­мышленности и промысловой деятельности нашей губернии было занято около 20 тыс. чел.

Советский период. После октября 1917 г. идет процесс ликви­дации частной собственности, формируется командно-административ­ная система, падает предпринимательская активность. Революцион­ные события радикально меняют отношение власти к предпринима­тельству. Происходит слом годами складывающейся системы самоор­ганизации и саморазвития частного бизнеса. Все сибирские предпри­ятия и промыслы, и даже кустарные мастерские, национализируются большевиками. Предприниматели объявляются вне закона. Им зап­рещается самостоятельно поставлять свою продукцию на рынок и получать прибыль. Все произведенные товары объявляются собствен­ностью государства и подлежат централизованному распределению. Устанавливаются жестко регулируемые цены. Исчезают экономичес­кие стимулы к труду. Нарушаются производственные связи.

Жесткое государственное регулирование экономики стало не­сколько слабее в период нэпа, когда предпринимателям дали неболь­шую свободу и временно разрешили работать на рынок и получать от него необходимые для развития ресурсы. Это благотворно сказалось на восстановлении разрушенного революцией и гражданской войной хозяйства.

Однако уже в начале 1930-х гг. в экономике Приангарья обозна­чились радикальные перемены. Начался резкий поворот к социализ­му. От ограничений в отношении среднего класса (предприимчивой и зажиточной части населения) партия большевиков перешла к его ликвидации. Вскоре наступил период поголовной коллективизации, индустриализации, централизации и бюрократизации управления, полного вытеснения из экономики частных элементов, подавления любой предпринимательской активности Населения.

Такой подход составил основу всей последующей экономичес­кой политики государства. Предпринимательство было загнано в «тень» и стало уголовно наказуемым деянием. За годы Советской власти в обществе сформировалось предвзятое отношение к малому бизнесу и предпринимателям. Население страны приучили к тотальному дефи­циту, низкокачественным товарам, полупустым прилавкам и нескон­чаемым очередям. Тех же, кто занимался реализацией каких-либо товаров или созданной своим трудом продукции, в том числе сельско­хозяйственной, называли «барыгами», «спекулянтами», «мешочни­ками». Их преследовали и наказывали в административном и уголов­ном порядке.

Однако, несмотря на долгие годы запретов и сформированный коммунистической идеологией «образ врага», дух предпринимательства в нашей стране не был полностью уничтожен. В середине 1980-х гг., с началом «перестройки», в обществе появилась надежда на радикаль­ные изменения в экономике.

Период реформ. С середины 1980-х гг. происходит возрожде­ние российского предпринимательства. Первым решительным шагом в этом направлении стал арендный подряд (индивидуальный и семей­ный). Широкое распространение он получил в сфере бытового обслу­живания. С мая 1987 г., после принятия закона СССР «Об индивиду­альной трудовой деятельности», начался очень быстрый рост числа граждан, желающих самостоятельно заниматься бизнесом.

Ключевым в реформировании экономики явился закон «О ко­операции в СССР», принятый в 1988 г. Кооперативы дали пред­принимателям необычную для тех лет хозяйственную свободу, по­зволили легализовать накопившийся за долгие годы мощный заряд предпринимательской активности. В то время это был наиболее ди­намично развивающийся сектор советской экономики. За короткий период (1988-1989) количество кооперативов в общественном пита­нии, сфере бытовых услуг, строительстве и производстве товаров возросло более чем в 10 раз, аналогичным образом изменилась и численность занятых. При этом объем реализуемых ими товаров и услуг увеличился в 20 раз.

В конце 1980-х гг. начал развиваться так называемый «челноч­ный бизнес», когда десятки тысяч людей выезжали для закупки това­ров за рубеж. Быстрая оборачиваемость мелких торговых ресурсов превращала их в капиталы средних размеров. Кроме того, мелкая торговля моментально реагировала на нарастающую дифференциа­цию российского общества. Благодаря торгово-посреднической дея­тельности установились новые хозяйственные связи, в основе кото­рых лежали уже не директивные и плановые задания, а рыночные отношения, взаимовыгодный товарообмен, удовлетворение покупа­тельского спроса. Хронический дефицит, образовавшийся на потре­бительском рынке в годы Советской власти, был очень быстро устра­нен малыми предприятиями.

Движение наиболее активной части населения в сторону коопе­ративов и частного бизнеса ознаменовало возрождение российского предпринимательства, стало толчком для формирования первоначаль­ного капитала. Впоследствии весь этот потенциал удалось реализо­вать в малом предпринимательстве, для чего были созданы достаточ­но благоприятные условия и приняты основополагающие документы:

  1. постановление Совета Министров СССР «О мерах по созданию и развитию малых предприятий» (август 1990 г.)
  2. закон Российской Федерации «О государственной поддержке малого предприниматель­ства» (июнь 1995 г.).

Однако становление предпринимательства в нашей стране не всегда происходило гладко. Быстрое развитие данного сектора эконо­мики резко увеличило оборот наличных денег и оказалось причиной социально-экономического расслоения общества. На фоне роста цен и стойких традиций уравнительного распределения это вызывало неприязнь к предпринимателям со стороны населения. А у некоторых чиновников даже возникало желание остановить реформы.

Но, несмотря на трудности, становление малого бизнеса состо­ялось. Теперь такой бизнес является неотъемлемым элементом рос­сийской экономики. Малые предприятия за годы реформ приобрели большой опыт выживания в условиях рынка, они научились работать на потребителя. Их продукция стала более качественной и конкурен­тоспособной.

Повышается профессиональный уровень предпринимателей. Возрождаются некогда утраченные традиции, формируется законода­тельная база, принимаются федеральные и региональные программы поддержки, при содействии государства создается сеть сервисных орга­низаций. Все больше внимания данному сектору экономики уделяет­ся на муниципальном уровне. Меняется психология населения. Люди осознают, что предприниматели работают не только для себя, но и для них.

