История Байкала. Борьбы за чистоту // Карнышев А. Д. «Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий» 3-е изд. (2010)

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Экология Байкала

Панорама БЦБК
Панорама БЦБК
Автор: Сергей Саурский
Байкальский ЦБК сбрасывает отходы в уникальное озеро
Байкальский ЦБК сбрасывает отходы в уникальное озеро
BonAqua провела масштабную экологическую акцию на Байкале
BonAqua провела масштабную экологическую акцию на Байкале
«Вместе за чистый Байкал!» - под таким лозунгом прошел сегодня митинг в Иркутске. Около тысячи человек собрались на сквере им. Кирова, чтобы выразить свою обеспокоенность по поводу экологических проблем озера Байкал.
«Вместе за чистый Байкал!» - под таким лозунгом прошел сегодня митинг в Иркутске. Около тысячи человек собрались на сквере им. Кирова, чтобы выразить свою обеспокоенность по поводу экологических проблем озера Байкал.
Прокладка нефтепровода
Прокладка нефтепровода
Варианты строительства ВСТО
Варианты строительства ВСТО
Источник: Тайга.инфо
Митинг в Иркутске в марте 2006 г против планов «Транснефти» проложить нефтепровод около оз. Байкал.
Митинг в Иркутске в марте 2006 г против планов «Транснефти» проложить нефтепровод около оз. Байкал.

Позиция «рыцарей Байкала» побуждает вспомнить о тех этапах, которые связаны с борьбой ученых и общественности за чистоту и первозданность Байкала, увязывая это с общим движением в защиту природы. Общеизвестно, что в стране в 1924 году по инициативе профессоров МГУ Г.А.Кожевникова и Н.М.Кулагина было образовано Всероссийское общество охраны природы (ВООП), которое впервые в России поставило цель привлечь к борьбе за охрану окружающей среды как можно большее количество людей. Но не смотря на благо­родные цели ВООП не имело возможностей открыто высказываться против экологических просчетов утилитарного государства.

Общественность за чистоту Байкала

Байкал может «похвастаться» одним существенным в масштабах страны, и не только, обстоятельством, что он стал точкой отсчета, с которой нашла практическую реализацию именно борьба за чистоту и безопасность окружающей природы в России и СССР. Можно ска­зать уверенно: советские и российские «зеленые» и «иже с ними» ро­дились и укрепились на Байкале. И победа байкальских «зеленых» в противостоянии с «южной трубой» (слив отходов БЦБК в Иркут) в 87-88 году 20-го века, а тем более в борьбе с «северной трубой» (не­фтепровод Восточная Сибирь - Тихий океан) в 2006 году, когда их поддержал Президент России, показала, что это движение способно на многое.

В 1958 году в «Литературной газете» появилась статья, которая имела острое название «В защиту Байкала». В статье резко кри­тиковался проект инженера Н.А.Григоровича, предлагавшего улуч­шить гидроэнергетические характеристики Ангары, углубив ее русло в истоке посредством взрыва. Подписали статью известные деятели Иркутской области. Г.Галазий - тогда директор Лимнологической станции, А.Бочкин — начальник строительства Иркутской ГЭС, профессора Я.Грушко, М.Кожов, писатели К.Седых, Ф.Таурин и др.

В 1959 году московский филиал Географического общества страны провёл специальное совещание по защите Байкала, где было приня­то заявление о недопустимости строительства на берегу озера ЦБК. Чуть позже в Свердловской области рабочие Уралмаша выступили с инициативой собрать по рублю с каждого жителя страны и на по­лученные 350 млн рублей построить комбинат в другом месте. Не прекращались митинги в защиту Байкала и в Приангарье. Однако, как известно, решение о строительстве БЦБК всё-таки было при­нято. Правда, с одновременным принятием постановления № 652 «Об охране и использовании природных богатств в бассейне Байка­ла», согласно которому запрещалось приёмка и ввод Байкальского комбината без выполнения мероприятий, обеспечивающих очистку и обезвреживание его сточных вод.

