Калашников, Иван Тимофеевич

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Иван Тимофеевич Калашников (22 октября (2 ноября) 1797, Иркутск 8 (20) сентября 1863, Санкт-Петербург) — тайный советник, писатель, родоначальник жанра сибирского романа, автор романов "Автомат" и "Камчадалка".

И.Т. Калашников: биографическая справка

Окончил Сибирскую гимназию в Иркутске. Поступил на службу подканцеляристом Иркутской казенной экспедиции. В начале 1820-х (вероятно, по протекции М.М. Сперанского) переведён в Санкт-Петербург на должность столоначальника в Министерстве внутренних дел. В 1827 — начальник I-го отделения в департаменте уделов, еще через три года — правитель канцелярии медицинского департамента. Вышел в отставку в 1859 в чине тайного советника.

Творчество И.Т. Калашникова

Автор книг:

  1. «Дочь купца Жолобова» (1832),

  2. «Камчадалка» (1833),

  3. «Изгнанники» (1834),

  4. «Жизнь крестьянки» (1835),

  5. «Автомат» (1841),

  6. «Записки иркутского жителя».

Книги И.Т. Калашникова высоко ценили Александр Пушкин, Николай Некрасов, Иван Крылов и Виктор Гюго. Его произведения также заметили Виссарион Белинский, Николай Полевой. Мнения часто были противоположными. Так, Некрасов считал, то «Камчадалка» принадлежит «к числу тех книг, которые можно прочесть два и три раза с одинаковым удовольствием». Белинский отозвался уничижительно, включив Калашникова в поток бесталанной русской прозы первой половины XIX века, куда он также отнес и «Повести Белкина» А. Пушкина.

Приложение. Сибирский Купер

Сибирским Купером называли современники Ивана Тимофеевича Калашникова, писателя, иркутянина по рождению. Иван Тимофеевич коренной сибиряк, его прадед и дед происходили из служащих людей, были мелкими чиновниками в губернской канцелярии. Отец будущего писателя Тимофей Петрович оставил написанные ясным, выразительным стилем записки «Жизнь незнаменитого Тимофея Петровича Калашникова, простым слогом описанная с 1762 по 1794 год». Записки охватывали жизнь семьи Калашниковых, в них приводятся яркие картины быта, общественные события, свидетелями которых оказался автор. 22 октября 1797 года Тимофей Петрович стал счастливым отцом: у него родился сын Иван, будущий известный писатель.

В 1805 году в Иркутске была открыта гимназия, в неё приняли тридцать учеников, в числе которых был и Иван Калашников. В гимназии была прекрасная библиотека, основу которой составляла коллекция книг, подаренных Екатериной II, где находились учебные сочинения русских и зарубежных авторов, и даже стоившая в то время две тысячи рублей энциклопедия Д′Аламбера и Дидро. В 1808 году Калашников блестяще окончил гимназический курс. Ему было всего одиннадцать лет, и он поступил по семейной традиции  на службу – подканцеляристом Иркутской казенной экспедиции, где прослужил тринадцать лет.

Служба в казенной экспедиции помогла ему познакомиться с жизнью Сибири, нравами и обычаями коренных сибиряков, в особенности с жизнью и бытом сибирского чиновничества. Перелом в судьбе Калашникова наступил в 1815 году: в этот год на должность визатора (инспектора) сибирских училищ был назначен П. А. Словцов, авторитетный сибирский ученый и общественный деятель, автор первого исторического обобщающего труда о Сибири. Словцов сыграл большую роль в формировании взглядов и дарования будущего писателя.

В 1819 году генерал-губернатором Сибири был назначен М. М. Сперанский, выдающийся государственный деятель России. П. А. Словцов и М. М. Сперанский обучались в Александро-Невской семинарии в Петербурге, были близко знакомы. Сперанский, оказавшись в Иркутске, привлек к работе в своей команде П. А. Словцова, обратил внимание и на молодого чиновника И. Т. Калашникова, повысил его в чине и дал особое поручение, которое заключалось «…в историческом и статистическом описании поселений Иркутской губернии». Впоследствии И. Т. Калашников вспоминал:

«Когда я представил свой труд, Сперанский, со свойственной ему приветливостью, обласкал меня, благодарил, приглашал вступить в число чиновников его канцелярии, дал мне высшее место и впоследствии испросил мне высочайшую награду. 