Для развития малого бизнеса уже много сделано, но предстоит сделать еще больше. Для этого имеются все необходимые предпосыл­ки. Тем более, что колоссальный потенциал предпринимательской ак­тивности в нашей стране еще до конца не раскрыт и не использован.

Современное состояние. Для современной России развитие малого предпринимательства имеет исключительно важное значение.

Во-первых, малые предприятия гибко реагируют на спрос и быстро устраняют дефицит на потребительском рынке. Они увели­чивают налогооблагаемую базу, не требуя для своего развития ка­ких-то особых государственных затрат, что очень важно при ограни­ченных бюджетных ресурсах. При этом российские предпринимате­ли ждут от власти только одного — чтобы им не мешали многочис­ленные чиновники.

Во-вторых, малый бизнес быстро и с небольшими затратами создает новые рабочие места, тем самым помогая власти решать проблему занятости населения. Именно малый бизнес поглотил на первых этапах реформ основную массу безработных, предотвратив социальный взрыв.

И еще очень важный для обновленной России фактор. Малое предпринимательство формирует средний класс, конкурентную сре­ду, создает основу для развития цивилизованного рынка, делает про­цесс демократических преобразований в России необратимым.

В начале 2000 г. в России действовало 890 тыс. малых предпри­ятий (рост к 1999 г. — 3-5 %). На них работало 7,5 млн чел. (9 % трудоспособного населения страны). Кроме того, было офици­ально зарегистрировано 3,5 млн чел., занимавшихся предпринима­тельской деятельностью без образования юридического лица. Всего в малом бизнесе, с учетом работавших по договорам и по совмести­тельству, было занято 15-20 млн чел.

Стоимость продукции и услуг всех малых предприятий России составила в прошлом году 15-20 млрд дол. (это сопоставимо с годо­вым объемом промышленной продукции всей Тюменской области.)

Еще в начальный период развития предпринимательства некото­рые эксперты делали прогнозы, согласно которым уже к 2000 г. Россия выйдет на мировой уровень по количеству малых предприятий на 1 тыс. жителей, а именно: численность малых предприятий достигнет 2-3 млн, а объем производимой ими продукции и оказываемых услуг — 35-45 % ВВП. К сожалению, этого пока не произошло. Рост числа российских малых предприятий замедлился. Почему? Причин здесь несколько. Главная из них — исчерпание поверхностных ресурсов роста и необходимость мобилизации внутренних резервов.

География размещения. Малые предприятия размещены на тер­ритории России крайне неравномерно. Примерно 75 % их общей числен­ности сосредоточено в европейской части, прежде всего в Москве (23 %) и Санкт-Петербурге (13 %). На долю регионов, находящихся восточнее Урала, приходится только 17 % предприятий. Это в 1,4 раза меньше, чем в Москве.

В пределах Иркутской области действует 1,5 % всех российских малых предприятий или примерно 10 % предприятий, находящихся за Уралом, что не так уж и плохо.

Таблица 26.3 Распределение малых предприятий по регионам России, 2000 г. 

Регион

Доля, %

Европейская Россия

73

Урал

10

Западная Сибирь

9

Восточная Сибирь

4

Дальний Восток

4

В целом по России

100

По количеству малых предприятий на 1 тыс. чел. Населения Россия сильно уступает развитым странам мира. То же отно­сится и к ее отдельно взя­тым регионам, отстающим по этому показателю даже от среднероссийского уровня (табл.26.4). Толь­ко Москва и Санкт-Петербург начинают приближаться к общемировым стандартам. Это гово­рит о наличии значительных и пока еще не задействованных резер­вов развития российского малого предпринимательства.

Таблица 26.4 Развитие малого предпринимательства в регионах России, в сравнении с общемировым уровнем, 1999 г.

Регион

Количество МП на 1 тыс. жителей, ед.

Россия

6

Северный, Волго-Вятский и Центрально-Черноземный районы

3

Поволжский и Уральский районы

4

Северо-Кавказский район

5

Дальневосточный район

5

Восточно-Сибирский район

5

Западно-Сибирский район

7

Калининградская область

8

Центральный район

9

Северо-Западный район

15

Москва

21

Санкт-Петербург

22

Страны ATP

20-70

Страны ЕС

30-60

Перспективы. По мнению отечественных и зарубежных экс­пертов, России необходимо в течение ближайших пяти-шести лет увеличить количество малых предприятий до 4-5 млн, а числен­ность работающих на них — до 35 млн чел. При этом стоимость производимой ими продукции и оказываемых услуг должна состав­лять не менее трети валового внутреннего продукта. Именно такой уровень позволит малому бизнесу устойчиво развиваться на своей собственной основе, сделает необратимым процесс экономических реформ, приблизит Россию к высокоразвитым странам мира.

Данная цель обозначена в программе Правительства РФ. Дос­тижение ее потребует корректировки государственной экономичес­кой политики, изменения менталитета руководителей и чиновниче­ства, повышения предпринимательской и социальной активности всего населения.

Малое предпринимательство в Иркутской области

В годы широкомасштабной индустриализации на территории Иркутской области размещались преимущественно крупные предпри­ятия так называемой союзной специализации, ориентированные на производство и поставки за пределы Сибири (и даже страны) сырья и полуфабрикатов. Развитию малых производств, работающих на региональный потребительский рынок, почти не уделялось внима­ния. Они находились в положении третьестепенных.

Основной упор был сделан на возведение энергопромышлен­ных гигантов. Это деформировало структуру хозяйства, привело к тому, что всего несколько очень крупных производств начали опреде­лять экономическое лицо региона. Доля малых и средних предприя­тий в общем объеме промышленной продукции оказалась крайне незначительной.

Подобный перекос до сих пор сдерживает рост малых предприя­тий в регионе. Однако необходимость развития потребительского рын­ка создает благоприятную среду для предпринимательства. Малый биз­нес все больше становится частью экономики Иркутской области. Его возрождение, укрепление и расширение постепенно устраняют искус­ственно созданную в годы социалистической индустриализации «про­пасть», разъединившую крупную промышленность и малый бизнес.

