Ленское золотопромышленное товарищество и Лена Голдфилдс лимитед

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Ленские золотые прииски и их владельцы

Источник: Мунгалов Н.Н. Ленские золотые прииски (1846–1920 гг.) Исторический очерк
1911. Благовещенский прииск
1911. Благовещенский прииск
Рабочие Благовещенского прииска
Рабочие Благовещенского прииска
Золотопромывальная машина
Золотопромывальная машина
Электрическая станция Ленского золотопромышленного товарищества
Электрическая станция Ленского золотопромышленного товарищества
Автор: Неизвестен
Источник: Архив Иркипедии
Автор: Не известен
Автор: Не известен
Источник: Блог Friedens
Автор: alvarets
Источник: www.panoramio.com
Источник: Сайт о железной дороге
Источник: Архив Иркипедии
Источник: Прибайкалье.ру
Автор: В.П. Корешков
Источник: Иркутская Земля: Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени
Источник: Иркутская Земля: Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени
Автор: В.П.Корешков
Источник: Иркутская Земля: Яркий почерк светописцев. Фотообразы времени

Акционерное общество "Ленское золотопромышленное товарищество" было учреждено в марте 1896 г. на основе одноименного полного товарищества, существовавшего с 1855 г. Учредителями его стали петербургский банкир барон Г.Е. Гинцбург и банкирский дом "Э.М. Мейер и К°". Первоначальный основной капитал общества 4,5 млн. руб. Правление находилось в Петербурге.

11 июня 1908 г. между банкирскими домами "И.Е. Гинцбург и К° " и "Э.М. Мейер и К°", с одной стороны, и Русской горнопромышленной корпорацией, с другой, был заключен договор о создании финансового общества. Партнеры отказались от выпуска облигационного капитала, но решили несколько увеличить акционерный - до 1405 тыс.ф.ст. Количество акций для обмена на акции "Лензото" было определено в 954 600, а для подписки на английском рынке - в 236 500 (остальные акции предполагалось придержать в резерве, а также предоставить Русской горнопромышленной корпорации).

По этому договору, 10 июля 1908 г. в Лондоне было учреждено акционерное финансовое общество "Лена Голдфилдс" ("Ленские золотые прииски") с капиталом 1405 тыс.ф.ст. (1405 тыс. акций по 1 ф.ст.). Председателем его правления был избран бывший министр торговли и промышленности В.И. Тимирязев, занимавший аналогичный пост и в Русской горнопромышленной корпорации.

К концу первого операционного года (30 сентября 1909 г.) общество "Лена Голдфилдс" выпустило 1 065 208 акций. Большая часть их (746 830) была обменена на акции "Лензото". Следовательно, 70,1% акций "английского" общества оказалось в руках русских акционеров. Остальные 318 378 акций были реализованы на английском денежном рынке и, по сути дела, составляли внесенный капитал "Лена Голдфилдс" (22,7% номинального капитала).

Постепенно вытесняя своих конкурентов, "Лензолото" превратилось в почти полновластного хозяина Ленского золотопромышленного района, монополизировав здесь не только золотодобычу, но и транспорт, торговлю. Решающий шаг на этом пути был сделан в 1910 г., когда "Лензолото" приобрело прииски своего самого крупного кон-конкурента — "Компании промышленности". Эта операция была проведена при посредничестве Русской горнопромышленной корпорации, которая заработала на ней 500 тыс. руб. Ленскому золотопромышленному товариществу - принадлежал 431 прииск общей площадью около 39 тыс. десятин. По масштабам добычи золота оно занимало первое место в России, намного опережая другие предприятия. В 1908-1916 гг. "Лензолото" добывало ежегодно от 500 до 1000 пуд. золота.

Все попытки иностранных финансовых групп усилить свое влияние в "Лензолото" или получить непосредственный доступ к Ленским приискам потерпели неудачу. Видимо, это явилось одной из причин падения интереса к "Лена Голдфилдс" на лондонском рынке. Если в 1911 г. его акции котировались до 6 ф.ст., то в 1916 г. — всего около 2 ф.ст., а с конца октября и вовсе исчезли из котированных бюллетеней.

В 1917 г. "Лензолото" одним из первых, уже в мае, начало сокращение работ на приисках, мотивируя это "падением производительности" в связи с повышением заработной платы рабочих, введением 8-часового рабочего дня, "низкой" ценой золота.

