Леса // «Сибирская советская энциклопедия» (1929)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

С о д е р ж а н и е

I. Лес как естественная производительная сила.

II. Лес как физико-географический фактор.

III. Лес как биосоциальное явление. Лесные сообщества.

IV. Площадь лесов и их характеристика.

V. Лесные зоны.

VI. Распределение лесов по территории.

VII. Характер лесов на свободных государственных землях.

VIII. Характер лесов местного и государственного значения.

IX. Леса Дальне-Восточного края.

X. Леса восточной части Урала.

XI. Грибные болезни лесных пород.

XII. Насекомые-вредители леса.

I. Лес как естественная производительная сила. Л. принадлежит к наиб. важным естественным производительным силам, при этом возобновляемым подобно торфу и белому углю и в противоположность каменному углю, нефти и рудам. Год. прирост в ср. с га сиб. Л. может быть принят ориентировочно до 1,5 м3. Для Зап. Сиб., юж. части Вост. Сиб. и ДВК эта цифра выше, для Якутии же и сиб. севера— ниже. По сравнению с европ. частью СССР и Зап. Европой годовой прирост в Сиб. меньше, вследствие более короткого вегет. периода, на этот недостаток с лихвой покрывается двумя плюсами: огромной лесной площадью и преобладанием в Сиб. ценнейших технически хвойных пород. Технические качества древесины сиб. хвойных выяснены в спец. статье (см. Древесина), где подчеркнуты приложения сосны (корабельный лес, машиностроение, авиастроение, шпалы и пр.), лиственицы (везде, где требуется устойчивость против гнили и прочность) и пр. Сиб. Л. — крупнейший поставщик химического сырья (см. Лесохимическая промышленность). Сочетание в одном и том же об’екте свойств источника энергии, строительного материала и сырья для многочисленных отраслей пром-сти (химической, бумажной, спичечной и др.) делает Л. единственной в своем роде естественной производительной силой. На базе одного только Л. можно создать ряд комбинатов, потребляющих в качестве топлива свои же отходы (остатки, опилки). На основе этого топлива возможна вполне электрификация и механизация таких комбинатов. По сравнению с европ. частью СССР и Зап. Европой, не говоря уже о Сев. Америке, в Сиб. меньшее число лесо-образующих древесных пород, но это дает ей выигрыш в смысле высокой стандартности Л.
на больших пространствах. Это огромный плюс для социалистического производства в действительно крупном масштабе.

Сказанным не исчерпывается значение сиб. Л. как естественной производительной силы. Л. — поставщик многочисленных пищеприпасов и кормов. К первой категории относятся ягоды, орехи, грибы, а также луковицы и клубни некоторых видов (см. Кандык, Колба и др.); ко второй категории относятся лесные травы, а также некоторые лишайники (см. Лишайники). Далее Л. дают в Сиб. приют и пищу ряду пром. видов зверя. Наконец, в понятие Л. как. естественной производит. силы входит их влияние на климат, водный режим рек и пр.

II. Лес как физико-географический фактор. Влияние Л. на климат занятого им пространства не вызывает возражений, поскольку речь идет о климате под пологом леса. «Внутрилесной климат» умереннее, влажнее и характеризуется меньшей силой ветра, чем «внелесной климат». Бесспорно также действие Л. на окружающую их воздушную среду. Так, они защищают определенные зоны от ветра и его иссушивающего влияния, что особенно важно в лесостепной полосе. Для авиации воздушные токи над Л. имеют отрицательное значение.

До сих пор не разрешен окончательно вопрос, выпадает ли над Л. и соседними с ними местами больше осадков, чем над безлесными территориями при пр. равных условиях. Зато велико знач. Л. для влажности климата местностей, лежащих по пути ветров, проносившихся перед этим над лесными массивами. Дело в том, что лесная территория испаряет в результате жизнедеятельности деревьев в несколько раз больше воды, чем равновеликая водная поверхность. Поэтому ветер, пройдя над Л., обогащается парами, сгущающимися и выпадающими на его дальнейшем пути в виде осадков. Т. о. сибирская тайга-фактор увлажнения климата сиб. лесостепи, а колки последней являются передаточными станциями для дальнейшего переноса в степь океанских паров, всосанных и еще раз отданных тайгой в атмосферу. Кроме того, Л. ослабляют силу ветра, уменьшая его иссушающее действие. Отсюда понятно, как нужно осторожно относиться к таким передаточным станциям и как полезно увеличить их число по определенному плану. Таким путем, пользуясь Л., как «инструментом», мы сможем воздействовать на климат в желательную для нас сторону. Расходуя энергично влагу более глубоких горизонтов, Л. служат одновременно регулятором для стока в реки воды с земной поверхности и из поверхностных слоев почвы. Так они препятствуют весной быстрому таянию снегов и, замедляя этот процесс, предотвращают слишком большие разливы и поддерживают дольше высокий уровень воды в реке. Отсюда необходимость с особ. бережностью относиться к приречным лесам. Они снижают убытки от наводнений и помогают лучше использовать навигационный период. В горах Л., удерживая своими корнями рассыпавшуюся породу, защищает нижележащие местности от опасных осыпей. В Сибири долгое время недооценивали охранной роли приречных и горных лесов. Только сов. власть приняла теперь энергичные меры к их сбережению и пополнению.