Количество малых предприятий. По состоянию на 1 октября 2000 г. в Иркутской области было зарегистрировано 13,8 тыс. малых предприятий, на которых трудилось около 80 тыс. чел (9 % всех занятых в области). Кроме того, более 70 тыс. предпринимателей работало без образования юридического лица. В аграрном секторе действовало 3 тыс. фермерских хозяйств.

В 1999 г. малые предприятия произвели продукции на сумму 5,3 млрд руб. (7 % промышленной продукции области).

Около 90 % малых предприятий являются частными, осталь­ные относятся к категории муниципальных, государственных или смешанных.

По общему количеству малых предприятий Иркутская область за­нимает второе место в Сибири, уступая только Новосибирской области, а по количеству малых предприятий на 1 тыс. чел населения — третье (табл.26.5).

Таблица 26.5 Динамика развития

Регион

Количество МП на 1 тыс. жителей, ед.

Новосибирская область

9

Томская область

7

Иркутская область

5

Республика Бурятия

4

Кемеровская область

3

Красноярский край

3

Динамика развития. Малый бизнес становится заметным явлением в эконо­мике области. За годы эко­номических преобразований наши предприниматели при­обрели большой опыт, повы­сился их профессиональный уровень, они создали много предприятий, ориентирован­ных на производственный сектор и сферу услуг.

Возросла доля налоговых поступлений от малого бизнеса. В консолидированных бюджетах ряда территорий она оценивается следующим образом: Шелехов, Нижнеудинский и Тайшетский райо­ны — до 15 %, Иркутск — 13 %, Усть-Илимск — 7 %, Усолье-Сибир-ское, Ангарск и Саянск — 4-5 %.

Кроме того, прослеживается устойчивая тенденция роста числа малых предприятий как в абсолютных величинах, так и в расчете на 1 тыс. чел населения (табл. 26.6).

Таблица 26.6 Динамика развития малого предпринимательства в Иркутской области

Показатель

1991

1994

2000

Общее количество МП, тыс. ед.

1,1

10,7

13,8

Количество МП на 1 тыс. жителей, ед.

0,4

3,8

5,2

Значительные результаты достигнуты в текущем году. За истек­шие десять месяцев, по сравнению с аналогичным периодом прошло­го года, объем произведенной малыми предприятиями Иркутской области продукции и оказанных ими услуг увеличился в 2,3 раза. Примерно во столько же раз вырос объем полученной ими прибыли. Количество занятых в малом бизнесе увеличилось на 21 %.

Структура. Предприятия малого бизнеса созданы практически во всех отраслях экономики (табл. 26.7). Наибольшая их доля отме­чается в торговле и общественном питании — 40 %, промышленно­сти — 21 %, строительстве — 14 %.

Данные таблицы свидетельствуют, что распределение малых предприятий по отраслям экономики Иркутской области примерно такое же, как и в среднем по России. Однако у нас выше доля пред-

Таблица 26.7 Распределение малых предприятий по отраслям экономики в Иркутской области и в России в среднем

Отрасль

Россия

Иркутская область

Торговля и общественное питание

45

41

Промышленность

15

21

Строительство

16

14

Общая коммерческая деятельность

4

7

Наука и научное обслуживание

5

3

Транспорт

2

2

ЖКХ

2

1

Прочие

11

11

К сожалению, пока еще очень невелико (как в области, так и в России в целом) количество малых предприятий, созданных в сфере науки и научного обслуживания. Это не соответствует научно-техни­ческому потенциалу страны и региона. Мировой опыт подтверждает, что активизация инновационной деятельности способствует росту ба­зовых отраслей экономики. Но для активизации данной сферы деятельности необхо­димо использование новых систем стимулов, новых форм поддержки, в том чис­ле внедрение венчурного финансирования. Прихо­дится констатировать, что реально функционирующих венчурных фондов в Восточ­ной Сибири пока нет.

Размещение. В раз­мещении малых предприя­тий Иркутской области про­слеживается та же тенден­ция, что и в целом по России. Примерно 70 % их сосредоточено в крупных городах. Например, в Иркутске находится около 55 % всех субъектов малого предпринимательства области, в Ангарске — 11 %, в Братске — 9 %.

Вместе с тем в целом ряде муниципальных образований предпри­нимательство пока еще не получило достаточного распространения (табл. 26.8). Почему? Прежде всего из-за слабого экономического развития этих территорий и неготовности местной власти оказывать помощь предпринимателям. В такой связи одной из приоритетных задач адми­нистрации области и Совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе является поддержка данного сектора экономики, в первую очередь в районах и небольших городах. Для активизации деятельности в данном направлении разработаны и приняты соответ­ствующие программные документы, проводится обучение предприни­мателей и глав администраций основам бизнеса, устраняются админи­стративные барьеры, создается инфраструктура поддержки.

Факторы, сдерживающие развитие малого предпринимательства

Таблица 26.8 Уровень развития малого предпринимательства в городах и районах Иркутской области, на 1 октября 2000 г.

Муниципальное образование

Численность населения, тыс. чел.

Общее количество МП, ед.

Количество МП на 1 тыс. жителей, ед.