В 1921 г. более 400 приисков компании были национализированы и получили название «Лензолото».

Вот что писала газета "Правда" о проблеме проведения досуга старателей в 1923 году[1] :

Надо что-нибудь сделать

Прииски Лензолото, гольцы, глухая тайга кругом, работает 6 000 человек в суровых и тяжелых условиях. Приходит день отдыха, а развлечься, кроме карт и водки, нечем. 
Кинематографов целых пять, да вот беда, уже четыре года фильмы показывают одни и те же, они изорвались, они склеены чорт знает из каких драм и комедий. Попытки получить откуда-либо для рабочего района новые картины всюду встретили отказ, да и понятно, всякая картина, которая в продолжении месяцы показывается во всех сибирских городах, расположенных по линии жел. дороги, в Бодайбо пробудет минимум 5 месяцев. Культотдел райкома все не может договориться с кино-фирмами, напрокат не дают, а купить не на что…

Надо найти какой-нибудь выход из этого положения, иначе картежная игра и пьянство среди рабочих будут продолжаться. 

Порошин.  (Правда. М. 1923, N 245, 28 октября, с. 4.) 

Зимой 1923 года акционерное общество "Ленские прииски" задалось целью вернуться в Россию. Необходимость в воссоздании золотого запаса государства побудила советское правительство безотлагательно рассмотреть заявку западных инвесторов, готовых (на определенных условиях) восстановить и модернизировать российскую золотодобывающую промышленность. Переговоры относительно Ленской концессии начались, как только советские эксперты ознакомились с письмом Красина от 22 февраля 1923 года:

"В Лондоне ко мне обратились представители "Лена-Голдфилдс Лимитед" - небезызвестный в Петрограде банкир Бененсон, выехавший, если не ошибаюсь, из России в 1918 году в Швецию с покойным И.Е. Гуковским, и английский банкир Герберт Гедалла, совладелец Англо-Индийского Банка Гедалла. <...> Названные лица обратились ко мне по поводу предоставления их обществу в концессию: 1) предприятий бывшего Ленского золотопромышленного Товарищества "Лензолото"; 2) Николо-Павдинского горно-промышленного округа; 3) Сысертского Горного Общества и 4) Алтайского Горного Общества (бывшая концессия Турн-Таксис)" .

Отдать на концессию все Ленские золотые прииски Политбюро ЦК РКП(б) сочло целесообразным 27 июля 1923 года. Однако окончательный договор между советским правительством и акционерным обществом The Lena Goldfields Limited был подписан лишь 14 ноября 1925 года. По этому соглашению британский банковский консорциум, связанный с американским банкирским домом Kuhn, Loeb & Со и германскими кредиторами, получал право на добычу золота в Ленско-Витимском горном округе на протяжении 30 лет, а также полиметаллических руд на Алтае и меди на Урале - в течение 50 лет. Акционерное общество "Лена-Голдфилдс" (ранее "Ленские прииски") планировало построить ряд металлургических заводов, открыть новые шахты и намывать ежегодно до 700 пудов золота, предоставляя советскому правительству 7% продукции, а по окончании действия концессионного договора передать в собственность СССР всю горнорудную технику.

Вот что пишет в своей книге "Воспоминания бывшего секретаря Сталина" Борис Бажанов, с 1923 по 1927 год бывший личным секретарём Сталина (1 января 1928 года через Персию бежал в Индию и затем на Запад):

"...в договор большевики ввели такой пункт, что добыча должна превышать определенный минимум в месяц; если добыча упадет ниже этого минимума, договор расторгается и оборудование переходит в собственность Советам. При этом советские власти без труда объяснили концессионерам, что их главная забота - как можно большая добыча, и они должны оградить себя от того, что концессионер по каким-то своим соображениям захотел бы "заморозить" прииски. Компания признала это логичным, и этот пункт охотно приняла - в ее намерениях отнюдь не было "заморозить" прииски, а, наоборот, она была заинтересована в возможно более высокой добыче.

Было ввезено все дорогое и сложное оборудование, английские инженеры наладили работу, и прииски начали работать полным ходом. Когда Москва решила, что нужный момент наступил, были даны соответствующие директивы в партийном порядке и "вдруг" рабочие приисков "взбунтовались". На общем собрании они потребовали, чтобы английские капиталисты им увеличили заработную плату, но не на 10% или на 20%, а в двадцать раз. Что было совершенно невозможно. Требование это сопровождалось и другими, столь же нелепыми и невыполнимыми. И была объявлена общая забастовка. 

