Иркутский острог. Возникновение и основные этапы развития города Иркутска

Вы здесь

Версия для печатиSend by emailСохранить в PDF

Оглавление

Чертеж земли Иркутского города (фрагмент) из "Чертежной книги Сибири" С.Ремезова. 1701 г.
Чертеж земли Иркутского города (фрагмент) из "Чертежной книги Сибири" С.Ремезова. 1701 г.
План Иркутска 1729 г., составленный М.Зиновьевым
План Иркутска 1729 г., составленный М.Зиновьевым
План Иркутска 1767 г. (фрагмент)
План Иркутска 1767 г. (фрагмент)
План Иркутска 1792 г.
План Иркутска 1792 г.
План Иркутска 1849 г. (фрагмент)
План Иркутска 1849 г. (фрагмент)

...По сложившейся в историографии1 типо-хронологии возникновение и развитие сибирских городов можно разделить на 4 этапа. Первый охватывает XVII — первую четверть XVIII вв., когда русские землепроходцы, продвигаясь вглубь Сибири, основывали города-остроги, выполнявшие функции крепостей, форпостов Российской Империи на Востоке. Второй этап, несколько условно, можно определить 1725-1892 гг., когда происходило превращение городов в центры торговли, золотодобычи, пушного промысла. Огромное значение в это время имеет связь их с Сибирским (Московским) трактом. Третий этап охватывает временные границы с 90-х годов XIX в. до 1917 г., он обусловлен проведением железной дорога и ее влиянием на процессы градообразования. И, наконец, четвертый этап - советский период.

Иркутский острог, основанный в 1661 г. как форпост продвижения русских землепроходцев в Приангарье, благодаря выгодности своего географического положения скоро перестал быть только оборонительным сооружением. Как свидетельствуют исторические документы, уже через 10 лет, в 1671 г., здесь, кроме служилых и ясачных людей, жили и «пашенные крестьяне с женами и детьми». Возникает посад, давший начало жилым кварталам будущего города. Что же касается самого острога, то он, по мере роста влияния в регионе, дважды (в 1669 и 1693 гг.) полностью перестраивался, расширяясь в размерах.

Судьба острога сложилась так, что его военно-оборонительное значение было менее заметным, чем других возводившихся ранее приангарских острогов, например, Братского (1631 г.) или Верхоленского (1644 г.). Однако расположение на перекрестке колонизационных, торговых и промышленных путей предопределило роль Иркутска в истории Восточной Сибири. В 1682 г. он становится центром самостоятельного воеводства, а в 1686 г. получает статус города.

Иркутск начала XVIII в. делился на две части: «малый город», или собственно острог, и «большой город». Первый начинался от берега Ангары и представлял собой деревянную крепость с примыкавшими к ней постройками. К ним относились каменное здание провинциальной канцелярии, дом вице-губернатора (бывший воеводский) с амбарами и погребами, Спасская церковь. «Малый город» являлся административным центром обширной иркутской провинции (1731г.).

В «большом городе», как называли посад, сосредотачивалась торгово-экономическая жизнь Иркутска. Населялся он, в основном, выходцами из северных областей России: Великого Устюга, Яренска, Пинеги, Соль-Вычегды, Переяславля Залеского, которые привнесли в Сибирь свои традиции, обычаи, культуру.

Шел сюда и «промышленный» люд, занимавшийся каким-либо промыслом: пушным, рыбным, слюдяным. Новопришлые селились на посаде, который, окружая крепость, расширялся, развиваясь от Ангары в трех возможных направлениях. Расположение города в низкой пойменной местности вынудило первых поселенцев бороться с окружавшей острог заболоченностью.

Возникший в таком месте, в условиях полного отсутствия административного регулирования, ранний Иркутск застраивался только исходя из соображений целесообразности, определяемой домовладельцами. Дворы располагались на удобных участках, улиц первоначально не было вовсе, постройки подходили к проездам случайными поворотами и лишь при последующих переделках разворачивались лицевыми фасадами. Первые поселенцы не ориентировали дома и по отношению к соседним строениям. При возведении нового дома хозяева обычно придерживались только ориентации окон на южную сторону. Именно так складывалась планировка наиболее старой части города - от Ангары до современной улицы Карла Маркса: основные направления улиц повторяют очертания береговой линии, которые, в свою очередь, пересекаются поперечными проездами, соединявшими окраины города с центром и выходящими на берег Ангары.