Города

Иркутск

593,7

7613

12,8

Усть-Илимск

105,2

628

6,0

Ангарск

281,2

1 620

5,8

Братск

277,6

1 250

4,5

Тайшет

60,5

202

3,3

Усолье-Сибирское

103,5

246

2,4

Усть-Кут

70,5

162

2,3

Шелехов

65,7

148

2,3

Черемхово

87,7

191

2,2

Саянск

46,5

59

1,3

Тулун

53,2

48

0,9

Зима

36,3

30

0,8

Нижнеудинск

51,2

34

0,7

Бодайбо

30,9

-

 

Итого

1 863,7

12231

6,6

Районы

Усть-Илимский

23,7

242

10,2

Нижнеилимский

71,9

463

6,4

Иркутский

51,5

158

3,1

Братский

69,9

195

2,8

Зиминский

15,1

36

2,4

Катангский

6,2

12

1,9

Жигаловский

11,1

18

1,6

Тайшетский

34,0

51

1,5

Чунский

47,4

65

1,4

Мамско-Чуйский

12,0

16

1,3

Киренский

26,9

30

1,1

Слюдянский

47,0

52

1,1

Усольский

56,5

55

1,0

Нижнеудинский

36,4

35

1,0

Казачинско-Ленский

25,3

24

0,9

Тулунский

31,9

25

0,8

Ольхонский

9,3

5

0,5

Куйтунский

41,5

20

0,5

Балаганский

10,7

5

0,5

Черемховский

36,0

16

0,4

Заларинский

35,2

14

0,4

Усть-Удинский

17,8

1

0,1

Качугский

23,2

1

0,04

Итого

740,5

1 539

2,1

Всего (без Усть-Ордынского Бурятского национального округа)

2 604,2

13 770

5,2

Уровень развития малого предпринимательства в среднем по России значительно ниже среднемирового. Аналогичная ситуация скла­дывается и в российских регионах, в которых процесс становления предпринимательства сдерживается целым рядом факторов. Что это за факторы?

Общеэкономическая ситуация. Малое предпринимательство ин­тегрировано в общероссийскую экономику и является ее неотъемле­мой частью. Все, что мешает экономическому росту, неизбежно тор­мозит и развитие малого бизнеса. И наоборот, экономический подъем всегда сопровождается оживлением предпринимательства.

Несовершенство нормативно-правовой базы. Данный фактор тоже сдерживает развитие малого бизнеса, лишает предпринимате­лей надежной социальной и правовой защиты, увеличивает степень риска. Поэтому совершенствование федерального и регионального законодательства является важным направлением деятельности всех ветвей и уровней власти.

Опыт свидетельствует, что для успешного развития требуется стабильное правовое поле. Благодаря этому в западных странах сло­жилось весьма монолитное, сбалансированное в отраслевом разрезе и отвечающее рыночным потребностям ядро предпринимательства. В условиях стабильного правового и экономического пространства оно слабо подвержено воздействиям внешней среды. Именно вокруг него постоянно идет процесс появления и исчезновения новых малых пред­приятий и компаний. Самые перспективные и жизнеспособные из них в конечном итоге также на­ходят себе долговременное мес­то на рынке и входят в подобное 77,0 ядро.

Налоговый гнет и громоздкая система отчетности. В Рос­сии существует около 40 различ­ных видов налогов, а налоговое 67,6 бремя оценивается в 40-60 % ВВП. В успешно развивающих­ся странах, например в Турции, эта величина втрое меньше. А в Китае в зонах экономического роста налоги ниже среднероссий­ских в 5 раз. Недавно в России тоже была введена система упрощен­ного налогообложения для предпринимателей, но она только смягчи­ла фискальное бремя, не решив налоговую проблему по существу.

Идеологические барьеры. В нашей стране предприниматель­ство считалось несовместимым с основами социализма и являлось уголовно наказуемым деянием. Соответствующим образом формиро­валось и общественное мнение. Поэтому за долгие годы социалисти­ческого строительства богатейшая культура российского предприни­мательства была почти полностью утрачена.

К счастью, идеологические догмы уходят в прошлое. Меняется отношение к бизнесу. Предпринимательство больше не воспринима­ется как нечто преступное и чуждое обществу. Даже бабушки переста­ли называть предпринимателей «барыгами» и «спекулянтами».

Отсутствие квалифицированных кадров. Для создания и ус­тойчивого функционирования малых предприятий недостаточно од­ного желания и первоначального капитала. Нужны опыт работы и определенная квалификация. То же относится и к чиновникам, отве­чающим за развитие малого предпринимательства. Поэтому очень важ­но осуществлять кадровое и научно-методическое обеспечение данно­го сектора экономики. Требуется непрерывное обучение населения основам предпринимательской деятельности, постоянная переподго­товка специалистов. В первую очередь это относится к регионам с низким и средним уровнем развития малого предпринимательства. Именно здесь обучение населения и подготовка кадров будут давать наибольший эффект при сравнительно небольших затратах.

Административно-чиновничьи барьеры. К ним относится нали­чие многочисленных инструкций и подзаконных актов, а также без­думность чиновников. Административные барьеры вредят бизнесу, мешают энергичным и предприимчивым людям создавать рабочие ме­ста, увеличивать налогооблагаемую базу бюджетов.

Можно выделить три основные группы административных ба­рьеров: усложненная система регистрации, бессмысленные провер­ки, сложные и непонятные системы лицензирования и сертифика­ции. Рассмотрим их более подробно.

Усложненная система регистрации. Чтобы открыть свое дело, предприниматель должен посетить 10-30 различных инстанций и получить от 50 до 90 согласований. Недавно эксперты провели ис­следования, и оказалось, что даже в относительно благоприятной для развития бизнеса Москве для открытия, например, химчистки при соблюдении всех законов и инструкций требуется около года. А вот во Франции совсем недавно ужаснулись, обнаружив, что на регистрацию нового предприятия уходит 5 дней. Немедленно было принято законо­дательство, гарантирующее регистрацию нового дела в течение 24 ч.

Бессмысленные проверки. Даже получив десятки согла­сований и открыв свое дело, российский предприниматель не чув­ствует себя застрахованным от нескончаемых проверок. Его контро­лируют десятки различных органов федеральной и региональной вла­сти: пожарный надзор, СЭС, налоговая инспекция, налоговая поли­ция, госторгинспекция, госинспекция по труду, госстандарт, органы внутренних дел, таможня, прокуратура, пенсионный фонд и пр. При этом чиновники из контролирующих структур во многом дублируют функции друг друга. Они могут осуществлять проверки ежедневно и даже в праздничные дни, могут в любой момент по формальным признакам оштрафовать предпринимателя, приостановить его дея­тельность, закрыть малое предприятие.

