Костовский, Анатолий Георгиевич

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Анатолий Георгиевич Костовский

Источник: baikalart.ru
Источник: aldan.ru
Автор: Анатолий Георгиевич Костовский
Источник: irkgallery.ru
Автор: Анатолий Георгиевич Костовский
Источник: irkgallery.ru
Автор: Анатолий Георгиевич Костовский
Источник: irkgallery.ru

Анатолий Георгиевич Костовский иркутский живописец, заслуженный художник России. Член Союза художников России (с 1964).

А.Г. Костовский: биографическая справка

Родился в Иркутске. С 1948 по 1951 и с 1954 по 1956 учился в Иркутском художественном училище у Д.М. Баркалова. С 1968 член СХ СССР. С 1971 по 1972 и с 1973 по 1974 преподавал на педагогическом отделении Иркутского училища искусств. Среди его учеников — Т.Ларева, В.Ширяева.

Член оргкомитета ВООПИК. В 1985 присвоено звание заслуженного художника РСФСР.

Скончался 15 января 2018 года

Участие в выставках

  1. областных — с 1957;
  2. зональных — 1964, 1967, 1969, 1975, 1980;
  3. республиканских (Москва) — 1970, 1971, 1975;
  4. зарубежных (Япония, Канадзава) — 1973; (МНР, Улан-Батор, Сухэ-Батор) — 1973; (ГДР, Карл-Маркс-Штадт, Цвиккау) — 1978, 1979; (Афганистан, Кабул) — 1983;
  5. персональных (Новосибирск) — 1974; (Иркутск) — 1978, 1979, 1984; (Ангарск) — 1978; (Тюмень) — 1982; (Тобольск) — 1983; (Чита) — 1984; (пос. Игнино Куйтунского района Иркутской обл.) — 1984; (Норильск) — 1987; (Новокузнецк) — 1986.

Участник  Всесоюзных  и  республиканских  выставок,  за  рубежом  показывал  свое  искусство  в  Японии  (1973),  Монголии  (1973,  1979),  Германии  (1978,  1979),  Афганистане  (1983),  Финляндии  (1990).  Автор  нескольких  персональных  выставок.  В  2008  году  в  Иркутском  художественном  музее  прошла  юбилейная  персональная  выставка,  на  которой  представлено  творчество  художника  за  сорок  с  лишним  лет  его  работы  в  искусстве.  

Творчество А.Г. Костовского

Его живопись, импульсивная и полнозвучная, отличается теми характерными моментами пластики, по которым уже с первого взгляда узнаешь мастера. Будь то современный город или старое забытое селение, памятник архитектуры или портрет деревенского гармониста — путеводным в его творчестве всегда остается стремление к критическому, социальному размышлению, к поиску истинной сути происходят. Своеобразие дарования живописца во многом раскрывает тема родного города, позволяет также проследить его творческий путь.

«Всем, что есть во мне от художника,— признается Костовский,— я обязан Иркутску. Его старые бревенчатые домишки научили меня видеть цвет во всем богатстве и сложности взаимоотношений. Они подсказали мне и живопись и колорит — тот сибирский и неповторим колорит, который я не встречал нигде больше. Когда смотришь на старые дома ворота и представляешь, сколько веков прошумело над ними. Прошлое всегда помогает понять настоящее. Без него нельзя».