До сих пор в расположении центральных улиц, кривизне, несоразмерности образованных ими кварталов считывается происходивший когда-то полу-стихийный процесс их образования. Особенно заметно это на примере Баснинской улицы (ныне ул. Свердлова), которую пробовали спрямить при каждой новой попытке упорядочения застройки. А она просто повторила очертания бывшего когда-то здесь лога, образованного, возможно, старицей речки Грязнушки, соединявшей Ушаковку и Ангару.

В 1726 г. в Иркутске построили оборонительные укрепления (палисад), за которые были вынесены казармы местного гарнизона. Возведение палисада изменило процесс стихийного эволюционирования застройки и самым значительным образом повлияло на формирование планировки города. После того, как укрепления в конце XVIII в. были разобраны, обнаружилось полное несовпадение направлений улиц в старой и новой частях города.

Состояние застройки «допалисадного» периода отражено на первом из известных планов Иркутска 1729 г. Главное его достоинство — фиксация границ города, проходивших по линии современной улицы Карла Маркса.

Между 1729 и 1768 гг. на пространстве между Ангарой и Ушаковкой формируется первый «запалисадный» ряд кварталов. Возле солдатских казарм возникает стихийная селитьба, вначале - вдоль дорог, подходивших к Мельничным и Заморским воротам, а затем и между ними. Освоение шло неравномерно, наиболее близкими к современному состоянию в то время были фрагменты застройки, расположенной в районе Заморской (ул. Ленина) и Институтской (ул. Октябрьской Революции) улиц. Сейчас это, ориентировочно, кварталы № 90, 91, 92.

Последняя треть XVIII в. была чрезвычайно значительной как для истории города в целом, так и для формирования его застройки. С образованием в 1764 г. Иркутской губернии Иркутск становится центром самого обширного в России края - Восточной Сибири, включавшей в себя Забайкалье, Якутию, весь северо-восток до Тихого океана.

Интересы быстрорастущего города требовали более серьезного отношения к застройке, планировке и благоустройству. Вызревает понимание необходимости введения административного контроля в эту сферу его деятельности.

Следующие два десятилетия (1764— 1784 гг.) отмечены значительными переменами, произошедшими в расширении территории Иркутска, его границ, подходе к формированию застройки, разработке и применению проектных решений. На практике это выразилось, прежде всего, в росте окраинной части: в общих чертах сформировались и приняли близкие к современным очертания кварталы, заключенные между Перспективной (трансформация названия «Прешпективная») и безымянной, впоследствии Главной Арсенальской (ул. Дзержинского), улицами. Застраивается ряд из шести кварталов, образованных продольными будущими улицами Главной Арсенальской и Преображенской (ул. Тимирязева), доходивший до Арсенала (Центральный рынок).

Чрезвычайно важным представляется освоение в этот период территории между улицами Перспективной, Заморской (ул. Ленина), будущей улицей Мастерской (ул. Кожова) и Набережной Ангары. Этим самым определилось приоритетное направление в дальнейшем развитии города — на юго-восток, в сторону Крестовоздвиженской горы. Свидетельство этому находим в проектных предложениях по расширению селитебной территории, зафиксированных планом Иркутска 1784 г. Здесь участок, который достаточно условно можно ограничить современными улицами Дзержинского, Литвинова, Борцов Революции, Подгорной, Ямской и Красноказачьей, показан поделенным на 13 предполагаемых кварталов. Реализация плана приобрела иную, более сложную форму планировки, кварталы получили меньшие размеры, однако принцип предложенной в 1784 г. схемы сохранился.

План 1784 г. — первый план Иркутска, представивший существовавшую на тот момент парцелляцию кварталов примерно равными по размерам участками. При этом улицы, особенно в старой части города, при заданности магистральных направлений, сохраняли определенную долю «лабиринтности»: кривизна, запутанность, тупики — как результат прежнего бесконтрольного развития. Сложность урегулирования существующей планировки заключалась, очевидно, в необходимости проведения дорогостоящего сноса, требующего значительных материальных затрат.