Мои тогда обстоятельства не позволили мне воспользоваться его лестным предложением – служить под непосредственным его начальством, но его приветливость, его ласка, его доброта глубоко врезались в мою память».

И. Т. Калашников высоко оценивал деятельность М. М. Сперанского в Сибири.

«В течение менее полутора лет пребывания в Сибири, − заметит он потом в своих «Записках», − окончив разыскания по многосложным, многолетним и бесчисленным преступлениям по всем сибирским губерниям  и написав также многосложные и огромные проекты (в числе десяти «Учреждение об управлении  cибирскими губерниями», «Устав об управлении инородцами», «Уставы о ссыльных, о городовых казаках, о земских повинностях» и др. – М. С.) для будущего устройства Сибирского края, − Сперанский совершил истинное чудо, только одному гению доступное. Все обнял быстро и верно своим гениальным взглядом, всему дал жизнь и движение, везде положил твердые и верные начала, и когда же! – посреди беспрестанных переездов, так сказать, на лету, почти без всякой помощи!..

С приездом Сперанского жизнь в городе преобразилась. Создано дворянское собрание, в котором даются столь непривычные для иркутян балы, где молодые офицеры из свиты генерал-губернатора учат местных барышень новейшим модным танцам, никак не похожим на местные «восьмерки», где можно чувствовать себя просто и достойно, ибо, как писал Сперанский дочери, «едва верят здешние жители, что имеют некоторую степень свободы и могут без спроса и дозволения собираться танцевать или ничего не делать».

В 1821 году М. М. Сперанского отзывают в Петербург, вслед за ним покидает Иркутск и П. А. Словцов, которого переводят в Тобольск.

В 1822 году по предложению М. М. Сперанского И. Т. Калашников назначается советником Тобольского губернского правления, получает в награду за усердную службу именные часы. А через год И. Т. Калашников переезжает в Петербург и становится столоначальником в Министерстве внутренних дел. Через четыре года, в1827 г. он – начальник I-го отделения в департаменте уделов, еще через три – правитель канцелярии медицинского департамента. В 1859 году в чине тайного советника он выходит в отставку.

Литературной деятельностью он занимается урывками, тем не менее, в 30-е годы один за другим появляются романы и повести, вызывавшие интерес у широкого круга читателей – «Дочь купца Жолобова» (1832), «Камчадалка» (1833), «Изгнанники» (1834), «Автомат» (1841). Это были первые художественные произведения на сибирские темы. 

В предисловии к роману «Дочь купца Жолобова» И. Т. Калашников писал:

«Издавая сей роман, я имею в виду познакомить читателей с краем, который, отличаясь богатством произведений и разнообразием природы и жителей, до сего времени все ещё составляет сторону малоизвестную, почти баснословную. Не очень давно помещено было в одной из лучших наших газет, что в Иркутске ездят на собаках. Если так думают люди, занимающиеся ученостью, то чего же ожидать от других?».

Заслуга писателя была, несомненно, в том, что он раскрыл для своих современников далекую и загадочную для многих страну – «Сибирь», о которой до него были самые противоречивые, а порой и неверные представления. В увлекательной форме  И. Т. Калашников рассказал о Сибири, её природе, жителях, своеобразии быта сибиряков. В его произведениях много фантазии, романтизма, но сквозь это проступают живые реалистические черты жизни сибиряков.