Чтобы обуздать чиновничий произвол и освободить бизнес от выплат бессмысленных штрафов и «отступных», необходимо изме­нить законодательную и нормативную базу, сделать проверки комп­лексными, проводить их с определенной периодичностью. А кто хо­чет проверять чаще, пусть получает санкцию в прокуратуре, ставит в известность объединение предпринимателей, делает отметку в жур­нале проверок. Незаконное и несанкционированное вмешательство в дела бизнесменов должно влечь за собой экономическую, админист­ративную и уголовную ответственность. Все затраты на проверки необходимо относить на себестоимость продукции, чтобы налоговые органы тоже защищали предпринимателей от чиновничьего рэкета.

Сложные и непонятные системы лицензирования и сертификации. В условиях рыночной экономики не нужны громоздкие и тяжеловесные системы регулирования производства и контроля качества продукции. Потребитель лучше всякого чиновни­ка способен оценить конкурентоспособность продукции и сделать свой выбор. Попытка же заменить покупателя чиновником ведет только к разрастанию государственного аппарата, сковывает разви­тие производства.

Перечисленные административные барьеры снижают инвес­тиционную привлекательность территории, уводят за ее пределы часть предпринимателей и налогов, создают питательную среду для коррупции. Неудивительно поэтому, что обычной реакцией малых предприятий на произвол чиновников является уход в «теневую» экономику.

Можно ли бороться с административными барьерами? Мировой опыт свидетельствует, что можно, причем довольно успешно. Для этого необходимо:

  1. упорядочить и предельно упростить регистрацию предприятий;
  2. сократить число проверок и сделать их комплексными;
  3. свести к разумному минимуму требования лицензирующих и контролирующих органов;
  4. устранить бессмысленные поборы;
  5. немедленно отстранять от должности чиновников, ставящих препоны развитию бизнеса.

Ограниченность доступа к ресурсам. Подавляющая часть рос­сийских предпринимателей испытывает недостаток ресурсов (финан­совых и материально-технических). Однако при размещении раз­личных государственных заказов и проведении государственных за­купок, а также при выделении бюджетных средств и предоставлении государственных гарантий малые предприятия оказываются в нерав­ных условиях с крупными. Не учитывается их специфика и при кредитовании. Российские банки пока слабо осваивают спектр фи­нансовых услуг для малых предприятий, соответствующий запад­ным стандартам.

Субъекты малого предпринимательства должны иметь доступ к получению различных муниципальных и региональных заказов, свя­занных с производством продукции и оказанием услуг. Необходимо упрощать также их доступ к кредитным ресурсам. Подобные меры, при одновременном повышении ответственности за своевременное выпол­нение заказов и эффективное использование выделенных средств, бу­дут способствовать дальнейшему развитию малого бизнеса.

Государственная поддержка малого предпринимательства

Опыт развитых стран. Мировой опыт свидетельствует, что бы­строе и масштабное развитие малого бизнеса возможно только при наличии целенаправленной политики государства, понятной пред­принимателям и населению, подкрепленной комплексом организаци­онных мер и финансовыми ресурсами.

Во всем мире взаимодействие власти и бизнеса строится на вза­имовыгодной долгосрочной основе. При этом государство создает благоприятные и стабильные правовые условия для предпринимате­лей, формирует необходимую инфраструктуру поддержки, обеспечи­вает привлекательный инвестиционный климат, устраняет админист­ративные барьеры, повышает конкурентоспособность национальной экономики. В свою очередь бизнесмены помогают власти финансиро­вать социальные программы и приоритетные отрасли, поддерживают в экономике принцип добросовестной конкуренции, расширяют на­логооблагаемую базу и организуют новые рабочие места.

В развитых странах государственное содействие малому и сред­нему бизнесу осуществляется в самых разнообразных формах. Преж­де всего, это совершенствование нормативно-правовой базы, разра­ботка и реализация программ развития конкретных предприятий, информационно-консультационная помощь, льготное кредитование, дотации, налоговые льготы и др. — все, что создает более благопри­ятную среду для развития предпринимательства, выводит бизнес из «тени», увеличивает налогооблагаемую базу.

В то время, как в России система государственной поддержки малого предпринимательства только формируется, в развитых стра­нах уже достигнут уровень его устойчивого саморазвития. Там «экс­плуатируется» его новое качество, которое позволяет малому бизне­су, при опоре на инновационные технологии, оказывать полномасш­табное воздействие на национальную экономику и способствовать росту на этой основе социально-экономического уровня страны.

Направления поддержки. Что должно делать государство для оказания поддержки предпринимательству и создания благоприят­ных условий для его саморазвития?

Во-первых, разрабатывать стратегию роста данного сектора эко­номики во взаимосвязи с общим социально-экономическим развитием страны. Это означает принятие комплексных долгосрочных мер, обес­печивающих малому бизнесу широкие возможности для роста и дос­тижения им конкурентных преимуществ. Подобная стратегия может реализовываться в виде конкретных федеральных и региональных программ.

Во-вторых, упрощать и делать более понятной нормативно-пра­вовую базу и налоговую систему, постоянно осуществлять «зачистку» федеральных и региональных законодательных и нормативно-право­вых актов, приводя их в соответствие с требованиями развивающейся экономики.

В-третьих, минимизировать до разумной степени достаточности административно-разрешительные и контрольные функции государ­ства, освобождать бизнес от излишних чиновников, защищать права и безопасность предпринимателей и их собственность, всемерно по­ощрять предпринимательскую активность.

В-четвертых, осуществлять финансовую и материально-техни­ческую помощь путем создания многочисленных (в первую очередь, негосударственных) и доступных источников рискового (венчурно­го) капитала, сдавая в аренду средства производства и обеспечивая равный доступ к государственным заказам.

В-пятых, формировать инфраструктуру поддержки малого пред­принимательства, развивать систему оказания специализированных консультационных услуг, совершенствовать обучение и повышение квалификации предпринимателей.