Создание Сибирского отделения Академии наук в конце 50-х годов активизировало роль ученых в решении проблем Байкала. От­крытие Лимнологического института в составе СО АН позволило не только лучше изучать проблемы Байкала, но и сделать сотрудников его лабораторий застрельщиками работы в защиту Байкала.

В 1961 г. газета «Комсомольская правда» опубликовала письмо Г.И.Галазия «Байкал в опасности». Он предлагал несколько вариан­тов переноса целлюлозно-бумажного завода с Байкальской площад­ки, изменения технологии изготовления целлюлозы. «Я призываю проектировщиков, - писал ученый, - инженеров,  работников  и руководителей Госплана РСФСР и Госплана СССР высказать свои предложения, направленные на то, чтобы, не затягивая сроков и не удорожая строительства, вместе с тем оградить Байкал от ущерба. Уверен, что такой выход найдется».

В апреле 1966 года М.А. Шолохов, выступая на 23-м съезде КПСС, с этой «высочайшей» тогда в стране трибуны с жаром загово­рил о возможной трагической судьбе священного моря в связи с вы­рубкой лесов и строительством целлюлозных комбинатов и призвал спасти Байкал. Это выступление помогло общественности, но все же мало повлияло на ретивость многих «преобразователей».

В мае 1966 г. в газете «Комсомольская правда» было опубликова­но письмо группы видных ученых, писателей под названием «Байкал ждет». В письме выражалось требование «пересмотреть соответству­ющие решения и исправить ошибку, совершенную бывшим Государ­ственным комитетом по лесной, целлюлозно-бумажной, деревообраба­тывающей промышленности и лесному хозяйству при Госплане СССР. Ошибку, грозящую обернуться подлинным бедствием для народного хозяйства в этой части страны». Но все призывы ученых и общественности в 60-е и даже 70-е годы не часто доходили до тех, кто принимал абсурдные решения. Но кардинальных решений в то время Байкал все же не дождался. Да и вряд ли кто из «решающих», от ученых и про­ектировщиков до секретаря обкома партии, смог бы в то время перебороть волю КПСС, ее стремление «догнать и перегнать Америку». А о проблемах Байкала лучше было не говорить. Можно привести некоторые факты в связи с введением в эксплуатацию БЦБК. В 1967 году в свет вышла книга «Земля Иркутская», в которой раскрывались все успехи области во многих отраслях, но в десятках публикаций не упоминалось ничего о сложностях. Вот, к примеру, отрывок из ста­тьи «Жемчужина России», в котором отражен пуск БЦБК. «Недавно на берегу озера выстроен целлюлозный завод. В юбилейном году Со­ветской власти байкальцы отметили два важных события; завершение строительства первой очереди завода и преобразование поселка при нем в город с романтическим названием — Байкальск. Это самый мо­лодой город области. В нем производится целлюлоза самых высших марок. Первоклассные очистные сооружения, строгий государствен­ный контроль и помощь науки должны гарантировать сохранение вод озера в их первозданной чистоте».

Ни слова не сказано о том, что новейшие и первоклассные очист­ные сооружения уже тогда не соответствовали требованиям, что лишь один из членов Государственной комиссии, их принимающей, М.З. Гофман высказал свою гражданскую позицию против кондиционно­сти очистных и отказался подписать акт.

Любые, не только созидательные, но и губительные решения и действия обычно рождаются прежде всего в сознании одиночек, выняньчиваются в нем и, получив поддержку со стороны других людей, врываются в жизнь. Поэтому психологически целесообразно и соци­ально важно разобраться в мотивах людей, выступающих в вопросе о Байкале или «за» или «против» строительства всяческих разруши­тельных для природы объектов. Итак, мотивы людей, выступающих за строительство вредных производств:

•   Уверенность в лоббировании интересов страны, экономическая и стратегическая выгода (производство бумаги и «чистой» целлюлозы);

•   Бездумность, привычка следовать тому, что говорят в верхах, исполнительство;