Творчество Калашникова по-разному оценивала современная ему критика, его произведения заметили А. Пушкин, В. Кюхельбекер, И. Крылов, В. Белинский, Н. Полевой, Н. Некрасов, оставив прямо противоположные мнения. Так, в черновике письма А. С. Пушкина, написанному И. Т. Калашникову в начале 1833 года, говорится:

«Вы спрашиваете моего мнения о «Камчадалке». Откровенность под моим пером может показаться вам простою учтивостью. Я хочу лучше повторить Вам мнение Крылова, великого знатока и беспристрастного ценителя истинного таланта. Прочитав «Дочь купца Жолобова», он мне сказал: ни одного из русских романов я не читывал с большим удовольствием. «Камчадалка», верно, не ниже Вашего первого произведения. Сколько я мог заметить, часть публики, которая судит о книгах не по объяснениям газет, а по собственному впечатлению, полюбила Вас и с полным радушием приняла обе ваши пьесы».

А В. Г. Белинский включил И. Калашникова в поток бесталанной русской прозы первой половины XIX в., куда он отнёс Греча, Булгарина, Масальского, позднего Н. Полевого и даже пушкинские «Повести Белкина». В XXVI томе «Отечественных записок» за 1843 год он писал:

«Камчадалка» была вторым и, как обыкновенно у писателей без признания, слабейшим произведением г. Калашникова, тогда как первое его произведение – «Дочь купца Жолобова» − было довольно слабо. Содержание «Камчадалки» составляют разные небывалые и невероятные приключения, дурно намалеванные картины сладенькой пряничной любви, мелодраматических злодейств, с детоубийствами, плохими куплетами и тому подобными странностями. Между всем этим изредка попадаются, как оазисы в пустыне, любопытные подробности о природе Камчатки и нравах её туземцев. Жаль, очень жаль, что г. Калашников вместо плохих романов не издает что-нибудь вроде записок о Сибири.»

Несмотря на столь убийственную критику «неистового Виссариона», романы И. Калашникова неоднократно переиздавались и были переведены на английский, немецкий, французский языки, а о романе «Дочь купца Жолобова» с похвалой отозвался Виктор Гюго.

В своих романах Калашников выступает как историк, лингвист, географ, этнограф. Как историк он точно и образно нарисовал важные события, связанные с присоединением Сибири,  первые шаги по освоению Камчатки и выход первопроходцев к Тихому океану. Он воспроизвел картины быта провинциальных чиновников, мещан, крестьян, казачества, героическую защиту крепости Албазин; дал характеристику губернаторов Восточной Сибири (И. Пестеля, Н. Трескина, М. Сперанского).

Читателю его романов запоминаются описания мало оживленных пустынных, замороженных стужей и покрытых тайгой величественных сибирских просторов, он описывает климат, растительность, животный мир Сибири и Дальнего Востока. Калашников первым из российских литераторов познакомил читателей с говорами населения Восточной Сибири, а незнакомые читателям Центральной России сибирские слова он выделял в тексте курсивом и давал им точные и образные пояснения. Он первым из писателей показал в своих произведениях жизнь коренных обитателей Сибири, причем не только их отсталость в хозяйственном и культурном отношении, но и лучшие черты, отличающие их: прямоту, честность, высокое отношение к воинскому долгу, национальное достоинство и естественность поведения.

В последние годы своей жизни, а скончался Иван Тимофеевич 21 сентября 1863 года в Петербурге, он упорно работал над главной своей книгй – «Записки иркутского жителя». В 1862 году он окончил её, но при жизни писателя «Записки» не были опубликованы. Оставаясь неопубликованной, рукопись, тем не менее, была прочитана многими заинтересованными людьми, её остросатирические страницы станут исходным материалом для отдельных черт городского быта в «Истории города Глупова» М. Е. Салтыкова-Щедрина. Написав «Записки…», И. Т. Калашников отдал долг родине своей – Сибири, Иркутску, так много значащему  в его собственной судьбе и судьбе человека, память о котором он свято и бережно хранил. Это П. А. Словцов, так много сделавший для простого сибирского паренька, именно П. А. Словцову посвящена вторая часть «Записок…». И. Т. Калашников дал такую характеристику П. А. Словцову: «Первый сибиряк, у которого прорвалось первое теплое чувство к краю, кому стала понятна его судьба, был Петр Андреевич Словцов. Словцов не был сухим летописцем и историком Сибири. По его способу изложения видно, что это был человек с душой, патриот своей родины». Таким же патриотом своей родины  был и И. Т. Калашников.