Костовскому свойственно внимательное, пристальное отношение к действительности, оно позволяет ему найти образное раскрытие характера, духовного города: «Иркутск. Улица Партизанская» (1962), «Демонстрация» (1963), «За имени Куйбышева. Городской пейзаж» (1963), «Костел» (1963), «Ангарский мост (1963), «Старые дома» (1964), «Городской пейзаж. Вид с горы Иерусалимской (1982). Разнообразная жизнь города, преломленная сквозь призму восприятия автора, воплотилась в картине «Городской калейдоскоп» (1970). Старый деревянный дом, зажатый со всех сторон каменными постройками, тревожно выступает сквозь темные корявые стволы деревьев. Фасад дробят яркие вспышки окон, в многолюдный праздник, рождение и смерть, любовь и одиночество — художник высвечивает самые разнообразные стороны человеческого бытия, представляется словно вращающийся калейдоскоп Жизни: динамика ритмов, звучные аккорд цвета, способность увидеть происходящее внутренним зрением. Новые творческие импульсы дает художнику непосредственное соприкосновение природой, с ее первозданной красотой: «Весна в царстве камней» (1971), «Пейзаж лисой» (1971), «Река Тунгуска» (1972), «Деревенская улица» (1973), «Дорога через старое село» (1973), «Ильин день» (1978). Раскинулось на холме, омыт таежной рекой, «Старое сибирское село». Хороводом теснятся старые избы вокруг взметнувшегося в небо белокаменного собора, таинственным свечением озаряют вечерние сумерки. Едва намечено возвращающееся домой ленивое стадо, и тракт прервавший на ночь свой металлический гул, и люди, спешащие после трудового дня. Художнику удается уловить скрытое биение жизни старого села, передать о состояние покоя и согласия. Свое отношение к происходящему он выражает преимущественно всего цветом, в пленерных вещах он особенно красив. Этим работам свойствен уплотненность материального предметного мира. В них есть и мера обобщения, недоступная описательному подходу к действительности; картина сохраняет свежесть восприятия, свойственного этюду.

Углубленное освоение жизненного материала нашло воплощение в портрете. В основном Костовский обращается к портрету современника, наделяя его конкретными характерными чертами: портрет иркутского графика Г. Г. Леви (196J «Восемьдесят шестая осень Дандина» (1972), «Монгол с трубкой» (1974), портрет иркутского поэта Михаила Трофимова, «Портрет Кеши. Стихи» (1976), портрет комсомолки 20-х гг. Дрейзеншток (1969), ветерана войны (1970), автопортрет. Его герои довольно индивидуализированные, впрочем, художник не стремится да им объективную оценку, а скорее руководствуется собственными наблюдениями. ( заостряет внимание на самом ярком, характерном в человеке, выявляет главнейший духовный стержень, подчиняя весь образ единой основополагающей идее. Декоративные звучные сочетания пурпурно-красных, оранжевых, изумрудно-желтых ультрамариновых цветов сообщают холсту удивительную фантастичность и сказочность.

Творчество Костовского обогатилось во время поездок в Монголию. Он привез оттуда новые впечатления, увидел и отобразил необычную контрастность освещения. Во время поездок было создано большое количество этюдов и портретов: «Монгол с верблюдом» (1973), «Молодой чабан» (1973), «Участник боев за Халхинго. (1973), «Алтайские Гоби» (1978), «Дацан» (1978), были написаны и жанровые картины: «Разговор» (1978), «Выход из Дацана» (1975), «В ветреный день» (1980). Художник не просто передает событие или действие, он воспринимает состояние, он увлечен поэтической стихией чувств — отсюда и напряженность, подвижность временных и предметно-пространственных явлений, и одухотворенность живописной материи.

Образы родной сибирской природы, старых городских улочек, близких сердцу земляков, в произведениях иркутского художника Анатолия Костовского вызывают смешанное чувство грусти и восторга – настолько они правдоподобны и так эмоционально созвучны нашему собственному восприятию. Его пейзажи, натюрморты и портреты – это протяжённое во времени живописание любимых образов.

Зимние пейзажи Костовского пахнут снегом и дымом из печных труб; искрящийся снег скрипит под ногами прохожих; развешанные во дворе простыни застыли, их края глухо стучат на ветру; гуси переминаются на снегу, поджимая лапки, и их гортанный гогот разносится в морозном воздухе по всей деревне («Зимний день», 1989; «Крещен-ские морозы», 1993; «Морозное утро», 1991; «Гуси зимой», 2000). Воздух чист и прозрачен, чёткие контуры домов и деревьев уходят вглубь и вверх к высокому небу. Пространство картин объёмно и насыщенно. Приземистые дома, придавленные белыми шапками, мощные стволы раскидистых деревьев, часто выступающих на первый план, написаны энергичной,  сильной кистью. Живопись плотная, пастозная. Но палитра богата тончайшими оттенками, ветви деревьев легки и сплетаются в тонкое кружево, силуэты церквей удлинены и устремляются вверх. Оттого картины не кажутся тяжёлыми, они свежи и наполнены воздухом.