Это обстоятельство достаточно серьезно учитывалось при разработке первого генерального плана Иркутска, утвержденного в 1792 г. План предполагал разумное упорядочение строительства, расширение и выпрямление существующих улиц, применение принципа регулярности в разбивке новых кварталов; Однако он не смог разрешить основных проблем, накопившихся к тому времени: отсутствие четкой связи улиц с центром и полное несоответствие осей старого города с новой застройкой, сложившейся за палисадом. Тем не менее, принятый впервые в истории Иркутска генеральный план стал важным градостроительным мероприятием, которое способствовало урегулированию многих вопросов, улучшению качества архитектуры и проведению мероприятий по благоустройству. Кроме того, к нему прилагались проекты образцовых фасадов, по которым должно было вестись все городское строительство: «Проектируемые каменные дома строить против прочих вновь строящихся городов по представленным при сем примерным фасадам под №1,2 и 3... а купеческие с лавками дома по фасадам под № 6 по желанию дозволить строить и выше сих фасадов и с лучшим украшением... деревянные жилые дома строить по фасадам под № 3, 4, 5 на каменных фундаментах и без каменных фундаментов, кто какие пожелает, но чтоб каждое одно от другого не ближе было пяти сажен, не выше 6 аршин, и не больше каждый деревянный корпус строить двенадцати сажен, а в два жилья деревянного строить не допускать»2.

Помимо этого, для Иркутска были разработаны основные нормативные положения по застройке, определявшие размеры участков, устанавливались варианты единой окраски фасадов и заборов. Все проекты наиболее крупных казенных и других зданий, составленные на месте, должны были рассматриваться и утверждаться в наместническом управлении.

По положению генерального плана вводилось своеобразное функциональное зонирование города. Для строительства торговых складов, рядов, лавок и других строений отводились места в районах, прилегающих к основным рыночным площадям. Все промышленные предприятия, фабрики, заводы, бойни должны были располагаться ниже по течению Ангары, в районе Знаменского предместья. Новая селитебная территория распространялась по всей равнинной площади, граница которой проходила вдоль подножия Иерусалимской горы.

Реализация данных положений началась в XIX в. Первые два десятилетия стали поворотными в истории иркутского градостроительства, в это время был изменен подход к проблеме: от стихийности массовой застройки к регулируемому специальными органами строительству и благоустройству. Эти вопросы теперь оказались в ведении созданной при губернском правительстве строительной экспедиции, а наблюдение за работами поручалось губернскому архитектору и полиции.

В 1809 и 1816 гг. вышли правительственные указы. Первый предписывал обязательное устройство домов по утвержденным образцам, второй гласил о необходимости содержания городов в чистоте.

14 марта 1811 г. городская дума получила от губернатора особое предписание, объявлявшее об обязательном использовании при строительстве в Иркутске образцовых фасадов. В нем разъяснялся механизм утверждения планов новых построек и осуществления контроля за их строительством: «Объявить через градскую полицию всем здешним градским жителям, что все, которые не начали еще постройки новых для себя домов, но намерены или должны по усмотрению начальства приступить к оной, обязаны строить домы свои не токмо по плану города, но и по Высочайше утвержденным фасадам для частных строений, выбирая из оных по произволу каждого... Как главною целью издания фасадов оных есть лучшее устроение и украшение городов: то с сего времени иметь строгое наблюдение в губернском городе градской полиции и Архитектору... во-первых, чтобы в улицах, ежели нельзя во всех, то уже непременно в главных, отнюдь никто не выстраивал сараев, амбаров и тому подобных служб, коим фасадов не положено и кои могут делать токмо безобразие, но все они должны быть выстраиваемы внутри дворов или в одних только проулках. Во-вторых, чтобы на публичных местах или главных площадях и первых улицах домы выстраиваемы были лучшего фасаду и сколько можно единообразны -ежели кто из обывателей, в тех местах живущих, не в состоянии выстроить дом по таковому фасаду, то предоставить ему продать принадлежащее ему место другому, который может выстроить дом по таковому фасаду, а самому избрать другое место в городе, приличное своему состоянию»3. Таким образом, было положено начало делению города на районы по градации застройки, которая впоследствии поддерживалась ценностной политикой, в первую очередь — стоимостью на землю.

В Иркутск прислали несколько серий типовых образцов, из них были отобраны проекты жилых домов из кирпича в один-два этажа и деревянные в один-полтора этажа, на каменном фундаменте. Эти проекты, в отличие от предыдущих, разрабатывались   с большим учетом возможностей местных застройщиков. Строительство по образцовым фасадам стало обязательным с 1812 г., но соблюдалось лишь при возведении построек на центральных улицах. Одновременно были определены и размеры усадебных участков, в соответствии с размерами возводимых на них домов.

