Курсины. Статья Душкина Ю. (2001)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Иркутск. Худ. Кювилье. Лит. XVIII в.
Иркутск. Худ. Кювилье. Лит. XVIII в.
Фарфоровая ваза. Россия. 1-я четв. XIX в. Дом-музей С.П. Трубецкого в Иркутске
Фарфоровая ваза. Россия. 1-я четв. XIX в. Дом-музей С.П. Трубецкого в Иркутске

В Азиатской России только город Иркутск имеет вековые традиции в изобретении и производстве фарфоровых и фаянсовых изделий. Здесь 250 лет назад посадские города Яренска, серебряники Андрей и Алексей Ивановы сыновья Курсины, производили пробные опыты по составлению фарфороподобной массы из местных материалов. В Иркутске они появились в начале 1740-х гг., затем Андрей Курсин выехал в Кяхту, где в районе реки Бурей выявил месторождение белой глины и других материалов, из которых изготовил фарфороподобный черепок без глазури, так как не знал секрета ее изготовления.

С целью скорейшего осуществления своей мечты он решил воспользоваться многолетним опытом мастеров китайского фарфора. Андрей Курсин слышал, что с торговыми караванами, шедшими из России в Китай, направлялись серебряники из Тобольска и других сибирских городов1.

Андрей Курсин отправился в Китай с торговым караваном Г. Лебратовского. В Пекине Г. Лебратовский с помощью русских учеников китайского языка Алексея Владыкина и Ивана Быкова нашел китайского мастера «фарфорового художества», работавшего на фарфоровом заводе. Для изучения материалов, рецепта составления фарфоровой массы и производства фарфоровых изделий к китайскому мастеру направили Андрея Ивановича Курсина.

За оказанные «услуги» китайскому мастеру было выплачено 3 286 руб. 10 коп. От него получили рецепты для составления фарфоровой массы, планы фарфорового завода, обжигальной печи, образцы материалов. Имея на руках «секрет» изготовления китайского фарфора, Андрей Курсин надеялся из сибирских материалов изобрести российский фарфор.

В Иркутске братья Курсины сделали по рецепту китайского мастера фарфороподобную вещь, о которой говорилось: «А в той сделанной пробе хотя действительный фарфор кажется токмо, за ненавьмкою в том мастерства чрез такое малое время и искусства... против китайского чистотою в деле не утрафлена, также и никакими красками не расписана».

Будучи в Иркутске, Г. Лебратовский распорядился пробу и «материю», взятую от «моря Байкала», годную для дальнейших опытов, отправить в Петербург. Братья Курсины продолжали опыты по составлению фарфоровой массы, формованию черепка из привезенных кяхтинских и найденных в Приангарье материалов: белой глины близ Вельского острога, кварца на западном берегу Байкала.

Ранней весной 1747 г. они выехали в Петербург, имея в обозе 50 пудов белой глины и другие материалы. По прибытии в столицу, 9 мая 1747 г. именным указом царицы Елизаветы Петровны братья Курсины были отосланы в Царское село в распоряжение советника Замятина для «учинения им пробы», однако было приказано получать материалы от иностранного мастера Конрада Гунтера, бывшего на службе в России. Советнику Замятину предписывалось: «По требованию асессора Лебратовского, что будет надобно к сочинению пробы порцелинного дела, каких материалов и работных людей в Пулкове, повелеваем вам отпускать без всякого промедления». Опыты по составлению фарфоровой массы, произведенные близ Пулковой мызы, не дали удовлетворительных результатов. Тогда Андрей Курсин объявил, что местные материалы для делания фарфора не годятся, а главное, что рецепты, «сообщенные китайским мастером, неправильны, равно как и план обжигальной печи». Г.К. Лебратовский подал царице доношение, в котором описал встретившиеся затруднения при производстве опытов и просил позволения послать Курсиных в Сибирь для взятия там материалов. С доношением были представлены пробные глиняные вещи, сделанные братьями Куренными. Ответа не последовало. В Правительствующий Сенат подал жалобу Алексей Курсин, в которой просил освободить его от работ по изготовлению фарфоровых изделий и отпустить в Иркутск. Сенат потребовал от Лебратовского объяснений, а Алексея Курсина освободил от опытов. К тому времени русский ученый Д.И. Виноградов подобрал рецепты составления фарфоровых масс из отечественных глин, материалов, описал технологию изготовления фарфора. Дальнейшая судьба Андрея Ивановича Курсина неизвестна. Алексей Иванович Курсин возвратился в Иркутск, где был записан в посад.