•   Стремление угодить начальству;

•   Боязнь за свою «карьеру»;

•   Подверженность давлению со стороны «сильных мира сего»;

•   Вера, что такие незначительные загрязнения Байкалу не страш­ны. Байкал «вбирает» загрязненные воды Селенги и других рек, но ничего с ним не делается;

•   Мнение о том, что все стоки целлюлозных комбинатов абсолют­но безвредны для фауны и флоры бассейна озера;

•   Защита «чести мундира» после принятия решения или после согласования проекта;

•   Ссылки на трату средств: уже началось, отложить нельзя;

•   Боязнь признаться в ошибке.

Решение проблем с БЦБК

Примеров и подтверждений по конкретным мотивам людей, пренебрегших интересами Байкала, можно привести бесчисленное множество. Сегодня это не так уж важно. Но все же остановимся на двух отзывах о министре Орлове, заварившем всю «целлюлозную кашу» на священном море, и главном проектировщике комбинатов — Смир­нове. Воспользуемся для этого письмом академика А.А.Трофимука к Л.И.Брежневу и его интервью в газете «Наш Байкал»(№5, 1990). Характеризует первого «фигуранта» академик следующими словами:

«Выбор места названных комбинатов (Байкальский Ц.Б.К. и Селенгинский ЦКК) осуществлялось министром т. Орловым волевым порядком, игнорируя данные науки... Товарищ Орлов, давно потерявший честь и совесть коммуниста систематически обманывает правительство и ЦК КПСС своими заверениями о том, что все вопросы по строитель­ству и эксплуатации названных комбинатов решены правильно. Защита чести мундира мешает ему объективно оценить и принять предложение АН СССР. Он делает все, чтобы недостойными приемами опорочить это предложение... Он страшным нахалом являлся и соврать ему ничего не стоило. Это он, прежде всего, требовал крови Галазия. Чувствовалось, человек Орлов властный. И если власть получит...»

О проектировщике Смирнове А.Трофимук сказал следующее: «Мне казалось, что он способен исполнить любой приказ. Собствен­но, так оно и было. Не думаю, что он был творцом, скорее всего уме­лым руководителем, который способен и знает, как угодить началь­ству. А ведь завод сооружался даже без проектной документации, по исполнительным сметам. Строительство никто не контролировал. Гриф секретности наложили. Мы, дескать, создаем завод, который обеспечит нашу военную авиацию замечательными шинами. Все ока­залось липой».

Надо сказать, что «противная сторона» не оставалась в молчании, а по принципу «лучшая защита - нападение» шла в атаку, благо поддержка всевластных партийных, советских органов и СМИ была на их стороне. 8-9 апреля 1965 года иркутская газета «Восточно-Сибирская Правда» опубликовала статью Б. Смирнова - главного инженера «Сибгипробумага» «Рассеять туман над Байкалом». Ста­тья была написана «в пику» тем, кто бил в набат о вредоносности БЦБК для священного моря. Главной её идеей было то, что количе­ство загрязняющих веществ от комбината в проектном отношении будет значительно меньше, чем во впадающих в Байкал реках. Крепко досталось в статье инициаторам борьбы против БЦБК Волкову, Галазию, Солонецкому, Таурину, деятельность которых «кстати сказать, получила поддержку и одобрение в печати США и других капитали­стических стран» (одна только данная фраза по тем временам была наисильнейшим аргументом против этих людей и могла привести к достаточно серьезным последствиям).

О психологии защитников вредных производств и их мотивах сегодня стоит сказать еще по одной причине. И Орлов и Смирнов, министр и исполнитель были для байкальских земель варягами, они хозяйничали на них, не имея к ним никаких положительных чувств, для них эти края были чужими. А о чужом сердце не болит. К со­жалению, в настоящее время в регионе значительно приросло хозяев, управителей, и собственников, офисы и другие владения которых расположены "за тридевять земель, в тридевятом царстве, в триде­сятом государстве». И у них тоже мало будет болеть голова о бай­кальских проблемах. Но все же этот процесс - реалия времени, он «пошел», и вопрос будет состоять в том, как таких людей побудить жить болями и печалями не только своего бизнеса, но и земли, на ко­торой он осуществляется. Здесь нужные экономические, и правовые, и психологические рычаги.

