Корпорация «Иркут». Летчики-испытатели

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Летчики-испытатели из Корпорации "Иркут" называют себя куркаевской плеядой. Хотя молодые знают пилота Гелия Куркая по рассказам своих наставников асов семидесятых, да по сохранившейся записи переговоров диспетчера с бортом самолета, по устремившейся к небу за одним из цехов корпорации, сверкающей на солнце, стеле с фотографиями экипажа "спарки"  на месте роковой встречи с землей.

Воздушный ас с земными слабостями

Гелий Куркай приехал в Иркутск холостяком: не сложилась жизнь с московской красавицей у летчика—испытателя из КБ Яковлева — лучшего пилота, водившего на парадах в Тушино тройки еще не серийных самолетов. В Иркутске он быстро стал сибиряком: здесь тоже была его любимая работа, но она не замыкалась аэродромом. Гелий оставался земным человеком в меру со слабостями: курил не более десяти папирос в день, выпивал по праздникам, заглядывался на красивых женщин. Однажды загляделся навсегда.

Куркай постоянно посещал библиотеку в ДК имени Гагарина: он любил литературу, сам писал неплохие статьи. В библиотеке работала Маргарита — красавица из Кутулика. С Маргаритой жизнь закружилась как большой праздник. Вскоре родилась дочь Лена, а в семидесятом — долгожданный Женька. Теперь из полетов мужа и папу ждали трое.

В шестьдесят девятом после школы испытателей на завод приехал Геннадий Буланов. Куркай стал его инструктором и внимательно следил за работой нового пилота, хотя путевку в испытатели Буланову дал знаменитый Петр Левушкин. В 1989 году Геннадию Егоровичу присвоили звание "Заслуженный летчик-испытатель" и он помнит всех своих наставников еще с Батайского военного летного училища, но с особым чувством рассказывает о Куркае:

«За три года совместной работы мы хорошо узнали друг друга, но остались только товарищами: общительный Куркай держал всех на определенном расстоянии. Он жил без друзей, возможно, своеобразная замкнутость — удел пишущих людей. Куркай читал мне стихи из тетрадки, которую хранил в служебной кабинке. Он был инструктором для всего летного состава и его уважали за внимательное отношение к людям. В жизни нашей летно-испытательной станции вспоминается знаменательный случай, когда в комнате летчиков появилась пальма с помощью Гелия Михайловича. Он как-то высказал главному шефу завода, в то время Виктору Афанасьевичу Максимовскому, что в оформлении нашей комнаты не хватает эстетики, которая помогает снимать психологические нагрузки при разборе полетов. Максимовский подумал и вспомнил, что у испытателей Воронежского авиазавода стоят пальмы, за одной и слетал спецрейсом. У наших "лисовцев" появилась поговорка, когда их вызывали на разбор: "Пошли получать втык под пальму". Вскоре после моего прихода на завод к нам приехал еще один испытатель — Виктор Новиков. Его инструктором стал я. В начале 1972 года мы облетывали новый самолет, но в это время Новиков болел и многое пропустил, мне снова пришлось стать его инструктором, но я должен был пойти в отпуск, а решил дело довести до конца. Куркай тогда сказал: "Отдыхай, Геннадий Егорович, — для нашей работы это святое дело. Я займусь Новиковым".»

Последний миг воздушных асов

8 июня 1972 года над Иркутском надрывно прогудел реактивный самолет. В новейшей учебно—боевой "спарке" МИГ—23 УБ спасали город и машину летчики—испытатели Гелий Куркай и Виктор Новиков.

В тот день летные книжки испытателей остались незаполненными о выполненном задании, только проставлен налет: 0 час. 56 мин. И ничего о посадке.

Остались летные книжки пилотов:

"Гелий Михайлович Куркай, летчик-испытатель первого класса, родился в 1930 году, окончил Борисоглебское военного училище летчиков, специальную профессию получил в школе летчиков-испытателей в 1960 году, в авиационной промышленности с 29 июня 1959 года, приказ № 663".

"Виктор Федорович Новиков, летчик-испытатель третьего класса, родился в 1941 году, окончил Харьковское высшее военное авиаучилище летчиков, в авиапромлышенности с 1968 года. Обучался, в школе летчиков-испытателей летно-исследовательского института (ЛИИ)."

8 июня Гелий Куркай и Виктор Новиков в сложных метеоусловиях подняли в небо МИГ-23УБ, выполнив поставленные задачи, стали возвращаться. Внизу промелькнула телевышка, Новиков почти прокричал: "Обороты двигателя падают, скорость тоже!" Ручка управления двигателем у Куркая был передвинута на полный газ, двигатель ревел, но самолет потихоньку снижался.

— Сигаем? — тихо спросил Новиков.

— Нельзя: под нами город, — спокойно ответил Куркай.

Они уже летели над улицей Мира, там цеха завода и спасительная взлетно-посадочная полоса.

— Эх, нам бы дотянуть, — все так же спокойно сказал Куркай.

Новиков промолчал, полоса почти рядом, они над самой крышей последнего цеха.

— Вот тут мы сейчас и отметимся... — только и успел сказать Куркай.

Самолет чуть задел шасси за козырек крыши, скользнул с нее и встретился с землей на пустыре за цехом: не взорвался, не загорелся — от удара развалился.

Сработала катапульта Куркая — кресло затрясло в изуродованной машине и убило летчика. Виктор тоже принял мгновенную смерть. Самолет дымил, к нему бежали работники завода, мчались пожарные машины...

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2011 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...