В Иркутске А.И. Курсин купил старый дом, на месте которого построил новый деревянный с надворными постройками. Усадьба находилась в приходе Владимирской церкви, во второй части города. Алексей Иванович Курсин имел жену Агафью Григорьевну (1722-1795), детей: Петра — 1753 г.р., Афанасия — 1756 г., Екатерину, Анну. Из Иркутска серебряник А.И. Курсин ездил в Пекин в качестве ученика тобольского купца, серебряника Осипа Семеновича Мясникова для изучения художественного ремесла.

В    1753   г. Алексей Курсин и московский серебряник Дмитрий Попов были в Китае без О.С. Мясникова, который по скорбности и дряхлости не мог совершать поездки. В Китае они продолжили изучение финифтяного художества и в этом деле достигли положительных результатов. Из серебра они изготовили чарку и поднос. Изделия и материалы для приготовления эмали представили в столицу. Из Петербурга мастера были отправлены в Москву, где в 1757 г. Сибирский приказ купил дом за триста рублей и все необходимые инструменты для производства «финифтяного китайского художества дела».

К серебряникам А.И. Курсину и Д. Попову прикрепили для обучения двух московских серебряников и по мастеру из Сольвычегодска и Великого Устюга. Было назначено жалование: учителям по 120, а ученикам по 24 руб. в год. После кончины серебряника Д. Попова в 1761 г. А.И. Курсин вернулся в Иркутск. Наряду с серебряным делом, Курсин занимался торговлей в городе Иркутске и в других местах. В середине 1760-х и в 1770 г. он значился иркутским третьей статьи купцом, платившим подушные за три души по 2 руб. 45 коп. в год.

7 декабря 1773 г. священник Владимирской церкви произвел запись: «Умер иркутский посадской Алексей Иванов, сын Курсин, 63 лет»2. В его доме продолжали жить вдова и дети.

В 1780-1800-е годы сыновья А.И. Курсина были иркутскими купцами второй, третьей гильдий, занимались торговлей. С ростом семей отцовский дом оказался тесным, поэтому братья произвели раздел имущества. Получив свою долю, Петр Алексеевич Курсин приобрел деревянный жилой дом с постройками и землею на нечетной стороне Косой улицы в приходе Тихвинской церкви, которые продал 13 июня 1796 г. иркутскому купцу Тимофею Баснину3. В семье Петра Алексеевича Курсина (7. 01. 1753-1813) и Авдотьи Васильевны (1760 - после 1828) родились: Иван в 1781 г., Павел (1784— 1837), Константин (1788-1822), Петр - 1793 г., Мария - 1777 г, Федосья - 1779 г, Парасковья - 1790 г. В 1794 г. Марию Петровну Курсину выдали замуж за иркутского купца Ивана Обухова.

Петр Алексеевич Курсин был предприимчивым человеком, торговавшим на сибирских ярмарках, в Кяхтинском форпосте. С 1775 по 1781 г. он числился иркутским мещанином, был участником строительства каменного купеческого гостиного двора в Иркутске, где имел торговую лавку4. Кроме торговли, он занимался помолом зерна, пилением леса, приготовлением дуба, кузнечным и другими промыслами. 1 июня 1790 г. иркутский второй гильдии купец П.А. Курсин купил у вдовы Наталии Максимовны Глазуновой деревянный жилой дом с тремя покоями, тремя печами, мельничный завод на два постава, амбар, бывшие при плотине через р. Иду, в четвертой части города, в Преображенском приходе. При плотине на двух мукомольных мельницах мололи зерно, на пильной мельнице распиливали за сезон по две тысячи бревен. На ремонт старой плотины и других построек купец П.А. Курсин затратил значительные средства и был вынужден занимать деньги. В 1793 г. под залог своего имущества: «три колещатые мельницы на реке Иде, дубную, дом, кузницу со всеми инструментами» - он занял у иркутского купца Емельяна Григорьевича Ларионова 3268 руб.5 В целях облегчения своего материального положения, снижения расходов на содержание плотины он дал согласие при плотине устроить на средства иркутских второй гильдии купцов Григория Андрияновича и Степана Федоровича Киселевых водоворотный пильный завод на четыре рамы. Кроме того, Г.А. Киселев построил солодовый и пивоваренный заводы, жилой дом, устроил пруд для плавающей птицы. Все строения были обнесены деревянным заплотом с двумя въездными воротами6. Через несколько лет, когда Г.А. Киселев умер, а его двоюродный брат С.Ф. Киселев разорился, их имущество было продано П.А. Курсину за 4000 руб. Иркутская городская дума поспешила обложить покупателя новым налогом с прибыли по 25 руб. в М год. В 1812 г. купец П.А. Курсин уступил место при плотине для устройства сукновальни Иркутской суконной фабрике, открытой на правом берегу Ушаковки северо-западнее тюремного острога7. В следующем году наводнением Ушаковки вырвало часть плотины длиной пять сажен, ущерб составил более 500 руб. Свободных денег у содержателей плотины и мельниц Куренных не оказалось, значительную сумму они затратили на ремонт плотины и построек перед самым наводнением. В этом же году скончался ее содержатель купец третьей гильдии Петр Алексеевич Курсин.

