Кударинская степь // Карнышев А. Д. «Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий» 3-е изд. (2010)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Села Кударинской степи

Источник: afonin.me
Автор: Горшков Василий
Автор: Борис Леваков
Кударинская степь
Кударинская степь
Деревня Шергино
Деревня Шергино
Источник: Портал Родное село
Фофоново
Фофоново
Источник: Туризм и отдых в Бурятии
Фофоновская гора
Фофоновская гора
Источник: Туризм и отдых в Бурятии
В селе Корсаково работает Народ­ный фольклорный ансамбль "Худара", ко­торый известен всей Бу­рятии уже более четверти века.
В селе Корсаково работает Народ­ный фольклорный ансамбль "Худара", ко­торый известен всей Бу­рятии уже более четверти века.
Сухая
Сухая
Источник: Туризм и отдых в Бурятии

Продолжим наш путь за залив Провал. Чуть юж­нее его расположено Инкино — так же небольшое село у многочисленных рукавов дельты реки Селенги. Широ­ко известно своим «инкинским оползнем»: участком, где-то несколь­ко веков тому назад переместившимся на десятки метров в сторону Байкала (Не эти ли предшествовавшие «геологические сдвиги» угна­ли из местности якутов). В дни землетрясения 1861 года вместе со стоящими деревьями он вновь «осел». Сегодня, проезжая мимо этого села, удивляешься тому, что между верхней и нижней его частями расположена большая впадина — овраг с «округлившимися» берега­ми. И те, кто не знает об особенностях местности, удивляется, каким образом его давние сельские «архитекторы» так «непутево» распла­нировали расположение улиц.

Байкало-Кудара - одно из старинных прибайкальских сел, на­селение которого в основном русское. У села богатая, более чем 300-летняя история. В своё время в конце 18 века здесь проводилась ярмарочная торговля «при Байкал-море в Кударинской слободе», где с 15 декабря и по 1 января приезжие купцы продавали и обменивали ткани на пушные товары». Кудара была также весьма удобным местом для ссылки и поселения различных нарушителей российских законов, в ней проходили колоритные события в период революции и гражданской войны.

Вблизи Кудары постоянно жили и местные аборигены. Считает­ся, что Кударинская степь была заселена небольшими родами бурят ещё до прихода русских. И.А.Асалханов в статье «Об обычном пра­ве кударинских бурят» пишет, что кударинские буряты — выходцы из-за Байкала, расселились небольшими улусами в дельте Селенги по рекам Хараузу и Бухану и образовали четыре рода: абзаевский, первый и второй чернорудские и сборный. Первые три в основном принадлежали к племени эхиритов, а сборный - к родам булагатского и эхиритского племён.

Когда русские стали строить остроги и укрепляться в Забайкалье, поток переселенцев бурят из-за Байкала и Монголии усилился. За­байкальские племена считали, что лучше быть в подданстве России, чем находиться в зависимости от монгольских ханов, поскольку сре­ди последних в то время была широко распространена междоусобная борьба. Многие пришельцы селились в Кударинской степи, которая была источником обильного корма для скота в любое время года. Интересно, что в призывании тарасинских шаманов (ныне Боханский район Иркутской области) есть такая фраза: «Yhan xypeэ Ойхон,  Xyhan xypeэ Кудара» - «Водой окруженный Ольхой, березами окруженная Кудара». Она подчеркивает, как считается, обширность территории готольского рода бурят, часть которых переселилась сначала в Западное Прибайкалье (Ольхой и Приольхонье), а затем ушла на южный берег Байкала в Кударинскую степь. Прибрежные места Байкала, дельта Селенги и текущие по степи небольшие речки были богаты рыбой и водоплавающей дичью, тайга - копытным и пушным зверем. Среди бурят быстро распространились слухи о том, что в Кударинской степи можно добывать «дрова без топора, а мясо без ножа». По названиям родов поселенцев бурят, которые пришли в низовья Селенги в середине XVII века, были поименованы улусы Адоновский, Ботоевский, Олзоновский, Хамнаевский и другие.

