Каменный период // «Сибирская советская энциклопедия» (1929)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Каменный период —длительный этап в культурном развитии человечества, характеризуемый употреблением, в качестве материала, для орудий, камня, кости, рога и дерева и полным отсутствием металла.

Установлен для Сиб., но изучен сравнительно с металлическим периодом очень слабо. Наши сведения о К. п. основываются, гл. обр., на случайных находках, собранных без выяснения условий их залегания в почве, на т. наз. под’емном материале. Эти случайные находки каменных орудий многочисленны по берегам крупных водоемов ср. и юж. полосы Сиб. и занимают громадную территорию от Урала до Тихого океана; каменные орудия встречаются и на С. (по Подкаменной Тунгуске, по верх. течению Лены, по Илиму, на Камчатке) и на Ю. (в Казакстане, Б.-М. Респ. и Монголии). Число сист. и полно исследованных памятников К. п. в Сиб.—еще незначительно: стоянки—у Андреевского оз.—под Тюменью, Афонтова гора, Переселенческий пункт, Бирюса и Бирюсинские пещеры—на Енисее; Улан-Хада, Вер-холенская гора, Песчаная и некоторые др.—в Прибайкалье. Погребения конца К. п. обнаружены у Андреевского оз. под Тюменью, в Зап. Алтае, на Енисее, Ангаре, в Приленском крае и в Б.-М. Республике. Отчеты о многих раскопках опубликованы не полностью или совсем не опубликованы. Установление относительной хронологии памятников К. п. осложняется наличием пережитков камня, имевшие место в Сиб. даже в историческое время. При современном состоянии знаний не представляется возможным дать научно удовлетворительную классификацию К. п. Сиб. и установить хронологическое отношение его к К. п. Вост. Европы. Поэтому термин «Каменный период» применяется нами условно, в местном значении, как и термины «палеолитическая эпоха» и «неолитическая эпоха».

Памятников первых эпох К. п. (эолитической, археолитической и мезолитической—по классификации В. А. Городцова) в Сиб. не обнаружено. Древнейшие стоянки Сиб. относятся к палеолитической эпохе, характеризуемой грубой индустрией, сопровождаемой своеобразной фауной и отсутствием шлифованных каменных орудий и керамики. Особо от других палеолитических стоянок Сиб. стоит стоянка Мальта близ Иркутска, где обнаружена индустрия и фауна, не встреченные на других стоянках Сибири. Здесь были найдены: статуэтка обнаженной женщины из мамонтового бивня, орнаментированные предметы из кости и др. культурные остатки вместе с костями шерстистого носорога, мамонта, песца и др. животных. Исследования этой стоянки еще не закончены.

Палеолитические стоянки, открытые по р. Томи у Томска, по Енисею, Ангаре и недавно найденные по Селенге, расположены в песчано-глинистых и лессовидных отложениях древних речных террас. На стоянках обнаружены многочисленные следы культурной деятельности палеолитического человека: остатки кострищ, большое число каменных и костяных орудий, мастерские каменных орудий и многочисленные расколотые кости животных, служивших предметом охоты первобытного человека и в т. ч. кости мамонта, песца, сев. оленя, бизона, марала, дикой лошади, из к-рых первые две формы, характерные для стоянок Енисея, отсутствуют в палеолитических стоянках Ангары, кроме Мальты. Инвентарь стоянок состоит из многочисленной каменной индустрии, численно меньшей костяной индустрии и еще меньшей группы — украшений. Деревянные орудия, несомненно употреблявшиеся в обиходе человека, не сохранились. Материалом для каменных орудий служит речная галька. Среди каменных орудий наиб. многочисленную группу представляют односторонние широкие скребки (рис. 1), ножи (рис. 2), скребочки округлой формы (рис. 10), нуклеусы (рис. 4—5) и лямы. Несколько реже встречаются орудия, близкие к ручным рубилам и к ручным остриям, резцы, провертки, отбойники, острия, концевые скребки, «наковальни» и камни для полирования кости. На Ангаре не встречены орудия, близкие к ручным рубилам и к ручным остроконечникам, но зато найдены орудия, похожие на лавролистные наконечники (рис. 3) и многочисленны двухсторонние скребки, не характерные для стоянок Енисея. Среди костяной индустрии стоянок Енисея обнаружены наконечники копий с желобками и без желобков (рис. 13), шилья, провертки, «молотки» и иглы, сделанные из бивня мамонта (рис. 11). На Ангаре найдены гарпуны. Украшения встречены на Енисее. Они представляют подвески (рис. 7—9) из зубов или мелких трубчатых костей животных, мыльного камня (рис. 6), «пуговицы» из бивня мамонта, предметы неизвестного назначения из рога северного оленя, т. наз. baton de commandement (жезл начальника) (рис. 12) и шарики из бивня мамонта. В качестве красок употреблялась охра различных тонов. Найдена ступка из бивня мамонта для растирания краски. Как комплекс, инвентарь сибирских палеолитических стоянок не встречается в Европе, что позволяет сибирский палеолит рассматривать, как особую фазу Азиатского палеолита (Мер-гарт, Ауэрбах, Сосновский). Отдельные формы находят аналогию в археолите, мезолите и палеолите Европы и даже в неолите Европы и Сибири.