Истинные «рыцари» и хозяева Байкала, о которых мы уже сказа­ли и которых, к сожалению, не упомянули (всех просто не перечис­лить), бросались за его достоинство и благополучие в любую драку, не боясь ни за свою карьеру, ни за свой покой. Мотивами кроме страстной любви к природе и священному морю для них, несомненно, были:

•   Отказ от губительного безразличия по отношению к перспекти­вам существования человечества, да и самой земли;

•   Личностная озабоченность судьбой Байкала;

•   Понимание негативных последствий, которые могут возникнуть для людей не только в регионе, но и в других местах;

•   Желание бороться за общественно значимое дело: гражданская позиция;

•   Стремление влиять на «зарвавшиеся» власти;

•   Поддержка экологического движения и укрепление экологиче­ского самосознания людей, особенно после побед в борьбе против строительства отвода отходов БЦБК в 80-х годах 20 века (данные победы обеспечили инициативные действия иркутян, которые объеди­нились в «Движение в защиту Байкала»).

О победе ещё над одной трубой - нефтепроводом «Восточная Сибирь Тихий океан», которая должна была пройти по берегу озера стоит сказать особо. Этот план ОАО «АК Транснефть» вызвал бурю возмущений общественности региона, а соответствующие свидетельства реакций людей достигли разных федеральных органов. 26 апреля 2006 года на совещании руководителей органов власти субъ­ектов РФ Сибирского федерального округа в г. Томске, учитывая гражданские позиции многих жителей Прибайкалья, Президент РФ В.В. Путин лично принял решение о переносе трассы нефтепровода с побережья: «байкальский участок нефтепровода должен быть про­ложен за пределами водосборной зоны, как минимум за 40 км. от воды... Если есть хоть малейшая доля вероятности загрязнения Бай­кала, то мы должны сделать всё, чтобы опасность не минимизировать, а исключить».

Немало людей и сегодня говорят о локальном и минимальном вредном влиянии БЦБК и Селенгинского ЦКК на экологию. По ви­димому, в их доводах есть резон, есть научные расчёты, тем более некоторые из них достаточно воинственно отвергают мнения «диле­тантов». К примеру, в унисон со Смирновским «рассеять туман над Байкалом» в сентябре 2008г. директор Лимнологического института академик М. Грачев в своём интервью журналу «Российская Феде­рация сегодня» которое было озаглавлено «Мифы о Байкале не нуж­ны», говоря о некоторых результатах работы института, утверждал: «Опровергнут миф о тотальном загрязнении Байкала. Напротив, достаточно строго установлено, что озеро находится практически в первозданном состоянии. На мой взгляд, это практически важное до­стижение».

Бог — судья этому достижению. Но о некоторых высказываниях данного интервью мне бы хотелось сказать особо. Укрепившаяся за многие десятилетия зависимость науки от власти, прежде всего в во­просе финансирования исследовательских и фундаментальных про­ектов породила стремление значительного количества ученых либо открыто не противоречить чиновникам, либо направлять свои усилия на разработку «благословленных», но заранее безуспешных «про­ектов», либо представлять выводы из абстрактных и обтекаемых и потому безопасных для авторов положений и фраз. Именно к по­следним можно уверенно отнести высказывания из интервью, суть которого «помогает» политикам принимать определенные решения. Например, такое: «...как человек, хорошо знакомый с Байкалом, и как ученый, который возглавляет Лимнологический институт, могу твердо сказать, что никакой беды над Байкалом не висит и ничего ка­тастрофического для него не предвидится». Или еще «круче»: «Бай­кал — это огромная система. По сравнению с ней тот же целлюлозно-бумажный комбинат - песчинка. Известный популяризатор науки Я. Перельман писал, что если все человечество утопить в Байкале, то уровень воды в нем повысится на пять миллиметров. С тех пор прошло более полувека. Человечество увеличилось почти вдвое, значит, и уровень поднимется еще на 5 миллиметров! По-моему, этот пример дает довольно точное представление о масштабах объекта, который именуется «Байкал». Так что загрязнить его очень сложно и дорого, для этого, пожалуй, не хватит промышленности даже самых разви­тых стран. В этом районе живет около двух миллионов человек, а на берегах Байкала около ста тысяч. Это мало. Очень мало. Однажды я продемонстрировал немцам, что такое Байкал. Я поместил озеро на карту Германии, и оно заняло практически всю территорию! Так что не надо строить иллюзий: у нас нет еще технической возможно­сти, чтобы загадить Байкал до катастрофического состояния».