III. Лес как биосоциальное явление. Лесные сообщества. По определению профессора Г. Ф. Морозова, лес не есть простая совокупность древесных растений, а представляет их с о о б-щ е с т в о, где они взаимно влияют друг на друга, порождая целый ряд явлений, не свойственных одиноко растущим деревьям. Л. не только подвергаются действию внешней физико-географической среды, но и сами изменяют ее. В результате под пологом Л. другой климат, другая почва, другой живой и мертвый почвенный покров. Хороший пример изменения почвы лесом — обращение черноземов сибирской лесостепи в подзолы под березовыми и др. колками. Итак, деревья в Л. находятся в новой, постоянно создаваемой ими, «биосоциальной» среде. Поэтому они иначе питаются, иначе растут и плодоносят, имеют др. внешний вид, иное внутреннее строение, иные технические свойства. Взаимодействие деревьев в Л. очень многообразно. Ярче всего заметна, но далеко не исчерпывает содержания этого взаимодействия, взаимная борьба за существование между деревьями одного и того же вида, а также между разными видами. В результате первого рода борьбы мы даже в одновозраст-ном Л. из одной породы видим весьма неодинаковое развитие отдельных экземпляров. Борьба за существование между отдельными видами выражается, напр., в том, что в Сиб. на более плодородных почвах (глинистых, суглинистых) теневыносливые породы (ель, пихта, кедр) берут вверх над светолюбивыми (над сосною, березой и пр.). Что светолюбивые породы прекрасно росли бы на территориях, занятых «тенелюбами», не будь такой конкуренции, доказывается «временным» типом Л. из березы и осины на месте выгоревшей или вырубленной тем-нохвойной тайги. Сперва пожарище или порубка обсеменяется легкими семенами березы и осины, тем более, что молодые ель и пихта вымерзают на открытых местах. Только позже они поселяются под пологом Л. из обоих лиственных видов, затем прорезывают этот полог и затеняют своих временных заместителей, оттесняя их на опушки и «забо-ки». В приведенном только что примере нужно подчеркнуть, что береза и осина играют по отношению к темнохвойной тайге пионерскую и защитную роль. Дело, т. о., не сводится к простой «голой» междувидовой борьбе за существование. Еще резче выступает элемент защиты в отношениях взрослых деревьев к подросту, к-рый охраняется их пологом от слишком сильного освещения (а также от вымерзания). Это, в свою очередь, не исключает конкуренции между двумя категориями.

Лесные сообщества в результате действия неодинаковой комбинации физико-географических и биосоциальных факторов отличаются друг от друга составом, густотой, высотой и числом ярусов, подлеском, почвенным покровом и пр. Все эти признаки тесно связаны, и, напр., по почвенному покрову можно судить об общем качестве (бонитете) леса и ряде его технических свойств. Так очень распростр. в Сиб. сосновый «бор беломошник» на сухих песках с почвенным покровом из лишайников (Pinetum eiadinosum); дает низкокачественный пиловочный лес, но зато наиб. пригоден для смолокурения («смолокуренный бор»). Другое дело сосновый «бор жел-томошник» (Pinetum hylocomiosum; см. Мхи) или «бор ягодник» с преобладанием в почвенном покрове «желтых» мхов и ягодников (брусника, черника и др.), растущий на свежей песчаной или супесчаной, но непременно глубокой почве. Здесь лес тонкий, высоко очищенный от сучьев, дающий лучшую «кондовую» древесину и первоклассный пиловочный материал. Бор желтомошник в Сиб. тоже распространен, как и близкий к нему травяной бор (Pinetum herbosum). Иногда его называют также потный бор (см.).Зная биологию лесных сообществ, лесовод и лесопромышленник могут сознательно вмешиваться в жизнь Л. и направлять его биопроцессы в желательную для хоз. целей сторону. Возьмем, напр., нередкий в Сиб. смешанный Л. из сосны, лиственницы, ели и пихты, где последние две породы имеют тенденцию к вытеснению первых двух, более ценных. Здесь правильно поставленные рубки темно-хвойных облегчают сосне и лиственнице конкуренцию, давая хорошее елово-пихтовое сырье для бумажной промышленности. Далее, в чистом однородном лесном сообществе выборочная рубка на дрова или химсырье угнетенных деревьев и части кандидатов на угнетение отзывается благотворно на деревьях высших классов и подросте, освобождая для более целесообразного (для нас) использования фонды солнечной энергии и питательных веществ почвы. Термин лесное сообщество в нашей лесовод-ственной литературе заменяется часто терминами «тип леса» или «лесное насаждение», хотя речь чаще всего идет об естественно развившихся лесах. А. С у х о в.

Г л а в н ы е т и п ы л е с н ы х н а с а ж д е-н и й (лесных сообществ). А) С о с н о в ы е. Кроме названных выше разновидностей бора, иначе кондового Л., по сухим местам отличают сосновые леса по сырым почвам — «мяндовые» или «мяндачные» и по болотам — «рямы» (Pineturn sphagnosum). Бонитет обоих последних типов плохой и очень плохой. Б) Т е м н о-х в о й н а я т а й г а, иначе темная или черневая тайга, а также чернь. Состоит из пихты, ели и кедра в разных пропорциях при некоторой примеси лиственных. При уменьшении роли отдельных слагаемых до нуля, приходим к чистым пихтачам, ельникам и кедрачам. Более крупное участие лиственных обращает черневую тайгу в «урман». В) С в е т-л а я т а й г а с большой ролью сосны и примесью лиственницы. Переходит в пределе в лиственичный бор или «листвяг». Г) Б е р е з о в ы е (или реже березо-осиновые) Л. представляют в лесной полосе врем. тип, кроме ее самой юж. каймы. В лесостепи березовые колки — постоянный лесной тип. На ДВ есть еще ряд слабо изученных лесных сообществ.