Ряд исследователей делает попытки паралле-лизации во времени сиб. палеолита с европейским. Петри помещает палеолитические стоянки Сиб. в Бюльскую стадию четвертичной эпохи и синхронизирует Афонтову гору с ранним Мадлееом, Верхоленскую—с поздним Мадле-ном. Савицкий относит все палеолитические стоянки Сиб. к одному геологическому времени, помещает их в Анцилиевую эпоху Сев. Европы стадии Пьан-Хиао Сев. Китая и считает одновременными Азильско-Тардепуасской эпохе. Попытки классификации Петри и Савицкого надо считать преждевременными, как основанными на недостаточном фактическом материале. Громов различает на Енисее три геологически неодновременных группы стоянок: 1) на древних террасах не ниже 15 м (преим. левобережных) с древней фауной: мамонта, песца и др. (Афонтова гора, ниж. горизонт), 2) на менее древних террасах 9—12 м выс. без мамонта и песца (гл. обр., правобережных)—Переселенческий пункт и 3) на значит. высоте от современного уровня Енисея (Афонтова II, верх. горизонт). Первую группу стоянок Громов датирует концом ледникового времени, остальные две группы — послеледниковым. Новейшие исследования позволяют с определенностью утверждать, что первая группа палеолитических стоянок, установленная Громовым, не может быть моложе поздней стадии палеолитической эпохи Европы (Мадлен). Что же касается второй группы, то вопрос об ее одновременности палеолитическим стоянкам Европы надо считать окончательно не решенным. Третья же группа стоянок несомненно не имеет палеолитической древности.