Характерной особенностью построек 1-й половины XIX в. стало совмещение в них различных (жилых, торговых, административных) функций. Это накладывало отпечаток на их пространственно-планировочное решение, приобретавшее преимущественно усадебный характер, с обязательными надворными и хозяйственными постройками, садом или огородом. Особенно это было заметно в купеческих домах, где жилая часть соседствовала с торговыми помещениями. В Иркутске такой проект, нашедший широкое применение, разработал архитектор А.И. Лосев. Подобное решение было не только новым явлением в архитектуре, но имело и социальный характер: если раньше вся административная и деловая жизнь проходила вокруг центральных площадей, где сосредотачивалась торговля, то появление совмещенного типа здания ослабляло такую жесткую привязанность к единому центру.

Иркутск 1-й половины XIX в. переживал длительный социально-экономический подъем, связанный с развитием сибирской золотопромышленности и удачно складывавшейся конъюнктурой в русско-китайских торговых отношениях. Это не могло не сказаться на росте самого города. Сравним данные, приводимые иркутской летописью с временной разницей в три десятка лет: в 1823 г. в Иркутске насчитывалось 1763 дома, из них 66 каменных; больших улиц было 27, переулков - 57. Численность жителей определялась в пределах 15 тысяч. А в 1857 г. здесь уже 2500 домов и 18 тысяч жителей4, т. е. рост числа строений опережал рост численности населения. Подобная динамика может отражать происходившее в то время увеличение плотности застройки.

Между тем, уже к концу первой трети XIX в. возможности для расширения центральной части города, заложенные в генеральном плане 1792 г., оказались исчерпанными. Застройка вплотную подошла к Крестовоздвиженской горе, повторяя ее очертания. Эту ситуацию прекрасно передает план Иркутска 1843 г. Вероятно, склоны горы были в то время настолько круты, что последний ряд кварталов, расположенных вдоль линии улиц Подгорная - Горная - пер. Канавный, получил «неполную» (треугольную) форму. Кстати сказать, такая планировочная сетка, в несколько смягченном виде, в этом месте сохраняется до сих пор.

Освоение собственно Нагорной части начинается в середине 1840-х гг., и к 1857 г., по свидетельству той же иркутской летописи, «за последнее десятилетие город значительно увеличился и переменился. Ушаковочная часть заселена до самой Архиерейской заимки (ныне известна как Архиерейская дача. – Н. Б.), Подгородно-Иерусалимская часть до самой церкви по предгорью и

от Крестовской церкви далее к Разводной. Иерусалимская гора вся разделена на кварталы, и уже составляется план для сдачи этих кварталов под жилые постройки»5. Следует учитывать, что выражение «вся Иерусалимская гора»,

нельзя воспринимать в современном понимании. Массовое освоение этой части произойдет в конце XIX – начале XX вв., а в середине XIX в. город только взбирается» на гору, образовав магистральными улицами — будущими 1, 2, 3-й Иерусалимскими (ныне ул. 1-я Советская, Красных Мадьяр, Трилиссера) – три ряда проектируемых кварталов, протянувшихся до нынешней Красноказачьей улицы. При этом, как показывает план 1883 г., даже к тому времени они были освоены не полностью, большая часть их покрывалась лесом, от которого осталась лишь Кукуевская роща. И наиболее пустующими оказались самые неудобно расположенные кварталы первого ряда склона горы — между Подгорной и 1-й Иерусалимской улицами.

Близкий по времени план 1890 г., который зафиксировал постройки, выходившие на красную линию улиц, показывает более или менее регулярную жилую застройку до склона горы. Немного дальше, до 1-й Иерусалимской, продвинулась застройка вдоль улиц Саломатовской (ул. К. Либкнехта) и Московско-Ланинской (ул. Декабрьских Событий). Остальная Нагорная часть отмечена редкими, отдельно стоящими строениями. Следует отметить, что только к концу XIX в. произошло некоторое выравнивание линии этой части городской застройки: освоив территорию между Ангарой и Иерусалимским кладбищем, Иркутск, остановленный сложным рельефом местности, почти на полстолетия затормозил свое развитие в южном направлении.