Представители компании бросились к местным советским властям. Им любезно разъяснили, что у нас власть рабочая, и рабочие вольны делать то, что считают нужным в своих интересах; в частности, власти никак не могут вмешаться в конфликт рабочих с предпринимателем и советуют решить это дело полюбовным соглашением, переговорами с профсоюзом. Переговоры с профсоюзом, понятно, ничего не дали: по тайной инструкции Москвы профсоюз ни на какие уступки не шел. Представители компании бросились к центральным властям - там им так же любезно ответили то же самое у нас рабочие свободны и могут бороться за свои интересы так, как находят нужным. Забастовка продолжалась, время шло, добычи не было, и Главконцесском стал напоминать компании, что в силу вышеупомянутого пункта договор будет расторгнут и компания потеряет все, что она ввезла. 1 августа 1929 года Политбюро одобрило предложение ВЦСПС(Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов) об объявлении забастовки на предприятиях "Лена-Голдфилдс" в случае категорического отказа концессионеров удовлетворить требования профсоюза. В ответ концессионеры прекратили выплачивать советскому руководству долевые отчисления и предъявили к правительству СССР иск в третейском суде; Политбюро, в свою очередь, 25 февраля 1930 года постановило возбудить встречный иск. Тогда же Политбюро решило выдворить из страны всех западных предпринимателей, установив для них сначала "временный специальный режим" с подразделением концессий на три группы. Искоренение концессий первой группы надлежало осуществлять на основе "полюбовного соглашения и без применения искусственных мер, которые бы позволили концессионеру возложить ответственность за ликвидацию на советскую сторону". Ко второй группе пришлось отнести несколько концессий, пока еще экономически оправданных или функционирующих на основе международных соглашений. Для прекращения хозяйственной деятельности третьей группы концессий, куда автоматически попадала Ленская концессия, Политбюро рекомендовало "в подходящий политический момент" создать условия, позволяющие заметно снизить прибыль предприятий".

1 августа 1929 года Политбюро одобрило предложение ВЦСПС (Всесоюзный центральный совет профессиональных союзов) об объявлении забастовки на предприятиях "Лена-Голдфилдс" в случае категорического отказа концессионеров удовлетворить требования профсоюза. В ответ концессионеры прекратили выплачивать советскому руководству долевые отчисления и предъявили к правительству СССР иск в третейском суде; Политбюро, в свою очередь, 25 февраля 1930 года постановило возбудить встречный иск. Тогда же Политбюро решило выдворить из страны всех западных предпринимателей, установив для них сначала "временный специальный режим" с подразделением концессий на три группы. Искоренение концессий первой группы надлежало осуществлять на основе "полюбовного соглашения и без применения искусственных мер, которые бы позволили концессионеру возложить ответственность за ликвидацию на советскую сторону". Ко второй группе пришлось отнести несколько концессий, пока еще экономически оправданных или функционирующих на основе международных соглашений. Для прекращения хозяйственной деятельности третьей группы концессий, куда автоматически попадала Ленская концессия, Политбюро рекомендовало "в подходящий политический момент" создать условия, позволяющие заметно снизить прибыль предприятий.

Спустя четыре месяца советское правительство потеряло уверенность в благоприятном для себя исходе тяжбы с акционерным обществом "Лена-Голдфилдс". Тогда Политбюро согласилось утвердить запросы одних только германских кредиторов (в сумме 13,5 млн рейхсмарок), но лишь в том случае, если третейский суд не вынесет вердикт по существу вопроса. Третейский суд, состоявшийся 2 сентября 1930 года, констатировал, что за четыре с половиной года работы компания "Лена-Голдфилдс" сдала советской стороне 1844 пуда золота (зафиксированная в концессионном договоре возможность свободной продажи золота свелась к нулю запрещением в СССР "кому бы то ни было покупать золото под угрозой смертной казни"). За свое золото акционерное общество предполагало получить не менее 3 250 000 фунтов стерлингов, но советское правительство настояло на уплате в рублях. Еще в 1923 году советские финансисты назначили за один фунт стерлингов 9,40 рубля золотом и спустя семь лет не собирались отступать от первоначального умозрительного курса, по-прежнему исчисляя эквивалент лондонской цены в рублях по паритету, официально установленному им самим, безотносительно к стоимости русского рубля на мировом рынке, а именно 9,45 рубля за 1 фунт стерлингов. В действительности один фунт стерлингов стоил приблизительно сорок рублей, а истинный паритет нельзя было точно определить, так как рубль на иностранных биржах не котировался. Третейский суд констатировал также, что советское правительство не выполнило своих обязательств по охране предприятий и контролю местных властей, из-за чего акционерное общество потеряло до 40% добытого золота вследствие постоянных краж на производстве.

