Каландаришвили. Криминальный след

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Из архивов

Копии подлинных документов из архивов предоставил В. В. Игнатенко
Копии подлинных документов из архивов предоставил В. В. Игнатенко

В начале XXI столетия имя Нестора Александровича Каландаришвили известно многим жителям Иркутска. В память о революционной деятельности Нестора Александровича названа одна из центральных улиц города.

По сведениям советских историков, в период с 1917 по 1922 г. дворянин и уроженец д. Шемокмеди Озургетского уезда Кутаисской губернии Н.А. Каландаришвили проявил себя как видный военный революционный деятель, руководитель партизанского движения на территории Восточной Сибири1.

Между тем в начале XX в. Нестор Александрович был известен лишь в достаточно узком кругу чиновников политической полиции - как «один из организаторов преступных выступлений... пользующийся широкой популярностью среди Сибирских кавказцев»2. Именно эта категория сибирских поселенцев, отличавшаяся повышенной криминальной активностью, вызывала у жандармов весьма обоснованные опасения.

Высылавшиеся с 1828 г. исключительно в Иркутскую губернию наиболее тяжкие преступники из Грузии и Армении сумели за достаточно короткий срок стать одной из самых грозных и опасных составляющих местного криминального сообщества3.

Со временем ссыльные кавказцы объединились в обособленные этнические группы, занимавшиеся определенными видами преступной деятельности, и к началу XX в. создали наиболее высокоразвитую и опасную криминальную организацию.

Выгодно отличаясь от своих коллег по преступному ремеслу тесными этническими связями, непонятными для большинства сибиряков письменностью и языком, выходцы с Кавказа долгое время оставались наименее изученным звеном криминального сообщества Восточной Сибири.

Выделяясь замкнутостью по отношению к другим представителям уголовного мира, кавказцы превосходили их жестокостью и организованностью действий. Не допуская в свой мир чужаков, они безжалостно и цинично расправлялись со всеми, кто пытался проникнуть в их среду.

Неудивительно, что большая часть полицейских чиновников, сталкиваясь с кавказцами, предпочитала либо не замечать их преступной деятельности, либо сотрудничать... на взаимовыгодной основе.

Именно поэтому, несмотря на секретное циркулярное распоряжение министра внутренних дел № 106765 от 28 февраля 1910 г., запрещавшее «офицерам отдельного Корпуса» производство дел общеуголовного характера4, для Иркутского губернского жандармского управления было сделано исключение.

В извещении № 107897 от 16 декабря 1913 г. товарищ министра внутренних дел генерал-майор В.Ф. Джунковский распорядился о том, чтобы «чины Корпуса Жандармов, входящие в состав Восточно-Сибирского Района, при всех случаях ограблений, происходящих во вверенном их наблюдению районе, принимали непосредственное участие в производстве дознаний об этих ограблениях»5.

Таким образом, принадлежность к одной из самых крупных и организованных преступных группировок Восточной Сибири, а вовсе не политическая активность Н.А. Каландаришвили делали его столь желанным гостем в Иркутском губернском жандармском управлении.

По сведениям секретных агентов, со времени своего появления на сибирских просторах Нестор Александрович имел причастность к целому ряду громких уголовных преступлений, будучи их непосредственным организатором. Обладая широкими связями в криминальной среде и репутацией «совершенно неспособного обмануть своего уголовного»6, Каландаришвили устраивал преступления, всячески избегая прямого участия в них.

В распоряжении «офицеров отдельного Корпуса» имелась информация о тесных отношениях Каландаришвили со Степаном Михайловичем Котовым, крупным иркутским аферистом и содержателем меблированных комнат «Эльдорадо», служивших притоном для грабителей и мошенников.

Одним из ярких эпизодов их совместной деятельности может служить дело 1908 г. «О попытке получения в Иркутском казначействе по подложной ассигновке управления Забайкальской железной дороги 18 658 руб.».

Тогда в результате заранее организованного наружного наблюдения жандармами был задержан козловский мещанин Константин Михайлович Иванов, предъявивший в Иркутском казначействе талон к получению 18 658 р. Его детальный осмотр выявил наличие всех необходимых реквизитов и высокое качество изготовления этого фальшивого платежного документа7.

Дальнейшее расследование обнаружило, что в афере участвовала преступная группа иркутских мошенников, в числе которых были и С.М. Котов и Н.А. Каландаришвили. Однако они оба уголовной ответственности не понесли.

В значительной степени участию Нестора Александровича в подобных аферах способствовало его увлечение фотографическим ремеслом. Ведь в начале XX столетия высокое качество подделки документов и денег могли обеспечить лишь достаточно хорошие познания в области химии, граверного дела и ... фотографии. Помимо самого Н.А. Каландаришвили высокими профессиональными навыками в этом обладали и люди, его окружавшие. Иркутский мещанин Илья Яковлевич Завьялов являлся специалистом высокого класса по переводу на камень кредитных билетов для их подделки, а мещанин города Перми Валериан Евстафьевич Белослюдцев слыл в преступной среде знатоком по изготовлению банковских чеков.