IV. Площадь лесов и их характеристика. Обширнейшая территория Зап.-Сиб. и Вост.-Сиб. края, площадью в 4.749,9 тыс. км в значит. части покрыта лесами. Для Зап.-Сиб. лесопокрытая площадь (% лесистости) составляет 23,4% и для Вост. Сиб.—33%, при ср. для Сиб.—30,0%.

По ориентировочным данным площадь Л. гос. знач. исчисляется в 298.246 тыс. га и лесов местного знач. и на земельных наделах — 11.964 тыс. га; т. о. общая площадь Л. Сиб. равна 310.210 тыс. га. Лесопокрытая площадь Л. гос. знач. Сиб. составляет 25% от Союзной и 6% — от мировой. Еще больший уд. в. имеют наиб. ценные хвойные Л. Сиб., составляющие 26,4% от Союзной и 11,4% от мировой площади хвойных. Б. или м. достоверных данных о площади Л. Сиб. не имеется, т. к. Л., в гл. своей массе, совершенно не изучены. По данным стат. переучета лесного фонда на 1 окт. 1927 распределение общей лесной площади Сиб. представлялось (в тыс. га) (см. табл. на стр. 89).

По тем же данным лесопокрытая площадь 142.738,2 тыс. га распределяется по породам след. образом:

Приведенная табл. показывает, что основными насаждениями для Сиб. являются сосновые и лиственничные, составляющие 58,9% всей лесопокрытой площади, лиственные насаждения имеют незначит. распростр., занимая всего — 14,4%. Для Зап.-Сиб. основными насаждениями являются елово-пихтовые, занимающие 36,5% и лиственные — 27,7%. Для Вост. Сиб. основными насаждениями являются лиственничные, занимающие 36,8%, и сосновые — 32,0%, елово-пихтовые и лиственные насаждения имеют почти одинаковый уд. в. — ок. 11,0% каждое.

Приведенные данные говорят о том, что Л. Сиб. в основном представлены спелыми и перестойными насаждениями, в отдельных районах эти насаждения занимают до 75—80% (Верхне-Обский массив). Молодняки лиственных насаждений в абс. большинстве являются временным типом на гарях хвойных насаждений. Вследствие перестойности значит. части хвойных насаждений, суровых климатических условий (в сев. части Сиб. и в горных условиях) и частых лесных пожаров, эти насаждения отличаются большим процентом фаутности, составляющим в ср. от 30 до 50%, при чем в потных и ленточных борах (ю.-з. часть Сиб.) этот процент для спелых насаждений нередко повышается до 70—80. Основными фаутами являются: суховершинность, напенная и сердцевинная гниль, табачный сук, морозобоины, свиловатость, метики и заросший сук.

Годичный прирост начисляется в 171.000 тыс. м3, из к-рых хвойных — 80% и лиственных — 20%. Вследствие суровых климатических условий и рас-строенности насаждений частыми лесными пожарами, производительность сиб. Л. низка, ср. год. прирост для большей части хвойных колеблется от 1,38 до 1,55 м3 на га и для лиственных от 1,55 до 1,86 м3, понижаясь на С. и в ленточных борах. Сообразно приросту и ср. запасы в спелых насаждениях на га колеблются от 120 до 220 м3 для хвойных и от 90 до 125 — для лиственных. Основными бонитетами для центр. части Сиб. будут являться II и III по мере удаления на С. и на юге (подняться в горы) бонитет падает до V и даже Vа. А. П а п к о в.

V. Лесные зоны. В соответствии с наличием резких различий в лесорастительных условиях, определяемых климатом, рельефом, почвами и их водным режимом, в Сиб. различают след. лесные зоны: 1) равнинную тайгу, 2) горную тайгу, 3) восточную холмистую тайгу, 4) зону сплошных лиственных лесов, 5) лесостепь и интерзональные сосновые боры на песчаных почвах.

Р а в н и н н а я т а й г а занимает север Зап.-Сиб. и Вост.-Сиб. краев. Юж. граница ее, выходя из Уральской обл. несколько севернее ж.-д. магистрали, пересекает р. Иртыш на широте Тары; направляясь на Томск и Ачинск, не доходя последнего, поворачивает на С. и, огибая лесостепь севернее Красноярска и Канска, опускается к Ю. и подходит к магистрали; пройдя вдоль магистрали ок. 150 км, вновь делает изгиб к С. и параллельно магистрали упирается в Б.-М. Республику. В равнинной тайге встречаются все породы, имеющие хоз. знач. в Сиб. — сосна, лиственница, кедр, пихта, ель, береза и осина. Собственно тайгой называются смешанные пихтово-елово-кедровые насаждения, часто с примесью березы и осины. Это — т. наз. черневая тайга. Встречается тайга в виде чистых пихтовых, реже — кедровых и еловых насаждений. На хорошо дренированных почвах, обычно песчаных по берегам рек, господствует сосна; значит. к В. от Енисея примесь лиственницы создает здесь тип «светлой» тайги, переходящей нередко в чистые лиственничные боры. Зап. часть равнинной тайги сильно понижена, особ. по водоразделу Оби и Иртыша (Васюганские болота); вост. часть от р. Енисея более возвышена и к В. переходит в холмистую тайгу. Отдельные породы рас-простр. неодинаково. Лиственница к З. от Енисея встречается обычно лишь в виде примеси; площади насаждении с господством лиственницы появляются к В. от Енисея, количество этих насаждений планомерно увеличивается по направлению к В. и С.-В., доходя до 70% лесопокрытой площади на востоке. Количество насаждений с господством сосны также последовательно увеличивается с З. на В.; в зап. части (Васюганье) сосновые насаждения занимают до 7% лесопокрытой площади, в пределах б. Иркутского окр. доходят до 48%. Насаждения с господством медра наиб. распростр. в бассейне pp. Чулыма и Кети (18—22%) ; к З. количество их понижается до 3% (бассейн р. Васюгана), к В. также — до 8%. Пихта и ель проявляют явную тенденцию уменьшения на В. и к северу. В равнинной тайге Зап.-Сиб. края количество насаждений с господством пихты и ели, колеблясь в целом 21 —17%, достигает в бассейне ср. течения р. Чулыма и верховьях Кети до 50%; к В. падает, составляя в Прибайкалье 14—12%. Береза и осина также последовательно уменьшаются на В.: в бассейне Иртыша их участие выражается в 50% и, постепенно уменьшаясь, доходит до 15% в юж. и до 5—7% в сев. части равнинной тайги в б. Иркутском округе.