13 июня 1813 г. иркутский гражданский губернатор Н.И. Трескин направил письмо в Иркутскую городскую думу, в котором писал: «Заречная сторона города весьма распространилась обывательскими строениями и казенными зданиями и заведениями как то: адмиралтейство, ремесленный дом, суконная фабрика, запасные магазейны, так что сообщение почти целого города с заречною частию безпрерывно». Учитывая возросший грузопоток через плотину Ушаковки, Трескин предложил Иркутской городской думе содержать плотину общим иждивением города, так как частное лицо не способно это сделать8.

В конце XVTII — начале XIX вв. грузопоток через плотину Куренных увеличился настолько, что приходилось производить ежегодные ремонты. Из за-ушаковских кирпичных сараев в центр Иркутска вывозили миллионы камней и кирпичей на строительство жилых домов и зданий: главного народного училища, гражданской больницы, участнических и американских казарм, Спасо-Преображенской церкви.

В летнее время для проезда в Знаменское предместье использовался брод через Ушаковку длиной 260 сажен. По заданию Н.И. Трескина инженер-капитан Камков осмотрел плотину, признал ее ветхой, предложил поднять конструкции на полтора аршина и расширить на одну сажень, сделать новые срубы на расстоянии 26 сажен, шириной 2,5 сажени, высотой 5,5 аршин, сменить ряды бревен на тридцати саженях. От нижней мельницы, где находилась сукновальная, к стороне Адмиралтейского строения одеть плотину бревнами по 4— 5 рядов на длину пятьдесят сажен. При верхнем шлюзе устроить новый обруб на расстоянии 26 сажен. За два месяца силами 125 рабочих произвести названные работы. Согласно сметы, составленной Камковым, утвержденной гражданским губернатором, на исправление плотины требовалось 3363 руб. 50 коп.9 В 1821 г. плотину эту сломали и рядом соорудили через Ушаковку новый мост... На основании архивных материалов и исследований, мы сообщили некоторые факты из жизни братьев Куренных, пытавшихся, путем проб и опытов, изготовить российский фарфор из сибирских материалов в 1746-1747 гг. Только через 60 лет курскому купцу Алексею Евсевьевичу Полевому с помощью бывших мастеров императорского фарфорового завода удалось освоить производство фаянса в Иркутске, а через 22 года мастер московской фарфоровой фабрики впервые начал выделывать фарфоровые изделия в Тальцах. Спустя 45 лет приглашенные мастера из гжельских фарфоровых заводов в устье реки Хаиты произвели фарфор из местной глины и прибайкальского кварца. Таков был многолетний путь создания фарфора на земле Иркутской.

Примечания

  1. Императорский фарфоровый завод. 1744-1904. - СПб., 1906. - С. 4-6.
  2. ГАИО. Ф. 50. Оп. 7. Д. 14. Л. 32 об.
  3. Там же. Ф. 70. Оп. 1. Д. 31. Л. 136.
  4. Там же. Д. 439.
  5. Там же. Ф. 447. Оп. 1. Д. 4.
  6. Там же. Ф. 70. Оп. 1. Д. 11. Л. 268 об., 269.
  7. Там же. Д. 9. Л. 2 об.
  8. Там же. Д. 1583. Л. 16, 30.
  9. Там же. Д. 1779. Л. 2 об.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Душкин Юрий | Оригинальное название материала: Курсины в Иркутске | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | 1996. – № 5. – С. 13-15. | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Журнал "Земля Иркутская" | Иркутск | Библиотека по теме "История"