Извозчики Иркутска до 1917 г.

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

В последних числах сентября 1836 г. поручик иркутской жандармской команды Казимирский в качестве опыта поставил на Толкучем рынке семь конных экипа­жей. Опыт весьма удался. Желающих воспользоваться этим новым для города ви­дом транспорта оказалось много.

На следующий год появились постоянные извоз­чики, стоянки которых были пока только по Большой улице. Это нововведение быстро укрепилось в городе.

И уже 10 декабря 1838 г. управляющий губернией из­даёт предписание за № 6963 «О дозволении в Иркутске производить биржевое извозничество».

Этим предписанием на предстоящий год предлагалось 13 биржевых мест извозчиков. Вот эти места:

«у дома цехового Волкова, против питейного Боль­шой молотовки; против дома г. Тюменцева, против дома мещанина Иванова у за­боров г. Тюменцева; подле дома казака Литвинцева; у дома мещанина Тропина; у дома Журавлёва против складочного двора; у питейного дома, называемого писан­ным; у питейного, именуемого тычком; у купеческого и мещанского дворов; на Большом проспекте у дома купца Пестерева, на проспекте против дома Александ­ра Ширеева».

Эти места были рассчитаны на 60 лошадей. Фактически на конкурс было подано 42 места. Но зато были поданы прошения на другие места. Рассмотрев прошения, Городская дума пошла навстречу и добавила в вышеприведённый спи­сок дополнительно новые места:

«против питейного дома тычка у дома мещанки Чеканинской; на Сенном рынке; у забора иркутского мешанина Василия Аникеева; у питейной лавочки ведёрной за гауптвахтой; против дома жены священника Сухнёвой».

Итого были представлены места 48 лошадям на сумму 702 рубля 50 ко­пеек. При стоимости одного места от 10 до 25 рублей в зависимости от его располо­жения. Такая оплата мест стоянок извозчиков была отменена только с января 1911 г. согласно постановлению Сената. Из-за этого доходная часть бюджета города со­кратилась на 20 000 рублей.

Среди подавших в 1838-1840 гг. прошения на биржевой взвоз были чиновники низших классов, казачий урядник, жёны государственных служащих и даже титулярный советник, мещане. Они просто покупали право дер­жать извозчиков на бирже. Извозом могли заниматься и ссыльнопоселенцы, но только после особого прошения на имя генерал-губернатора и по прошествии трёх лет жительства на месте определённого поселения.

Запрещалось работать извозчи­ком несовершеннолетним лицам и лицам, не знающим русского языка. Иркутск был разделён на три участка, в каждом из которых были выделенные определён­ные места стоянок извозчиков. В 1840 г. по участкам были упорядочены все места стоянок с учётом пожеланий держателей извозов. По каждому месту была установ­лена цена на одну лошадь.

Ежегодно в зависимости от поступающих заявок изменялись и адреса стоянок извозчиков.

В 1873 г. биржи легковых извозчиков располагались по следующим ад­ресам: на площадке у 2-й части, на площадке между Купеческим и Мещанским Гостиными дворами, по Спасо-Лютеранской улице (около дома бывшей Квартир­ной комиссии), у Троицкого привоза, против здания Главного Управления, по 5-й Солдатской улице у подъёма на Иерусалимскую гору, у Успенской и Владимирс­кой церквей, на площадке за Тюремным мостом, на Трапезниковской площадке у дома Баснина, на углу улиц Саламатовской и Большой, 6-й Солдатской и Боль­шой, Тихвинской и Большой, Амурской и Большой, Амурской и Харлампиевской, Дегтевской и Луговой, Главной Арсенальской и Саламатовской, Преображенской и 6-й Солдатской, Несытовской и Харинской.

Можно заметить, что с 1838-1840 гг. значительно увеличилось количество мест стоянок извозчиков. Да и число извоз­чиков увеличилось за этот период с 48 до 271. В 1879 г., невзирая на то, что ужас­ным пожаром было уничтожено почти полгорода, количество извозчиков увели­чивается и достигает 443 человек.