Программы. Организационную основу государственной поли­тики поддержки образуют федеральные и региональные программы. Их цель — создание благоприятных условий для развития бизнеса. Подкрепленные реальными действиями и ресурсами, они являются базой для масштабного развития предпринимательства. Как правило, разрабатываются программы на период до пяти лет и предлагают ком­плекс мер, направленных на развитие малого предпринимательства на конкретных территориях и в конкретных отраслях.

Наиболее важные направления поддержки определяются на ос­нове анализа текущей ситуации и проблем, с которыми сталкиваются малые предприятия. При разработке конкретных мер устанавливают­ся приоритеты экономического развития, учитываются потребности населения и имеющиеся ресурсы.

Программы могут предусматривать оказание самой разнообраз­ной помощи предпринимателям: выделение производственных пло­щадей, земельных участков, оборудования, финансовых средств, обу­чение населения основам бизнеса и повышение квалификации чинов­ников, отвечающих за развитие малого предпринимательства. В них могут оговариваться условия доступа к бюджетным ресурсам и науч­но-техническим разработкам, устанавливаться упрощенные процеду­ры регистрации, лицензирования и сертификации продукции, пред­лагаться меры содействия развитию торговых, научно-технических и производственных связей с зарубежными партнерами.

Органы исполнительной власти субъектов Российской Федера­ции и органы местного самоуправления разрабатывают свои регио­нальные и муниципальные программы поддержки, предусматривая выделение на такие цели бюджетных средств. При этом региональ­ные программы, как правило, формируются с учетом мнений муници­пальных образований, а также структур поддержки малого пред­принимательства. Они проходят многоступенчатую экспертизу, ши­роко обсуждаются предпринимателями и реализуются органами вла­сти при содействии предпринимательских и коммерческих структур и широком освещении полученных результатов в средствах массовой информации.

Инфраструктура поддержки. Инфраструктура поддержки пред­ставляет собой совокупность различных организаций (фондов, агентств, сервисных и выставочных центров, страховых и лизинго­вых учреждений, бизнес-инкубаторов и др.), создаваемых при учас­тии государственных и муниципальных органов власти. Она призва­на стимулировать рост и самоорганизацию малого бизнеса и направ­лять его активность в наиболее значимые для региональной экономи­ки сферы.

При помощи инфраструктуры поддержки могут осуществляться различные виды деятельности. Например, обучение населения осно­вам предпринимательства, быстрая регистрация предприятий и оказа­ние им юридических и консалтинговых услуг, проведение маркетинго­вых исследований и организация выставок-ярмарок с демонстрацией продукции малых предприятий, оказание лизинговых услуг, содей­ствие в техническом переоснащении и рекламе продукции, обеспече­ние безопасности предпринимателей, привлечение инвестиций и т.д.

В последние годы появилось достаточно много организаций, ко­торые можно отнести к объектам инфраструктуры поддержки. Рас­смотрим некоторые из них.

Бизнес-школы. Создаются для обучения и повышения ква­лификации предпринимателей и граждан, желающих открыть соб­ственное дело. В бизнес-школах могут проходить обучение государ­ственные и муниципальные служащие.

Учебно-де­ловые центры. Оказывают предпри­нимателям комплек­сную поддержку, включая образова­тельные и консульта­ционные услуги, ин­формационное обес­печение, включая помощь при государственной реги­страции и обучение персонала.

Бизнес-ин­кубаторы. «Взра­щивают» на своих площадях специаль­но отобранные малые предприятия, оказы­вая им на первых эта­пах консалтинговые, образовательные и офисные услуги. Бизнес-инкубаторы ускоряют процесс развития ма­лых предприятий (по сравнению с «естественными» условиями) в 10-20 раз, снижая при этом количество неудач в бизнесе в 1,5-2 раза. Бизнес-инкубаторы могут действовать в составе технопарков, техно­логических центров и других сервисных структур.

Технопарки. Создаются на базе крупных научно-исследо­вательских институтов или высших учебных заведений с целью более эффективного использования их научного потенциала. Технопарки призваны коммерциализировать новые разработки и технологии че­рез деятельность малых инновационных предприятий. Хотя их орга­низация требует значительных стартовых средств, такие структуры позволяют повысить роль малых предприятий в инновационной сфе­ре, нацеливая их на внедрение радикальных новшеств, освоение но­вых технологий и изделий, делая их экспериментальной базой для крупных корпораций.

Инновационно-технологические центры. Также создаются на базе научно-исследовательских институтов примерно с той же целью, что и технопарки. Разница лишь в том, что данные центры, осуществляя коммерческое продвижение новых технологий, ориентированы не столько на малые предприятия, сколько на круп­ные корпорации, способные реализовать достаточно сложные и зат­ратные научные разработки и проекты.

Социально-деловые центры. Обычно организуются при региональных центрах занятости и за счет их средств. В отличие от агентств и бизнес-инкубаторов, они призваны решать социально- экономические проблемы незанятого населения.

Бизнес-центры. Оказывают предпринимателям сервисные и офисные услуги (предоставление помещений, средств связи, компью­терной техники, оргтехники). Создаются при торговых и транспорт­ных центрах, гостиницах. Обслуживают клиентов на платной основе.

Финансовая поддержка. Финансовая поддержка малого пред­принимательства в России существенно отличается от таковой в раз­витых странах.

Российские предприниматели в качестве финансовых источни­ков развития используют главным образом внутренние ресурсы доходы от собственной деятельности (60 %), личные средства учре­дителей (20 %) и частный кредит (15 %). Эти источники доступны и наиболее надежны. На долю внешних ресурсов (кредиты банков, бюджетные ссуды и др.) приходится не более 5 %.

Внешние источники заимствований, в том числе кредиты бан­ков, использует только половина всех малых предприятий, но и они сталкиваются с проблемами, обусловленными пока еще слабым раз­витием рынка финансовых услуг.