Многие русские деревни, возникшие в Кударинской степи и близ неё, были названы по именам людей, которые первыми осваивали местные пашни: Дубинине, Инкино, Шергино, Пашино, Романове, Брянск, Таракановка. Ряд деревень именовались на основе назва­ний местных речек, на которых они располагались: Кабанск, Сухая, Тимлюй, Харауз. Села и деревни, которые были поставлены на мо­настырских землях, получали названия или самих монастырей, или православных праздников и святых: Посольское, Кудара - Благо­вещенская, Троицкое и т.п.

Одним из сел, возникших вскоре после землетрясения в Саганской степи и созданных «новокрещенными иноземцами», было Кор­сакове В «Трудах православной миссии» сказано, что в 1868 году начато на левом берегу реки Харауза новое селение через водворение тайши Якова Березовского и почетного инородца Николая Хамаганова, каковое селение предположено назвать «Корсаковским», в честь покровителя  миссии  генерал-лейтенанта  Михаила  Семеновича Корсакова, который в те годы (1861-1870) был Генерал-губернатором Восточной Сибири. Село стало благодатным пристанищем для мно­гих бурят, пострадавших при затоплении степи. Десять лет спустя в новом селе было «кроме казенных заведений, миссионерского стана, думы, училища и общественных магазинов, 35 дворов и 155 душ жителей».

Красный Яр - село, названное так по достаточно крутому бере­гу, в котором был слой красной глины. Оно находится в местности где получает наибольшее разветвление Селенга. Именно здесь на­чинает формироваться основная дельта Селенги, имеющая в длину около 60 километров и не менее 20-25 километров в ширину. Более всего село в недавнее время известно тем, что в 1955 году здесь из-за преступной халатности киномеханика в клубе сгорело около 30 чело­век, и среди них большинство — дети.

Дельта Селенги - низменная, насыщенная небольшими озерка­ми и болотцами местность, с большим количеством проток — их на­считывается свыше 30. Богатые растительностью мелководья дельты, хорошая прогреваемость воды и относительная труднодоступность (в некоторые места добраться можно лишь на плоскодонной лодке, тол­каясь шестом) создали идеальные условия для развития частиковой и благородной рыбы, а так же для водоплавающих и околоводных птиц. Каждое лето в эту благодатную «обитель» слетаются для пере­лета и вывода потомства до 300 видов самых разнообразных птиц, около ста из них остаются на гнездовье, и для их сохранения в дельте создан специальный заказник федерального значения «Кабанский». Именно эти места, по-видимому, были первыми из посещенных на Байкале древними людьми. В «Книге гор и морей» — одной из пер­вых собраний мифов, легенд и преданий народов юго-восточной ча­сти азиатского материка - есть описание «Бахр-Албака» - моря ужасов, возникшего из подземной расщелины, и некоторых его осо­бенностей: до него можно добраться, «если продвинуться по реке четыреста ли к северу» (скорее всего, по Селенге), это море с уди­вительно прозрачной и приятной на вкус водой; озеро отличается и тем, что птицы собираются здесь огромными стаями в сотни тысяч и своими крыльями застилают небо и солнце,  «птицы выводят там птенцов и сбрасывают перья». Такие «гигантские» места гнездования птиц на Байкале можно наблюдать только в трех районах: дельты Селенги, Верхней Ангары и Баргузина, где между полуостровом Святой Нос, Баргузинским и Чивыркуйским залива­ми расположена заболоченная низменность с несколькими озерами. Одним из летних «экзотических» украшений Селенгинской дельты является довольно редкий для этих мест черный аист (ciconia nigra). Гнездятся пары аистов и в некоторых местах близкого к дельте при­брежья: на речках Молька и Сухая, в калтусе у Малого Дулана. При внешней красоте оперенья птица отличается и другими характери­стиками: размах крыльев - около двух метров, вес взрослой птицы - около З кг, средняя продолжительность жизни — 10 лет. Интерес­ным фактом по дельте Селенги является то, что она «продолжается» в сам Байкал, причем на расстояние не менее 10 км. По этой причине глубины на данном участке небольшие.