«Записки иркутского жителя» − несомненный шедевр сибирской мемуаристики − пролежали в архиве писателя долгие годы. Впервые «Записки» увидели свет в журнале «Русская старина» за 1905 год. Доброе имя писателя вернул читателям Б. М. Модзалевский, известный литературовед, написавший вступительную статью к «Запискам…». В 1985 году в Восточно-Сибирском книжном издательстве вышел роман И. Т. Калашников «Дочь купца Жолобова», в 1990 году это же издательство познакомило читателей с «Записками иркутского жителя». Иркутяне узнали, что до конца своих дней Иван Тимофеевич помнил о своей родине, тосковал о крае своего детства и юности. В одном из стихотворений последних лет он писал:

         «Когда усталый день последний луч погасит,
         Заблещут звезды в вышине
         И грустные мечты столпятся надо мною,
         Тогда, беседуя с печальною луною
         О благах прежних дней,
         Дворцы, чертоги, вертограды…
         Но нет! Не говорят они с душой моей,
         Не льют на сердце мне отрады,
         И чужды для меня; я чужд для них!..
         Душа моя летит в пределы мест родных,
         Где все: и ветров завыванье,
         И шум лесов, и горлицы взыванье,
         И цвет знакомый облаков,
         И томно средь пустынь катящиеся воды,
         И горы, дремлющи под тяжестью веков, −
         Все возвращает ей давно минувши годы,
         Все дышит жизнию, везде язык без слов!»

В муниципальных библиотеках г. Иркутска имеются произведения И. Т. Калашникова:

  1. Дочь купца Жолобова: Романы, повесть / сост. М. Д. Сергеев. – Иркутск: Вост.- Сиб. кн. изд-во, 1985. – 637 с.: портр.
  2. Записки иркутского жителя // Записки иркутских жителей. / сост., примеч. и послесл. М. Д. Сергеева. – Иркутск, 1990. – С. 256-396.

Можно познакомиться и с литературой о творчестве писателя:

  1. И. Т. Калашников (175 лет со дня рождения) // Родное Прибайкалье. – Иркутск, 1972. – С. 56-58.
  2. Кунгуров Г. И. Т. Калашников // Литературная  Сибирь: критико-биобиблиогр. слов. писателей Вост. Сибири / сост. В. П. Трушкин, В. Г. Волкова. – Иркутск, 1986. – С .71-74.
  3. Постнов Ю. С. Литература Сибири в русской критике первой половины XIX века // Очерки литературы и критики XVII-XX вв. – Новосибирск, 1976. – С. 93-108.

Римма Михеева. Централизованная библиотечная система города Иркутска

Читайте в Иркипедии:

  1. Автомат // Калашников И.Т. (1841) (в формате PDF)

Литература

  1. Автомат (Рецензия) // Литературная газета. — 1842. — 3 января. — № 1.
  2. Автомат (Рецензия) // Русский вестник. — 1842. — № 5. — Отд. ІІІ.— С.67.
  3. Автомат (Рецензия) // Современник. — 1842. — Т.26. — С.48-49.
  4. Леонтьев Б. П. Отражение философских исканий русской интеллигенции в романе И. Т. Калашникова «Автомат» // Труды Иркутского государственного университета. Серия литературоведения и критики. — Иркутск, 1964. — Т. XXXIII. — Вып. 4. — С.183—196.
  5. Тризна В. М. Сибирская проза И. Т. Калашникова. Дис… канд. наук: 01.01.02 — 2004.
  6. Обломович Д. «Автомат» Калашникова // Кузнецкий рабочий : газета. — № 12 (18945) — 4 февраля 2010.

Ссылки

  1. Централизованная библиотечная система города Иркутска

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Авторский коллектив | Источник(и): Иркипедия | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2012 | Дата последней редакции в Иркипедии: 09 февраля 2017

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...