С 1885 г. каждый извозчик должен дать «Подпис­ку Городской думе», которая представляла собой своеобразный свод правил извоз­ного промысла. Каждая биржа должна выбрать старосту, обязанностью которого было следить за соблюдением правил.

В эти правила, кроме всего прочего, включалось запрещение производить на стоянках шум, крик, употребление бранных слов. Петь извозчикам также запрещалось. Среди правил было и такое:

«при езде по городу держаться всегда правой стороны улицы, не отпускать лошадь вскачь и не обгонять один другого, и вообще езда должна быть умеренно скорая».

Правилами определялась мера наказания. Так, не заплатившие налог штрафовались до 15 руб­лей, а использовавшие на извозе несовершеннолетних наказывались уплатой до 25 рублей.

Максимальная мера наказания — лишение права заниматься извозом — накладывалась на злостных нарушителей, в том числе за самовольную стоянку на том месте, за которое заплачено другими извозчиками.

Особое внимание уделя­лось состоянию лошадей и экипажей. Запрещалось жестокое обращение с лошадь­ми, обременение их излишним грузом. На морозе и в ветреную погоду лошадь дол­жна была покрываться попоной. Лошади и повозки должны осматриваться масте­ром из Ремесленной управы.

Но осмотр в 1805 г. не состоялся ввиду того, что из­возчики на него не появились.

С августа 1895 г. Городской управой вводится новое правило, по которому на извозчичьих экипажах должны прикрепляться специаль­ные жестяные пластины с указанием на них таксы на перевозку пассажиров и гру­зов в разные районы города.

В 1899 г. были утверждены новые таксы, учитываю­щие новые экономические условия. Эти цены действовали до 13 января 1905 г. когда Городская дума, идя навстречу просьбам извозчиков, повысила плату на 5 копеек за каждый конец маршрута, а при езде по времени — на 10 копеек за каж­дый час использования экипажа. При этом переправа через Ангару относилась за счёт пассажира.

А с 18 марта этого же года Иркутская Городская дума разработала таксы для легковых и ломовых извозчиков. Вот некоторые из них:

1) 3а проезд по городу в один конец днём 25 копеек и ночью 45 копеек; 2) Из города на Иерусалим­скую гору, в Знаменское и Ремесленно-слободское предместье — 35 и 55 копеек. 3) Из города в Глазковское предместье — 75 и 90 копеек; 4) От железнодорожного вокзала в Ремесленно-слободское и Знаменское предместья, на Иерусалимскую и Петрушину горы — 1 рубль и 1 рубль 60 копеек; 5) От железнодорожного вокзала в город — 90 копеек и 1 рубль 60 копеек; 6) В пределах одного предместья — 25 и 4: копеек; 7) На дачи по реке Иркуту — 80 копеек; 8) На дачи в долине реки Каи, в деревне Медведевой и Мельниковой — 1 рубль 50 коп. (ночью по соглашению); 9) Из города в Лисиху — 60 и 80 коп.

Плата за проезд по понтонному мосту за счёт извозчика, а за переправу через Ангару — за счёт пассажира. Эти предложения были переданы на рассмотрение иркутскому губернатору, который их и утвердил 28 ап­реля. Распоряжением губернатора они вводились в действие с 1 мая сего года.

Администрация Иркутска по примеру других российских городов решила ввес­ти с 1 января 1901 г. налог с лошадей и экипажей, поступающий в городской бюд­жет. Для этого с 15 ноября 1900 г. Городской управой производилась перепись ло­шадей и экипажей, принадлежащих жителям города.

Иркутские повествования. 1661 - 1917 годы. В 2 т. / Автор-составитель А. К. Чернигов. Иркутск: "Оттиск", 2003. Т. 1. 

Выходные данные материала:

Жанр материала: Термин (понятие) | Автор(ы): Составление Иркипедии. Авторы указаны | Источник(и): Источники указаны | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2014 | Дата последней редакции в Иркипедии: 30 марта 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Загрузка...