Не только неблагоприятные условия влияли на естественный ход событий: эволюция застройки прервалась грандиозным пожаром 1879 г., в котором выгорела большая и лучшая часть города. В нем были уничтожены 75 кварталов, в которых было 918 дворов с 105 каменными и 3418 деревянными постройками. Граница пожара прошла по улице Кутайсовской (ул. Дзержинского), доходя с одной стороны до Шелашниковской (ул. Октябрьской Революции), с другой, пересекая наискось кварталы 1-й и 2-й Солдатских (ул. Лапина и Киевская), достигнув Троицкой (ул. 5-й Армии), вплоть до Дегтевской улицы (ул. Российская), и от нее — по всему берегу Ангары до Московских ворот (начало ул. Декабрьских Событий).

В центральной части Иркутска, которую мы сейчас обозначаем как «историческую», сохранились от огня Богоявленский собор, консистория, домовая церковь и духовное училище, находившиеся в одной каменной ограде. Уцелели Спасская церковь с частью городского сада, часовня св. Иннокентия на Тихвинской (ул. Сухэ-Батора) улице. Троицкая церковь сохранилась благодаря окружавшей ее сосновой роще. За пределами линии пожара в городе, без предместий, осталось 34 каменных и 2085 деревянных домов, из них больших - 261, 709 средних и 1115 малых6. Они располагались в нешироком поясе уцелевшей застройки, заключенном между нынешней улицей Дзержинского и склоном Иерусалимской горы; а также — в районе Верхней Набережной и бульвара Гагарина. Таким образом, жилая застройка именно этой части города является наиболее старой, а памятники, расположенные здесь, датируются наиболее ранним временем.

Сразу после пожара Иркутск получил реальную возможность провести регулярную планировку своей центральной части, которую раньше ограничивала уже сложившаяся градостроительная схема.

В разрабатываемый проектный план города были внесены изменения «вследствие уничтожения многих кварталов пожаром и кривизны существовавших улиц». Они предусматривали выпрямление и расширение до положенной Строительным Уставом ширины улиц (10-15 саж.), ликвидацию маломерных кварталов, тупиковых переулков и т. д. Любопытным представляется намерение образовать новые площади в нетрадиционных для Иркутска местах, в частности, на углу Большой и Блиновской улиц.

Однако из-за нерасторопности властей с составлением нового проектного плана, с одной стороны, и быстрым восстановлением города, с другой, когда владельцы строили дома на своих участках, ориентируясь на прежние границы, ситуация была выпущена из-под контроля, и реальное влияние на образование новой планировочной структуры было сведено к минимуму. После 1879 г. городская дума издала обязательное постановление, в котором определялась ширина главных улиц в 12, а второстепенных — в 10 сажен. Но, несмотря на это, один из разработчиков проектного плана Федоров в 1885 г. отмечал: «В 6 лет город застроился, редкие улицы имеют правильное очертание и 10-саженную ширину. Большая часть возобновившихся улиц имеет ширину в 8, 9 и 10 саж., и то не на всем протяжении»7.

В то же время, следует отметить, что новые кварталы в Нагорной части застраивались на основании разработанной проектным планом регулярной застройки. Прежде всего, это касалось системы Иерусалимских (будущих Советских) улиц, получивших ширину не менее 11 саженей и правильное расположение.

Еще одним важным моментом в послепожарный период стало выделение в центральной части города зоны каменной застройки. Постановлением думы от 11 апреля 1883 г. было запрещено возведение деревянных построек на расстоянии 10 саж. от линии улиц Большой (ул. К. Маркса), Тихвинской (ул. Сухэ-Батора), Амурской (ул. Ленина), Ивановской (ул. Пролетарской) и Пестеревской (ул. Урицкого)8.

Новый генеральный план Иркутска, - утвержденный в 1899 г., фактически узаконил создавшееся к тому времени положение: центральные кварталы, повторив исторически сложившуюся планировочную сетку, оставались в прежних границах, улицы, за небольшим исключением, были расширены до минимальной (10 саж.) ширины.

К слову сказать, в это время шел процесс, имевший большое значение в формировании будущего Иркутска: утверждался, особенно в центральной части, тип городской усадьбы. В условиях послепожарного дефицита жилья невиданных размеров достиг картомный промысел, спрос на жилье с течением времени только увеличивался. Плотность застройки возросла, обычным стало наличие в усадьбе двух и более жилых домов.