Г о р н а я т а й г а занимает юж. часть Зап.-Сиб. и Вост.-Сиб. краев. На крайнем Ю. горная тайга уходит в пределы Монголии и Танну-Тувы, горная тайга занимает всю Ойротию, бассейны pp. Кондомы, Мрассу, верх. Томи, Абакана и Енисея, делая сильные выступы на С.-З. по Салаирскому кряжу, Кузнецкому Алатау и Енисейскому кряжу (прав. бер. Енисея); далее к В. граница ее, огибая с Ю. ср. лесостепную часть б. Канского окр., подходит к магистрали, и затем, спустившись к Ю. по сев. склонам Саянского хр., уходит в Б.-М. Республику. Горная тайга характеризуется большим участием лиственницы и кедра, образующих по горам светлую тайгу или чистые листвяги и кедрачи, с значит. участием пихты и ели, за счет уменьшения сосны и лиственных пород. Сосны в зап. части очень мало, но, увеличиваясь к В. у границы Б.-М. Республики, она доходит до 48%. В распростр. лиственницы наблюдаются весьма характерные волнообразные колебания: в Ойротии насаждений с ее преобладанием — 43%, в бассейне pp. Кондомы, Мрассу и верх. Томи — 0,2%, в Хакасской обл. — 30%, в б. Минусинском окр. — 0,8% и далее к В. — 13%. Пихта и ель дают подобную картину колебаний: Ойротия — 26%, бассейн pp. Кондомы, Мрассу и верховья Томи — 77%, Хакасская обл. — 30%, б. Минусинский окр. — 53% и далее к В.— 14%. Кедр распростр., гл. обр., в Ойротии (26%),. Хакасской обл. (25%) и б. Минусинском окр. (28%). В бассейнах pp. Кондомы, Мрассу и верховьях Томи количество насаждений с господством кедра падает до 2, а в б. Иркутском окр. 8— 9%. Береза и осина наиб. распростр. в бассейне pp. Кондомы, Мрассу и верховьях Томи. У юж. конца оз. Байкал имеются большие массивы сплошных кедрачей, занимающие до 20% лесопокрытой площади; к З. и В. количество их падает (Ойротия — 6, Хакасская обл. — 6, бассейн pp. Казыра, Кизира и Тубы — 4 и в Прибайкалье —16%).

В о с т о ч н а я х о л м и с т а я т а й г а — к В. от водораздела Енисея и Лены. Здесь сиб. лиственница (Larix Sibirica) сменяется даурской (L. dahurica) и насаждения с господством лиственницы занимают до 70% лесопокрытой площади. Участие др. пород выражается: сосна — 20, кедр — 4, пихта—ель — 4, береза — 2%. При этом береза образует насаждения большею частью — временного типа, возникающие на гарях и вытесняемые впоследствии материнскими хвойными породами.

З о н а с п л о ш н ы х л и с т в е н н ы х л ес о в окаймляет с Ю. узкой полосой равнинную тайгу и является переходной зоной к лесостепи. Наиб. развитие этой зоны наблюдается в Зап.-Сиб. крае до Оби; далее на В. она суживается, прерываемая сосновыми борами или черневой тайгой и постепенно выпадает.

Л е с о с т е п ь расположена к Ю. от зоны; лиственных Л., местами между означенной зоной и горной тайгой. На границе с б. Иркутским окр. она прерывается сходящимися здесь равнинной и горной тайгой, далее, возобновившись, занимает ср. часть б. Иркутского окр., (вдоль магистрали). В зап. части (от Оби) она представляет характерную лесостепь, с насаждениями березы (березовые колки), с примесью осины в пониженных местах. К В. от Оби она теряет свой типичный характер, — поверхность начинает вхалмливаться; насаждения принимают характер массивов, появляются хвойные породы; лесостепь является переходной к равнинной или горной тайге.

С о с н о в ы е б о р ы на песчаных почвах дюнного образования встречаются во всех зонах, преим. на прибрежных пространствах рек. В левобережье Оби эти Л. представлены рядом узких, параллельных, далеко уходящих в ю.-з. направлении в степь, полос сосновых боров, сильно истощенных пожарами и порубками; эти боры, расположенные среди чистых степей, носят местное название «степных ленточных боров». В правобережье Оби сосновые боры концентрируются, гл. обр., по бер. Оби и представлены компактными массивами, достигающими весьма больших размеров (Сузунский массив свыше 300 тыс. га, Верх.-Обской 420 тыс. га). Боры эти расположены на более свежих почвах и носят местное название «потных боров».