В свое время, в связи с подъемом уровня Байкала из-за создания Иркутского водохранилища, под воду ушли многие низменные мест­ности островов, лежащих между протоками Селенги. В конце 50-х годов пропало много гектаров островных сенокосных угодий, которые до этого кормили большое количество колхозного и личного скота: люди летом заготавливали сена на островах, а зимой по льду вывозили его в села. Прошедшие с тех времен годы сгладили резкости затопле­ний. Селенга вновь намыла новые отмели и островные территории на местах мелких озерков и болотцев, и они заросли богатой травой и ку­старником, а также камышом. В некоторых местах камышовые зарос­ли очень напоминают бамбуковые чащобы в джунглях: чтобы пройти сквозь них надо потратить много труда. Растительная чаща привлек­ла в столь лакомые места немало животных. Наряду с традиционной ондатрой, здесь появились колонки и норки, которых промышляют местные охотники. Когда-то забежавшие в высокое разнотравье и ку­старники дикие козы быстро расплодились, и сегодня успешно дела­ются на них загоны. Всю информацию о новой жизни дельты Селенги мне рассказал и в зимнее время показал большой патриот и любитель байкальских мест, старший охотовед, мой односельчанин Г. Быков, который надеется, что вскоре на островах появятся кабаны, и тогда этот район еще более укрепит свое название — Кабанский.

Километрах в пятнадцати от Байкало-Кудары, на берегу Селенги расположилось село Фофоново, которое известно в археологических кругах своим могильником эпохи неолита. Исследовано с 20-х го­дов прошлого века около ста захоронений, которые в чем-то своео­бразны. Дно некоторых могильных ям и останки людей засыпаны красным порошком - охрой. В могилу укладывали необходимые в загробной жизни предметы: для мужчин — это оружие, рыболовные снасти, для женщин - орудия для обработки шкур и другие пред­меты. Экзотическим и таинственным явилось то, что в одной из мо­гил обнаружили шесть обезглавленных скелетов взрослых мужчин. Трупы были лишены черепов, их не было ни в могиле, ни около нее (выше мы уже говорили о том, что подобного рода захоронения ар­хеологи обнаруживали в древних поселениях на другом берегу Бай­кала, принадлежащих к «китойской культуре»). Археологов весьма заинтересовал вопрос: кто и когда обезглавил людей? Может быть им снесли головы в кровопролитной сечи? А может, враги увезли с собой черепа убитых? Ясно одно: четыре — две тысячи лет тому на­зад здесь произошло какое-то гибельное событие, жертвой которого явились шестеро древних жителей Прибайкалья. Стоит добавить, что в 2008 году неподалеку археологи обнаружили могилу таинственно убитой примерно в то же время семьи: двух ро­дителей и детей, приблизительно пяти и восьми лет.

На другой стороне реки от Фофоново, подступая и к дельте Се­ленги, и к берегам Байкала расположены села Шигаево, Ранжурово, Степной дворец. Деревня Ранжурово вобрала в себя переселенцев из нескольких бурятских улусов, которые покинули обжитые места у дельты Селенги и по берегам Байкала, затопленные или полуза­топленные в связи с введением в строй Иркутской ГЭС. Деревня названа в честь бурятского революционера, одного из основателей Советской власти в Забайкалье Ц.Ц.Ранжурова, а ранее величалась Бурулусом — сокращенно от слов бурятский улус.

Интересно происхождение названия села Степной Дворец. В сте­пи близ нынешнего села пасли табуны и косили сено. Для скота дела­ли временные загоны. К ним пристраивали жильё для работников и все эти сооружения назывались «двором». Отсюда и пошли степные дворы, ставшие со временем Степным Дворцом. Вместе с тем, есть легенды, придающие другое звучание данному названию. По бурят­ским преданиям, в 2-3-х километрах от села находится песчаный Бараний мыс, на котором до прихода в край русских, была ставка Чингисхана.

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Байкал | Карнышев А. Д. "Байкал таинственный ..." | Библиотека по теме "Байкал"