После революции именно такая максимальная плотность делала невозможным ведение в массовом порядке новой застройки. Передел собственности в процессе муниципализации принял здесь свои формы: внешне он не оставил зримых следов, коснувшись уплотнения внутренних площадей и условного передела усадебных владений. На окраинах же, как показали исследования, дробление участков с отсечением значительных незастроенных площадей привело к чередованию старой и новой застройки. Поэтому данное обстоятельство можно рассматривать как один из важнейших факторов, позволивших Иркутску сохранить однородную целостность исторической застройки в центральной части.

Возвращаясь к перспективам развития городской территории конца XIX — начала XX вв., согласно плану 1899 г., можем констатировать, что оно, уже традиционно, предусматривалось в двух направлениях — на Иерусалимской горе и за счет увеличения жилой застройки в предместьях. Сеть Иерусалимских улиц расширялась до 10, пересекаемая продолжением улиц Русиновской (ул. Байкальская), Большой Блиновской (ул. Партизанская), Саломатовской (ул. К. Либкнехта) и вновь образованными улицами. Таким образом регулировалась будущая застройка всей Нагорной части.

План 1899 г. можно рассматривать как этапный в развитии планировочной и градостроительной схем Иркутска, в частности — его центральной части. К этому времени становится очевидным, насколько устойчивым было направление основных магистралей, по которым шло развитие города. Если Иркутск условно разделить на три части: 1 - старую, возникшую в XVII—XVIII вв. и доходившую до палисада; 2 — «солдатскую решетку» вместе с буферной зоной, доходившей до склона Иерусалимской горы (XVIII—XIX вв.), и 3 — собственно Нагорную часть (конец XIX - начало XX вв.), увидим, что лишь две улицы связывали 1 и 2 части — Амурская (ул. Ленина) и Московско-Ланинская (ул. Декабрьских Событий). Объясняется это тем, что они были образованы вначале как дороги к Заморским и Мельничным воротам в палисаде, которые постепенно обрастали жилой застройкой.

Амурская улица, пройдя мимо «солдатской решетки», делилась на две, идущие на Иерусалимскую гору — Верхне-Амурскую (ул. 25-го Октября) и Нижне-Амурскую (ул. 3-го Июля). Ими начинался Заморский (Байкальский) тракт, действовавший с конца XVII в. Эта улица, взявшая начало когда-то у самого острога, стала одной из главных транспортных магистралей современного Иркутска, определив важное направление городской застройки.

Московско-Ланинская улица, начавшись у берега Ангары возле Московских ворот, прошла, фактически, через весь город. Однако, у склона Иерусалимской горы, натолкнувшись на неудобный подъем и обширную территорию, принадлежавшую духовному ведомству, у пересечения с переулком Канавным, приостановила свое развитие (см. план 1883 г.). Позднее, дойдя до 1-й Иерусалимской, улица не попала в створ уже существовавшей, вновь образованной Мало-Ланинской (ул. Депутатская) улицы. Фактически, Московско-Ланинская улица - единственная из старых улиц, не получившая прямого продолжения по Нагорной части. Русиновская (ул. Байкальская) улица соединила Хлебный рынок с Байкальским трактом; остальные улицы — Большая Блиновская (ул. Партизанская), Сарайная (ул. Александра Невского), Казачья (ул. Красно-казачья) - кроме того, что находились в динамично развивающейся жилой зоне, вели к занимавшим большую территорию промышленным заведениям, так называемым «кирпичным сараям».

Проектные предложения, заложенные в генеральном плане 1899 г., были рассчитаны на перспективу и стали реальной основой для городского строительства Иркутска первых десятилетий XX в.

Этот этап был последним в цепи проектных решений, определивших дореволюционную планировку Иркутска, ядро которой сохраняется до настоящего времени.

В советский период, подчиняясь иным реалиям, формирование Иркутска получило новое направление. Это было связано с объявленным в 1930-е гг. курсом на развитие производительных сил в Восточной Сибири. По разработанной программе нашему городу отводилась роль центра создаваемой в Прибайкалье угольно-металлургической и химической базы в форме единого, взаимосвязанного Черемховско-Усольско-Иркутского комбината тяжелой промышленности и энергоемких производств.