Концессионерам пришлось прекратить свою деятельность в СССР после того, как советское правительство, разжигая классовую борьбу, вынудило большинство сотрудников компании отказаться от работы, а ночью 15 декабря 1929 года отправило отряды чекистов сразу на все многочисленные предприятия акционерного общества, значительная часть которых находилась далеко от железной дороги. В одну ночь были изъяты все документы, задержаны 130 служащих. Под следствие попали 4 человека, которые обвинялись в контрреволюционном умысле и шпионаже.

18 апреля 1930 года в уголовно-судебной коллегии ВС СССР началось слушание дела четырех служащих общества «Лена-Голдфилдс» обвиняемых в преступлениях предусмотренных в 1-й части ст. 58-6, 58-7 и 58-9 УК РСФСР. 

8 мая того же года Верховный суд вынес приговор по делу: 

  1. Л.Я. Рябор де Рибон приговорен к лишению свободы на один год. 

  2. Н.М.Муромцев приговорен к лишению свободы на 10 лет (срок снижен до 6 лет). 

  3. К.Д. Колясников приговорен к лишению свободы на 10 лет (срок снижен до 6 лет). 

  4. А.А.Башкирцев приговорен к высшей мере наказания (ВМН заменена 10 годами лишения свободы). 

В итоге приговор третейского суда гласил: действия советского правительства разрушили сами основы концессионного договора, подлежащего теперь расторжению. Ему предлагалось выплатить акционерному обществу "Лена-Голдфилдс" 13 млн фунтов стерлингов, причем только в данной валюте. В ответ на это решение 6 сентября 1930 года Политбюро поручило фельетонисту "Правды" излить в газете раздражение вождей "в совершенно издевательском стиле". 

К последующим судебным заседаниям советская сторона вывела свою, оригинальную формулу расчета с концессионерами, установив 6 августа 1931 года сальдо в свою пользу в размере 6 млн рублей. Однако 10 сентября 1931 года Сталин и Молотов предложили отдать компании "Лена-Голдфилдс" - в виде уступки — максимум 8-10 млн рублей с рассрочкой на 5-7 лет. Между тем концессионеры снизили свои претензии до 3,5 млн фунтов стерлингов за имущество компании и 865 тыс. фунтов стерлингов в качестве процентных начислений. В результате 1 сентября 1932 года Политбюро согласилось выплатить 1,5 млн фунтов стерлингов. Но лишь 4 ноября 1934 года было подписано соглашение, по которому действие концессионного договора от 14 ноября 1925 года прекращалось. Все имущество компании "Лена-Голдфилдс" переходило в собственность советского правительства без каких-либо дополнительных формальностей. Последнее принимало на себя обязательство выплатить компании 3 млн фунтов стерлингов с рассрочкой на 20 лет, но без начисления процентов и предъявления акционерному обществу претензий по всякого рода налогам, штрафам и неустойкам.

Примечания

  1. Текст предоставлен сайтом dvperiodika.ru.

Ссылки

  1. История государства : сайт.
  2. Золотая лихорадка в СССР. Как старатели добывали золото в 1930-е годы
  3. О.Н.Разумов. Из истории взаимоотношений российского и иностранного акционерного капитала в сибирской золотопромышленности в начале XX в.
  4. Виктор Тополянский. Наживка для акул капитализма
  5. Н.Н. Мунгалов. Городу на Витиме 100 лет / Ленское золотопромышленное товарищество
  6. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. Глава 16. Бегство. Персия. Индия
  7. Олег Мазохин. Защита органами безопасности экономических интересов государства в концессионной политике

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): dvperiodika.ru | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...