«Кавказские банды» в Иркутске в начале XX века

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Специальным расследованием Иркутской судебной палаты от 12 ноября 1908 г., «не внушающим сомнения (было) установлено, что в ноябре и декабре месяцах 1905 г. жители г. Иркутска, вследствие усилившихся до крайних пределов грабежей, разбоев, убийств и погромов, оказались в весьма опасном положении».

«Дерзость злоумышленников не имела пределов, и от посягательств их не были свободны ни частные лица, ни лица, занимающие высокие служебное положение, ни даже целые классы населения», — констатировали в своих документах представители официальной власти1.

Между тем, претерпевая количественные и качественные трансформации, многочисленный и уже профессиональный криминальный мир стал активно дифференцироваться по национальной принадлежности. На общем фоне преступности уголовной все чаще проявлялись ее этнические составляющие. Властно заявили о себе группировки выходцев с Кавказа.

Первое предупреждение о появлении организованных преступных групп, сплоченных по этническому признаку, прозвучало от начальника Иркутского сыскного отделения Н. А. Романов в 1913 г2.

Обеспокоенность сыскной полиции подержала полиция политическая. В распоряжении жандармов оказалась обширная переписка, позволившая установить, что выходцы из Кутаисской губернии «находились между собою во взаимной связи по разным преступным выступлениям, имеющим в конечной своей цели добычу денег всеми незаконными способами, начиная от вымогательства и шантажа и кончая подлогами, подделкой фальшивых монет и кредитных билетов и наконец грабежами».

Выгодно отличаясь от своих коллег по преступному ремеслу тесными этническими связями, непонятными для большинства сибиряков письменностью и языком, кавказцы долгое время оставались наименее изученными звеном криминального сообщества Восточной Сибири. Выделяясь замкнутостью по отношению к другим представителям уголовного мира, они превосходили их жестокостью и организованностью своих действий. Не допуская в свою мир чужаков, кавказцы безжалостно и цинично расправлялись со всеми, кто пытался проникнуть в их среду3.

Неудивительно поэтому, что большая часть полицейских чиновников, сталкиваясь с выходцами с Кавказа, предпочитала либо не замечать их преступной деятельности, либо сотрудничать … на взаимовыгодной основе. Об этом наглядно свидетельствовало поведение жандармов, принимавших при задержании кавказцев беспрецедентные меры безопасности … в отношении своих же коллег из общей полиции.

Последующие события 1913 г., связанные с одновременным арестом на всей территории Восточной Сибири более чем 330 кавказцев доказали обоснованность подозрений политической полиции.

Путем сопоставления и анализа всего фактического материала жандармы пришли к неутешительному заключению о том, что под контролем «преступной организации» находилась вся территория Сибири и Дальнего Востока. При этом местом сосредоточения и главной резиденцией преступников являлся Иркутск. По разным оценкам в городе и его пригородах постоянно находилось около 100 членов преступной организации.

За короткий срок выходцами с Кавказа, по преимуществу высланными за уголовные преступления, был создан настоящий преступный синдикат, исправно функционировавший и приносивший немалую прибыль его истинным владельцам.

Офицеры Иркутского губернского жандармского управления констатировали: «При такой серьезной и обдуманной организации и предварительном разделении преступного умысла на отдельные составные части … крайней конспиративности, которою члены организации обставляли свою преступную деятельность … трудно рассчитывать на возможность изобличить грабителей»4.

Именно эти обстоятельства оказались решающими в противостоянии «грабительской организации Сибирских кавказцев» и мощного хорошо отлаженного оперативно-розыскногоаппарата политической полиции. В ходе допросов и других следственных действий большая часть из 330 задержанных кавказцев категорически отказывалась от содействия следствию и дачи каких-либо показаний и вскоре была отпущена. Те же, кто соглашался сотрудничать, погибали прямо в тюремных стенах при загадочных обстоятельствах.

И хотя «ликвидация» грабительской организации в декабре 1913 г. позволила на некоторое время парализовать преступную деятельность, через несколько лет она возобновилась в еще больших масштабах.

Источник: Сысоев А.А. Криминальные сообщества Восточной Сибири в начале XX столетия: особенности профессионализации и становления организованных структур

Примечания

  1. Рубцов С. Н., Сысоев А.А. Иркутское общество и милиция. // Иркутск: события, люди, памятники: Сборник статей по материалам журнала «Земля Иркутская» / Сост. А. Н. Гаращенко. Иркутск: Оттиск, 2006. — С. 88–95.
  2. ГАИО. Ф. 91, оп. 1, д. 2846, л. 40.
  3. Сысоев А.А. Убит за то, что сыщик // Земля Иркутская. 2004. №1. С. 36–38.
  4. Сысоев А. А., Рубцов С.Н. Ликвидация грабительских организаций // Твоя безопасность. 2003. №1. С. 52.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Обзорные статьи по теме "Чрезвычайные происшествия и преступность" | Иркутск