В 1934 г. был разработан эскизный проект планировки города, представленный инженером Н.Н. Колоссовским. Одной из его основных задач являлось размещение будущих промышленных предприятий и связанное с этим изменение градостроительной ситуации. Первоначально на левом берегу Ангары предполагалось строительство машиностроительного, сборочного (на ст. Ин-нокентьевской) и алюминиевого (в районе Кузьмихи) заводов. В перспективе, после возведения железнодорожного моста через Ангару, на ее правом берегу планировалось сооружение крупного металлургического комбината. Для обеспечения этих предприятий электроэнергией на 40-е годы было запроектировано возведение в районе Малой Разводной Байкальской ГЭС мощностью 500-525 тыс. кВт. Кроме того, предусматривалось создание многочисленных производств, связанных с переработкой сырья, развитием транспорта и т. д.

Территория Иркутска значительно расширялась, и главный акцент делался на западное (от Ново-Ленина) и юго-восточное (по Амурскому тракту) направления. При этом рассматривалась возможность развития города по долине реки Иркут протяженностью в 30 км. Однако от последней идеи разработчики отказались из-за неудобств, связанных с транспортным сообщением.

Размеры селитебной части Иркутска и перспектива роста населения ставились в прямую зависимость от потребности в рабочей силе для будущих промышленных гигантов.

Вместе с тем, учитывалось и сложившееся политическое, экономическое, социально-культурное, административное и оборонное значение города. По проведенному районированию территории «старый Иркутск» оставался центром, где должны были размещаться органы управления, учреждения науки и культуры, высшие и средние учебные заведения. Отсюда предполагалось вывести на окраины всю промышленность.

Сегодня мы видим, что далеко не все из намеченной в 1930-е гг. программы выполнено, внесла коррективы война, а позднее, с возникновением Ангарска, «оттянувшего» на себя часть промышленных предприятий, Иркутску удалось избежать поистине чудовищной концентрации на своей территории вредных производств.

В отличие от других крупных сибирских городов (Новосибирска, Красноярска), Иркутску удалось в основном сохранить свой исторический облик, архитектуру, первоначальную планировку. До середины 1950-х гг. реконструкция города велась преимущественно в форме надстройки одно- и двухэтажных каменных домов. Позднее появляются новые здания, гармонично вписавшиеся в существующую застройку (пример — ул. Ленина).

В 1961 г. Иркутским отделением Горстройпроекта был разработан проект застройки исторической части города. Он интересен как вариант подхода радикального изменения существующей ситуации. Территория, до ул. Тимирязева, разделена на семь микрорайонов, каждый из которых развивается самостоятельно, имея собственную сеть магазинов, детских садов, школ, спортивных сооружений. Такой принцип повлек за собой изменение планировочной структуры, по сути, она была «перекроена» заново: кварталы значительно укрупнялись, при этом многие улицы меняли свое направление, а зачастую просто переставали существовать.

Проект, к счастью, оказался нереализованным.

Город стал расти, расширяясь по окраинам. Вокруг возникали новые современные микрорайоны. А его историческая часть, несмотря на удручающее состояние большинства строений, еще не утратила шанса, после грамотной и бережной реконструкции, сохранить своеобразие и неповторимый облик.

Примечания

  1. Воробьева В.В. Типы городских поселений юго-восточной Сибири // Вопросы географии. - 1959. - № 45.
  2. Оглы Б.И. Иркутск. О планировке и архитектуре города. — Иркутск, 1982. — С. 31.
  3. ГАИО. Ф. 70. Оп. 1. Д. 550. Л. 10 об.
  4. Иркутская летопись 1857-1880 гг. (Продолжение «Летописи» П.И. Пежемского и В.А. Кротова) Составил Н.С. Романов. — Иркутск, 1914. - С. 15.
  5. Там же.
  6. Там же. - С. 393.
  7. ГАИО. Ф. 70. Оп. 3. Д. 1800. Л. 43 об.
  8. Там же. Д. 56. Л. 60.                                        

Выходные данные материала:

Жанр материала: Статья | Автор(ы): Бубис Надежда Григорьевна | Оригинальное название материала: Возникновение и основные этапы развития города Иркутска | Источник(и): Земля Иркутская, журнал | 2001, № 15, с. 2-7 | Дата публикации оригинала (хрестоматии): 2015 | Дата последней редакции в Иркипедии: 03 апреля 2015

Примечание: "Авторский коллектив" означает совокупность всех сотрудников и нештатных авторов Иркипедии, которые создавали статью и вносили в неё правки и дополнения по мере необходимости.

Материал размещен в рубриках:

Тематический указатель: Статьи | Иркутск | Библиотека по теме "История"