Неолитическая эпоха, сменившая палеолитическую, характеризуется в индустриальном отношении применением при обработке каменных орудий техники шлифования и пиления камня, употреблением глиняной посуды, лука и стрел, а в культурном— приручением животных и зачатками земледелия. Памятники неолитической эпохи встречаются в современных геологических образованиях. В Сиб. обнаружены стоянки, «кухонные кучи», остатки жилищ, следы обитания в пещерах, погребения и отдельные находки. Писаницы, относившиеся прежними исследователями к неолиту, теперь датируются металлом. наиб. известностью пользуются стоянки в Прибайкалье и, в частности, Улан-Хада (см.) на Байкале, исследованные Б. Э. Петри, где обнаружено 11 культурных слоев. Фауна стоянки не выяснена. Кроме многочисленных орудий из различного материала и в т. ч. рыболовных принадлежностей, на стоянках обнаружены мастерские каменных орудий, кострища и остатки жилищ, в виде незамкнутых кругов, сложенных из камней, со входом, обращенным на юг. По мнению Б. Э. Петри, эти круги служили основанием для конических шалашей, строившихся из жердей и покрывавшихся корой деревьев. На стоянках Прибайкалья найдены остатки четыреугольных землянок. На Енисее наиб. интерес представляет стоянка на Бирюсе (см. Бирю-синская стоянка), где в неолитическом слое «В» вместе со скребками палеолитического облика, скре-бочками и др. каменными орудиями, не сопровождаемыми керамикой, встречены кости след. животных: быка (Bos sp.), козла (Ovis aut Capra sibirica), лошади (Equus Germanicus) , зайца (Lepus sp.) , северного оленя, лося, косули, лисицы. В качестве жилища человеку неолитической эпохи служили и естественные пещеры, удобно расположенные на берегу рек. В одной из Бирюсинских пещер А. С. Еле-невым на глубине 2,2—2,5 м обнаружен культурный слой, в к-ром найдено большое число каменных орудий (ножи и их обломки, долота, скребки, ядрища), несколько костяных («кинжалы-вкладыши», гарпун, иглы, шилья и обломки костей со следами работы). По берегу Тихого океана встречены «кухонные кучи», состоящие, гл. обр., из раковин, с’едобных морских моллюсков, кости рыб, животных (собаки, кабана, козули, зайца и др.), птиц, уголь, зола и целые кострища. Из каменных орудий кухонных куч отметим: полированные топоры, долота, ножи, наконечники стрел, рыболовные грузила; из костяных: иглы, шилья, булавки, наконечники стрел и копий; глиняные сосуды плоскодонные разнообразной формы с различным орнаментом. наиб. изучены неолитические погребения Прибайкалья, среди к-рых можно отличить два основных типа: Китойский (см. Китойс-кий могильник) и Глазковский. Погребения первого типа не имеют намогильных и внутримогильных сооружений; костяки, обсыпанные охрой, лежат на небольшой глубине на спине, с руками, протянутыми вдоль тела, лицом вверх, с головой, ориентированной на С.-З., Ю.-З., иногда на С.-В. На шее и лбу—ожерелья из зубов животных (изюбра, лося, кабана) и когтей птиц. На запястьях—браслеты из того же материала. Вблизи рук—шилья и футляры из трубчатых костей птиц с костяными иглами. Вокруг костяка — нефритовые топоры, ножи, каменные наконечники стрел и копий, костяные гарпуны и шилья, глиняные горшки, черепки сосудов и др. предметы. К.-л. следы металла отсутствуют. Погребения второго типа сопровождаются конусообразными кучами камней и имеют внутри—могильные сооружения — каменные плиты, поставленные в виде гроба. Костяки лежат на спине, с руками, протянутыми вдоль тела, и с головой, ориентированной на юго-запад. Окраска охрой отсутствует. Вместе с малочисленной каменной и костяной индустрией в погребениях встречены медные ножи, кольца из белого нефрита и бусы из костяной пасты, отсутствующие в китойских погребениях. И. Т. Савенковым на Базаихской стоянке на Енисее найдено 6 скелетов, ориентированных на З. и С.-З.; на позвонке одного из скелетов лежали два каменных наконечника стрел, а в ногах медный кельт (топор). Кроме каменных и костяных орудий здесь были найдены резные фигуры из рога лося: обломки идола с клювом птицы, фигурка копытного животного с открытым ртом, голова лошади, фигурка самки лося и маленького лосенка. В. В. Передольским против Красноярска открыто три погребения. На одном костяке лежали 7 пластин из кости с симметричными отверстиями. Череп другого скелета был покрыт маленькими костяными кружочками с отверстиями в центре. Кружочков собрано несколько тысяч. Третий костяк был пробит каменными стрелами. Два наконечника лежали внутри грудной клетки, а третий засел в тазовой кости. К переходной от камня к металлу эпоху С. А. Теплоухов относит обнаруженные им на Енисее погребения Афанасьевской культуры (см.), имеющие аналогии с китойскими. Погребение, раскопанное М. П. Грязновым, на Чудацкой горе близ Барнаула, а также С. И. Руденко—в Зап. Алтае на р. Ян-Улаган также имеют сходство с китойскими. Особо стоят погребения, обнаруженные Слов-цовым у Андреевского озера близ Тюмени, относимые к металлическому периоду (Дмитриев), а также погребения, обнаруженные Талько — Грынцеви-чем в Б.-М. Республике. По аналогии с Вост. и Зап. Европой многие из погребений Сиб., датируемые, при современном состоянии наших знаний, неолитической эпохой, должны быть отнесены к металлическому периоду. К сожалению, сравнительного изучения неолитических погребений Сиб. еще не производилось.

Инвентарь человека неолитической эпохи состоит из многочисленной каменной индустрии и керамики, малочисленной костяной индустрии и небольшого числа украшений и предметов изобразительного искусства. Остатки деревянных предметов обнаружены в погребениях Афанасьевской культуры. Материалом для каменных орудий, как и прежде, гл. обр., служит речная галька. Сравнительно с палеолитической эпохой, новым материалом является нефрит, из к-рого многочисленны орудия в Прибайкалье. В технике изготовления каменных, орудий человек достиг большого совершенства, как о том свидетельствуют изящные наконечники стрел и мелкие скребочки. В конце эпохи развивается техника пиления и полирования камня. Шлифованию подвергались не только мягкие породы, но даже и такие твердые, как нефрит. Сверление также было знакомо в неолитическую эпоху, но применялось только при; изготовлении украшений. Среди кремневых орудий встречаются: различной формы скребки,, мелкие скребочки, топоры двух основных ти-пов-клинообразные (рис. 28—29) и с двумя ушками (т. наз. Ангарского типа) (рис. 19), наконечники копий (рис. 18), наконечники стрел: (рис. 15—17), пилы, ножи, провертки, навертыши, набалдашники палиц, тесла, долота (рис. 21), ядрища (рис. 14), пластинки, кибасья, «крючки» (рис. 20), точильные камни и т. д. Сосуды неолитической эпохи—из глины с различными примесями. Форма сосудов—яйцевидная с уплощенно-коническим дном (рис. 26— 27). Большинство горшков орнаментировано богато и разнообразно. Петри предлагает такую классификацию: 1) орнамент технический: а) со следами плетения, б) тканей, в) стеблей трав; 2) орнамент искусственный, произведенный: а) штампом, б) стэками, в) проколами и выдавливанием, г) пальцами и нитями, д) наложением материала и е) путем орнаментации решеткой.