Неудивительно, что когда в 1914 г. статскому советнику Кондрашову и жандармскому ротмистру Константинову удалось «взять на ходу во дворе д. № 32 по Преображенской ул. в каменном домике оборудованную по последнему слову техники слесарно-механическую мастерскую по изготовлению фальшивых монет», они был поражены научной и технической подготовкой предприятия. Подпольная фабрика располагала двумя давильными прессами весом свыше 15 пудов, гальваническими батареями, приборами серебрения, разными кислотами, тиглем и плавильными печами. Там же было обнаружено множество стальных кружков «будущих монет», которые проходили различные степени обработки8.

В момент появления полицейских в мастерской находилась Варвара Депутатова, занимавшаяся вытиранием металлических кружков. Ее сожитель иркутский механик Георгий Козиков успел скрыться. Жандармам достались лишь его вещи: руководство по химии и механике, приборы для чеканки герба, чертежи машины для чеканки монет9 и более 4 тыс. «совершенно готовых» 20-копеечных монет10.

Дальнейшее дознание установило, что к организации производства денег причастна целая преступная группа, координацию и руководство действиями которой осуществлял Н.А. Каландаришвили11.

Достоверно не известно, когда у Нестора Александровича зародилась мысль об изготовлении фальшивых монет, однако, судя по агентурным сведениям,        уже в 1912 г. Каландаришвили принимал все меры, «чтобы поставить это дело в Сибири на широких началах». С этой целью он приступает к поиску квалифицированных специалистов, граверов и ювелиров.

В конце 1912 г. Каландаришвили по рекомендации афериста Силована Алексеевича Чехидзе знакомится с ювелиром ссыльнопоселенцем Эдуардом Мартиновичем Медне и, убедившись в профессиональных качествах последнего, делает заказ на изготовление клише для чеканки золотых и серебряных монет в машине, сконструированной Г. Козиковым12.

В начале 1913 г. Нестор Александрович по совету крупного кавказского грабителя Бидо Секании встречается с «человеком, способным на разные дела по получению денег путем подделки документов», - ссыльнопоселенцем Сергеем Васильевичем Беловым, которому и предлагает «заняться делом получения путем подлогов крупных денежных сумм, устроив штук 10 почтовых переводов по 50 000 руб., и принять участие в подделке фальшивых монет, указывая при этом, что монеты будут выпускаться достоинством и чеканом не хуже правительственных, и что благодаря низкой пробе каждый серебряный рубль обойдется не более 38 коп.»13.

Немаловажное значение для первоначальной организации производства фальшивой монеты имело финансирование. Осознавая это, Нестор Александрович обратился к своим землякам с предложением о долевом участии в делах «предприятия». И получил живой отклик.

После предварительных консультаций деньги на покупку и изготовление машин для подделки монет предоставили Адольф Нахманович Цейтлин - 2 000 р., братья Самсон и Федор Родонаи - 200 р., Ермолай Давидович Бебурия - 200 р. (обещал достать еще 1 000 р.), Амаяк Марашьянц - 350 р. и Платон Дгебуладзе - 1 200 р.14

Между тем, по мере «постановки дела», наиболее актуальными оказались именно проблемы финансирования. В откровенной беседе с Сергеем Беловым Нестор Александрович посетовал, «что на постройку машины для подделки фальшивых денег он задолжал около 2 000 руб.»15

Явный дефицит денежных средств побудил Н.А. Каландаришвили к созданию еще одной организованной преступной группы, но уже предназначенной для выполнения заказных убийств. В банду вошли Самсон Михайлович Горделадзе (он же Отелло), Георгий Чехидзе и Константин Иванович Тетрадзе16.

В ноябре 1913 г. Нестор Александрович получил «заказ» на устранение иркутского купца Якова Ефремовича Метелева. Источники Иркутского охранного отделения сообщали, что за убийство купца «жена Метелева предложила Каландаришвили 5 000 руб.»17

Операцию по устранению иркутского купца назначили на 12 декабря 1913 г. Около семи часов вечера двое кавказцев на санях извозчика иркутской биржи № 903 Николая Александровича Осикова подъехали к магазину Щелкунова и Метелева. Убийцы долгое время кого-то высматривали, затем спешились, осмотрели окна и вошли в магазин.

Однако «наводчики» допустили ошибку, и «активным работникам»18 Георгию Чехидзе и Константину Тетрадзе удалось лишь, тяжело ранить Я.Е. Метелева в шею19.