В прилегающей к Зап.-Сиб. краю части К а з а кс т а н а имеем зоны: лесостепи, нагорных сосновых Л., горную тайгу и те же интерзональные сосновые боры. Лесостепь является продолжением лесостепи Зап.-Сиб. края. Сосновые боры на песчаных почвах, к С.-В. от Семипалатинска, между Иртышем и границею Зап.-Сиб. края. Нагорные сосновые Л. на каменистых почвах гранитного происхождения встречаются отдельными небольшими массивами на Арало-Иртышском водоразделе. Горная тайга расположена по Алтаю и по Саурскому хребту.

Я к у т с к а я АССР по лесной раст-и подразделяется на зоны: л и с т в е н н и ч н ы х Л. и л и с тв е н н и ч н о-с о с н о в ы х. Сев. границу первой зоны представляет сев. граница Л., юж. граница идет от верх. течения Оленека на устье Вилюя и далее на В. по долине Алдана. Сев. часть зоны занята исключит. лиственницей, южнее примешивается береза, еще южнее — ель. В юж. части второй зоны, кроме лиственницы, сосны и ели, встречаются пихта и кедр и дальше к Ю. эта зона переходит в типичную сиб. тайгу.

VI. Распределение лесов по территории. Л. Сиб. не представляют собою одного сплошного пространства; часто прерываются безлесными пространствами в виде болот, горных или низинных лугов, горных обнажений, различных водоемов и т. д. Распределены Л. по территории весьма неравномерно. Главная масса их (ок. 81%) сосредоточена в северной полосе. Наиб. малолесна зап.-центр. полоса (бб. окр. Омский, Славгородский, Рубцовский, Барнаульский, Бийский, Каменский, юж. части Н.-Сиб., Бара-бинского, Томского и сев. часть Кузнецкого), где всего 5.433 тыс. га, т. е. ок. 2% всего лесного фонда. Ср. лесистость отдельных районов колеблется от 10% (центр. полоса Зап.-Сиб. края) до 54% (сев. полоса Зап. и Вост.-Сиб. краев). Ср. лесистость б. Сиб. края определялась в 31,0%.

Лесистость Казакстана в прилегающей к центр. полосе Зап.-Сиб. края колеблется от 1 до 9%; ср. лесистость Казакстана 3,1%. Лесистость территорий б. округов, перешедших в Вост.-Сиб. край из ДВК: Сретенского — 59, Читинского — 47%. Ср. лесистость Б.-М. Респ. свыше 50%, с колебаниями по районам от 0,8 до 95%, Якут. Р. исчисляет свою лесистость в 72%.

VII. Характер лесов на свободных государственных землях. Л. севера б. Томского окр., расположенные по обоим берегам Оби и носящие общее название «Нарымо-Васюганских», рисуются в следующем виде: в левобережной наиболее пониженной, части водоразделы заняты болотами, вдоль рек узкие долины с кустарником и лиственным Л.; на второй террасе — полоса (шир. 5—25 км) «урмана», с сосновыми борами на более высоких местах; далее узкая полоса смешанного Л., затем, последовательно, березовый и сосновый рям по моховому болоту и чистое болото. За водоразделом та же картина в обратном порядке; ценных сосновых боров мало; Л. чрезвычайно повреждены пожарами. В правобережной части картина та же, но по берегам многочисленных здесь речек имеется больше песчаных отложений, занятых сосной, чем в левобережье. В б. Ачинском окр. на свободных гос. землях (сев.-зап. часть) распростр. черневая тайга, с господством пихты.

В Вост.-Сиб. крае, в сев. части Красноярского окр., по направлению от б. Томского окр. на В., — сначала черневая тайга, с преобладанием пихты и большим количеством неудобных земель, затем примешивается сосна, особ. на юж. склонах; черневая тайга оттесняется на сев. склоны и в долины рек; увеличивается примесь лиственницы. В сев. части Туруханского края преобладает лиственница: по Енисею — сибирская (Larix sibirica), по Хатанге и к В. — даурская (L, dahurica); весьма распростр. насаждения с господством ели и примесью лиственницы и березы (Betula tortuosa); в юж. части — господство пихты, кедра, сосны и насаждения переходят в обычную тайгу.

В сев. части б. Канского окр. (в бассейне pp. Оны, Чуны, Ангары) все исследователи отмечают обилие сосновых насаждений весьма хорошего роста, нередко «мачтовых», расположенных, гл. обр., по бер. рек и склонам к ним, переходящим к водоразделу в черную тайгу, с значит. примесью лиственницы; имеются большие гари, поросшие березняком. К С., в вершинах лев. прит. Хатанги — сырой бор, в к-ром сосна и лиственница спорят за преобладание; по склонам к Хатанге и севернее получает преобладание лиственница, и лесной ландшафт можно определить, как лиственнично-елово-кедро-вый. Кедр растет, гл. обр., по водораздельным хребтам; ель — в речных долинах. Отмечается почти полное отсутствие пихты, встречающейся лишь по хребтам. В сев. части б. Иркутского окр. Л. на свободных гос. землях сначала (с Ю. на С.) однородны с составом смежных лесных дач, с преобладанием к В. сосны и лиственницы, а к С. сосна убывает за счет лиственницы, и насаждения постепенно подходят к составу Л. Бодайбинского района (лиственница 71, сосна 13, кедр 4, пихта 4, береза до 8%).