Удивительно хороши осенние пейзажи Анатолия Георгиевича. Богатые, сочные краски пышной сибирской осени созвучны живописному таланту художника с его ярко выраженной эмоциональностью письма, пристрастием к цветовой насыщенности и столкновению контрастных тонов. Такую осень, как на полотнах Костовского, можно увидеть только в Сибири – звучные чистые краски, прозрачный прохладный воздух, яркое холодное небо.

Но всё же камернее, ближе к сердцу звучат именно зимние пейзажи художника. Они, как ни странно, более тёплые и домашние. Зима на его полотнах нарядная, праздничная. Старые дома со ставенками и крылечками, укутанные пышным снегом, кажутся особенно уютными и приветливыми. Не случайно пейзажи родного города, который так любит писать художник, в основном зимние («Улица Нижнеамурская зимой», 1978; «Дом с колодцем», 1988; «Вечер», 1990; «Двор из окна Союза писателей», 1990).

Но живопись Анатолия Костовского – это не только праздничная красота родной природы. В его творчестве нашли отражение все этапы российской истории второй половины ХХ – начала XXI веков. Опустошающие репрессии и кукурузная оттепель, одобрямский застой и карточная перестройка, ваучерное ограбление народа и развал многонациональной страны… Все события, свидетелем которых ему довелось быть, прошли через сердце художника.

Как человек страстный и неравнодушный, он никогда не оставался и не остаётся сторонним наблюдателем – он активно живёт эту трудную русскую жизнь и искренне выражает своё отношение к происходящему. В картинах  Анатолия Георгиевича – печаль о разрушенных храмах, где гуляет ветер и пасутся лошади («Разрушенный храм», 1979); боль за родной город, затянутый чёрным дымом от уродливых заводских труб, в котором понуро бредут рабочие («Церковь и завод», 1966); ностальгия по исчезающим деревянным теремам («Дом, которого нет», 1975; «Иркутский дворик», 1970) и любовь к уходящим старикам – ветеранам и жертвам войн, репрессий, перестроек и революций («Чапаевец», 1970; «День Победы», 1996; «Старик со старухой», 1995; «Дед с подсолнухами», 1995).

Социальная направленность творчества Анатолия Костовского, нашедшая отражение в некоторых его картинах, никогда не была социальным заказом. Это всегда работа по зову сердца («Октябрь», 1980; «Красный май. Последняя демонстрация», 1980; «Остров Аникин», 1980). «Остров Аникин» – это работа художника, которая перекликается с произведением другого российского мастера – повестью «Прощание с Матёрой» Валентина Распутина. Остров на Ангаре, попавший в зону затопления при строительстве Богучанской ГЭС, предстаёт на картине как готовый вот-вот уйти под воду корабль. Он притаился, затих под сумрачно нависшим небом. Уродливо торчат полуразрушенные стены с пусто зияющими распахнутыми дверями. Сохранившиеся домики как бы прижались к земле, почти слились с ней. Только старая церквушка и колокольня возвышаются, как две свечи на открытом ветру, взывая к небу. Изломанный силуэт острова на фоне неровного, в тёмных полосах неба, разбитая лошадьми гладь воды и сами фигуры лошадей с развевающимися хвостами создают особое состояние тревоги.        

Так же изломан силуэт рисунка в картине «Весна в царстве камней» (1973). Огромные серые валуны переплетены мощными корнями кряжистых сосен. Их стволы искривлены байкальскими ветрами, их корни открыты палящему солнцу и трескучим морозам, но их ветви неуклонно тянутся к яркому синему небу, они развесисты и готовы дать щедрые плоды. Эти мощные деревья – символ стойкости, терпения и жизнелюбия многострадального русского народа, который, по словам художника, испокон вынужден продираться – то сквозь карающие булыжники Советов, то сквозь оглушающие камни уродливой демократии.     

Неоднозначна работа А. Костовского «Театр», где непонятно, кто кем управляет – усталые, эмоционально измождённые артисты или бесстрастные, неутомимые куклы.