К моменту совершения преступления наемные убийцы уже несколько дней находились под постоянным наблюдением политической полиции. Один из ее служащих, филер (агент наружного наблюдения. - А. С.) Ильин докладывал: «Увидев Тетрадзе и неизвестного, выбежавших из магазина Метелева с Маузерами в руках, я выхватил свой револьвер. Неизвестный вскочил в сани извозчика № 903 и уехал, а я, преследуя Тетрадзе, сделал по нему два выстрела, от коих на Тетрадзе затлело пальто, и он был ранен»20.

Тем не менее неудавшаяся попытка «заказного» убийства уже не могла остановить столь многообещающего дела. Деньги все-таки были найдены. Оборудование и реактивы закуплены. Изготовленные Э. Медне клише и сконструированная Г. Козиковым машина готовы к работе. Оставалось лишь добыть золото и серебро, так необходимые для подпольного производства. Но и здесь у Нестора Александровича имелись далеко идущие планы. По агентурной информации, «золото и серебро для чеканки Каландаришвили предполагал получать посредством грабежей»21 .

Учитывая значительное количество золотодобывающих предприятий, наличие в Иркутске золотосплавочной лаборатории и повышенную криминальную активность кавказцев, Каландаришвили выбрал оптимальный вариант материального обеспечения своего предприятия.

К 1913 г. разбойные нападения и грабежи буквально парализовали экономическую жизнь региона. Только в редких случаях под усиленной охраной частным лицам и государственным учреждениям удавалось переправлять денежные средства и драгоценные металлы.

В связи с этим начальник Иркутского губернского жандармского управления полковник Васильев с одобрения иркутского генерал-губернатора и разрешения директора департамента полиции С.П. Белецкого произвел повсеместную ликвидацию грабительских организаций. В сферу ликвидации вошли все лица, на которых имелись указания агентуры по их причастности к вооруженным ограблениям.

Ночью 18 декабря 1913 г. в Иркутске подверглись арестам 112 человек. В числе выходцев с Кавказа, препровожденных жандармами в Иркутский тюремный замок, оказался и Нестор Александрович. Причем, по информации полковника Васильева, в ходе обысков и допросов «деятельность Каландаришвили как одного из организаторов преступных выступлений Сибирских кавказцев получила более яркую преступную обрисовку»22.

Так завершился один из периодов деятельности видного военного революционного деятеля Н.А. Каландаришвили. С позиций сегодняшнего дня трудно оценить, сколько было политического и сколько криминального в делах анархиста Каландаришвили на Иркутской земле. Однако не вызывает сомнения то, что, занимая высокое положение в криминальном синдикате кавказцев, он интересовал чиновников политической полиции только как устроитель афер, организатор заказных убийств, грабитель и производитель фальшивых монет.

Примечания

  1. См: Кожевин В. Боевые соратники Каландаришвили. Улан-Удэ, 1975; Он же. Легендарный партизан Сибири. Улан-Удэ, 1967; Вампилов Б.М., Карнаухов Г.М. Нестор Каландаришвили // Полярная звезда. 1984. № 5. С. 123-127.
  2. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. 600. Оп. 1. Д. 757. Л. 77, 78.
  3. Там же. Ф. 24. Оп. 3. Д. 10. Л. 1.
  4. Там же. Ф. 600. Оп. 1. Д. 1151. Л. 19.
  5. Там же. Л. 13.
  6. Там же. Д. 85. Л. 4.
  7. Там же. Д. 757. Л. 126.
  8. Там же. Л. 66, 76.
  9. Спроектированная Г. Козиковым машина для подделки монет весом свыше 5 пудов была найдена офицерами Иркутского жандармского губернского управления в ночь на 18 декабря 1913 г.
  10. ГАИО. Ф. 600. Оп. 1. Д. 757. Л. 66, 76-79.
  11.  Там же.
  12. Там же. Л. 78, 109.
  13. Там же. Д. 85. Л. 3.
  14. Там же. Д. 1252. Л. 94.
  15. Там же. Д. 85. Л. 3.
  16. Там же. Д. 1252. Л. 94.
  17. Там же. Д. 757. Л. 79.
  18. По терминологии досоветского периода, из структуры грабительской организации кавказцев. См.: Рубцов С.Н., Сысоев А.А. Уголовный сыск на территории Восточной Сибири: монография. 2-е изд., испр., доп. Красноярск, 2007. С. 177.
  19.  ГАИО. Ф. 600. Оп. 1. Д. 752. Л. 670.
  20. Там же. Л. 677-679.
  21. Там же. Д. 757. Л. 77, 78.
  22. Там же. Л. 77.

Выходные данные материала:

Жанр материала: Научная работа | Автор(ы): Сысоев А. А., Авторский коллектив ФГОУВПОВСИ МВД РФ | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2008 | Дата последней редакции в Иркипедии: 27 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Журнал "Земля Иркутская" | Иркутск | Библиотека по теме "История"
Загрузка...