VIII. Характер лесов местного и государственного значения. Л. местного знач. в большинстве — б. лесные наделы; по прибл. данным лесопокрытая площадь в них составляет 73,2% общей и по господству пород распределяется почти поровну между хвойными (49,7) и лиственными (50,3%), по возрасту: молодняков 32,3, средневозрастных 35,4 и спелых 32,3%.

В большинстве — это б. лесные наделы, сильно истощенные непланомерными рубками.

В Л., перешедших в Вост.-Сиб. край из ДВК (бб. Сретенский и Читинский окр.), распределение лесопокрытой площади по господству пород ориентировочно следующее (в тыс. га) (см. таблицу на стр. 95).

В Ойротии удобная площадь составляет всего 45,5% от общей, из нее лесопокрытой 81% Лесопокрытая площадь В том числе с господством сосны кедра лиственницы ели, пихты лиственных пород
16.087 100% 3.460 21,5% 843 5,1% 10.842 67,6% 138 0,8% 804 5,0%
по господству пород: лиственница 43, кедр 25, пихта и ель 26, береза и осина 6%. В вост. части Казак-стана, прилегающей к Сиб. — удобной лесной 53% от общей; породы: сосна 48, лиственница 22, пихта и ель 22, береза и осина 7%; в зап. части: удобная лесная общей 66, лесо-покрытой 63%; породы: сосна 31, береза 69%; Б.-М. Респ.: удобная лесная 62,1% общей; породы: сосна 25, лиственница 50, кедр, пихта и ель 20, береза и осина 5%. По возрасту — в Сиб. Л. преобладают спелые и перестойные насаждения. Производительность Л. невысока; ср. запасы (к возрасту рубки) сосны и лиственницы — 187—218 м3, кедра, пихты, ели 156—187, лиственных 125—156, ср. год. прирост на 1 га — 1,4 —1,5 м3. Запасы и прирост понижаются к С. и В. в зависимости от климатических условий. В возрастах, превышающих обороты рубок, особенно в девственных Л., запасы повышаются, достигая свыше 600 таксационных м3. С. К—в.

IX. Леса Дальне-Восточного края. Естественно-исторические условия края, определяемые рельефом поверхности, наличием резких климатических разностей и разнообразием почвенно-грунтовых условий, послужили основной причиной образования 3 лесных зон: 1) зона даурской флоры, 2) зона Маньчжурской флоры и 3) зона Охотско-Камчатской флоры. Зона Д а у р с к о й флоры, на территории бб. окр. Читинского и Сретенского, Зейского и зап. часть Амурского до р. Зеи. Господствующие древесные породы: лиственница даурская, сосна обык. и береза. Из др., имеющих лесохозяйственное знач., пород произрастают: кедр сиб., ель сиб., осина, тополь, ольха белая; встречаются — ильм (Ulmus campestris) и яблоня (Pirns baccata). Зона М а н ь ч ж у р с к о й флоры занимает ю-в. угол б. Амурского окр., к В. от р. Бурей и к Ю. от ее прит. Тырмы, охватывая юж. и зап. склоны Малого Хингана; переходя в б. Хабаровский, Николаевский и Владивостокский окр., охватывает бассейн рек Урьми и Кура и все пространство к Ю. от р. Горина и по Амуру до впадения р. Саласу — по зап. и вост. склонам Сихота-Алин, к Ю. от р. Самарги до юж. и зап. границ б. Владивостокского окр. характеризуется чрезвычайным разнообразием древесных кустарниковых пород. Гл. представители древесных пород: кедр маньчжурский (Pinus Korajensis), ель сиб., пихта, орех маньчжурский (Juglans mandschurica), ясень (Fraxi-nus mandschurica et F. rhynhophilla), бархатное дерево (Philodendron amurense), дуб монгольский (Quercus mongolica), несколько видов клена, ильм, осина, тополь, береза. Произрастают также: сосна обык. и могильная (P. silvestris var. funebris), кедр сиб., лиственница даурская, ель аянская (Picea ajanensis), пихта белокорая (Abies nephrolepsis) и душистая (A holophilla), тисе (Taxus cuspidata), дуб зубчатый (Q. dentata), липа амурская и маньчжурская (Tilia amurensis et T. mandschurica), орех белый (Koloponax racinifolia), ольха белая и японская (Alnus hirsuta et A. japonica), яблоня и другие.

Зона О х о т с к о — К а м ч а т с к о й флоры охватывает с.-в. часть б. Амурского окр., побережье Японского м. к С. от р. Самарги, побережье Татарского пролива и Охотского м. (включая низовья Амура), всю сев. часть б. Николаевского окр, Камчатский и Сахалинский округа. Эта зона характеризуется: елью аянской, лиственницей даурской и березой. Произрастают также: ель сиб., пихта белокорая, осина, тополь, ольха белая. Указанное территориальное распределение зон является грубо схематическим.

Передача Л. местного знач. не закончена. Лесопокрытая площадь составляет от общей 88%. По предназначению Л. гос. знач. распределяются: экс-плоатационных — 87.390 тыс. га, учебно-опытных 219 тыс. га, гор. 11 тыс. га; концессионных (Николаевский окр.) 1.100 тыс. га. Изученность Л. ДВК — незначительна: из общей площади Л. устроенных и обследованных всего 26%; об остальной площади имеются лишь ориентировочные данные.

Распределение лесопокрытой площади по господству пород ориентировочно: лиственница 43, кедр 7, ель и пихта 23,5, сосна 2,6 и лиственные породы 23,8%.