Костяные орудия состоят из «кинжалов-вкладышей» (рис. 25), гарпунов (рис. 24), наконечников копий, крючков (рис. 23), шильцев, иголок, ложек, рукояток и т. д. Украшения и предметы изобразительного искусства состоят из нефритовых колец, ожерелий и браслетов из зубов животных, когтей птиц и каменных подвесок, костяных и каменных идолов и изображений рыб.

Изучения неолитической индустрии Сиб. в целом еще не производилось. Повидимому, и в неолите мы имеем большое число форм, не встречающихся на территории Европы. Характерной особенностью неолитической индустрии Енисея и Прибайкалья является наличие скребков палеолитического облика, каменных рыб, изделий из нефрита и других форм, не встреченных в Европе, а также отсутствие просверленных топоров. Целый ряд форм устанавливают связь в Сиб. неолита с палеолитом: скребки, мелкие скребочки, «кинжалы-вкладыши» и др. и позволяет высказывать предположение о-том, что сиб. неолит развивался на месте из палеолита. Б. Э. Петри синхронизирует во времени сиб. неолит с европейским по стоянке Улан-Хада: XI слой этой стоянки он считает одновременным стадии Моглемозе Зап. Европы, X слой—стадии датских кухонных куч, IX—III—средней неолитической эпохе. Эту классификацию надо считать преждевременной как основанную на незначительном материале, но бесспорным следует признать, что на определенных участках территории Сиб. существовали последовательно сменявшие друг друга неолитические стадии, различные по своему культурному комплексу. Бесспорно также, что переход к металлическому периоду не происходил одновременно на всей территории Сиб. и в то время, когда на юге уже существовали металлические культуры, туземцы сев. и м. б. ср. таежной полосы Сиб. оставались на стадии неолитической культуры. При дальнейшем изучении должны выделиться неолитические провинции Сиб. с характерными для каждой провинции особенностями. Устанавливаемые Б. Э. Петри провинции носят, к сожалению, провизорный характер: Байкальская, Енисейская, Амурская, Северо-Западная и Юго-Западная. Мергарт считает возможным выделить только две провинции: Енисейскую и Иркутскую (Прибайкалье), при чем для обеих провинций он устанавливает культурное влияние Европы. О физическом типе человека К. п. Сибири. См. Антропологические исследования.

Литература

а) по палеолиту:

  1. Савенков, И. Т. О палеолитической эпохе в окрестностях г. Красноярска Енис. губ., Приложение к отчету Об-ва врачей Енис. губ., Красноярск, 1892;
  2. Петри, Б. Э. Сибирский палеолит, „Труды проф. и препод. Иркутского Гос. Унта», в. 5, Иркутск, 1923;
  3. его же. Сибирский палеолит (атлас), Иркутск, 1927;
  4. Ауэрбах, Я. Л. и Сосновский, Г. П. Остатки древнейшей культуры человека Сибири, „Жизнь Сибири», 1924, 5—6;
  5. Merhart, S. The palaeolithic period in Siberia: contributions to the prehistory of the Jenissei region, „America i Anthropologist», vol. 25,1,1923;
  6. Sawicki, Ludwik. Materjaly do Znajomosci prehjstorii, Rosji, Przegla du Archeologicznego, t. 3, z. 2, 1926;
  7. статья Обермайера в „Reallexikon der Vorgeschichte», в. 12, I, 1928.

б) по неолиту:

  1. Савенков, Ив. Каменный век в Минусинском крае, М., изд. Москов. Археол. Об-ва, 1897;
  2. Петри, Б. Э. Сибирский неолит, „Изв. Биолого-Геогр. Научно-Исследоват. Ин-та», т. 3, в. 6, Иркутск, 1926;
  3. его же. Неолитические находки на Байкале, „Сб. Музея Антропологии и Этнографии Акад. Наук», в. 3, Л., 1916;
  4. Подгорбунский, В. И. Вопросы археологических изысканий в пределах Прибайкалья и в прилегающих к нему районах, „Тр. Первого Сибирского Научно-Исследовательского С’езда», т. 5, Н.-Сиб., 1928;
  5. статья Мергарта в журнале „Reallexikon der Vorgeschichte». 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Др. энциклопедии | Автор(ы): Ауэрбах Н. | Источник(и): Сибирская советская энциклопедия. В 4 т. — [Новосибирск], 1929–1992 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 1929 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Сибирская советская энциклопедия | Иркутская область | Иркутская область в энциклопедиях
Загрузка...