Государство должно сыграть решающую роль в запуске меха­низмов финансовой поддержки, задействовать весь арсенал техноло­гий привлечения средств в сферу малого бизнеса, переориентировать систему финансирования на активное использование внебюджетных источников, обучить предпринимателей современным методам заим­ствования, сделать систему предоставления гарантий и бюджетных ресурсов более понятной и доступной предпринимателям.

В целом же российский малый бизнес может рассчитывать на ресурсы для своего развития, эквивалентные доле капитальных акти­вов в совокупном объеме основных средств и доле создаваемого им валового внутреннего продукта, — примерно 10 %. И это несмотря на то, что наиболее капиталоемкие виды хозяйственной деятельности остаются пока недоступными для малых и средних предприятий.

Рассмотрим особенности финансирования малого бизнеса за счет ресурсов некоторых источников.

Банковский кредит. Пока малодоступен для небольших предприятий и частных предпринимателей. Российские банки еще не научились учитывать специфику малого бизнеса. Их кредитная политика ориентирована лишь на крупных клиентов. Поэтому спектр ус­луг для малых предприятий, соответствующий западным стандартам, до сих пор развит слабо. Даже при оценке рисков реализации бизнес- планов и инвестиционных проектов банки исходят только из рыночной стоимости основных фондов предприятия и размера залога и не принимают во внимание перспективы реализации проекта, потенци­альные возможности предприятия и команды управленцев.

Общества взаимного кредитования. Действуют как кассы взаимопомощи. Кредитуют юридических и физических лиц. Са­мостоятельно определяют размер, периодичность и порядок финанси­рования, в наибольшей степени учитывают специфику бизнеса и ори­ентированы на интересы пайщиков. К услугам таких обществ обраща­ются предприниматели, не желающие брать кредит в банке из-за высо­кой ставки процента. Общества взаимного кредитования повышают кредитоспособность и финансовую устойчивость групп малых предприятий за счет аккумулирования их временно свободных денежных средств и предоставления кредитов участникам общества. Это особен­но важно в условиях неготовности банков кредитовать малый бизнес.

Частный кредит. Предполагает привлечение ресурсов друзей, знакомых, родственников, партнеров по бизнесу, «теневых» структур. В отличие от банковского такой вид кредитования дает пред­принимателям ряд преимуществ: кредит можно получать на более продолжительный срок, под меньшую процентную ставку, с гораздо большей оперативностью и без излишней бюрократической волоки­ты, с меньшими требованиями по предоставлению гарантий. Данный вид кредита будет pi в дальнейшем играть важную роль в развитии малого бизнеса, помогая решать текущие проблемы — пополнение оборотных средств, закупку товаров и оборудования и др.

Л и з и н г. Вид инвестиционного кредита для приобретения обо­рудования и передачи его по договору аренды физическим или юридическим лицам за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях с правом выкупа. Мировой опыт свидетельствует, что лизинговая форма кредита актуальна и эффективна для малых предприятий, испытывающих недостаток ресурсов. Для предпринимателей лизинг выступает как форма долгосрочной аренды с правом выкупа. К сожалению, в России широкое распространение лизинга сдерживается пока еще слабой экономической подготовкой предпринимателей и несовершенством нормативно-правовой базы.

Франчайзинг. Представляет собой покупку уже «раскру­ченного» бизнеса. Дает возможность начать собственное дело, ис­пользуя опыт, знания, поддержку и рекламу уже известных фирм. Очень распространен в экономически развитых странах. У нас только начинает осваиваться.

Информационные и маркетинговые центры. Осуществляют информационное обеспечение малых предприятий и структур, занимающихся поддержкой малого предпринимательства. Исследуют рынки и разрабатывают стратегию продвижения товаров и услуг.

Фонды поддержки. Создаются для оказания финансовой помощи малым предприятиям и предпринимателям. Первоначальны­ми источниками их формирования служат, как правило, средства му­ниципальных и региональных бюджетов. Кредиты предоставляют по льготным ставкам.

Перечисленные структуры дают только общие сведения о наи­более распространенных формах поддержки, не отражая всего много­образия объектов инфраструктуры. В каждом регионе и муниципаль­ном образовании в зависимости от уровня развитости малого бизнеса и сложности оказываемых услуг могут создаваться свои объекты, учи­тывающие региональную специфику.

Что касается Иркутской области, то инфраструктура поддерж­ки существует в семи муниципальных образованиях. Она включает в себя фонды поддержки, территориальные агентства и учебно-деловые центры. С развитием малого предпринимательства инфраструктура и механизмы поддержки могут существенно меняться.

Венчурное (рисковое) финансирование. Осуще­ствляется в разных формах. Способствует притоку средств для за­вершения научно-технических разработок, потенциально оценивае­мых как высокоприбыльные. При этом значительный производствен­ный и финансовый риск обусловлен неопределенностью конечного результата. Источниками финансирования могут быть специализированные венчурные фонды и индивидуальные инвесторы.

Данный вид финансовой поддержки широко распространен за рубежом. Например, в США ежегодно финансируются тысячи риско­вых проектов, а в Англии венчурное финансирование помогает жить и развиваться «академгородку» под названием Кембридж. Каким об­разом? Во-первых, венчурный бизнес освобожден от подоходного налога и налога на прирост капитала, что дает дополнительные ресур­сы, которых так не хватает ученым и изобретателям. Во-вторых, по­средником между изобретателем и потенциальным потребителем его продукции выступает венчурное предприятие, которым обычно руко­водят сами ученые или те, кто учился или работал вместе с ними и хорошо знает проблему. В-третьих, государство содействует тому, чтобы деньги «находили» изобретателей, и выделяет таким посредни­кам землю для расширения бизнес-центров.

Подобная схема отлично работает во многих странах. Ее можно применять и в России (Москве, Казани, Новосибирске, Иркутске — везде, где есть крупные научно-исследовательские центры и имеются значимые для реального сектора разработки). Чтобы подобный меха­низм запустить в России, необходимо принять венчурное законода­тельство. В сочетании с наведением порядка в финансировании науки это позволит увеличить зарплату российским ученым и инженерам.