Всматриваясь в лица сибиряков, художник со свойственной ему чуткостью открывает в них самое потаённое, спрятанное за лукавой улыбкой или показным бесстрастием. Искусство портрета – едва ли не самое сложное в изобразительном искусстве. Кроме технического совершенства, от художника требуются эмоциональная чуткость, духовная зрелость, зоркость сердца, мудрость и такт. Одарённый всем этим Анатолий Костовский создаёт яркий образ современника –  многоликий и противоречивый, прямой, открытый миру и сдержанный, замкнутый. Герои его картин под стать автору – сильные, самобытные, одарённые личности, мудрые, много повидавшие люди.  

На портретах писателей и поэтов, учёных и художников (Валентин Распутин, Ким Балков, Алексей Зверев, Михаил Трофимов, Георгий Леви, Лев Гимов), которых автор хорошо знает, чётко выявлена яркая личность каждого – во взгляде, в движении губ, в позе, в повороте головы. Особое место в портретной галерее Анатолия Костовского занимают образы ветеранов. Некоторые из них при всей их индивидуальности удивительно схожи и достигают эпической обобщённости («Георгиевский кавалер Иван Мартынов», 1965; «Боец Чапаевской дивизии Сусанин Я. И.», 1969; «Портрет ветерана войны Фролова», 1970). Лица героев суровы: резкие морщины, прямой жёсткий взгляд, твердые скулы, плотно сжатые губы. Простота композиции, лаконичность рисунка, угловатость линий, размашистый мазок кисти придают портретам повышенную экспрессивность и напряжённость. От них исходит мощная энергия. В этих работах художника – обобщённый образ русского воина, простого солдата, который, пройдя сквозь боль, страх и ужас войны, сохранил душу и достоинство человека.  

Создавая портреты, Анатолий Костовский, как правило, не отвлекается на внешние детали, всё его внимание сосредоточено на лицах портретируемых, по которым он читает историю их жизни. В палитре в основном тёплые, с преобладанием коричневого тона. Но разнообразие оттенков настолько богато, что создаётся впечатление многокрасочности.

Живописное мастерство Анатолия Костовского поражает даже в его графических работах. Уголь, сангина, тушь, пастель моделируют пространство, создают объём, эмоционально обогащают рисунки. Они занимают значительное место в творчестве художника. В большинстве своём это законченные произведения: «У костра» (1970-е гг.), «Участник войны 1914 и труженик тыла 1941 –1945 гг. Клементий Бобоед» (1985), «У камина» (1982) и другие.

Творчество заслуженного художника России Анатолия Георгиевича Костовского – это картина жизни целого поколения. Написанная искренним и талантливым мастером, она отражает всю сложность сплетения восторга, отчаяния, любви, печали и тревог современности. Как человек думающий и чувствующий, он не может оставаться равнодушным к происходящим в родном доме нерадостным событиям. Он яростно его защищает.

И всё же больше всего в работах художника радости и восхищения  – красотой родной природы и красотой близких ему по духу людей. Сохраняя традиции русской школы живописи, Анатолий Георгиевич Костовский, как коренной иркутянин, несомненно, испытал на себе мощное воздействие окружающего мира – суровой, но яркой сибирской природы с её бескрайней тайгой, подпирающими небо горами и величавым Байкалом; сибирского деревянного зодчества с витиеватой резьбой; самобытной сибирской культуры. Он много ездил по стране, побывал в Монголии, что нашло отражение в его новых самобытных работах (серия картин «По Монголии», Тобольская, Тунгусская и Енисейская серии). Но всё-таки основная часть работ Анатолия Костовского посвящена Иркутску, окрестным деревням, Байкалу, Ангаре и живущим с ним рядом людям. Всё его творчество – как источник, холодный и чистый, рождённый в недрах родной земли, из которого он черпает от щедрого сердца и выносит навстречу людям.

Литература

  1. Ларева Т.Г. Костовский Анатолий Георгиевич. — Художники Иркутска, 1994.

Источники и ссылки

  1. Татьяна Ли Тёплый зимний пейзаж. Образ Родины в творчестве иркутского художника Анатолия Костовского // Восточно-Сибирская правда : 14 апреля 2009
  2. Костовский Анатолий Георгиевич // Кто есть кто в Иркутске : сайт.
  3. Костовский Анатолий Георгиевич // История и культура Сибири : сайт.
  4. Анатолий Георгиевич Костовский // Иркутская галерея Виктора Бронштейна: сайт.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 15 января 2018

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...