Производительность Л. ДВК — незначительна. Запасы в спелых насаждениях: сосны 180—300, лиственницы 150—250, кедра 250—400, ели и пихты 250—350, лиственных 100—180 м3. Ср. годовой прирост 0,93 м3, с колебаниями от 0,28 до 2,2 м3. Общий прирост Л. ДВК определяется до 73.935 тыс. м3, из него на удобной для эксплоатации площади — до 46.302 м3. В. Б о н и ш к о.

X. Леса восточной части Урала. Сравнительная однородность рельефа, климатических и почвенных условий восточной части Уральской обл. с прилегающими частями Зап.-Сиб. края обуславливает однородность лесных формаций. Север Тобольского района расположен в зоне тундры; юж. часть б. Тобольского, а также бб. Ирбитский и Тюменский окр. в таежной зоне, постепенно переходящей к Ю. в лесостепь. Границы таежной зоны, по Б. Н. Го-родкову, 66 и 56,5° с. ш. из древесных пород дальше др. на С. заходит лиственница (67°30′), затем ель (67°), кедр (65°45′), сосна (65°). К Ю. сначала исчезают кедр и лиственница (57°30′), затем ель (57°) Сосна, береза и осина доходят до юж. пределов лесостепной зоны. Л. крайнего С. на границе своего распростр. не имеют пром. значения. Полоса строевых Л. начинается у Березова, пересекая Обь спускается по прав. бер. сначала полосой в 100 км, затем от Самарова узкой полосой в 20 км до Сургута по бассейну Агана к устью Ваха. В Березовском районе преобладает сосна, в Сургутском — кедр с примесью ели и пихты, сосны — мало. Лесные пожары во многих местах обусловили смену хвойных березой и осиной. На Ю. лесной полосы сфагновые болота сменяются гипновыми и травянистыми, хвойные породы уступают место лиственным. В качестве ю.-з. границы сплошных лесных массивов в бб. Ирбитском и Тюменском окр. м. б. принята р. Тура. В лесостепи сплошные массивы леса сменяются березовыми и осиновыми колками.

Общая лесная площадь по бб. окр. Тобольскому, Тюменскому, Ирбитскому, Ишимскому и Курганскому — 48.871 тыс. га — (по данным Уральского Обл. Зем. Упр 1928), из нее удобной лесной 15.280 тыс. гектаров.

Из неудобной лесной площади 32.431 тыс. га (96,9%) падает на болота и воды. Лесистость различных районов колеблется в пределах 10— 33%; наименее лесисты б. округа Ишимский и Курганский: наиб. — Ирбитский. Хвойные породы преобладают в б. округах — Тобольском. Лиственичные насаждения по каменистым россыпям р. Нижней-Тунгузки (85%) и в Тюменском (52%); лиственные в остальных: в Ирбитском (51%), в Курганском (59%) и в Ишимском (97%). Лесоустройство коснулось только части Л. средины района; Л. севера исследовались только экспедиционно. Распределение лесов: эксплоатационных 47.722 тыс. га, учебно-опытных 495 тыс. га, городских 2 тыс. га. Продуктивность лесов вследствие суровых климатических и почвенных условий и невысокого состояния лесного хозяйства в общем ничтожна. К. С е м е н о в.