Ничуть не хочу принизить значение названного должностного лица и успехов возглавляемой им организации. Но разве в его словах не звучит завуалированное согласие не только с данным БЦБК, но и еще с десятком других? И не звучит ли в этих словах невольное (?) пренебрежение к тем, кто боролся, борется и будет бороться за экологию Байкала?

Ответственность ученого за свои слова — очень серьезная штука. Еще один мой знакомый, так же организатор байкальской науки в интервью региональной газете употребил слова, что «озеро — это суп из планктона», а затем их (с подачи или без) употребил В. Путин. Но ведь мириады живых «телец» эпишуры очищают воду Байкала и делают его живым. А суп — это нечто вареное, а значит, мертвое. И не приведи господи, чтобы священное море когда-нибудь стало «бу­льоном».

«Разрыв» между экономикой и экологией в мировом масштабе в последнее десятилетие хорошо демонстрировал именно Байкальский целлюлозный комбинат. Когда-то в 60-х годах 20-го века экономи­сты и политики, не посчитавшись с экологией и имиджем сибирской жемчужины, волевым решением поставили его на берегах Байкала. Немало вреда принес комбинат флоре и фауне южного побережья Байкала. И победой экологов означилась в начале 21-го века борьба за чистоту священного моря. Но экологически маловредный замкну­тый водооборот сделал БЦБК экономически нерентабельным, круто изменил судьбу многих тысяч людей. Выше мы уже говорили о том, что современная обстановка требует внедрения в жизнь принципа «экономика должна быть экологичной, а экология — экономичной». Только в стране с такими осознанными позициями не будет эксцессов типа ситуации с БЦБК. Но к такому типу мышления должен быть психологически подготовлен и предприниматель, и экономист, и эко­лог. Важно научиться мыслить соответствующими категориями тем, кто будет заправлять экономикой завтрашнего дня. А это и учащиеся школ, и студенты, которым очень нужны знания и навыки экологич­ной экономики.

Причины, которые побуждают многих людей противодействовать остановке комбината простыи понятны. БЦБК — это не только доста­точно рентабельное производство, но и жизнь города с 17-ю тысяча­ми жителей, для многих из которых закрытие комбината станет если не трагедией, то достаточно ощутимым ударом судьбы из-за утраты стабильных источников существования. Ведь им, в скором времени, по-видимому предстоит в большинстве переквалифицироваться в со­трудников сферы гостеприимства и туроператоров, в мебельщиков, дерево-отделочников. По мнению учёных, среди производств города будут превалировать строительство деревообрабатывающего завода (совместное производство плит OSB, строительных материалов, ме­бели и домов по технологии Dendrolight), базы отдыха, завода по производству безалкогольных напитков и питьевой воды, развитие малого бизнеса. Все эти варианты, по оценкам разработчиков, эко­номически эффективны. Но на настоящее время не подкреплены до­статочными финансами. 

К содержанию книги К списку источников книги

Выходные данные материала:

Жанр материала: Отрывок из книги | Автор(ы): Карнышев А. Д. | Источник(и): Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий, 3 изд-е, Иркутск, 2010 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2010 | Дата последней редакции в Иркипедии: 19 мая 2016