Проблема обеспечения безопасности предпринимателей

Проблема обеспечения безопасности предпринимателей обостри­лась в начальный период реформ. Именно тогда возрождающийся российский бизнес оказался недостаточно защищенным, а некоторые предприниматели столкнулись с вымогательством и даже насилием.

Кто в большей степени был подвержен воздействию вымогате­лей? Прежде всего те, кто начал свою деятельность в разгар «дикого» рынка (1989-1991). В основном это были предприятия с быстрой оборачиваемостью денежных средств, осуществляющие махинации с неучтенной наличностью, использующие «упрощенные» схемы хо­зяйственных операций. Лидерами в таком списке являлись рознич­ная торговля, общественное питание, бытовое обслуживание, финан­сово-кредитная сфера, полулегальные сегменты рынка. Кроме того, внимание криминальных структур привлекали новые предприятия, начавшие широкую рекламную кампанию. Меньше всего с вымогате­лями сталкивались предприниматели, работающие в области промыш­ленности, науки, медицины, культуры. Сюда же можно отнести пред­приятия, уже давно и активно рекламирующие свою продукцию, че­стно и полностью выплачивающие налоги.

В начальный период реформ каждая фирма решала проблему обеспечения безопасности самостоятельно. Многие организовали соб­ственные службы безопасности или охранные структуры. Некоторые обратились к услугам нелегальных группировок, в том числе крими­нальных. Вновь образованные охранные структуры конкурировали между собой в разделе сфер влияния и платежеспособной клиентуры. Наемные охранные подразделения и криминальные «крыши» кури­ровали заключение крупных сделок, поставляли необходимую ин­формацию, контролировали соблюдение договорных обязательств, разрешали спорные вопросы.

Обеспечение безопасности требовало дополнительных (трансак­ционных) издержек. Например, добровольно-принудительная «кры­ша» обходилась предпринимателям в 10-15 % их доходов. Эта сумма существенно возрастала, если в дополнение к обеспечению безопас­ности «крыша» вкладывала в дело свои капиталы. Чем моложе и доходнее был бизнес, тем большими у него оказывались издержки на собственную охрану. Широкое распространение получила услуга по возврату долгов. Она оценивалась в 15-50 % (в зависимости от харак­тера дела) суммы долга.

Что явилось причиной криминализации бизнеса? Прежде всего налоговый и бюрократический гнет, вынуждавший предпринимате­лей скрывать свои истинные доходы. По данным Госкомстата России, в «теневом» секторе экономики обращался гигантский объем средств – 25 % ВВП, а по оценкам МВД, такой показатель достигал 40 %. Почему? Есть мнение, что виной этому является российский ментали­тет. Но почему тогда, оказавшись турецкими или испанскими бизнес­менами, россияне сразу становятся законопослушными? Дело в дру­гом. В начальный период реформ (1992-1993) наших предпринима­телей «нагрузили» самыми высокими в мире налогами — до 50 % ВВП. Сначала они даже пытались их платить и собираемость налогов была на порядок выше, чем в «законопослушных» развивающихся странах. Но подобная нагрузка оказалась разорительной. Многие ушли из бизнеса, а оставшиеся наращивали «теневой» оборот, который и стал мощной питательной средой для криминала.

Таким образом, проблема декриминализации бизнеса не может быть кардинально решена без сокращения налогового пресса и устра­нения административных барьеров. Большинство предпринимателей готово выйти «из тени», им надоели постоянная скрытность и внут­ренние издержки от тройной бухгалтерии. Настоящая борьба с кри­миналом в бизнесе должна начинаться с подрыва его финансовой базы, с грамотной налоговой реформы, наведения жесткого порядка в управлении бюджетом и государственной собственностью. Необходи­мо создать разумные законы и лишь затем требовать их выполнения.

Сейчас ситуация радикально меняется. Государство стремится защищать отечественный бизнес, снижать налоговое бремя, укреп­лять силовые структуры и повышать профессионализм их сотрудни­ков. Начали активно действовать легальные охранные агентства, в которых работают профессионалы — бывшие офицеры государствен­ных силовых структур. Иной стала ответственность самих предприя­тий. Немаловажное значение имеет и тот факт, что некогда «крими­нальный» капитал, сформировавшийся в период первоначального накопления, уже влился в легальный бизнес и перешел к более циви­лизованным формам взаимодействия. Сократилось количество случа­ев вымогательств и открытого насилия.

Защита бизнеса — это функция государства. Необходимо и даль­ше вытеснять с помощью государственных правоохранительных орга­нов и легальных негосударственных охранных структур криминаль­ные и полу криминальные группировки. Предприниматели, в свою очередь, должны обезопасить свой бизнес, ограничив круг обстоя­тельств, являющихся поводом для нападения. Они должны оборудовать помещение (торговую точку) охранной сигнализацией, деньги и материальные ценности держать в сейфе, применять другие меры предосторожности.

Завершая рассказ о малом предпринимательстве, еще раз под­черкнем, что высокий уровень развития этого сектора экономики сви­детельствует о социально-экономическом здоровье общества, о благо­приятном инвестиционном и предпринимательском климате в регио­не, в стране в целом.

Опыт высокоразвитых государств подтверждает: чем больше людей занято в малом бизнесе и чем выше их доля в производстве валового внутреннего продукта, тем меньше в стране административ­но-чиновничьего произвола, устойчивее экономика, прочнее социаль­но-политические устои, выше творческий потенциал нации, незыбле­мее традиции демократии и свободы.

 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Винокуров М. А. Суходолов А. П. | Источник(и): Экономика Иркутской области: В 3 т. — Иркутск: Изд-во БГУЭП (ИГЭА) : 2002. Т. 3. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2002 | Дата последней редакции в Иркипедии: 20 декабря 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Книги | Иркутская область | Экономика Иркутской области | Библиотека по теме "Экономика"
Загрузка...