XI. Грибные болезни лесных пород. Из грибных вредителей, поражающих древесные породы и наносящих заметный вред лесному хозяйству Сибири, наиболее распростр. и опасны следующие. В самом молодом возрасте, особ. в питомниках, наблюдается массовая гибель всходов хвойных (чаще сосны), вызываемая микроскопическим грибом (из рода Fusa-rium), к-рый распростр. с семенами и через почву. В питомниках для предупреждения болезни следует дезинфицировать семенные гряды раствором серной кислоты после посева или формалином за 7 дней до посева. Сильно страдают всходы сосны от паразитарного «опадения хвои» (возбудитель Lophodermium pinastri). Внешним признаком болезни является развитие на пожелтевшей хвое продолговатых черных подушечек с узкой щелью (плодовые тела возбудителя болезни). Для прекращения распростр. болезни следует удалять и сжигать пораженные растения; в целях предупреждения — избегать заложения питомников вблизи старых сосен. Семена ели поражаются ржавчинным грибом (Pucciniastrum padi), уничтожающим иногда до 70% семян. Предупредительной мерой против назв. вредителя является удаление черемухи, служащей в качестве промежуточного хозяина. Семена березы поражаются «склерозом» (возбудитель Stromatini betulae); пораженные семена окаймлены черным подковообразным бугорком. Гибель семян достигает в зараженных насаждениях до 100%. Из второстепенного знач. грибов, отсутствующих в др. частях СССР, встречаются,—напр., «р ж а в ч и н а х в о и к е д р а» (возбудитель Gallowaya pinicola) и «засыхание хвои» лиственницы (возбудитель Hipo-dernella laricis). Из грибных болезней взрослых деревьев особ. знач. имеют различные «гнили» ствола. Сокращая продолжительность жизни деревьев, гнили понижают технические свойства древесины. Распознавать гнили растущих деревьев можно по плодовым телам (трутовики) возбудителей болезней. При отсутствии плодовых тел руководствуются внешними признаками разрушаемой древесины. Различают гнили по расположению, изменению строения древесины и по окраске; по совокупности признаков можно определить «гниль», т.е. установить ее возбудителя. Хвойным породам Сиб. наиб. вред приносят «гнили»: 1) Сердцевинная (для сосны)—красно-бурая гниль (возбудитель Trametes pini). Характерно неравномерное разрушение годовых слоев («отлуп») и крапчатость (при сильном разрушении древесины) с появлением белых ячеек; у ели и пихты поражается кроме ядра и заболонь. 2) Комлевая гниль (возбудитель —Pelyporus Schweinitzii), пораженная ею сердцевина комля (вверх по стволу до 1 м) — красно-бурая, углистая, с запахом скипидара, распадается на кубики; иногда прослойка белой грибницы; плодовые тела трутовика развиваются у корней. 3) Красная гниль (возбудитель Poliporus pinicola) — чаще на отмирающих деревьях; сердцевинная, позднее обществоловая, краснобурая углистая гниль; наличие прослоек грибницы в виде замши. 4) Корневая гниль (возбудитель Fomes annosus); в начале разрушения фиолетово-бурая окраска корней, затем образование светлых участков («вкраплин») с черными мелкими пятнами; сильно разрушенные корни губчатого строения; плотные массы грибницы под корой; поражаются как старые деревья, так и молодые (10—12 лет); это весьма опасная болезнь, встречается в Сиб. гораздо реже, чем в европ. части СССР. 5) Красная углистая гниль лиственницы и, реже, кедра (возбудитель Polyporus officinalis); пораженная сердцевина красно-бурого цвета; радиальные прослойки белой грибницы. Плодовые тела возбудителя болезни («лиственничная губка») — ценный экспортный лекарственный материал, вывозимый, гл. обр., из Сиб.: в 1926 вывезено до 500 тонн. 6) Красная гниль лиственницы и многих лиственных пород (возбудитель Poliporus sulphrureus), очень сходна с предыдущей, отличаясь только плоскими однолетними плодовыми телами без горького, как у «лиственничной губки», вкуса. 7) Белая обществоловая гниль пихты и реже ели (возбудитель Poliporus Hartigii); для лиственных пород обычна «сердцевинная» белая , паклеобразная гниль (возбудитель Poli porus igniarius); ныне трудно найти в Сиб. порослевую осину, не пораженную этой болезнью; сильно страдают от нее и березы. 8) Всюду распростр. заболон-ная белая гниль (возбудитель Poliporus fomentarius) менее опасна, т. к. поражает ослабленные деревья. Меры борьбы с «гнилями» имеют предохранительный характер; они д. б. направлены к созданию условий, благоприятных для развития древесных пород и к уничтожению источников заражения. Большинство обычных мер ухода за насаждением способствуют предупреждению болезней. Удаление поврежденных, угнетенных и перестойных экземпляров будет предотвращать создание очагов заразы. Учитывая, что грибница возбудителей гнили после гибели дерева развивается в колоднике и валежнике, следует принимать меры к поддержанию чистоты в насаждении. Положительные результаты от предохранительных мер возможны лишь при строгой систематичности всех предпринимаемых работ.

XII. Насекомые — вредители леса. Многочисленный класс насекомых (Insecta) наносит Л. колоссальный вред. Размножение некоторых представителей этого класса идет таким быстрым темпом, что потомство одной самки за год исчисляется миллионами новых молодых особей, обладающих такой же плодовитостью. Ежегодно от челюстей вредителей совершенно гибнет огромное количество поврежденного ими Л., превышающее даже год. отпуск древесины. По докладу НКРКИ на IV сессии ЦИК СССР, убыток, причиняемый лесному хоз-ву вредными насекомыми, достигает 300 млн. рублей. Сиб. необ’ят-ные лесные массивы с обилием гниющего и свежего мертвого Л. особ. богаты вредными насекомыми. Насекомыми повреждаются все части древесной растительности: корневая система, луб, древесина ствола и ветвей, ассимиляционный аппарат и семена.

Наиб. серьезное знач. на территории Сибири имеет сиб. (кедровой) шелкопряд (Dendrolimus sibiricus Tshtv.). Гусеницы этого шелкопряда, питаясь хвоей, оголили за период 1920—30 и привели к усыханию более 1 млн. га кедровых и пихтовых насаждений, в результате чего значит. сократились ореховый и пушной промыслы. В ослабленных гусеницами участках Л. создаются (благоприятные условия для развития вящены описанию насильственного внедрение православия в среду сиб. туземцев и, в частности, вопросу «о сыске людей, не бывающих на исповеди». Опираясь на архивные данные и сверив их с другими историческими источниками, Л. подробно рассказывает о «сыске» за. лицами, не бывающими у исповеди, о безобразиях сиб. духовных судов по бракоразводным и иным делам, о сборах попами ясака («за крещение новорожденного дитя 10 либо 15 белок, за женитьбу 2 соболя или 5 песцов»). Кроме ясака, за исполнение обрядов попы накладывали на население «подать за скверноядство», что практиковалось по отношению к «инородцам», питавшимся медвежатиной и др. «нечистым мясом». При этом, по словам Л., штраф «за ядение медвежьей говядины был один, за ядение лисьего и собольего мяса — другой, за белок и иных меньших зверков — третий»; в результате «пошли сборы очень прибыльные, но и хлопотливые, т. к. надо было следить за скверноядцами и настигать их». «Сиб. картинки» вошли в 21-й том полного собрания сочинений Лескова в издании Маркса, 1903.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Автор не установлен | Источник(и): Сибирская советская энциклопедия. В 4 т. — [Новосибирск], 1929–1992 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 1929 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирская советская энциклопедия | Иркутская область | Иркутская область в энциклопедиях
Загрузка...